home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать девятая

Вот что мне рассказала Кип Дженнингз.

Патти работала в торговом центре, в магазине аксессуаров женского туалета, не больше трех раз в неделю. Рабочий день у нее начинался в десять утра, но ее отсутствие заметили только через полчаса. Дело в том, что Патти пунктуальностью не отличалась.

К одиннадцати в магазине начали думать, что она, возможно, перепутала смены, и позвонили ей на мобильный. Не дождавшись ответа, позвонили домой. Там тоже никто не снял трубку.

Одна женщина из персонала знала, где работает Кэрол Суэйн, мать Патти, и позвонила ей в магазин зеркал и стекла на Бриджпорт-авеню. Та сказала, что не видела дочку со вчерашнего дня. Патти часто приходила домой поздно, но все же приходила, и мать была удивлена, не обнаружив ее утром дома. Удивлена она также была и тем, что дочка не явилась на работу. Да, она опаздывала, но опять же всегда приходила.

Когда Кэрол Суэйн вернулась домой после работы и снова не застала там дочку, она начала звонить ей на мобильный. Потом приятелям, каких знала. То есть очень немногим. Патти не рассказывала матери, с кем тусуется. Затем Кэрол посоветовалась с приятельницей, и та предположила, что с Патти действительно могло что-то случиться.

В результате где-то в шесть вечера Кэрол позвонила в полицию. Говорила извиняющимся тоном, сказала, что скорее всего с ее дочкой все в порядке, но просила на всякий случай посмотреть, нет ли ее среди сбитых машинами девушек.

В полиции ответили, что нет. Затем спросили, не желает ли Кэрол Суэйн написать официальное заявление на розыск дочери.

Она поразмышляла с полминуты и сказала, что не хочет.

Тогда в полиции сказали, что не могут начинать поиски человека, пока нет заявления о его исчезновении.

На что Кэрол Суэйн ответила, что в таком случае ладно — пусть будет как будет.

— Я только что снова позвонила Патти, и она не ответила, — закончила свой рассказ Дженнингз.

— Мне тоже так и не удалось до нее сегодня дозвониться, — заметил я.

— Получается, вы последний, кто видел девушку перед исчезновением.

Эта фраза была произнесена каким-то странным тоном.

— Что вы имеете в виду? — спросил я.

— Мистер Блейк, вы мне кажетесь достойным человеком, поэтому я буду говорить с вами без обиняков. В вашем доме обнаружены окровавленные полотенца. Причем кровь на них принадлежит девушке, которую никто не видел уже целые сутки. Я думаю, криминалисты это скоро подтвердят.

— Я рассказал вам все, как было, совершенно искренне, — хмуро проговорил я.

Детектив кивнула:

— Надеюсь, это так. Но ситуация осложнилась. Теперь пропали уже две девушки, и обе связаны с вами, мистер Блейк.


Утром я позвонил Сьюзен на работу. Спросил, приготовил ли Боб «жука».

— Да, — ответила она. — Поставлены новые шины и фары.

— Масло течет?

— Ты что, Тим, хотел, чтобы все сделали за один день? Творить чудеса я не умею.

— Мне нужны колеса.

— Они забирают машину?

— Уже забрали.

— Ладно, я что-нибудь придумаю, — сказала Сьюзен.

Я думал, что машину пригонит она, и удивился, увидев за рулем Эвана, который подъехал на «жуке» к моему дому.

— Почему у вас участок огорожен полицейской лентой? — спросил он, когда я влез в машину.

В ответ я спросил его:

— Ты смог расплатиться с теми парнями?

— Да.

— Отец дал деньги?

— Да. — Эван откашлялся. — Спасибо вам за вчерашнее.

— Иначе они бы от тебя не отвязались, — сказал я. — Хотя ты, конечно, заслужил вздрючку. Куришь травку, воруешь, играешь на деньги в Интернете. Не понимаю, что такого нашла в тебе моя дочь.

Он бросил на меня взгляд.

— Может быть, она видела во мне что-то такое, чего не видите вы.

— Наверное, — нехотя согласился я.

Не знаю, ездил ли так Эван всегда, но сейчас он соблюдал все правила. На поворотах включал указатель, соблюдал ограничения скорости и без нужды не переходил с полосы на полосу.

— Когда ты в последний раз видел Патти? — спросил я.

— Давно, — ответил он. — А почему вы спросили?

Я не стал отвечать, а задал другой вопрос:

— Скажи, как это работает, когда расплачиваешься по компьютеру фальшивой кредитной карточкой? А если ты выиграл, разве деньги не возвращаются на счет человека, с чьей карточки украдены данные?

— Я об этом как-то не думал, — ответил Эван. — Для меня значение имеет сама игра, а не деньги.

Вот, значит, как.

— А откуда у тебя карточка?

— Вы задали трудный вопрос, мистер Блейк.

— Тут замешан Джефф Блюстайн, верно?

Эван глянул на меня:

— Откуда вам это?..

— Просто сейчас случайно пришло в голову, — сказал я, откинувшись на спинку сиденья.

Мы помолчали, и я решил сменить тему.

— Тебе не кажется, что звук у двигателя какой-то странный?


Эван вылез у автосалона «Бобс моторс», и я, заняв его место за рулем, направился к дому Джеффа Блюстайна. Его адрес был известен. Я подвозил Сидни туда пару раз, когда у нее не было водительских прав.

Дверь открыла мама Джеффа. Мы поздоровались.

Она улыбалась, но как-то натянуто, неискренне. Думаю, этой женщине не очень нравилось, что ее сын мне помогает. Я был человеком с проблемами, а от таких надо держаться подальше.

— Джефф еще спит, — сообщила она.

— Может, вы его разбудите? — спросил я. — Мы договорились встретиться утром.

— Неужели это так срочно? — недоуменно спросила миссис Блюстайн. Она по-прежнему стояла в дверях, загораживая проход.

— Боюсь, что да, — ответил я.

— Подождите минуту, — бросила она, направляясь через гостиную в коридор, где осторожно вошла в комнату с правой стороны. Пробыв там примерно с полминуты, миссис Блюстайн вернулась. — Думаю, раньше чем через полчаса он не проснется.

Я прошел мимо нее к комнате Джеффа. Она следовала за мной, повторяя:

— Не надо его будить. Не надо.

Парень лежал, накрывшись с головой одеялом.

— Джефф.

— Хм-м?..

— Я пришел поговорить.

Услышав мой голос, он рывком сел.

— Вы пришли так рано.

— Оденься. Мы поедем завтракать.

— Мистер Блейк! — воскликнула его мать. — Мальчик вчера допоздна гулял с приятелями.

Я наклонился к уху Джеффа:

— Поднимай немедленно с постели свою задницу, или я прямо сейчас при твоей матери заведу разговор о проделках с кредитными карточками в ресторане.

Видимо, она ничего об этом не знала, иначе бы Джефф не вскочил с кровати так проворно.

— Мистер Блейк, зачем вы так? — продолжала гундосить его мать. — Пожалуйста, уйдите.

Джефф ее успокоил:

— Все в порядке, мам. Я просто забыл, что мы договорились на сегодня.

Я повернулся к ней с улыбкой:

— Вот видите? — А затем к Джеффу: — Жду тебя через пять минут.

— Я сейчас.

Миссис Блюстайн пыталась расспросить меня, что у нас за разговор, но я молча вышел к машине, сел за руль и включил радио.

Джефф вышел через четыре минуты.

— Едем завтракать в «Макдоналдс», — объявил я, заводя двигатель.

Мы доехали до ближайшего, я взял сандвичи, картошку фри, кофе, и мы устроились в кабинке друг напротив друга.

— Откуда вы узнали о ресторане? — спросил он.

— Сейчас это не важно, — ответил я. — Лучше расскажи мне об этом сам.

— Зачем?

— Потому что так надо.

— Но зачем это вам?

— Это станет ясно, когда ты расскажешь, — сурово заметил я. — Может быть, незачем, а может быть, очень даже зачем.

Он принялся поглощать картошку.

— К Сидни это отношения не имеет. Так что тут вам нечего беспокоиться.

— А что у тебя там все-таки случилось? — спросил я.

— Да ничего особенного.

— И сколько времени ты этим занимался, пока тебя не застукал менеджер?

— Не очень долго.

— Если бы он не оказался таким добрым, то сейчас, возможно, нас с тобой разделяла бы стеклянная панель и мы оба держали бы в руках телефонные трубки.

Джефф помрачнел:

— Я знаю, что поступил глупо. Хотелось срубить немного легких денег.

— Расскажи, как именно ты действовал.

Джефф смущенно опустил голову:

— У меня было такое маленькое устройство, которое считывало данные с карт «Виза», «Мастеркард» и «Американ экспресс». Память там солидная, может хранить много информации.

— Кто ее тебе дал?

— Не знаю.

— А вот это уже не годится, Джефф. — Я отложил сандвич и наклонился к нему через стол: — Отвечай.

— Я знаю, вы меня сразу невзлюбили, как только мы с Сидни начали встречаться. Почему?

— Перестань бить на жалость. Джефф. Я ведь не твоя мама, со мной этот номер не пройдет. Кстати, отец ей рассказал об этом?

— Откуда вы знаете, что мой отец?..

— Значит, она не в курсе. Хочешь, чтобы я ее просветил?

— Нет, — прошептал он.

— Дело в том, что неприятности не у тебя одного. Например, у Эвана тоже.

— А что с ним?

— Играл в Интернете на деньги, использовал фальшивую карточку, которую ты ему дал. Занимал деньги и потом подворовывал, чтобы расплатиться. Сейчас это все раскрылось.

Джефф вздохнул:

— Вот черт! Я же просил его никому не говорить.

— Ты давал ему в долг?

— Да. Время от времени. Он так ничего и не вернул.

Я устало покачал головой:

— Ребята, вы меня не перестаете удивлять. Все время ищете на свои задницы приключений.

— Вы еще не знаете самого главного, — вырвалось у Джеффа. — Мне грозит гораздо большая неприятность.

— Какая?

— Человек, который платил мне за считку данных с кредитных карт, — настоящий гангстер.

— Как его зовут?

— Забыл, — ответил Джефф.

— Как ты с ним связывался?

— По мобильнику.

— Так ты говоришь, он гангстер?

— Точно не знаю, но очень похож. Он тогда меня предупредил, что если я его в чем-то подставлю, то очень пожалею.

— Гангстер разозлился, когда тебя поймали за этим делом?

— После этого мы разговаривали только один раз. Да, он был злой, но когда узнал, что мой отец договорился с менеджером и тот не будет сообщать в полицию, сразу успокоился.

— А что твой отец? Его не заинтересовал этот человек?

— Он был взбешен, но не хотел расстраивать маму.

— Как выглядит этот твой работодатель? — спросил я.

Джефф пожал плечами:

— Так, ничего примечательного.

— Ну, он высокий, худой, толстый, черный, белый?

— Белый. — Джефф кивнул, как будто это само собой разумелось.

— Толстый?

— Нет. Крепкий, мускулистый. Волосы, кажется, светлые.

Потом Джефф вспомнил, что гангстер курящий и хорошо одевается.

— А возраст? — спросил я.

— Ну, он довольно старый, — пробурчал Джефф.

— Ну сколько ему? Шестьдесят, семьдесят?

Джефф задумался.

— Наверное, лет тридцать с чем-то.

— Сколько он тебе платил?

— Платил? — Джефф посмотрел на меня. — Он дал мне эту штуковину, «клин», и сказал, что будет давать за каждую считанную карту по пятьдесят долларов. Но карты должны быть высшего класса. Например, золотые. Так что за смену я мог сделать тысячу баксов. А в ресторане мне платили мизер, даже с чаевыми выходило не много. Но дома я говорил маме, что хорошо зарабатываю, чтобы она не удивлялась, откуда у меня столько денег. — Он на секунду замолк. — Пока это все продолжалось.

Парня понять было можно. Быстро заработать — это так соблазнительно.

— Но однажды Рой…

— Какой Рой?

— Ну, Рой Чилтон, менеджер. Он заметил, как я орудую с карточками, и покатил на меня бочку.

— Зачем ты на это поддался, Джефф? — спросил я. — Такой хороший парень.

Он опустил голову:

— Хотел купить дорогой ноутбук.

Я некоторое время наблюдал в окно за проезжающими машинами. Затем спросил:

— Сидни знала об этом?

— Конечно, нет. Я вообще это ото всех скрывал. А Сидни сказал, что меня выгнали из ресторана за то, что я уронил на пол поднос с заказом на всю семью. И Эвана заставил дать слово, что он ничего ей не скажет.

Я закрыл глаза и сидел некоторое время так, а когда открыл, увидел, что Джефф смотрит на меня с опаской, не случилось ли что со мной.

— Почему вы молчите? — спросил он. — Сердитесь на меня, да?

— Ты, наверное, не единственный парень, кого этот тип заманил в свои сети, — сказал я. — Он зарабатывал на этом большие деньги.

— Как-то раз, — признался Джефф, — он упомянул, что занимается бизнесом с нелегалами.

— У тебя сохранился номер его мобильного? — спросил я.

Джефф мотнул головой.

— И что, ты действительно забыл его имя?

Он задумался.

— Дело в том, что он называл себя только один раз. А потом по телефону отвечал: «Гэри слушает».

— Но назвал он тогда себя не Гэри?

— Нет, как-то иначе. — Джефф наморщил лоб, вспоминая. — Кажется, он сказал, что его зовут Эрик.

— Эрик, — повторил я.

— Да, наверное, так.

— Но ведь тебя с ним кто-то свел, верно?

— Да, номер его телефона мне дал один человек.

— И кто этот человек?

— Мистер Блейк, я не хочу, чтобы у него были неприятности.

Может быть, если бы Джефф не упомянул имя Эрик, я бы не стал связывать его проблемы с исчезновением Сидни. Но тот тип, с которым я выезжал на пробную поездку, тоже представился как Эрик.

— Нет, Джефф, говори, это для меня очень важно.

Джефф нервно потер пальцем нос.

— Вы его знаете. Он сидит в соседней кабинке в автосалоне. Его зовут Энди.

У меня перехватило дыхание.

— Энди Герц?

— Да. Но пожалуйста, не говорите ему, что я вам сказал.

Я сидел ошеломленный, пытаясь осмыслить услышанное, когда Джефф неожиданно спросил:

— Послушайте, мистер Блейк, я в последние дни никак не могу дозвониться до Патти. Она к вам не заходила?


Глава двадцать восьмая | Бойся самого худшего | Глава тридцатая