home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тридцатая

— Ты хорошо знаком с Энди Герцем? — спросил я на обратном пути.

— В прошлом году, когда Сидни работала в автосалоне, она там со всеми подружилась, — ответил Джефф. — Иногда с нами — со мной, Сид и Патти, — ходил тусоваться и Энди. Он, конечно, старше, но все равно клевый парень. И всегда угощал нас пивом.

— Надо же, какой молодец, — похвалил я.

— Да, — согласился Джефф. — Он хороший парень.

— Так, значит, это Энди просветил вас насчет того, как можно легко срубить денег?

Джефф мотнул головой:

— Нет, он сказал только мне одному. Да и то это получилось случайно. Я как-то обмолвился, что хочу подработать, а он сказал мне, что знает одного парня, с которым пару раз имел какие-то дела, и этот парень, если я ему позвоню, может для меня что-нибудь придумать.

— Вот как?

— Да.

— Ты рассказывал Энди, чем это кончилось?

— Нет. Папа предупредил, чтобы я никому не говорил. К тому же Энди даже не знает, что я связался с тем парнем.

Я едва сдерживал себя. Очень хотелось свернуть к автосалону и немедленно поговорить с Энди Герцем.

Некоторое время мы ехали в молчании. Затем Джефф его нарушил.

— Неужели я чем-то разозлил Патти? Обычно она мне всегда перезванивала.


Я высадил Джеффа у его дома. Мама стояла в дверях, будто она вообще оттуда не уходила.

Теперь пришло время двинуть в автосалон «Риверсайд-хонда» и перекинуться парой слов с Энди Герцем, но зазвонил мой мобильный. Я ответил.

— Мистер Блейк, это детектив Дженнингз. Где вы?

— Еду на работу.

— Прошу вас приехать ко мне в полицейское управление.

— Может, отложим встречу? Мне очень нужно съездить в автосалон, поговорить с…

— Приезжайте немедленно.

Я перепугался.

— Что-то случилось? Вы нашли Сидни?

— Пожалуйста, приезжайте, — ответила она.

Хотелось сказать ей, что, возможно, нашлась ниточка, ведущая к Эрику, чье настоящее имя Гэри, но я решил подождать.

— Хорошо, я буду у вас через несколько минут.

Дженнингз встретила меня у входа.

— Спасибо, что сразу приехали.

— Что случилось? — спросил я. — Вы нашли Сид?

— Пойдемте со мной. — Она повела меня по коридору с облицованными плиткой стенами, мы свернули за угол и вошли в комнату, где из мебели были только стол и несколько стульев. — Садитесь.

Я сел.

Вскоре следом за нами в комнату вошел крепкий мужчина за пятьдесят, с военной стрижкой.

— Это детектив Адам Марч, — представила Дженнингз. — Он… подключился к моему расследованию.

По ее тону я понял, что этот человек выше рангом и будет руководить.

— Так в чем дело?

— Мы с детективом Марчем хотим обсудить с вами инциденты, происшедшие в последние дни.

— Какие именно? — спросил я.

— Мы хотим поговорить о Патти Суэйн, — вмешался Марч. Голос у него был хрипловатый и низкий.

Теперь до меня начал доходить смысл происходящего. Я вызван на допрос. Детектив Дженнингз — добрый следователь, а этот Марч — злой.

— Я уже все подробно рассказал детективу Дженнингз, — проговорил я, с мольбой глядя на нее. — Разве не так?

— Расскажите снова, — попросила она. — С того момента, когда она позвонила вам ночью.

Я рассказал все снова. Патти позвонила, попросила подвезти, сказала, что повредила колено, упала на битое стекло. Описал как мог парня, который был с ней. Дженнингз делала какие-то заметки в блокноте, а Марч просто сидел и смотрел на меня.

Затем он неожиданно встал, обошел стол и остановился почти рядом со мной.

— В каком состоянии она находилась, когда вы привезли ее к себе домой?

— Что вы имеете в виду?

— Она сознавала, что происходит? Была в здравом рассудке? В сознании?

— Да.

— Вы уверены?

— Конечно. — Я посмотрел сначала на одного детектива, потом на другого. — Не понимаю, к чему вы клоните.

— Разве вы практически не внесли ее в дом? — спросила Дженнингз.

— Да, я ей помог. Она хромала. У девушки было разбито колено.

— То есть у вас с ней был физический контакт, — уточнила она.

— Да, пришлось, чтобы помочь ей войти в дом, иначе бы Патти упала. Ведь в довершение ко всему она была пьяна.

— И кто ее напоил? — резко спросил детектив Марч. — Вы?

— Конечно. Я ведь известный специалист по спаиванию семнадцатилетних девушек.

— Только не надо умничать, — буркнул Марч, сурово глядя на меня.

Я перевел глаза на Дженнингз.

— Кто этот человек?

Марчу, видно, мой вопрос не понравился. Он наклонился ко мне настолько близко, что я чувствовал на лице его несвежее дыхание, и с угрозой в голосе произнес:

— Я тот, кто полагает странной ситуацию, когда одинокий мужчина привозит к себе домой на ночь глядя молодую пьяную девушку, а сейчас объясняет, что она попросила его помочь ей. Чем вы с ней потом занимались?

Я смотрел на Дженнингз, наивно надеясь найти в ней союзника.

— Пожалуйста, отвечайте на заданные вопросы, — произнесла она бесстрастным тоном.

— Она напилась на вечеринке, — упавшим голосом проговорил я. — Но к тому времени, когда мы доехали до моего дома, уже почти протрезвела. И вполне нормально соображала.

— А окровавленные полотенца? — спросил Марч.

— Я промокал ими ее колено. Один порез там был довольно глубокий и кровоточил. — Я снова посмотрел на Дженнингз: — Вы что, подозреваете, что я что-то сделал с Патти и оставил окровавленные полотенца на полу в ванной комнате, чтобы облегчить вам работу?

Дженнингз скрестила руки и в упор посмотрела на меня:

— Мы разговаривали с мисс Вуд.

— Как замечательно!

— Она сказала, что вы на следующее утро ей звонили, чтобы объяснить вчерашнее.

— Да, я ей позвонил. Потому что она подъехала, когда я заводил Патти в дом, и, увидев, что я не один, двинулась дальше.

— Зачем вам понадобилось звонить мисс Вуд? — спросила Дженнингз. — Ведь вы с ней уже не встречаетесь.

— Да, не встречаюсь.

— Так зачем вам было ей что-то объяснять?

— Почему-то меня обеспокоило, что она может все понять неправильно.

— И что же она могла понять неправильно? Мисс Вуд видела, как вы вводили молодую девушку в свой дом. Какие тут нужны объяснения?

— Я уже говорил вам, что не вводил ее, а помогал войти. Это разные вещи.

— Мисс Вуд видела это иначе, — сказал Марч.

Я пожал плечами:

— Дело было ночью. Она проехала не останавливаясь и ничего толком разглядеть не могла.

— Ладно. — Дженнингз замолкла, как будто собираясь с мыслями. — Теперь давайте вернемся к вашему общению с Йоландой Миллс из Сиэтла.

Я удивился. Что общего может быть у Йоланды Миллс с Патти?

— Ну что тут говорить. Получил от нее электронное письмо, она увидела мой сайт и так далее. — Я посмотрел Дженнингз в глаза. — Но ведь это был трюк, чтобы выманить меня из города. И вы прекрасно это знаете.

— Но вы сразу же послали ей ответное письмо, — сказала она, как будто не слыша моих слов.

— Да. Чтобы узнать, как с ней связаться. А когда узнал номер ее мобильного, немедленно позвонил.

— И с кем вы говорили?

— Не знаю, кто это был. Во всяком случае, в Сиэтле мне найти эту женщину не удалось. Даже с помощью полиции.

— Да, я это знаю, — сказала Дженнингз. — Когда вы получили первое сообщение от этой Миллс, Кейт Вуд уже была в вашем доме?

— Да.

— А потом, когда пришло второе сообщение, она сидела за вашим компьютером, верно?

— Да.

— Где вы были в этот момент?

— Да там же, — сказал я.

— В одной комнате с мисс Вуд?

Я задумался, вспоминая.

— Нет, я был внизу, на кухне.

— И чем вы там занимались? — спросил Марч.

— Обзванивал приюты для сбежавших подростков в Сиэтле, — ответил я. — Звонил по мобильному, а Кейт наверху — по обычному.

— А откуда вы узнали номера телефонов? — спросила Дженнингз.

— Я взял ноутбук Сид. У нас в доме беспроводной Интернет, так что ноутбук можно использовать в любом месте.

Детективы переглянулись, затем посмотрели на меня.

— Значит, вы находились внизу с ноутбуком, когда мисс Вуд крикнула, что пришло сообщение от Йоланды Миллс?

— Да, — ответил я, все еще не понимая, куда они клонят.

— И что было потом? — спросила Дженнингз.

— Я побежал наверх, прочитал сообщение с номером телефона и позвонил этой женщине.

Дженнингз кивнула.

— В это время мисс Вуд находилась с вами в комнате?

— Да.

— И слышала ваш разговор? Вы включали громкую связь?

— Нет.

— То есть она слышала только ваши слова, но не этой женщины?

— Не понимаю, что вам от меня надо! — взорвался я.

— Пожалуйста, отвечайте на вопросы, — спокойно проговорила Дженнингз.

— Наверное, мне надо последовать вашему совету и позвонить адвокату.

— Вы думаете, вам нужен адвокат? — быстро спросил Марч.

— Да, думаю.

— А зачем адвокат человеку, которому нечего скрывать?

— Мне действительно нечего скрывать, — произнес я с вызовом.

— Тогда, пожалуйста, ответьте на последний вопрос, — сказал он.

— Какой?

— Могла ли мисс Вуд слышать разговор с обеих сторон, который, как вы заявляете, вели по телефону с некоей Йоландой Миллс?

— Что значит «заявляете»?

— Так могла она слышать разговор с обеих сторон или нет?

— Не знаю. Наверное, нет.

Теперь пришла очередь вступить Дженнингз.

— Давайте поговорим о телефоне.

— Каком телефоне?

— Который был у вас в кармане, когда я заехала к вам в то утро.

— По нему мне звонили из Сиэтла. По крайней мере там был введен код этого города.

— Это верно, — подтвердила Дженнингз.

— Если знаете, зачем спрашиваете?

— И сколько времени у вас находился этот телефон?

— Очень недолго. Я нашел его как раз перед вашим приездом. У входа в дом. Человек, который пытался меня убить, подтвердил тогда, что телефон потерял кто-то из его людей.

— Подтвердил, говорите? — с нажимом произнес детектив Марч.

— Я бы его в любом случае вам отдал, — сказал я, глядя на Дженнингз.

— На нем не нашли никаких отпечатков пальцев, — заметила она как бы между прочим.

Марч отошел от меня и начал медленно ходить по комнате.

Затем повернулся:

— Мисс Вуд заехала к вам случайно, или вы ее ждали?

— Не понимаю, о чем вы спрашиваете.

Он посмотрел на меня как на идиота:

— В тот вечер, когда вы получили это письмо из Сиэтла.

— Мы договорились по телефону, — сказал я. — Она захотела привезти ужин из китайского ресторана.

— Вы сказали, чтобы мисс Вуд приехала сразу? — спросила Дженнингз.

Я тяжело вздохнул, пытаясь вспомнить.

— Мы договорились встретиться через час, потому что мне нужно было совершить объезд. Как обычно, в поисках Сидни. В тот вечер я даже заехал к дому Ричарда Флетчера.

— Кто это такой? — спросил Марч, как будто не знал.

— Этот человек взял в нашем автосалоне грузовичок на пробную поездку и перевозил на нем навоз.

— Мы говорили с ним по поводу стрельбы у вашего дома, — сказала Дженнингз.

— И что? — спросил я.

— Все как вы сказали, — ответила она. — Мистер Флетчер отрицает, что был у вас. Говорит, что весь вечер сидел дома с дочкой. И девочка твердит то же самое.

Я пожал плечами:

— Она ребенок. И говорит то, что сказал ей отец.

— Но пока у нас есть только ваше слово против его, — сказала Дженнингз.

— Мистер Блейк, у вас есть оружие? — неожиданно спросил Марч.

— Нет.

— Я не говорю об оружии с лицензией. Любое оружие.

— У меня нет никакого оружия и никогда не было, — повторил я. — И пожалуйста, объясните мне смысл происходящего сейчас в этой комнате, потому что я ничего не понимаю.

Марч наклонился ко мне:

— Вы согласны с тем, что Йоланда Миллс никогда не существовала?

— Да, — ответил я. — Но мы уже это обсуждали с детективом Дженнингз. Ее выдумали люди, сообщники человека, который пытался меня убить и, вполне возможно, стрелял вчера вечером. Им было нужно, чтобы я уехал из города и дал возможность покопаться в моем доме. Они перевернули там все вверх дном и даже подложили в подушку кокаин в надежде, что полиция меня арестует. Когда это не сработало, они вообще решили убрать меня с дороги.

— И кто же эти люди, которые хотят убрать вас с дороги? — спросил детектив Марч.

— Не знаю.

Он гнусно усмехнулся и покачал головой.

— У меня дочка пропала, а вы тут вздумали шутить, — возмутился я.

— Это я шучу? — притворно удивился Марч. — Я? Да вы сами разыграли здесь целый спектакль наподобие сериала «Сумеречная зона», и это я шучу? Ладно, мистер Блейк, тогда позвольте мне задать вам серьезный вопрос. Это вы выдумали Йоланду Миллс?

— Не понял?

— Вы меня слышали.

Я посмотрел на детектива Дженнингз:

— Он что, дурачится?

Она выдержала мой взгляд.

— Отвечайте на вопрос, мистер Блейк.

Я наклонился к ней:

— То, что этот человек городит здесь чушь, еще понять можно. Но вы?

— Будет много лучше, если вы ответите на наши вопросы, — сказала она. — Мы тогда побыстрее закончим.

Я выпрямился.

— Нет, никакой Йоланды Миллс я не выдумывал.

— А может, все-таки выдумали? — настаивал Марч. — Выдумали и использовали Кейт Вуд, чтобы эту выдумку поддержать. Сделали ее как бы свидетельницей.

Наконец-то до меня дошло.

— Представляю, что она вам наплела. Но прежде чем верить Кейт Вуд, надо понимать, кто она такая. Во-первых, психованная, а во-вторых, специально наговаривает на меня из мести, что я разорвал с ней отношения.

— А разве это такая уж плохая версия? — продолжил свою линию Марч. — Вы ждали ее приезда, чтобы показать на компьютере первое сообщение, а затем спустились с ноутбуком на кухню и послали оттуда себе еще одно сообщение, якобы от Йоланды Миллс, которое мисс Вуд приняла наверху. После чего вы разыграли перед ней телефонный разговор, хотя на самом деле ни с кем не разговаривали?

Над этим впору было смеяться, если бы все не было так серьезно.

— Такую версию может выдвинуть только сумасшедший, — сказал я.

Дженнингз оставалась спокойной, но щеки Марча порозовели от злости.

— Дело в том, что Кейт Вуд повсюду чудятся заговоры, — продолжил я. — Ей кажется, что все против нее ополчились, что почти каждый человек встает утром и думает, как бы сегодня приложить Кейт Вуд посильнее. Вот почему я захотел ей позвонить. Потому что знаю, в каком направлении работают ее мозги.

— Значит, ваша защита состоит в том, что она чокнутая, — констатировал детектив Марч.

— Я не говорил, что Кейт Вуд чокнутая. Просто она вот так видит мир. А что касается разговора с Йоландой Миллс, то, возможно, вы подвели ее к таким выводам. Потому что много стараться для этого не надо. — Я посмотрел на Дженнингз: — Вы видели мой дом, когда я вернулся из Сиэтла? Видели, в каком он был состоянии?

Она кивнула:

— Теоретически также возможно, что вы сами сделали это перед отъездом в Сиэтл.

— И вы в это верите? — резко спросил я.

— Во всяком случае, такое возможно, — ответила она.

— Но вы в это верите? — настаивал я.

Она молчала.

— Зачем мне было этим заниматься? Инсценировать звонок, разорять свой дом, подкладывать кокаин, да так, чтобы вы могли его найти? Я уж не говорю о том, что не представляю, где его можно достать. В чем причина?

Детективы не отвечали. Видимо, хотели, чтобы я сам догадался.

— Мистер Блейк, — наконец сказала Дженнингз, — расследование исчезновения вашей дочери сильно усложнилось. Вначале появился некий Эрик, который предположительно пытался вас убить…

— А нос у меня разбит тоже предположительно? — прервал ее я.

— Недавно пропала еще одна девушка, — продолжила детектив. — Подруга вашей дочери.

— У всех этих инцидентов есть связующее звено, — вмешался Марч. — Это вы. А теперь позвольте мне высказать свои соображения по этому поводу. — Он твердо посмотрел на меня. — Вы умный человек, мистер Блейк, однако не все предусмотрели. Я допускаю даже, что за вами действительно кто-то охотится. Возможно, вы накололи каких-то бандитов и они желают расплатиться. Эту часть пока оставим в стороне. Хотя не исключено, что вы подстроили так, чтобы все выглядело, как будто ваша дочь в чем-то замешана. Чтобы отвести от себя подозрения.

— Но зачем мне это?

— Вы расстались со своей дочерью утром, и после этого ее никто не видел, — сказал Марч. — Недавно то же самое повторилось с Патти Суэйн. Мы не дураки, мистер Блейк.

— Отчего же, — сказал я. — Именно дураки. Чтобы наворотить такое, надо вообще не иметь ума.

— А от Патти вам пришлось избавиться потому, что она вычислила, что вы убили собственную дочь, — торжественно закончил детектив Марч.

В этот момент я даже не размышлял, как поступить. Но даже если бы тщательно подумал, все равно не стал бы вести себя иначе.

Все происходило на уровне инстинкта. Ну представьте, вас обвиняют в убийстве собственной дочери, самого дорогого, что у вас есть на земле. Что вы будете делать? Только одно — схватите этого человека за горло и попытаетесь задушить.

Я вскочил со стула, как будто выстрелила катапульта, и бросился на Марча с вытянутыми руками. Мне хотелось его убить, растоптать, растерзать. И не только за эти обвинения. Я тщетно искал свою дочь, надеялся на помощь этих людей, а они, оказывается, тратили время на то, чтобы найти способ обвинить меня.

— Ах ты, сукин сын! — крикнул я, пытаясь вцепиться ему в горло.

Но не смог это сделать как следует. Потому что детектив Марч был много сильнее и опытнее в таких делах. Он схватил меня за руки и швырнул о стену. Затем быстро развернулся и, ухватив мясистыми пальцами за волосы, прижал лицом к штукатурке. Я чувствовал, что моя голова вот-вот оторвется от шеи.

— Адам! — крикнула Дженнингз.

— Как ты посмел напасть на полицейского, падаль? — выдохнул он мне в ухо.

— Адам! — снова крикнула Дженнингз. — Отпусти его. Пошли поговорим.

Он подержал меня еще секунду, для эффекта, затем отпустил и вышел вслед за Дженнингз в коридор.

Я стоял, прислонившись к стене, пытаясь прийти в себя. Прошло, наверное, минут пять, прежде чем дверь открылась и вошла детектив Дженнингз. Одна.

— Вы можете уйти. — Она показала на дверь.

— И что дальше?

— Уходите, и все.

— Имейте в виду, больше я с вами никаких дел иметь не буду.

— Мистер Блейк…

— То, что вы наплели здесь со своим приятелем, — полная чушь. У вас нет никаких доказательств. И не будет. И вы прекрасно это знаете.

— Мистер Блейк, уходите.

— Ваш приятель мог бы пришить мне нападение на полицейского, но вы посовещались и решили отпустить. В надежде, что я совершу какую-нибудь ошибку и будет к чему прицепиться.

Дженнингз молчала.

— И я действительно совершил ошибку. Поверил вам. Представьте, мне известно, что, когда с кем-то что-то случается, у вас первым делом на подозрении самые близкие люди. Но я думал, что вы не такая. Как видите, ошибся. Так что теперь мне придется в поисках дочери рассчитывать только на себя.

Не глядя на нее, я вышел за дверь.


Глава двадцать девятая | Бойся самого худшего | Глава тридцать первая