home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тридцать вторая

Энди заканчивал работу в шесть. Потом он собирался сразу поехать в «Джек Дэниелс», но сказал, что если Гэри там вообще появится, то только где-то к восьми, и обещал расспросить о нем знакомых ребят.

Тем временем я вспомнил, что у меня еще масса дел, среди которых визит к матери Патти Суэйн, который, похоже, сильно запоздал.

Я зашел в свою кабинку — теперь уже бывшую, Лора, видно, на мое место пока никого не нашла, — сел за стол и поискал в сети адрес Суэйн. За все время, что Патти и Сид были подругами, я ни разу к ее дому не подъезжал.

Поднимаясь из-за стола, я увидел в дверях Лору Кантрелл.

— Что у тебя с Энди? — спросила она.

— Так, пустяки, — ответил я.

— Где наш автомобиль?

— В полиции. Его обстреляли.

— Что значит обстреляли? Пулями?

— Да, а как же иначе.

— Тим, — медленно проговорила Лора, — я всегда вникала в твое положение. Сочувствовала. Когда ты решил уйти, я тоже это поняла. Ну что ж, если надо, уходи. Но теперь оказалось, что принадлежащий фирме автомобиль поврежден, а ты продолжаешь здесь ошиваться со своими делами. Это уже слишком.

— Да, это ужасно.

— Мне нужно, чтобы продавались машины, понимаешь? И не надо нам мешать, приезжать, отвлекать моих людей от работы. Обещай мне, что больше ты не будешь являться сюда со своими неприятностями.

— Спасибо, Лора, — произнес я, рассеянно глядя перед собой, — ты всегда шла мне навстречу.


Я выехал на шоссе, собираясь свернуть к «Бизнес-отелю», спросить, не находил ли кто-нибудь в номере, где я ночевал несколько дней назад, лосенка Милта, и в этот момент зазвонил мой мобильный.

— Что вы сейчас делаете? — спросил Арни Чилтон.

— Еду по делам, — ответил я.

— Думаю, вам следует заехать в ресторан моего брата, послушать кое-что интересное. Я сейчас там. Вы знаете, где он находится?

— Да.

— Тогда приезжайте. Рой вам кое-что расскажет.

Пришлось повернуть на Бриджпорт.


Мой телефон не пролежал в кармане пиджака и трех минут, как снова зазвонил. Думая, что это опять Арни, я не посмотрел на определитель.

— Привет, — раздалось в трубке.

Это была Кейт Вуд.

— Привет, Кейт, — произнес я как можно спокойнее.

— Послушай, — сказала она, — кажется, я сделала то, чего не следовало делать.

— И что же это такое, Кейт?

— Ты, конечно, взбесишься, но я все же обязана тебе рассказать.

— Говори.

— Меня расспрашивали полицейские, и теперь я начинаю думать, что, возможно, указала им неправильный путь.

— Насчет чего, Кейт?

— Ну ты же знаешь, что я иногда слишком остро реагирую на некоторые вещи. Порой даже перегибаю палку. Признаюсь, время от времени меня слегка заносит.

Она замолчала.

— Кейт, я не могу догадаться, о чем идет речь.

— Ну, я поговорила с полицейскими, и, возможно, у них создалось впечатление, что звонка из Сиэтла вообще не было. Что это ты все так подстроил.

— Ах вот оно что, — сказал я.

— Понимаешь, когда я увидела тебя с девушкой, как ты помогал ей войти в свой дом, это вывело меня из себя, и я загенерила, начала воображать черт знает что. Возможно, полицейские с тобой уже говорили. Так вот, я звоню сказать: мне очень жаль, что так получилось. Если это создало тебе какие-то проблемы, то…

Я молчал.

— И я еще подумала, — продолжила Кейт, — что, может быть, как-то смогу это поправить. Доказать тебе, что действительно сожалею. В тот вечер, когда я привезла еду из китайского ресторана, все пошло как-то скверно, но я думаю, что мы могли бы попробовать начать все сначала. Я могу сегодня приехать и привезти…

Я вернул телефон в карман пиджака, предварительно нажав кнопку отбоя.


Ресторан был придорожный. У входа на побитых ветрами балках были развешаны рыбацкие сети. Внутри всюду на стенах висели картины с морской тематикой — плывущие в открытом море парусники, китобои и прочее в таком же духе. В зале большинство столиков были заняты, официанты деловито сновали туда-сюда.

Арни, наверное, высматривал меня, потому что сразу появился, широко улыбаясь.

— Привет, — произнес он, пожимая мне руку, — рад, что вы зашли. Пойдемте. Рой в кабинете.

Он повел меня по коридору мимо двух туалетов и открыл третью дверь с надписью «Офис».

За столом сидел крупный мужчина бычьего сложения. Лысый, но с густыми усами.

— Вот он, — сказал Арни, входя.

— Закрой дверь, — буркнул Рой, обходя стол, чтобы пожать мне руку.

Море присутствовало и в офисе. Картинки на стенах, на полках несколько моделей парусников. Один, особенно величественный, с чудесными высокими парусами, стоял у Роя Чилтона на столе. Он заметил, что я смотрю на него.

— Это «Синеносый»,[10] шхуна из Новой Шотландии. Быстроходное судно, хотя и рыбачье. — Он оглядел Меня. — Брат рассказал мне о пропаже вашей дочки.

— Да. — Я вздохнул. — Это большая беда. Ищу всюду, но пока без толку.

— Арни почему-то решил, что вам будет важно выслушать то, что я расскажу. Хотя вряд ли это имеет какое-то отношение к вашей дочери.

— Ты просто расскажи, — подал голос Арни. — И все.

— Вы уже знаете о том, как я поймал Блюстайна за жульничеством с кредитными картами?

— Да.

— Буду благодарен, если вы не станете об этом рассказывать кому попало. С папашей этого говнюка я уже все уладил.

— В этом можете не сомневаться, — заверил я его.

— Парень сильно меня расстроил. Хорошо, что дело удалось быстро замять. А то поднялся бы такой шум, не приведи Господь. — Рой откашлялся. — В нашем бизнесе большая текучесть кадров. Люди приходят и уходят. Хуже всего, если увольняется шеф-повар. Обычно они задерживаются на какое-то время, иногда на много лет. Если повезет. Но официанты, мойщики посуды, уборщики все время шастают туда-сюда. И нужно смотреть, кого берешь. Я имею в виду нелегалов и прочих. Некоторым менеджерам по барабану, есть или нету работника нужные бумаги и социальная карта. Им платят мало и наличными. По правде говоря, одно время я тоже так работал.

— Возникли проблемы?

Он кивнул:

— Да. Кое-что увидел.

— И что же?

— Работников мне тогда привозил один человек. Он как-то пришел и сказал, что может дать работников за жалованье меньше того, что я обычно плачу, и мне показалось, что это неплохо. И начал он привозить людей, хрен его знает, откуда они понаехали. Один был, кажется, индиец, двое — китайцы, остальные вообще непонятно кто. Но должен вам сказать, работали они как проклятые. И все время молчали. Да, с английским у них были нелады, но не только из-за этого. Эти ребята были страшно напуганы, не смели даже посмотреть мне в глаза. Обслуживать столы они, конечно, не могли. Работали на кухне, убирались и все такое.

— А чего они боялись? — спросил я. — Депортации?

— Конечно, и это, но я думаю, тут было что-то еще. — Рой подошел к своему креслу, но не сел. — Этот парень привозил их к началу смены и забирал в конце. Я составил расписание, чтобы они знали, когда у них выходные, но парень сказал, что это ни к чему. Они могут, если нужно, работать семь дней в неделю. И смены по двенадцать и даже пятнадцать часов — тоже нормально. Я заговорил о том, что это против закона, а он ответил, что его работников наш закон не защищает.

— А платили вы ему или этим людям?

Рой Чилтон махнул рукой:

— Ему. И наличными. А он уже потом расплачивался с работниками. Как? Не знаю. Может, и вообще никак.

— Неужели?

Он пожал плечами:

— Значит, он привозил их в начале смены и приезжал забрать в конце. Из его фургона эти люди сразу переходили на кухню ресторана, а потом наоборот. Это все, что они видели. А глаза у них всех были, прости Господи, ну как у мертвецов. Понимаете? Было ясно, что они на все махнули рукой, потеряли надежду.

Рой наконец опустился в кресло.

— Среди его работников была одна девушка, похожа на китаянку. Славная, очень симпатичная. Вернее, становилась такой, когда улыбалась, что бывало редко. Она так мне нравилась, что я однажды решил позвать ее сюда и сказать, ну, как-нибудь, чтобы она меня поняла, что я, мол, ценю ее добросовестность, и все такое, и готов взять ее на обучение, чтобы сделать официанткой. И представляете, она заходит, закрывает за собой дверь и застывает передо мной с опущенной головой. Я начинаю ей говорить, что она работает хорошо, то да се, понимаете? Чувствую, девушка не улавливает смысла моих слов, но обходит стол, вот этот, и становится на колени в позу, как будто вроде готова, ну, сами знаете к чему.

— Знаю.

— Я говорю ей: «Не надо, встань, мне это не нужно». Девушка была очень удивлена. Она, видно, считала, что это входит в ее обязанности. Понимаете? Однажды, когда он приехал забрать их где-то в два ночи — можете представить, как они вымотались, — я заметил, что она забыла свою кофту, и вышел к фургону. Вижу, этот парень в кабине занимается с ней таким непотребством, просто ужас. И она делала все, что он прикажет. Знаете почему?

— Почему? — спросил я.

— Потому что он был ее владелец, — ответил Рой Чилтон. — Он владел всеми этими людьми. Они были его рабами, которых он просто сдавал в аренду, как, например, рыбачьи лодки.

— Торговля людьми, — произнес я.

— Что?

— У полицейских это называется торговлей людьми. Преступники заманивают людей в нашу страну, сулят им исполнение «американской мечты», те платят им тысячи долларов, а оказавшись здесь, попадают в полную зависимость.

— В общем, я тут же решил с ним распрощаться, — сказал Рой. — Больше этот парень здесь не появлялся.

— А почему вы решили, что это для меня важно? — спросил я, глядя на Арни.

— Когда я был у вас в последний раз, — ответит тот, — вы упомянули фамилию, которую я случайно запомнил. Трайп. Рэндалл Трайп.

Я посмотрел на Роя. Тот улыбнулся:

— Это тот самый парень. Сегодня я почему-то вспомнил, как несколько недель назад прочитал в газете, что труп этот подонка нашли в мусорном контейнере, и сказал об этом Арни. А мой брат сразу вспомнил о вас. — Рой презрительно поморщился: — Думаю, лежавший там мусор по сравнению с этим типом выглядел стерильным.


Глава тридцать первая | Бойся самого худшего | Глава тридцать третья