home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать шестая

Проснулся я поздно, в начале девятого. По пути в ванную увидел, что дверь комнаты Сидни широко раскрыта. Кровать застлана, и даже не видно, чтобы на ней спали.

Может, Патти вчера обиделась и ушла? А я не слышал, потому что спал как убитый.

На кухне, как и следовало ожидать, ее не было. В раковине стоял стакан, из которого я вчера запивал тайленол.

Ладно. Я проверил входную дверь. Она оказалась не заперта. Теперь было ясно, что Патти ушла.

Прежде чем принять душ, я проверил на компьютере почту. Как всегда, ничего.

Затем сварил кофе, поджарил яичницу-глазунью. Посмотрел новости по телевизору.

Не успел позавтракать, зазвонил телефон. Это была Сьюзен.

Мы обменялись приветствиями, после чего я рассказал ей много интересного. Во-первых, что ушел с работы, во-вторых, что кровь на машине оставила сама Сид и еще один подонок, найденный мертвым в Бриджпорте. Невозможно представить, как он оказался в ее машине. Последнюю новость я приберег напоследок. Что ко мне на работу под видом покупателя явился один тип, что мы отправились с ним в пробную поездку и так далее, все по порядку.

— И я обо всем этом слышу только сейчас? — возмутилась Сьюзен.

— Извини, — сказал я. — Если бы это были хорошие новости, я бы позвонил.

— А что полиция? Они ищут этого человека? Ведь он может знать причину, почему она пропала.

— Конечно, ищут, по приметам, — сказал я. — Потому что он предъявил фальшивое водительское удостоверение. А как дела у вас?

— Боб занимается сыном.

— Это хорошо. Давно пора.

— Ничего хорошего. Эван задолжал больше, чем тогда сказал. Даже ухитрился взять у приятеля, он не сказал у кого, фальшивую кредитную карту для какой-то игры на компьютере.

— Фальшивую?

— Да. Карта новая, но данные туда помещены с карты другого человека. Эван попользовался ею пару дней, пока владелец не обнаружил, что с нее снимают деньги, и не заблокировал. Потом Эван пару раз вытаскивал у Боба из бумажника его карту и тоже поснимал денег.

— Ты права: это, конечно, скверно, — сказал я. — Но еще хуже, что наша дочка связалась с таким обормотом. Что она в нем нашла? И еще я не перестаю думать, что проблемы Эвана как-то связаны с исчезновением Сидни. Может быть, он задолжал столько денег, что ее взяли в заложницы, пока не расплатится?

— Ну, это ты уже хватил через край.

— Я просто хватаюсь за любую соломинку, Сьюзи.

— Я знаю.

— Кстати, о Бобе.

— Что?

— Во-первых, передай, что я ему сочувствую насчет Эвана. И еще… — Я замолк на несколько секунд.

— Что? — спросила она.

— Я думаю… тебе с ним повезло.

— Не понимаю?

— Ну, когда ты упала на площадке… я увидел… что он тебя действительно любит, Сьюзи.

Она молчала. Действительно, что тут скажешь.

— И мне нужно поговорить с ним насчет машины, — добавил я.

— Какой машины?

— Лора забирает казенную. А мне нужны колеса.

— Ты хочешь купить машину у Боба? — Сьюзен повеселела. — Вот это ему понравится.


Поговорив с бывшей женой, я решил сделать еще один звонок. Почему-то мне показалось это необходимым. Я набрал номер мобильного Кейт Вуд. Она, наверное, уже ехала на работу.

— Привет, — сказал я. — Это Тим.

— Мог бы не говорить, я догадалась, — сказала она.

— Ты приезжала вчера вечером.

— Возможно.

— Так я хочу объяснить, чтобы не было недоразумений.

— А мне не нужно ничего объяснять.

— Это была Патти, подруга Сид, — сказал я.

— Понимаю. — Было слышно, как Кейт усмехнулась. — Значит, решил переключиться на молоденьких. Теперь понятно, почему ты не звонил.

— Она поранила ногу на вечеринке, — попытался втолковать я, — и позвонила, чтобы я ее забрал.

— Молодец, что позвонила, — сказала Кейт.

— Я перевязал ей колено и отправил спать. Вот и все.

— Тебе не кажется это забавным? — процедила Кейт.

— Что?

— Что ты озаботился позвонить мне по этому поводу. То не звонил, не звонил, а теперь вот, пожалуйста.

— Кейт, я просто подумал, что тебе нужно объяснить.

— Ах вот как? Подумал. Только ты поздновато подумал, Тим.

— Кейт, прошу тебя, пожалуйста, не заводи старую песню.

— Ты меня держишь за тупую, Тим. А зря. Кое-что я все же сообразила.

— Ладно, Кейт, соображай что хочешь. Я попробовал тебе объяснить насчет вчерашнего, но в твоей голове, очевидно, разыгрался другой сценарий. И уж тут ничего не поделаешь. Счастливо, желаю удачи.

Только я положил трубку, раздался звонок. На этот раз в дверь.

На пороге стоял Арни Чилтон. Увидев мой нос, он вскинул брови:

— Что с вами случилось?

— Доброе утро, — сказал я.

— Серьезно, что случилось? Это сделал Боб? Он тогда сильно разозлился.

— Нет, — ответил я. — Это сделал другой.

— Вообще-то я тоже обижен, — проговорил он, как будто вспомнив, зачем пришел.

— А меня обидело, что вы начали строить из себя сыщика, — сказал я.

— Да, но зачем было посылать меня за кофе и пончиками?

Мне стало его жаль.

— Извините, — произнес я миролюбиво. — Намеревался досадить Бобу, а невольно обидел вас. Хотите кофе?

— Хочу, — сказал Арни, и мы отправились на кухню.

Я сварил кофе. Мы сели с чашками друг напротив друга.

— Вы пришли, только чтобы выразить возмущение?

— Нет, — сказал он. — Хочу еще поговорить с вами о деле.

— Так вы что, продолжаете расследование? — удивился я.

— Конечно, — с вызовом ответил он. — И буду продолжать, пока не отработаю долг Бобу.

— А я полагал, вы в расчете.

— Должен вам сказать, что я человек чести. — Арни подул на кофе. — И привык отдавать долги. — Он сделал глоток и посмотрел на меня: — У вашей дочки есть приятель по имени Джефф?

— Есть, — подтвердил я.

— Что вы о нем знаете?

— О Джеффе?

— Да.

Я пожал плечами:

— Не очень много. Знаток компьютеров, создал для меня сайт. Спокойный. Есть проблемы с самооценкой.

— А то, что он некоторое время назад влип в дерьмо, это вам известно?

Я насторожился:

— Что за дерьмо?

Арни Чилтон удовлетворенно кивнул:

— Джефф на лето устроился официантом в небольшой ресторан в Бриджпорте. И его застукали, когда он мухлевал с кредитной карточкой одного клиента. У него была такая штуковина, называется «клин». Так он, перед тем как сунуть карточку в контрольно-кассовый аппарат ресторана, совал ее в «клин».

— А что это за штуковина? — спросил я.

— «Клин» — это такая вещица, не больше пачки сигарет. Вы быстро проводите в ее щели кредитной картой, ну как это обычно делают, и она считывает с нее все данные.

— Понятно.

— Потом эти данные можно перенести на фальшивую карту. Так вот, менеджер застукал Джеффа за этим занятием и тут же выгнал.

— Когда это было?

— Прошлым летом, — сказал Арни.

— Полицию вызывали?

— Менеджер собирался, но потом подумал, что шум ему ни к чему. Люди узнают, что в этом ресторане мошенничают с кредитными карточками клиентов, и не будут заходить. Вдобавок Джефф еще юнец, а его папа работает на радиостанции. Он приехал к менеджеру, они поговорили. Отец пообещал, что его сын больше никогда так делать не будет, что он выбьет из него дурь. Мол, не надо портить ему жизнь. Вот такую он завел песню, понимаете? Плюс пообещал помочь ресторану с рекламой.

— Как вы это раскопали, Арни? — удивился я.

Он застенчиво улыбнулся:

— Менеджер этого ресторана — мой брат. Я заехал к нему вчера повидаться. Мы поговорили о том о сем, и я между делом рассказал ему, что Боб попросил меня найти пропавшую дочку его жены и упомянул, что у нее был приятель по имени Джефф. А он мне говорит, что у него тут работал один Джефф. Ну и все остальное.

— Да, мир тесен, — сказал я.

У меня не было сомнений, что этот тот самый Джефф Блюстайн.

— Вы уже сказали об этом Бобу и Сьюзен?

— Отложил на завтра. Сейчас поеду домой досыпать, вчера допоздна засиделся с братом.

— То, что вы сейчас рассказали, очень для меня важно, — сказал я. — Нужно немедленно встретиться с Джеффом.

— Вы думаете, его история может иметь отношение к тому, что случилось с вашей дочкой? — спросил Арни.

— Не знаю.

— Мой брат в ресторанном бизнесе уже давно. И с какой только дрянью не имел дела. Одно время у него работали нелегалы. Это опасно. Потому что, говорят, есть такой закон, по которому, если ты нанял нелегала и знаешь, что он нелегал, твой бизнес могут закрыть. Вы слышали об этом?

— Конечно, — ответил я, вспомнив что говорила Кип Дженнингз о Рэндалле Трайпе. В числе его занятий была также перевозка нелегалов. — Вы не слышали, ваш брат не упоминал когда-нибудь Рэндалла Трайпа?

— Нет, не слышал. Теперь он с нелегалами не связывается, но был период, когда нанимал вот таких людей, без всяких бумаг. Ну, мыть посуду, вытирать столы — в общем, делать всякую грязную работу. Нет, скажу я вам, ресторанный бизнес не для меня.

Арни поднялся уходить.

— Я сожалею насчет этой истории с пончиками, — сказал я. — Пожалуйста, не обижайтесь.

Он улыбнулся.


Сидни шестнадцать. То есть это было недавно.

Она сдала тесты на получение водительского удостоверения и теперь мечтает проехаться в машине одна. Практиковалась Сид большей частью на машине матери — Сьюзен рано приезжала с работы, — но теперь дочка живет у меня.

Это было еще до того, как она устроилась на лето в автосалон и приобрела хороший опыт.

Однажды я приезжаю вечером, а Сидни говорит, что ей нужно съездить к матери, взять тетрадь с домашними заданиями, которую она забыла. Обещает тут же вернуться. Просит отпустить ее одну.

— Ну что? — спрашивает она.

Я соглашаюсь.

Примерно через час в дверь звонят. Я открываю. Вижу Патти. Она нервно улыбается. Уже месяца два, как они с Сид подруги.

— Входи, — говорю я. — Но Сид нет дома. Она поехала к матери за тетрадью.

— Я знаю, — бодро произносит Патти. — И пришла сказать, чтобы вы не беспокоились. С ней все в порядке.

Я чувствую, как будто подо мной внизу открылась дверца люка.

— Но что-то случилось? Да? Говори, Патти.

— Понимаете, на обратном пути от мамы Сидни увидела меня, и мы решили заехать в торговый центр за мороженым. Она поставила машину, все как положено, а этот придурок, ну полный говнюк, врубился на своем старом ящике в дверцу.

— И вы там сидели? Ты и Сид?

— Нет. Мы в это время покупали мороженое и видели, как все случилось. Так этот парень, представляете, сразу отвалил. Мы даже не успели рассмотреть номер его машины. Но Сидни не виновата.

Я начинаю надевать пальто.

— Только не ругайте ее, пожалуйста, — умоляет Патти.

— Меня беспокоит одно — чтобы с ней ничего не случилось.

— Да с ней все клево. Она беспокоится насчет вас. Что вы будете психовать.

Потом за ужином я спрашиваю Сид:

— Почему ты решила, что я буду психовать?

— Не знаю, — отвечает она.

— А зачем послала Патти?

— Она предложила, и я подумала: ладно, пусть сходит к тебе. Подготовит. Потому что еще до того, как вы с мамой развелись, да и после тоже, как только шел разговор о деньгах, ты начинал психовать.

— Ты ошибаешься, Сид.

— А тут дверца смята. Ведь на это уйдет куча денег, верно? И ты не захочешь проводить все по страховке, потому что повысят налог. А я заплатить не могу — у меня нет денег. А если ты попросишь у мамы половину суммы, она скажет, что это твоя машина, ты дал ее мне покататься, вот и плати. А ты разозлишься. И вы опять начнете ругаться, как тогда, когда у тебя был автосалон, и все там пошло плохо, и каждый вечер вы с мамой ругались. Она тебя все упрекала, что ты не обеспечил нам хорошую жизнь и все такое.

В течение нескольких дней я пытаюсь убедить Сид, что деньги для меня не самое главное.

Кажется, мне это удается.


Глава двадцать пятая | Бойся самого худшего | Глава двадцать седьмая