home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать седьмая

После ухода Арни я позвонил на мобильный Патти. Хотел удостовериться, что я ней все в порядке, что она благополучно добралась до дома или куда-то еще. Патти не отвечала. Значит, действительно обиделась. Да, я пресек вчера ее глупые фантазии. А как бы вы поступили на моем месте? Несовершеннолетняя девушка в приличном подпитии в вашем доме, ночью, матери звонить отказалась, теперь вот откровенно навязывается.

Затем я набрал номер домашнего телефона Джеффа. Ответил женский голос.

— Это миссис Блюстайн? — спросил я.

— Да.

— Говорит Тим Блейк.

— О, здравствуйте!

— Джефф дома?

— Его сейчас нет. Вы по поводу сайта?

— Да. Я ведь плохо во всем этом разбираюсь.

— И я тоже, — подхватила она. — Что там сын делает на компьютере, не имею ни малейшего представления.

Я распрощался с матерью Джеффа и набрал номер его мобильника. Он ответил.

— Джефф, нам нужно поговорить, — сказал я.

— А что случилось, мистер Блейк? — спросил он. — Забарахлил сайт или что-то другое?

— Да, другое. Ты сейчас где?

— В поезде. Решил с ребятами съездить в город. — Под городом он имел в виду Манхэттен.

— Когда вернешься?

— Вечером. Мы едем в магазин «Кид робот».

Поговорить мне нужно было с ним с глазу на глаз. Так что придется подождать.

— Ладно, — сказал я. — Отложим на завтра. Договорились?

— Договорились, — ответил Джефф, но по голосу чувствовалось, что он от моего предложения не в восторге.


— Ты собрался купить у меня автомобиль? — чуть не ахнул Боб Джениган.

— Считай, что я начал меняться к лучшему, — сказал я.

Мы стояли с ним на демонстрационной площадке.

— Кстати, ты ошибаешься.

— В чем? — спросил он. — В твоем намерении купить машину?

— Нет. В том, что я пытаюсь вбить клин между тобой и Сьюзен. Мне она, конечно, небезразлична. Я даже продолжаю ее любить, она мать моего ребенка, но вставать между вами — у меня даже в мыслях нет такого.

— Рад это слышать, — сказал Боб.

Мы помолчали. Затем я сказал:

— Ну показывай, что у тебя есть.

Он сразу ткнул пальцем в синего «жука» — «фольксваген», возраст примерно лет десять.

— Как насчет этого?

— Ты шутишь?

— Нет, не шучу, — сказал он. — У него относительно небольшой пробег, сносная цена и экономное потребление горючего.

— Но этот автомобиль уже справил свою годовщину, верно? — спросил я.

— Какую годовщину? — удивился Боб, притворившись, что не понимает вопроса. Так те, кто занимается этим бизнесом, называют автомобиль, простоявший на площадке весь год.

— Ладно тебе, Боб, — сказал я. — Я этот автомобиль давно заприметил. Он стоит здесь уже много месяцев, тебе все никак не удается его сбагрить. Под ним лужа масла, а две передние шины лысые.

— Кроме того, у него тонированные стекла, — добавил Боб, — а в салоне CD-плейер на шесть дисков. — Он протянул мне ключ. — Давай заведи.

Я сел, включил зажигание, щелкнул выключателем фар и, оставив двигатель работать, обошел машину.

— Дальний свет барахлит. И ты слышишь эти постукивания?

— Это он пока разогревается.

— И ты хочешь за него четыре с половиной? — спросил я.

— Разве много? — Он посмотрел на меня. — А сколько ты дашь?

— Возьму за три девятьсот, если ты поставишь сюда нормальные шины, заменишь передние фары и устранишь течь снизу.

Боб тяжело вздохнул:

— Ну ты даешь, Тим!

— Иначе нельзя, приятель. Ты же знаешь, что я в таких делах дока.

Я сел в машину, выключил зажигание, затем подтянул рычаг изменения наклона спинки сиденья. Он отломился и остался у меня в руке. Я протянул его Бобу.

— Ладно, пусть будет три девятьсот, — сказал он.

— И обязательно замени передние фары и лысые шины, — предупредил я.

— Договорились.

Прежде чем уехать, я зашел в офис.

— Ну что, продал он тебе «жука»? — спросила Сьюзен.

— Да, — ответил я. — Пришлось поторговаться, а то он делал вид, что отдает его задаром.

— Можешь заплатить через несколько недель. Я прослежу, чтобы он не заметил. А к тому времени, может быть, «жук» тебе и не понадобится. Ты вернешься на работу, и тебе вернут машину.

— Но тогда я заплачу за новые фары и шины, — сказал я. — Не надо, чтобы ты платила из своего кармана.

— Я скажу тебе, во сколько это обойдется, — сказала она. — А ты ищи — ищи нашу девочку.


Выходя из офиса, я увидел подъезжающий к площадке темно-синий седан. В нем были два не внушающих доверия типа — один за рулем, другой рядом. Автомобиль остановился неподалеку, и эти двое быстро вылезли. Один осмотрелся и показал другому на Эвана, который мыл машины.

Это были молодые парни, примерно одного с ним возраста. Они двинулись к нему.

Он заметил их не сразу, но когда это случилось, застыл на месте как вкопанный. Бежать не было смысла.

— Найди Боба! — крикнул я Сьюзен и направился вслед незваным гостям.

Они не бежали, но шли целеустремленным, угрожающим шагом. По мере их приближения Эван, казалось, сжимался все сильнее и сильнее.

Парни зажали его у забора между «лендровером» и «Крайслером-300».

— Привет, Эван, — сказал тот, что шел впереди.

— Привет, — ответил он. — Я все пытался до вас дозвониться.

— Да что ты говоришь? А я и не знал. — Парень повернулся к своему спутнику: — А ты?

— Я тоже, — ответил тот.

— Врешь ты все, — сказал первый. — Вот он, мой телефон. Посмотри, там не отмечено, что ты звонил. А ведь мог бы оставить и сообщение, придурок.

— Я собирался позвонить, — пробормотал Эван.

— Может, нам засунуть твой телефон тебе в задницу?

— Что тут происходит? — спросил я, подходя сзади.

Парни повернулись.

— Мы приехали решить кое-какие личные проблемы, — сказал первый. Видно, он был главным. Оба парня угрожающе скрестили руки.

Я посмотрел на Эвана.

— Здравствуйте, мистер Блейк, — сказал он. Возможно, любовник моей дочери впервые был рад меня видеть.

— Что случилось?

— Так, ерунда.

Я повернулся к главному парню:

— Сколько он вам должен?

Тот удивленно вскинул голову, видимо, впечатленный, как быстро я просек ситуацию.

— Пять сотен.

Я достал бумажник.

— У меня тут сто шестьдесят долларов, возьмите пока их. За остальным приезжайте завтра в это же время, он вам все отдаст. — Я посмотрел на Эвана: — Верно?

Он кивнул:

— Конечно.

— Ладно, пусть этот говнюк отдохнет до завтра, — сказал главный, беря у меня деньги.

Они повернулись и пошли к своей машине.

— Проиграл? — спросил я Эвана.

Он робко мотнул головой:

— Нет. Задолжал за травку, уже почти три недели.

Тут наконец подошел Боб.

— Кто эти парни?

Я не стал им мешать объясняться и пошел, бросив на ходу Бобу:

— Дашь мне знать, когда будет готов «жук».


Остаток дня я провел на колесах.

Объездил Милфорд, затем Бриджпорт. Посетил Дерби. Заходил в приюты для подростков, заведения фастфуда, магазины шагового доступа, везде показывал фотографии Сид.

И везде облом.

Направляясь домой, завернул в магазин, купил навынос жареного цыпленка и картофельный салат. Дома на кухне, не канителясь, быстро съел все прямо из коробки. Про вилку, правда, не забыл. Видно, еще не до такой степени я опустился. Мое поведение в общем-то можно было понять. Это была моя первая еда за день после завтрака.

Сообщений на автоответчике никаких не было. В компьютере то же самое.

Я набрал номер мобильника Патти. Нет ответа. Куда она, черт возьми, запропастилась? И вообще, неужели это было только вчера?

Прибравшись на кухне, я присел на диван посмотреть по телевизору новости и вскоре отключился, не дождавшись прогноза погоды.

Когда проснулся, было уже темно. Выключил телевизор, поднялся к себе в комнату. Бросил взгляд на сумку, с которой ездил в Сиэтл и ночевал в «Бизнес-отеле», и решил, что пришло время ее разобрать.

Я выложил на кровать содержимое сумки. Одной вещицы не хватало. Для меня самой важной.

Я засуетился. Где же она…

Пошел к Сид, думая, что уже вернул ее на место, но забыл. Там вещицы не было.

— Куда же, черт возьми, ты запропастился, Милт? — произнес я вслух.

Побежал к машине, посмотрел в багажнике, на заднем сиденье, под сиденьями, но лосенка, любимой игрушки Сидни, нигде не было.

— Значит, оставил в отеле, — сказал я себе, вспомнив, что положил игрушку на кровать в номере. Затем, когда брал подушку, Милт, наверное, упал.

Ехать туда сейчас сил не было. Но завтра обязательно.

Я поднялся в свою комнату, чувствуя себя совершенно подавленным. Надо ложиться спать.

Мои размышления прервал шум где-то рядом с домом. Как будто дверца машины открылась и захлопнулась. Слышно было отчетливо — значит, не у соседей.

Я спустился вниз, прислушался, и в этот момент зазвонил звонок входной двери.

На сердце екнуло.

Я посмотрел в глазок. Там стоял мужчина с коробкой в руках, размером примерно с автомобильный аккумулятор. Я отпер дверь.

— Добрый вечер, мистер Блейк, — произнес вошедший.

— Добрый вечер, мистер Флетчер, — отозвался я.

— Вы меня запомнили, — удивился он.

— А разве можно забыть человека, который использовал пробную поездку для перевозки навоза?

— Да, — согласился Ричард Флетчер, протягивая мне коробку. Это была упаковка из шести банок хорошего пива. — Когда я в первый раз сюда заезжал прямо из магазина, банки были холодные, а теперь уже, наверное, нагрелись.

— Вы сюда уже приезжали? — спросил я.

— Пару раз, днем, — ответил он. — На карточке, что вы мне дани, указан ваш адрес. Есть он и в телефонной книге.

— Заходите, пожалуйста.

Я повел его на кухню, усадил, достал из коробки две банки. Одну кинул ему, другую открыл себе.

Мы оба глотнули пива.

— Надо было поставить минут на двадцать в холодильник, — сказал он.

Я махнул рукой:

— Ничего, и так сойдет.

Он кивнул.

— Вообще-то я тогда не собирался покупать новый грузовичок.

— Я это понял.

— Понимаете, подрядился у одного человека привезти навоз, а мой грузовик, как на грех, сломался. Жалко было терять сорок долларов.

— Да, — буркнул я, делая очередной глоток.

— Взять грузовик напрокат денег у меня не было, — продолжил Флетчер. — И занять не у кого.

— Конечно, — согласился я.

— Вот почему я это сделал, — заключил Флетчер. — Но в следующий раз к вам не пойду. Попробую в автосалоне «Тойота».

Я улыбнулся:

— Буду вам за это весьма признателен.

Он улыбнулся в ответ и тоже глотнул пива.

— Вот за этим я и приехал к вам. Чтобы извиниться.

— Как зовут вашу дочку? — спросил я.

— София.

— Красивое имя.

Мы сделали еще по глотку.

— Мне пора идти, — сказал он и посмотрел на банку. — Представляете, раньше вполне мог оприходовать за один присест всю коробку, а сейчас и одной кажется много.

Я встал его проводить. Мы вышли во двор, подошли к моему «сивику». Остановились. Пожали друг другу руки.

— Как только выиграю в лотерею, сразу куплю вам новый грузовичок, — сказал я.

— Поскорее бы это случилось, — ответил он.

Я повернулся, чтобы идти обратно в дом, но где-то недалеко на дороге резко остановилась машина. Затем раздались громкие шаги. К нам кто-то быстро приближался.

Затем я услышал странный звук, как будто разорвалась хлопушка, и, прежде чем успел сообразить, что происходит, Флетчер повалил меня на траву. Раздались еще хлопки, совсем рядом посыпалось разбитое стекло.

— Не поднимайте голову, — прохрипел мне в ухо Флетчер.

Мы услышали шум отъезжающего на большой скорости автомобиля, подождали еще пару минут и поднялись.

Заднее стекло в моей машине было разбито.

— А я все думал, что пива будет недостаточно, — сказал Флетчер. — Но теперь вижу — мы квиты.


Глава двадцать шестая | Бойся самого худшего | Глава двадцать восьмая