home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать вторая

По пути на работу я позвонил Кип Дженнингз и оставил сообщение. В автосалон приехал в начале четвертого. Уселся за свой стол, включил компьютер. Следуя рутине последних нескольких недель, проверил сайт Сид, а затем автоответчик на телефоне. Звонили трое. Желали знать, сколько они могут получить за свои подержанные машины. Я записал номера телефонов, на случай если потребуется перезвонить.

Как бы то ни было, но на жизнь зарабатывать надо. Чтобы как-то есть, пить и оплачивать счета. А тут еще расходы на Сиэтл.

Энди Герц сидел, уткнувшись в цифры, которые писал в желтом блокноте.

— Привет, — сказал я.

Он поднял глаза.

— Привет. С возвращением.

— Что нового? — спросил я.

— Ничего.

— Что-нибудь продал?

— Да все как-то не получается, — уклончиво ответил Энди. — Твой совет звонить тем, кто продает машины, не помог ни капли. — Затем он вспомнил. — Ты нашел Сидни?

— Нет.

Я начал просматривать тетрадь, куда записывал сведения о людях, которые делали пробные поездки, спрашивали проспекты, предлагали какую-то цену, которая меня не устроила. Что угодно, лишь бы отвлечься от мыслей о дочери.

Затем, тяжело вздохнув, начал набирать номера. Если не снимали трубку, сообщений не оставлял. Надежды, что кто-то перезвонит, не было. С людьми надо говорить лично.

Удалось дозвониться до богатого биржевого маклера из Стамфорда. Он пока не решил насчет покупки «Хонды-S2000», на которую нацелился несколько недель назад. Придется позвонить еще раз. Пожилая пара из Дерби передумала покупать автомобиль сейчас, потому что у мужа нашли катаракту.

Затем я позвонил супругам, Лорне и Деллу, которые так дотошно изучали автомобильный рынок и все не могли принять решение. В это время Лорна должна была уже прийти домой из школы, где учительствовала.

Она сняла трубку.

— Алло?

— Здравствуйте, Лорна, — сказал я своим тоном продавца автомобилей, который не сильно отличался от моего обычного. Разве что был бодрее. — Это Тим Блейк из «Риверсайд-хонда».

— О, здравствуйте! Как ваши дела?

— Замечательно. А ваши?

— То же самое. Автомобиль нам нравится.

Я едва сдержался, чтобы не ойкнуть.

— И на чем вы все-таки остановились?

— Мы купили «пилот». Хотели седан, но потом решили, что места и здесь будет достаточно. Как вы себя сейчас чувствуете?

Видимо, им сказали, что я заболел.

— Спасибо. Уже поправился. Надеюсь, в мое отсутствие вас достойно обслужили?

— О да. Этот мальчик. Энди, он такой милый.

— Прекрасно, — сказал я. — Звоните, если будут вопросы.

Положив трубку, я задумался.

Среди продавцов автомобилей существует железное правило. Если клиент, с которым ты работал, наконец решает купить машину и является в салон в тот день, когда тебя нет, то тот, кто его обслуживает, обязан делиться комиссионными. Это правило нарушают только подонки.

Я окликнул Энди.

— Как насчет того, чтобы взять кофе и немного прогуляться? Подышать воздухом.

Энди поднялся:

— Ну что ж, я не против.

Мы направились к общественной кофеварке, налили по стаканчику и прошли за магазин в тень высоких дубов.

— Отличный сегодня денек, — заметил Энди.

— Да, — согласился я, глотнув кофе.

— Лора совсем взбесилась, — продолжил он. — Давит на всех, требует увеличить продажи. А что делать, если не получается?

— Да, — опять согласился я. — Такое бывает.

Мы помолчали. Затем я спросил:

— А почему ты не рассказываешь о «пилоте», который продал Лорне и Деллу?

Энди нервно закашлялся.

— Я как раз собирался тебе сказать.

— Долго же ты собирался. Наверное, думал, что все проскочит. Поэтому сказал, что новостей нет никаких.

Он засуетился:

— Знаешь, как-то выскочило из памяти. Но не беспокойся, я разделю комиссионные.

Я посмотрел ему в глаза:

— Послушай, Энди, ты здесь относительно недавно, поэтому на первый раз я тебя прощаю. Но если ты попробуешь отколоть такой номер снова, придется с тобой разбираться.

— Я все понял, — сказал Энди. — Только не говори Лоре.

Я усмехнулся:

— Да ей наплевать, кто получает комиссионные. Лишь бы машина была продана. Это наше с тобой дело. Больше ничье. Понял?

— Конечно.

Я бросил недопитый стаканчик с кофе в урну и пошел назад. Издали было видно, что у моего стола кто-то стоит. Я глянул на девушку, дежурившую на ресепшене.

— Этот джентльмен спрашивал вас, — сказала она.

Он был рыжеволос, подтянут, хорошо одет. На вид лет тридцать пять.

— Вы ко мне? — спросил я.

Он кивнул:

— Да. Меня зовут Эрик Даунз. Рекомендовал мне вас один коллега по работе. Несколько лет назад он купил здесь автомобиль.

— И кто это? — спросил я.

— Фамилию парня я не помню. А зовут его Дэн. — Он рассмеялся. — У меня плохая память на фамилии.

— Это не важно, — сказал я. — Так что вас интересует?

— Я серьезно думаю о «сивике»-купе, — сказал Эрик Даунз.

— Обычное купе или «си»?[8] — спросил я.

— Конечно, «си», — ответил он.

— Отличная машина, — похвалил я. — Шесть скоростей, кузов из прочного сплава, сто девяносто семь лошадиных сил. Экономно расходует топливо.

— Да, — согласился Эрик, — в наши дни это важно. Я почитал об этой машине в Интернете, поспрашивал у людей и вот сейчас в первый раз пришел к вам посмотреть. Дело в том, что мне нравятся также «мини» и «фольксваген-джи-ти-ай», но я хотел бы вначале проверить «си».

— В зале этого автомобиля сейчас нет, — сказал я. — Но на площадке есть один, демонстрационный.

— А прокатиться можно? — спросил он. — Или для этого нужна какая-то предоплата?

— Никакой предоплаты не надо, — сказал я. — Давайте ваше водительское удостоверение. С него снимут копию, а потом я буду рад проехаться с вами и показать возможности машины.

Вряд ли Эрик стал бы перевозить на «сивике» навоз, но я не собирался повторять ошибку.

Эрик глянул на часы, как будто прикидывая, затем сказал:

— Отлично, давайте поедем.

Я попросил ребят на площадке пригнать сюда автомобиль, пока на ресепшене делали ксерокопию водительского удостоверения Эрика Даунза. Через пару минут ко входу подъехал красный «сивик-си».

— На чем вы сейчас ездите? — спросил я Эрика.

— У меня «мазда», — ответил он. — Мне сильно с ней повезло, но пришла пора менять машину.

— Сдадите ее в счет оплаты новой?

— Наверное, — сказал он.

— Этот автомобиль еще называют «ралли красный», — пояснил я. Затем показал клиенту задний спойлер «хонды» и эмблему «си». После чего открыл дверцу, чтобы он устроился за рулем, и сам сел рядом.

— Прекрасно. — Эрик провел ладонью по рулевому колесу в кожаном чехле. Я обратил его внимание на аудиосистему, прибор навигации, мягкие подлокотники на ковшеобразных сиденьях в стиле гоночного автомобиля.

— Заводите.

Эрик включил зажигание, пару раз легонько нажал акселератор, чтобы послушать работу двигателя, отжал сцепление и начал переключать скорости, соображая, где какая.

— Здесь можно курить?

Я улыбнулся:

— Только когда приобретете машину. А пока, извините, нельзя.

— Нет проблем, — проговорил он.

— Давайте поедем направо по шоссе, чтобы вы посмотрели машину в работе. — Я включил экран навигатора и настроил, чтобы он показывал наше движение. — В вашем автомобиле сейчас есть такой?

— Ага, — сказал Эрик. Навигатор, кажется, его не особенно впечатлил.

Пока он ждал, когда появится возможность выехать на шоссе, я случайно бросил взгляд на автостоянку напротив нашего салона. Там стоял темно-синий мини-вэн «крайслер» с тонированными стеклами. Я скользнул по нему взглядом и тут же забыл. Таких в одном Милфорде ходит несколько тысяч.

Эрик выехал на шоссе. И сразу круто развернулся, так что взвизгнули шины. Это было нарушением правил. На пробной поездке маршрут выбирается так, чтобы сократить число левых поворотов до минимума.

— Мы должны были ехать сюда, — сказал я.

— А мне захотелось сюда, — сказал Эрик и, надавив на газ, помчался по шоссе, меняя полосы.

Я бросил взгляд на спидометр.

— Эрик, эта машина может идти очень быстро, но сбавьте, пожалуйста, скорость, пока нас не оштрафовали, если не хуже.

Эрик бросил на меня взгляд и осветился улыбкой. Отнюдь не дружелюбной.

— Расслабься, приятель, и наслаждайся ездой. У нас есть о чем потолковать. Ты ищешь свою дочку. И мы тоже.


Глава двадцать первая | Бойся самого худшего | Глава двадцать третья