home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четырнадцатая

— Расскажите, пожалуйста, еще раз, — попросила Кип Дженнингз. — Для меня.

— Значит, я вошел в дом, а тут все перевернуто вверх дном, — сказал я.

— Когда это было?

Я глянул на часы на кухне.

— Примерно полтора часа назад.

— Вы что-нибудь трогали?

— Только поставил эти часы обратно на каминную доску. Они — память о моем отце.

По дому шастали двое копов в форме. Фотографировали, что-то бормоча себе под нос. Оказалось, что в подвале было разбито окно.

— Как долго вы пробыли в Сиэтле?

— Около двух суток.

— И как ваша дочь?

— Я ее не нашел.

Глаза Дженнингз на мгновение потеплели.

— Значит, вы вернулись домой, открыли дверь. Кого-нибудь видели? Может, когда вы подъехали, кто-то убегал?

— Нет.

В доме было все перевернуто. В гостиной подушки сброшены с дивана и кресел. И все порезаны. Полки опустошены, шкафы тоже. Книги разбросаны по полу, вместе с компакт-дисками. Музыкальный центр сброшен с полки и разбит.

На кухне то же самое. Весь пол покрыт кукурузными хлопьями. Там же валялось содержимое холодильника. Его дверца была оставлена открытой.

Наверху в моей спальне был кавардак. Все одежда из шкафа разбросана по полу, даже не видно было ковра. Носки, нижнее белье, рубашки.

В спальне Сид то же самое. Хорошо, что большая часть ее одежды осталась у матери.

Комнату, где стоял компьютер, тоже не пощадили.

Правда, подвалу ущерб был нанесен минимальный. Открыли стиральную машину и сушилку и рассыпали по полу содержимое коробки с порошком «Тайд». И еще вывалили на пол инструменты из ящика, стоявшего на верстаке.

Там были несколько коробок со всякой всячиной. Вещи, которые жалко выбрасывать. Рисунки Сид из детского сада, фотографии, старые книги, деловые бумаги родителей. В коробках порылись, но перевертывать не стали.

— Может, это хулиганы-подростки? — предположил я.

Дженнингз посмотрела на меня:

— Что-нибудь украдено?

— Не знаю. Надо проверять.

— Ваш компьютер пропал?

— Нет, стоит на месте.

— А ноутбук дочери?

— То же самое.

— А ведь ноутбук легко унести, — заметила Дженнингз.

— Пожалуй.

— А столовое серебро?

— Вон разбросано на полу.

— А плейеры и другие мелкие вещицы, которые помещаются в карман?

— У меня нет плейера. А плейер Сид сейчас в моей машине. Но они не взяли маленький телевизор. — Я показал на телевизор, висящий над кухонным шкафом.

— Они его даже не сломали. — Кип Дженнингз недоуменно пожала плечами. — Вы держали дома какие-то деньги?

— Немного, — ответил я. — Вон в том ящике. Несколько купюр, пятерки, десятки. Чтобы расплатиться за пиццу и другое.

— Посмотрите, — попросила она.

Я открыл ящик. Денег там не было.

— Еще что-нибудь пропало? Посмотрите.

— По-моему, нет.

— Вряд ли это художества подростков. Они обычно разрисовывают стены красками из спрея. Разбивают телевизоры. Иногда испражняются на ковер. И конечно же, прихватывают с собой все, что найдут ценное и негромоздкое. Думаю, ноутбук они бы вам никогда не оставили. — Она помолчала. — Нет, здесь что-то искали. И довольно рьяно.

— И что же?

— Это вы мне скажите.

— Вы думаете, я знаю и скрываю?

— Нет. Но вы лучше меня знаете, что может быть спрятано в вашем доме.

— Я ничего здесь не прячу.

— Может, спрятали не вы.

— Что это значит?

— Это значит, — сказал Кип Дженнингз, — что ваша дочь пропала и вы не знаете почему. Она говорила вам, что работает в отеле, а там о ней никто ничего не слышал. Это наводит на мысль, что дочь не была с вами полностью откровенной. Так что, возможно, она что-то прятала в доме и этим секретом с вами не поделилась.

— Не может быть.

— Искали тут тщательно. За годы, что я работаю в полиции, мне редко доводилось видеть такие погромы. На это требуется время. Значит, гости знали, что их никто не потревожит. — Она посмотрела мне в глаза: — Кто знал о вашей поездке в Сиэтл?

Я начал вспоминать. Кейт. Лора Кантрелл. Мой коллега Энди Герц. Сьюзен и Боб с Эваном. И каждый из них мог кому-нибудь рассказать.

Но я пропустил очевидное.

Йоланду Миллс. Выступавшая под этим именем женщина знала о моей поездке в Сиэтл. Практически она меня туда и направила.

— Выходит, это было спланировано, — сказал я.

— Что?

— Меня подтолкнула к отъезду та женщина, которая сообщила, что видела мою дочку в Сиэтле. Она совершенно точно знала, что меня не будет дома.

— Напомните мне, пожалуйста, — попросила Кип Дженнингз.

Я рассказал ей об Йоланде Миллс, о том, как не смог найти ее в Сиэтле, как тамошние копы определили, что она звонила мне с одноразового телефона.

— Сиэтл выбран не случайно, — сказала Дженнингз. — Это один из самых дальних регионов нашей страны. Когда вы направлялись в аэропорт, они знали, что у них в запасе не меньше двух суток.

— Но она прислала мне фотографию, — вспомнил я. — На ней Сид, я в этом совершенно уверен.

— Могу я ее увидеть?

— В компьютере, — сказал я.

Мы поднялись в кабинет, где повсюду были разбросаны книги и другие вещи. Системный блок и монитор компьютера были перевернуты, но не повреждены. Я включил и открыл фото, присланное Йоландой Миллс.

— Скверная фотография, — заметила детектив. — Лица совсем не видно.

— Зато хорошо виден шарфик, — возразил я. — Видите, вот этот, на ее шее. Кораллового цвета, с бахромой. Я знаю этот шарфик. Мать подарила ей не так давно. К тому же волосы, нос, осанка. Это она — голову даю на отсечение.

Дженнингз наклонилась и долго рассматривала шарфик. Затем неожиданно направилась к двери, бросив на ходу:

— Я вернусь через минуту.

Я сел за компьютер. Проверил почтовый ящик. Там ничего не было, кроме спама.

В дверях появилась Дженнингз с чем-то ярким и цветастым в руке. Она протянула это мне:

— Вот какой-то шарфик. Когда я осматривала комнату вашей дочери, это вещица привлекла меня своим цветом. Он валялся на полу вместе со всем остальным.

Я вертел шарфик в руках.

— Это он? — спросила детектив.

Я медленно кивнул:

— Да, тот шарф.

— Ну, если на вашей дочери был этот шарфик несколько дней назад в Сиэтле, как же он оказался здесь, в этом доме?

Хороший вопрос.

У меня не было даже времени как следует подумать, потому что в комнату заглянул полицейский.

— Идите посмотрите, — произнес он, обращаясь к Дженнингз. — Там кое-что нашли.


Глава тринадцатая | Бойся самого худшего | Глава пятнадцатая