home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятнадцатая

Коп повел Дженнингз в мою спальню. Я последовал за ними. Посередине кровати лежала подушка без наволочки. Рядом — прозрачный пластиковый пакетик с белым порошком.

— Вот это обнаружили в подушке, — сказал коп. — Я заметил небольшую выпуклость под наволочкой.

Детектив Дженнингз взяла пакетик за угол большим и указательным пальцами.

— Так-так.

— Это то самое? — спросил я.

Она внимательно посмотрела на меня. И коп тоже.

— Что значит «то самое»?

— Наркотик?

— Пока не знаю. Но если это действительно наркотик, то как он оказался в вашей подушке?

— Понятия не имею, — ответил я.

— Что, даже никаких предположений?

— А что предполагать? Его кто-то сюда положил.

Коп усмехнулся.

Дженнингз кивнула:

— С этим трудно не согласиться.

— Я не спал на этой кровати двое суток. Тогда в подушке ничего не было. Кто-то положил пакет в мое отсутствие.

— Выходит, дом посещали дважды, — со вздохом произнесла Дженнингз. — Вначале кто-то пришел, чтобы спрятать в подушку наркотик — правда, еще нужно проверить, что в пакете действительно наркотик, — а затем сюда вломился кто-то другой и начал его искать.

— Не знаю. По правде говоря, меня больше беспокоит, как шарфик моей дочери оказался здесь, если был на ней в Сиэтле, как это видно на фотографии.

— Давайте пока оставим это, — сказала Дженнингз, кладя пакетик на кровать. — А займемся данным предметом. Предположим, кто-то другой, не вы, спрятал его в вашей подушке. Под наволочку. Но разве это не глупо? Вы бы обнаружили его сразу же, как легли.

— Вы намекаете, что пакетик мой, верно? Так что же это, выходит, я его тут спрятал, а затем пригласил вас, чтобы вы нашли. И если в мой дом проникали дважды — один раз, чтобы спрятать наркотик, а затем во второй раз, другие люди пытались его найти, — как же они, черт возьми, его просмотрели? Все перевернули вверх дном, а наркотик, лежащий почти на виду, не заметили? Вашему сотруднику хватило на это десяти минут. Странно, не правда ли?

Дженнингз молчала, задумчиво потирая подбородок.

— Наркотик можно было положить в подушку и после того, как в доме был совершен погром.

— Зачем прятать сюда? — показал я на подушку. — Чтобы я быстро его обнаружил?

Она внимательно посмотрела на меня:

— А если это ваш наркотик?

— Как же это вы себе представляете? Я захожу в дом, вижу беспорядок и сразу же иду в спальню, достаю из кармана пакетик и прячу в подушку. А потом звоню в полицию. Замечательно.

— Мистер Блейк, у вас есть адвокат? — спросила детектив Дженнингз.

— Мне он не нужен.

— Может понадобиться.

— Нет. Мне необходимо, чтобы вы помогли разобраться в происходящем и нашли дочь.

— Кстати, вашей дочери не нужно было сюда вламываться. Бить окно в подвале. Ведь у нее были ключи.

— Вы думаете, что это Сидни была здесь? Вернулась и спрятала наркотик в мою подушку?

Кип Дженнингз подошла ближе. Почти вплотную.

— Насколько хорошо вы знаете свою дочь, мистер Блейк?

— А вы хорошо знаете свою?

Она и бровью не повела.

— Вы знаете всех ее приятелей? Куда она уходила по вечерам? Знаете, с кем она общается по Интернету? Вы уверены, что Сидни никогда не пробовала наркотики? Вам известно, ведет ли она половую жизнь и насколько активно?

— Никто из родителей этого не знает, — сказал я. — Невозможно представить, чтобы Сидни была как-то связана с наркотиками.

— Послушайте, мистер Блейк, ваша дочь пропала. Ее автомобиль брошен. На нем найдены следы крови. Вам что, этого мало?

— Но я не…

— Вам нужно наконец осознать, что это возможно. Что Сидни могла быть замешана в каких-то нехороших делах. Могла связаться с нехорошими людьми. Он говорила вам, что работает в отеле. Это оказалось неправдой. Но она могла лгать вам и насчет всего остального.

Я вышел из комнаты не дослушав. Направляясь на кухню, крикнул другому полицейскому:

— Уходите!

— Что?

— Уходите из моего дома.

— Оставайтесь на месте, мистер Талботт, — твердо проговорила Кип Дженнингз, появившись сзади. — Мистер Блейк, вы не имеете права приказывать полицейским. Ваш дом — место преступления.

— Но мне нужно начинать уборку, — бросил я в ответ. — Привести все в порядок.

— Пока нельзя. Вы начнете что-то делать, только когда я разрешу. И вам придется сегодня найти другое место для ночлега.

— Вы выгоняете меня из собственного дома?

— Да, именно это я и делаю. Ваш дом является местом преступления, включая спальню. Особенно при выявившихся обстоятельствах.

Я расстроенно взмахнул рукой:

— Мне казалось, что вы призваны помочь.

— Я веду расследование, мистер Блейк. Это моя помощь. До сих пор мне казалось, что вы со мной честны. Рассказываете все, что знаете, ничего не скрываете. Но теперь у меня зародились сомнения. Вот почему, я думаю, вам следует поговорить с адвокатом.

— Вы серьезно намереваетесь обвинить меня в хранении наркотиков?

Она посмотрела мне в глаза:

— Я дала хороший совет, и, думаю, вам следует его принять.

Я молчал, и она продолжила:

— Вас намеренно заманили в Сиэтл, чтобы порыться в доме. Может быть, к этому причастна ваша дочь.

— Это невозможно, — сказал я. — Женщина, с которой я говорил по телефону, была не она.

Дженнингз пожала плечами:

— С ней мог быть кто-то еще.

Из всего, что тут наплела Дженнингз, это предположение показалось мне самым смехотворным.

Но злиться уже не было сил.

— Я забыл сказать вам еще кое-что.

— Говорите, — сказала Дженнингз.

— За домом моей бывшей жены кто-то наблюдает.

Она нахмурилась:

— Что значит «наблюдает»?

— Сьюзен несколько раз замечала машину, которая подолгу стояла недалеко от ее дома. Она даже заметила, что там кто-то курил. Это ведь не полиция?

— Насколько мне известно, нет, — ответила детектив. — Она записала номер машины?

— Нет.

— Скажите ей, чтобы в следующий раз записала. И я проверю, что это за машина.

— Спасибо.

Мой взгляд блуждал по разгромленной кухне и случайно остановился на открытом ящике шкафа, где лежали деньги.

И я подумал, что, наверное, пора побеседовать с Эваном.


По пути в «Бобс моторс» я попал в место, где вели дорожные работы. Здесь на сравнительно небольшом участке была лишь одна полоса. Я не стал суетиться и пропустил «тойоту-сиенну». Водитель меня поблагодарил взмахом руки.

Следом попросился вперед синий мини-вэн. Я и его пропустил, заметив сзади надпись «Цветы от Шоу». И вспомнил Айана, который наверняка сидит там за рулем.

Он тогда очень невнимательно смотрел фотографию Сид. Может, стоит попросить его взглянуть еще раз?

Айан включил указатель правого поворота.

Я повторил его маневр и последовал за ним в старый жилой район с деревьями, образующими навес над улицей. Он остановился у двухэтажного дома в колониальном стиле, а я проехал еще метров двадцать.

Айан вылез. Были видны свисающие из ушей белые проводки, которые прятались в кармане рубашки. У него был такой же плейер, как у Сид. Он достал из машины большой букет и понес к дому.

Я вылез и подошел к его машине. Айан позвонил в дверь. Открыла женщина, взяла цветы, потом он быстро пошел обратно.

Увидев меня у машины, вздрогнул.

— Здравствуй, Айан, — сказал я.

Он вытащил из ушей наушники.

— Что?

— Ты Айан, верно?

— Да.

— Мы разговаривали недавно, когда миссис Шоу закрывала в конце дня магазин. Я показывал тебе фотографию моей дочки.

— Да. — Он открыл дверцу машины.

— Взгляни, пожалуйста, еще раз, — попросил я, доставая фотографию из пиджака.

— Я же сказал тогда, что ее не знаю.

— Это займет всего секунду, — настаивал я.

— Ладно, — нехотя согласился он.

На этот раз Айан рассматривал фотографию целых пять секунд. Затем вернул, пожав плечами.

Я его поблагодарил.

— Нет проблем, — ответил он.

— Миссис Шоу сказала, что ты живешь за магазином?

— Да.

— Там у тебя квартира?

— Что-то вроде. Не очень большая, но мне хватает.

— Удобно жить рядом с работой, — заметил я. — Живешь один?

— Да.

— Давно работаешь у миссис Шоу?

— Два года. Она моя тетя. Эта квартира за магазином ее, и я переехал туда после смерти мамы. А почему вы спрашиваете?

— Просто так.

— Извините, но мне нужно ехать по другим адресам.

— Поезжай.

Айан сел в машину, закрыл дверцу, пристегнулся ремнем, а затем резко рванул с места.

Иногда мне попадался клиент, который, уже окончательно решив купить автомобиль, вдруг начинал паниковать. Он давно мечтал о таком автомобиле, но ведь теперь за него надо платить. И он нервничает, облизывает губы, потому что во рту пересохло. Уже не рад, что влез в это дело с головой.

Айан был похож на такого клиента.


— Зачем тебе Эван? — поинтересовалась Сьюзен.

— Хочу задать ему пару вопросов о Сид.

— Ты думаешь, я не спрашивала?

— Может, надо спросить еще.

— У тебя странный вид. Что-то случилось уже после возвращения из Сиэтла?

Я собирался ей все рассказать, но не сейчас.

— Так где он?

— В гараже, готовит автомобиль к продаже.

Я вышел, направляясь к небольшому гаражу в задней части площадки, где стояли машины перед передачей покупателям.

Эван пылесосил задний коврик «доджа-чарджера», трехлетки, и не слышал, когда я его окликнул. Пришлось щелкнуть выключателем на пылесосе.

Он развернулся и, увидев меня, радости не обнаружил.

— Включите.

— Мне нужно с тобой поговорить, — сказал я.

— Папа велел подготовить машину через час.

— Еще успеешь.

— Что вы хотите? — Он убрал волосы с глаз, но они упали снова.

— В мой дом вломились какие-то вандалы. И все там перевернули вверх дном.

— А при чем тут я? — Он снова отбросил с лица волосы.

— Не знаю. Может, ты мне расскажешь. И еще о том, что случилось с Сидни.

— Я ничего не знаю.

— Но ведь вы жили в одном доме.

— Подумаешь, большое дело. Да, жили несколько недель. Она своей жизнью, я — своей.

— И все?

— Да, все. Встречались за едой. Иногда я просил ее освободить ванную, чтобы можно было помыться.

Это он врал. В доме Боба было несколько ванных комнат.

— Ты познакомил ее со своими приятелями?

— Какими еще приятелями? — Он сердито посмотрел на меня.

— Эван, а как у тебя с наркотиками? Употребляешь? А может, кто-то из приятелей их продает?

— Вы спятили. Включите пылесос, мне нужно готовить машину.

— У меня еще один вопрос к тебе, Эван. Почему ты воруешь?

— Что?

— Ты меня слышал.

— Идите знаете куда…

— Деньги, часы у Сьюзен.

— Она их нашла.

— Да, я слышал. Но насчет денег ты не отрицаешь?

Этот вопрос застал его врасплох.

— Папа знает, что вы со мной разговариваете?

— Может, пойдем к нему и поговорим втроем? И я в его присутствии спрошу тебя, не ты ли побывал в моем доме.

— Что мне там делать?

— Не знаю. Вот ты мне и расскажи.

— Вы охренели совсем.

— А чем ты занимаешься, сидя часами за компьютером?

Он насупился:

— Это она вам рассказала?

— Может быть.

— Она не имеет права за мной шпионить только потому, что живет с моим отцом. А потом выбалтывать что высмотрела.

— Знаешь, что я тебе скажу, Эван? Ты как-то обозвал мою бывшую жену нехорошим словом, и мне захотелось оторвать тебе голову. Но для меня главное сейчас найти Сид, поэтому я тебя прощаю. Но мне кажется, что исчезновение Сид как-то связано с тобой.

Он покачал головой, пытаясь рассмеяться:

— Ну, вы даете!

Затем включил пылесос и продолжил работу.

В этот момент в гараж вошел Боб. Мы поздоровались.

Выходя, я сказал ему:

— Следи за своим парнем. Как бы он не попал в беду.


Когда я проехал пару миль, зазвонил мобильный. Это была Сьюзен.

— Может, объяснишь, что случилось?..

— Пока я был в Сиэтле, в наш… в мой дом влезли неизвестные. Все перевернули, что-то искали. Пропали деньги из кухонного шкафа. Немного. Может быть, что-то еще. Не знаю. А потом уже полицейские, когда осматривали дом, нашли в моей спальне пакетик с наркотиком.

— Боже!

— Я думаю, Эван темнит.

— А вот с ним, Тим, лучше не связывайся. Пусть Боб разбирается.


Затем позвонил Эдвин Четсуорт, адвокат по уголовным делам. Он работал в фирме, куда я обращался, когда нужно было уладить юридические вопросы. Особенно во время банкротства. Однажды клиент угрожал предъявить судебный иск мне лично наряду с автосалоном, где я работал, по поводу подержанного автомобиля, в котором обнаружилась лажа.

Я позвонил в фирму перед отъездом в «Бобс моторс». Объяснил ситуацию. Там сказали, что это работа для Эдвина и он мне перезвонит.

Сейчас я рассказал ему все подробно.

— Буду очень удивлен, — произнес он, — если они предъявят обвинения по поводу наркотика. Хотя в этом пакетике может оказаться не наркотик, а пищевая сода.

— Почему?

— Потому что, по вашим словам, вы вызвали копов в свой дом, в котором побывали грабители. Будем их так условно называть. Так что наркотик в вашу подушку мог положить кто угодно. Судья отклонит обвинение, как только они откроют рты.

— Вы уверены?

— Нет. Но так мне подсказывает интуиция. А с детективом Дженнингз больше не разговаривайте.

— Но она ищет мою дочь. Мне приходится с ней общаться.

Четсуорт помолчал.

— Я ей не доверяю. Если она снова заведет разговор о том, что случилось в вашем доме, без моего присутствия с ней не разговаривайте. У них нет возможности доказать, что эти наркотики были ваши.

— Конечно, не мои.

— Разве я вас об этом спрашивал?


Сумка, с которой я ездил в Сиэтл, стояла в машине. Я вошел в дом с ней, но в таком хаосе разбирать не стал. А когда Кип Дженнингз не позволила мне ночевать в собственном доме, я взял сумку с собой.

Поехал в торговый центр, поужинал пиццей с кофе. Понаблюдал за проходившими мимо молодыми людьми. Вглядывался в лица девушек.

Такая вот у меня уже выработалась привычка.

Затем сел в машину и поехал в «Бизнес-отель». За стойкой дежурили Картер и Оуэн.

Я подошел и спросил номер.


Глава четырнадцатая | Бойся самого худшего | Глава шестнадцатая