home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

В последнее время по дороге с работы я не сворачивал на Бриджпорт-авеню в сторону дома, где живу последние пять лет, после того как мы со Сьюзен продали наш особняк, чтобы расплатиться с долгами, и купили жилища поменьше и попроще, а доезжал до «Бизнес-отеля» и сворачивал на стоянку.

Вот и сегодня я посидел несколько минут в машине, размышляя, надо ли выходить. Почему сегодня должно быть иначе, чем в любой другой день, с тех пор как пропала Сид?

Вылезая, я привычно оглядел казенную «Хонду-CR-V». Нужно готовиться к тому, что рано или поздно Лора меня выгонит и придется раскошеливаться на собственный автомобиль. Без него никак нельзя.

Шел седьмой час, но воздух по-прежнему был душный и влажный. Я, как обычно, начал сканировать взглядом окрестности. Вот «Говард Джонсон», дальше за ним — съезд с автомагистрали. А вон там старый кинотеатр, куда я водил Сидни на «Историю игрушек-2». Ей тогда было лет семь или восемь. Да, это было на день рождения Сид, и я пытался усадить всех ее приятелей в одном ряду.

Отсюда виднелись два десятка разных заведений, вывески которых я знал наперечет. Магазин «Видео», часовая мастерская, «Рыба с картофелем навынос», «Цветы от Шоу», христианский книжный магазин, дальше — мясной, за ним парикмахерский салон, магазин детской одежды и, наконец, «Товары для взрослых».

И все это в нескольких минутах ходьбы от отеля. Если Сид каждый день оставляла автомобиль на этой стоянке, то могла работать в любом из этих заведений.

Я бывал почти во всех, показывал фотографии, спрашивал, не видел ли кто ее, причем не раз, потому что одни люди работали днем, другие — вечером. Так что имело смысл обойти все хотя бы по два раза. Правда, пока безрезультатно.

Если Сид работала где-то здесь, недалеко от отеля, то почему не хотела, чтобы об этом знали я и Сьюзен? Разве нас встревожило бы, что она работает в часовой мастерской, мясном магазине или…

В «Товарах для взрослых»?

В этот магазин я еще не заходил, сразу решив, что туда Сид попасть не могла ни при каких обстоятельствах.

Никогда.

Я даже качнул головой и пробормотал вслух:

— Это исключено.

Неожиданно сзади меня окликнули:

— Мистер Блейк!

Я оглянулся. Это была Вероника Харп, менеджер отеля, с которой я говорил в первый день по телефону. С тех пор мы виделись уже несколько раз. Синий жакет, в тон ему юбка, практичные удобные туфли, на лацкане значок «Бизнес-отеля». Она была меня старше, но не намного. Черные волосы, темно-карие глаза. Впечатляющая фигура.

— Здравствуйте, Вероника. Как поживаете?

— Прекрасно, мистер Блейк. — Он помолчала, понимая, что вежливость требует от нее осведомиться и о моих делах, и зная заранее ответ. — А вы?

Я пожал плечами:

— Я вам, наверное, уже надоел. Околачиваюсь здесь почти каждый день, и все без толку.

Она смущенно улыбнулась:

— Я вас понимаю.

— Может, еще раз обойти все эти заведения, — произнес я, размышляя вслух. — Меня не покидает мысль, что она работала где-то здесь.

— Вероятно. — Произнеся эти слова, Вероника нерешительно посмотрела на меня: — Может, зайдете выпить кофе?

— Не откажусь.

— Тогда пошли.

Мы двинулись через стоянку к отелю. Входные стеклянные двери раздвинулись при нашем приближении. Она завела меня в столовую рядом с вестибюлем, где гостям подавали завтрак. Овсянка, мюсли, булочки, пончики, фрукты, кофе, сок. Совсем неплохо. Остановился здесь на ночь, утром хорошо позавтракал, да еще можешь насовать в карман булочек и потом хорошо ими пообедать.

Миниатюрная женщина в белой блузке и черных слаксах переставила корзинку с порционными сливками и начала протирать стойку. Она была тайка или вьетнамка. В общем, из Юго-Восточной Азии. Лет под тридцать, может, больше.

Женщина посторонилась с вежливой улыбкой.

— Кантана, не забудь положить еще мюслей, — сказала Вероника. — Чтобы не получилось, как сегодня утром.

Мы налили себе по чашке кофе и сели за стол.

— Не помню, спрашивала ли я вас прежде или нет. Вы в «Говард Джонсон» заходили?

— Да, — ответил я. — Показывал фотографии всем, даже уборщицам.

Вероника понимающе кивнула.

— А полиция? Они что-нибудь делают?

— Не знаю. — Я пожал плечами. — Там считают, что она просто сбежала из дома. Рядовой случай. Вообще-то нет никаких свидетельств, что… ну, вы понимаете. Ничто не заставляет предположить, что с ней что-то случилось.

— Да, но они обязаны искать. В любом случае. — Вероника глотнула кофе.

— Я с вами согласен.

Она подняла на меня глаза.

— Вы всегда один. У вас что, нет родственников?

— Здесь никого. Кроме жены, бывшей. Но она недавно попала в аварию и с трудом ходит. Так что мне приходится ездить одному.

— А что с ней случилось?

— Неудачно упала, когда ехала на тросе за катером. Пыталась взлететь на водном парашюте.

— Надо же, я никогда этим не занималась.

— И не пробуйте. Опасно. — Я помолчал. — Но она делает что может. Звонит, ищет в сети. Она встревожена, также как и я.

— Вы давно разведены?

— Пять лет. Сид тогда было двенадцать.

— Она снова вышла замуж?

— Не знаю, официально или нет, но да, у нее есть муж. — Я опять помолчал. — Вы видели рекламные ролики автосалона подержанных автомобилей?

— Видела, и не раз. Так это он?

— Да.

— Когда он появляется на экране, я всегда приглушаю звук, — призналась Вероника. — Он кричит слишком громко.

— Я делаю то же самое, — сказал я, с трудом улыбнувшись.

— А вы так и не женились?

— Нет.

— Трудно представить такого мужчину, как вы, одного. Без женщины.

Вообще-то у меня была женщина. Я встречался с ней время от времени до исчезновения Сид. Но в любом случае наши отношения не были прочными.

— Сидни работала в каком-то месте, где платят наличными, — сказал я.

Вероника усмехнулась:

— Это могло быть где угодно. Признаюсь, такое случается даже у нас. — Поймав мой настороженный взгляд, она добавила: — Да, так поступают многие в гостиничном бизнесе, чтобы сократить налоги.

Я выложил на стол несколько фотографий Сид.

Вероника улыбнулась:

— Ваша дочка красивая. Какие чудные волосы! И знаете, в ней есть что-то скандинавское.

— Да, ее мать наполовину норвежка, — объяснил я. Но мои мысли работали совсем в другом направлении. — Жаль, что ваши камеры наблюдения на автостоянке не работают. Если Сид встречалась там с кем-то, то можно было бы…

Вероника смущенно кивнула:

— К сожалению, камеры висят там только для вида. Чтобы люди думали, что у нас тут все под наблюдением. На большее у нас не хватает средств. Если бы мы входили в какую-то крупную сеть…

Я кивнул, положив фотографии Сид в карман пиджака.

Вероника полезла в сумочку и вытащила небольшую фотографию мальчика месяцев девяти, в рубашечке с картинкой из мультфильма «Томас-Паровоз».

— Как его зовут? — спросил я.

— Ларе.

— Почему вы выбрали такое имя?

Она рассмеялась:

— Выбирала не я, а дочка. Так зовут отца ее мужа. — Она подождала секунду, чтобы я усвоил сказанное. — Это мой внук.

— Кто бы мог подумать…

— Да, внук, — повторила Вероника Харп. — Я родила дочку в семнадцать лет. — Она посмотрела на меня: — Не похожа на бабушку, верно?

Я кивнул:

— Да, не похожи.

Надо же, забеременела в семнадцать.

— Спасибо за кофе, — произнес я, вставая.

Вероника Харп убрала фотографию ребенка.

— Уверена, вы ее скоро найдете и у вас все будет хорошо.


Мы снимаем домик на Кейп-Коде, прямо на берегу. Сидни пять лет. Она бывала на пляжах в Милфорде, но они не идут ни в какое сравнение со здешними. Сидни потрясена, однако быстро приходит в себя и бежит к воде. Мочит ноги и мчится обратно к нам, хохочет и вскрикивает.

Накупавшись и позагорав, мы со Сьюзен решаем, что пора вернуться в наш домик. Поесть и отдохнуть. Тащимся по пляжу, лениво передвигая ноги в песке. Пытаемся поспевать за Сид, которая рвется вперед.

Навстречу идут трое подростков. У одного собака на поводке, крупный, коротко стриженный эрдельтерьер. Поравнявшись с Сидни, он неожиданно скалит зубы и рычит.

Сидни вскрикивает, роняет ведерко и совок и бежит. Пес рвется за ней, но мальчик держит поводок крепко. Сидни бежит к нашему домику и исчезает за дверью.

Мы со Сьюзен бежим за ней. Я оказываюсь у двери первым.

Зову:

— Сидни! Сидни!

Она не отзывается.

Мы в панике обыскиваем дом и наконец находим ее в стенном шкафу. Она сидит скорчившись, спрятав лицо в коленях.

Я хватаю ее на руки и пытаюсь успокоить. Сьюзен обнимает нас обоих. Говорит, что бояться нечего, пес давно ушел.

Позднее она спрашивает Сид, почему она побежала в домик, а не к нам.

— Так ведь он мог съесть и вас тоже, — отвечает дочка.


Я поставил машину напротив магазина «Товары для взрослых». По одну сторону от него располагался цветочный магазин, под другую — часовая мастерская. Окна в магазине были непрозрачные, чтобы прохожие, не дай Бог, случайно не увидели, чем здесь торгуют. Но надписи на стеклах буквами сантиметров тридцать высотой не оставляли сомнений в характере товаров.

«XXX НАСЛАЖДЕНИЯ», «ТОЛЬКОДЛЯ ВЗРОСЛЫХ», «ЭРОТИКА», «ФИЛЬМЫ», «ИГРУШКИ».

Разумеется, не от «Фишер-прайс»,[5] подумал я.

Мужчины заходили и выходили с покупками в коричневых бумажных пакетах и торопливо следовали к своим машинам. Неужели здесь есть что-то такое, чего в наши дни нельзя найти в Интернете? Неужели ради этого людям приходится пробираться сюда тайком, подняв воротник, натянув поглубже на уши бейсбольную кепку, спрятав глаза за темными очками? Странно.

Я собирался войти, и тут меня опередил лысеющий мужчина плотного сложения.

Это был Берт, менеджер отдела обслуживания фирмы «Риверсайд-хонда». Женат, насколько мне было известно; двое детей, которым уже за двадцать. Придется подождать.

Он вскоре вышел с покупкой, сел в старый «аккорд» и отъехал.

Вообще-то я был благодарен ему за задержку, потому что все не мог собраться с духом и войти в этот магазин. И вовсе не потому, что он такой, а потому что не мог вообразить там Сидни.

Но тянуть время было бессмысленно и я вылез из машины.

Магазин был ярко освещен многочисленными флуоресцентными лампами под потолком, так что можно было легко разглядеть обложки сотен DVD, выставленных на стеллажах по всему залу. Беглый осмотр подтверждал, что здесь не было проигнорировано ни единое человеческое пристрастие. Кроме фильмов и журналов магазин располагал широким ассортиментом разнообразных принадлежностей, включая отороченные мехом наручники и выглядящих почти живыми кукол-женщин в натуральную величину. Прямо хоть бери, привози домой и знакомь с родителями. Недалеко от входа за прилавком, похожим на аптекарский, сидела хозяйка заведения — солидная толстуха с густыми свалявшимися волосами — и увлеченно читала истрепанную книгу в мягкой обложке. «Атлант расправил плечи».

Я деликатно кашлянул.

— Извините.

Он отложила книгу, не закрывая.

— Слушаю.

— Не могли бы вы мне помочь?

— Разумеется. Говорите без стеснения, я привычная.

Я протянул ей фотографию Сидни:

— Вы когда-нибудь видели эту девушку?

Она взяла фотографию, посмотрела и вернула.

— Если вы скажете ее имя и фамилию, я смогу посмотреть в компьютере, в каких фильмах она снималась.

— Не в фильмах. Может, она заходила сюда или вы видели ее где-нибудь поблизости. Примерно три недели назад.

— Это лицо мне не знакомо, — решительно проговорила владелица магазина для взрослых. — У нас не так много девушек-покупательниц.

— Извините за назойливость, но, может, вы посмотрите фотографию более внимательно?

Она со вздохом снова взяла фотографию.

— Кто она?

— Сидни Блейк, — ответил я. — Моя дочь.

— И вы думаете, что она могла околачиваться здесь?

— Нет. Но она пропала и я ищу ее везде.

Женщина рассматривала фотографию еще две секунды и протянула обратно.

— Нет.

— Вы уверены?

— Если вам нужно что-то еще, тогда пожалуйста. — В ее тоне чувствовалось едва сдерживаемое раздражение. — Если нет, извините.

Я поблагодарил ее, позволив вернуться к роману Айн Ренд.

На улице пожилая, седая женщина закрывала цветочный магазин. Рядом, переминаясь с ноги на ногу, стоял парень лет двадцати пяти. Женщина глянула в мою сторону и тут же отвела глаза. Я ее понимал. Встречаться взглядом с человеком, выходящим из такого магазина, не очень-то приятно.

— Здравствуйте, миссис Шоу, — сказал я.

Ее фамилию запоминать не требовалось. Рядом на витрине крупными буквами было написано: «Цветы от Шоу».

Я уже с ней разговаривал и показывал фотографию Сид. Наверное, неделю назад. Она ее не видела.

Миссис Шоу медленно повернулась.

— Я заходил к вам неделю назад.

— Да, я вас помню.

Я кивнул в сторону магазина, откуда только что вышел:

— Все хожу, спрашиваю.

— Боже мой! — вздохнула миссис Шоу. — Но там вашу дочку не видели?

— Нет.

— Это хорошо, — сказала она с облегчением, будто найти Сид в этом месте было бы хуже, чем не найти вовсе.

Я пригляделся к парню. Нет, он был гораздо моложе, почти мальчик, и уж никак не двадцать пять. Худощавый, рослый, чистая белая кожа, короткие черные волосы, как будто только что подстрижены.

— Привет, — сказал я.

Парень молчал.

— Айан, поздоровайся. — Миссис Шоу говорила с ним как с шестилетним.

— Привет, — буркнул он.

— Вы работаете в этом магазине? В прошлый раз я вас здесь не видел.

— Айан весь день ездит, доставляет заказы. — Миссис Шоу показала на стоящую рядом с моей машиной синюю «тойоту»-мини-вэн. На стекле задней дверцы было написано: «Цветы от Шоу». Она посмотрела на Айана: — Помнишь, я говорила тебе о человеке, который ищет свою дочку?

Он покачал головой:

— Откуда я могу помнить, если вы мне не говорили?

— Говорила. Да ты просто никогда не слушаешь. — Миссис Шоу посмотрела на меня и улыбнулась: — Он все время витает в облаках. Да еще напялив эти наушники. Покажите ему фотографию. Он живет тут рядом.

В порномагазин вошел мужчина, и миссис Шоу помрачнела.

— Я открыла здесь свой бизнес много раньше, чем они. И не стану переезжать, ни за что. Мы уже написали жалобу, чтобы избавиться от такого соседства. Придется написать еще.

Я протянул Айану фотографию.

— Ее зовут Сидни.

Он глянул и тут же вернул.

— Я ее не знаю.

— Но может быть, видел где-нибудь в этом районе?

— Нет. — Он обнял миссис Шоу и поцеловал в щеку. — До завтра, тетя. — И исчез за углом.


У дома меня ждал черный «хаммер», в котором сидели Сьюзен и Боб.

Обе передние дверцы были открыты. Увидев меня, Сьюзен вышла из салона. В последний раз я ее видел на костылях. Теперь она опиралась на трость, но двигалась медленно.

Когда мы встретились сразу после исчезновения Сид, она пыталась ударить меня костылем, выкрикивая: «Это все из-за тебя! Ты был обязан за ней смотреть!»

И я с ней согласился.

Я и сейчас по-прежнему чувствую себя виноватым. Должны были быть, обязательно должны, какие-то сигналы, которые я пропустил. Следовало быть более внимательным.

Все это так, но сегодня снова принимать упреки настроения не было. Я напрягся.

Но Сьюзен не собиралась на меня нападать. Нет. По ее щекам текли слезы, и она на глазах у Боба прислонилась к моей груди, охватив обеими руками.

— Что-то случилось, Сьюзи? — спросил я.

— Да, — ответила она.


Глава первая | Бойся самого худшего | Глава третья