home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тридцать пятая

Потрясенный, я ринулся в открытую заднюю дверь. Задвинул ее и остановился. Такие сцены шокируют даже в кино. А тут все на самом деле. Верчение в желудке закончилось тем, что меня вырвало. Пошатываясь, я двинулся к машине.

Мне все это привиделось. Ничего не было.

Так говорил внутренний голос, но это было. Было. Там, на кухне, осталась лежать мертвая женщина. Женщина, с которой у меня была интимная связь и которой я отдал частицу своей души.

Теперь она мертва. Застрелена в голову.

Не могу описать, что это был за ужас. Меня бил озноб, дрожали руки. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я собрался с силами и начал соображать, что случилось. Для этого не требовалось быть большим аналитиком. Вероятнее всего, ко мне наведался небезызвестный Эрик — Гэри. Ждал меня, а появилась Кейт. Пришлось ее пристрелить. Свидетели ему были не нужны.

А потом он решил, что лучше смыться. Соседи могли услышать выстрел и вызвать полицию. Так что он свалил до следующего раза.

Я стоял, не зная, что делать. Разумеется, надо было немедленно звонить в полицию, но я не решался.

Когда затрезвонил мобильный, я вздрогнул так, как будто меня ударило током.

Дрожащей рукой выудил его из кармана, но не удержал и уронил на траву. Нагнулся, поднял и, не глянув на определитель, приложил к уху.

— Мистер Блейк? — раздался в трубке голос Кип Дженнингз.

— Да, — ответил я.

— Я получила ваше сообщение. Что случилось?

Удивительно, но ступора, в котором я только что находился, как будто не бывало. Мой мозг вдруг заработал четко и ясно.

Не торопись, только не торопись…

Сид все же работала в этом отеле, а служащие мне сознательно лгали. И полицейским тоже. Вероника Харп и остальные.

В их делах участвовал Рэндалл Трайп — возможно, поставлял в отель нелегалов. И его кровь обнаружена в автомобиле Сид. На работу в этот отель ее устроила Патти. Она была знакома с этим Гэри, которого сейчас пытается разыскать Энди Герц. Вот такая выстроилась цепочка.

Я чувствовал, что нащупал что-то очень важное. Нужно срочно встретиться с Кэрол Суэйн. Она может помочь мне связать концы с концами.

А полиция сейчас получит серьезное подтверждение своим вздорным обвинениям: якобы я убил собственную дочь и ее подругу Патти. Еще бы, в моем доме найдена мертвой моя бывшая любовница, которая совсем недавно в разговоре с полицейскими детективами меня оговорила. Можно представить, как обрадуются Кип Дженнингз и Адам Марч.

— Мистер Блейк, — произнесла Дженнингз. — Вы меня слышите?

Я тогда разозлился, что эта чокнутая — они помнят, что я ее так называл, — навела на меня полицию. Кейт приехала ко мне объясниться, и я во время разговора потерял голову. Они опять вспомнят, как я отреагировал на предположение детектива Марча об убийстве Сид.

В общем, меня немедленно арестуют.

И Сид больше никто искать не станет. Детективы будут считать преступление раскрытым.

— Мистер Блейк, — повторила Дженнингз.

— Я вам перезвоню, — ответил я.


Когда через пять минут телефон зазвонил снова, я вначале посмотрел на определитель.

— Тим, это Энди.

— Да, Энди. Как дела?

— Сижу в баре. Гэри нигде не видно. Спросил о нем двоих, но они в последнее время с ним не встречались.

— Может, они знают, как его найти? — Я свернул направо, затем налево и выехал из своего района.

— Нет. Но я думаю, что смогу узнать, если пооколачиваюсь здесь подольше. Надеюсь, ты оплатишь мне пиво и куриные крылышки?

— Обязательно. Можешь не беспокоиться, — ответил я.

— Ладно. Я позвоню позже.

Я убрал телефон и почувствовал, что дальше ехать не могу. Слезы застилали глаза до такой степени, что не было видно дороги. Мне удалось подвести «жука» к бордюру и остановиться.

Я сидел, сжимая руль так сильно, как мог, как будто пытался передать напряжение своего тела бездушной машине. Дыхание стало прерывистым и все время убыстрялось, едва поспевая за биением сердца. Может быть, вот так человек чувствует себя при инфаркте? Или инсульте?

— О Боже! — бормотал я, повторяя эти слова как мантру. — Боже… Боже… Боже…

Неужели это никогда не кончится?

Вначале пропала дочь. Уехала утром на работу, и больше ее никто не видел. Потом появился этот бандит, который разбил мне нос и размахивал пистолетом. И вот в моем доме убили Кейт Вуд. Может ли человек выдержать такое?

Я простой продавец автомобилей, всю жизнь занимался только этим. И больше ничем. Жизнь не готовила меня к подобным испытаниям.

Возьми себя в руки!

Я поднял голову, вытер глаза. А слезы все текли и текли.

Ты должен взять себя в руки ради Сид. Перестань быть размазней, соберись с духом, двигайся. Потому что, если ты ее не найдешь, этого не сделает никто.

Я утерся еще раз и заставил себя сосредоточиться. Начал делать глубокие вдохи, задерживая воздух на несколько секунд и медленно выдыхая.

Ты обязан. Слышишь? Обязан это сделать.

Постепенно дыхание успокоилось. Перестаю бешено колотиться сердце.

Я завел двигатель и выехал на дорогу.


На звонок в дверь никто не отозвался. Похоже, в доме никого не было. Я решил оставить записку и полез в карман за ручкой, когда рядом с «жуком» встал потрепанный «форд-таурус» середины девяностых.

Из машины вылезла женщина лет сорока. Взяла с сиденья рядом сумочку, два магазинных пакета с продуктами и, покачиваясь на высоких каблуках босоножек, двинулась ко мне.

Приблизившись, она сняла огромные солнечные очки и вгляделась.

— Вы мама Патти? — спросил я.

— Да, а в чем?.. — Кэрол Суэйн замолкла. Я никогда с ней не встречался, но мне показалось, что она меня узнала. Правда, ее, возможно, удивил мой синяк под глазом и заклеенный пластырем нос.

— Я Тим Блейк. — Я сошел со ступенек и протянул руку взять у нее сумки.

Когда-то она, наверное, была красотка. Фигура, ноги (на ней были шорты) по-прежнему впечатляли, но лицо красноречиво выдавало: женщине за сорок, и она любительница выпить. Блондинка, высокие скулы, темные глаза. В ее чертах смутно угадывалась Патти.

Она отдала мне сумки. В одной звякнули бутылки.

— Я подумала вначале, что вы из полиции, пока хорошенько вас не разглядела, — проговорила Кэрол, отпирая дверь.

— Видимо, я не похож на полицейского?

— Не в этом дело. — Она взяла у меня сумки и быстро прошла вперед на кухню, подняв по пути с пола прихожей несколько пустых бутылок. Мне было предложено пройти в гостиную. — В последние пару дней у меня не было времени убраться в доме, — произнесла Кэрол извиняющимся тоном, садясь напротив меня в кресло. Мне показалось, что она не занималась здесь уборкой по меньшей мере года два. — Так что у вас?

— Вам Патти звонила? — спросил я.

Она пожала плечами:

— Нет. Но почему вас это заинтересовало?

— Моя дочь Сидни уже несколько недель как пропала. — Я чувствовал, что мой голос подрагивает, но, наверное, не так сильно, чтобы она заметила. — Патти — близкая ее приятельница. И теперь вот уже два дня как от нее нет известий.

— Да, из полиции мне звонили, спрашивали, но я не знаю, где она, — сказала Кэрол Суэйн безразличным тоном. — А насчет вашей дочери… хм… я даже не знала, что они знакомы.

— Неужели? — удивился я. — Они дружат уже больше года. Разве Патти вам не говорила?

— Патти никогда мне ничего не рассказывает, — вздохнула в ответ Кэрол. — Ни чем занимается, ни с кем встречается, и я совершенно уверена, что никто из ее приятелей понятия обо мне не имеет. — Она усмехнулась. — А если что и знают, то не очень для меня приятное.

— Похоже, вы со своей дочкой не сильно близки, — сказал я.

— Да уж точно не как «Девочки Гилмор».[11] — Она рассмеялась. — Хотите выпить? Пива или еще чего-нибудь?

Я отказался. Конечно, рюмочка-другая мне бы сейчас не помешала: помогла бы снять напряжение, успокоиться, — но ясность в голове была важнее.

— Патти не говорила вам, что одна из ее подруг пропала?

— Да, что-то говорила, я припоминаю, — ответила Кэрол. — Но имя не называла. — Она посмотрела на меня: — Вы не возражаете, если я чуточку себе налью?

— Ради Бога, не стесняйтесь, — поощрил ее я.

Кэрол Суэйн пошла на кухню и вернулась с бутылкой пива «Сэм Адамс».

— Значит, Патти водила компанию с вашей дочерью? И, вы говорите, больше года?

— Да, — подтвердил я.

Она тряхнула головой:

— Надо же.

— Вас это удивляет?

Кэрол вскинула на меня глаза.

— Конечно. — Она налила себе в бокал пива. — Но моя девочка… молоток, верно?

— Да, — согласился я. — Молоток. Независимая личность.

— Станешь тут независимой с таким отцом, — мрачно проговорила Кэрол. — Прохвостом.

— Он не очень интересуется дочкой?

— Так, появлялся время от времени, часто неожиданно, без предупреждения, но, слава Богу, ненадолго. И то когда Патти была поменьше. — Она глотнула пива. — Хм… это забавно, что она снюхалась с вашей дочерью. И где же они познакомились?

— На летних курсах, — ответил я. — На занятиях по математике.

— На летних курсах? — Кэрол удивленно вскинула брови. — На математике?

— Да.

— Странно. По математике у Патти всегда были хорошие отметки.

— Сид тоже не сильно отставала в математике, — заметил я, — но запустила домашние задания. И не была аттестована.

— Просто не верится. — Она глотнула еще пива. — Вы говорите, они подошли друг к другу?

— Да.

Кэрол задумалась.

— Наверное, так оно и должно быть.

Я не понял, что она имела в виду.

— Мне нравится Патти. Она хорошая девочка.

— Ну, чтобы узнать ее как следует, нужно больше чем год. — Кэрол Суэйн нахмурилась. — Одному Богу известно, сколько я вложила в этого ребенка. И что теперь? Одни неприятности. — Она вздохнула. — Сегодня ко мне на работу приезжала женшина-коп. Кажется, ее фамилия Дженнингз. Сказала, что говорила с вами и что вы последний, кто видел Патти.

— Похоже, что так, — согласился я.

— Патти говорила вам, что собирается свалить? — Кэрол снова приложилась к пиву.

— Нет. Если бы я знал, то сразу бы сообщил в полицию. И вам тоже.

— Она вроде раньше никуда не сбегала. Ну на день, может, на два. Очень странно, что дочка не вышла на работу. Ей почти все было по барабану, но к работе она относилась серьезно. Опаздывала, но всегда приходила и работала как следует, даже если перед этим ночь гуляла по-черному. Вот там, где я работаю, если вы опоздаете, это вычтут из жалованья. И никакие уважительные причины не учитывают. Заболела, не заболела — им все по фигу.

— Когда Патти не пришла ночевать, а потом утром не позвонила, вы что, не встревожились?

— Нет.

— Не могу поверить.

— А вы тревожились, когда вам дочь не звонила?

— А как же. Очень.

— Вот видите, какие мы с вами разные. Но кое-что общее у нас есть, о чем вы даже не догадываетесь.

— Возможно, — сказал я, не очень задумываясь над ее словами. — Ведь наши дочери подруги. А к вам я приехал, потому что подумал: может быть, у вас есть какие-то предположения, что могло случиться с Патти. Ведь то же самое могло случиться и с Сидни.

— Я скажу вам одно. — Она откинулась на спинку кресла. — Патти вполне могла влипнуть в какое-нибудь дерьмо.

У меня похолодело сердце.

— Что это значит?

— А то, что моя девочка всегда была впереди всех. Во что другие подростки впутывались рано или поздно, она всегда впутывалась на год раньше. А ведь я вначале на нее чуть ли не молилась. Во-первых, сделала все, чтобы она родилась. Это был мне подарок от Бога, понимаете? Я не думала, что вообще смогу завести ребенка, но он откликнулся на мои молитвы. — Она замолчала. — А потом я все испортила.

— Как испортили?

— Не надо было мне вообще связываться с этим Роналдом, понимаете?

— Каким Роналдом?

— Ну, с мужем. — Кэрол глотнула пива. — Какой из него отец. — Она посмотрела на меня: — Знаете, как трудно растить ребенка одной?

— Двоим нелегко, — ответил я. — А уж одной и подавно.

— И вдобавок надо было зарабатывать на жизнь и следить за домом. — Кэрол налила себе еще пива и поставила бутылку на край столика. Бутылка опрокинулась, но она молниеносно ее подхватила, не дав вытечь ни капли жидкости. Откинувшись на спинку кресла, Кэрол пой мата мой взгляд и усмехнулась, видимо, неправильно его истолковав. — Да, сейчас я уже не та. Но были времена, когда…

— Патти очень на вас похожа, — прервал я ее.

Она кивнула:

— Да. Хотя, должна вам сказать, у девочки есть кое-что и от отца.

— Как вы думаете, где она может сейчас быть?

Кэрол пожала плечами:

— Эта женщина из полиции тоже сильно допытывалась. Но откуда мне знать. Может, встретила парня и сбежала с ним на неделю или больше. А потом надоест, и вернется.

Она поставила бокал с пивом и вгляделась в меня.

— А вы красивый мужчина. Даже с разбитым носом.

Я не знал, что на это ответить, и потому промолчал.

— Вы, наверное, думаете, что я к вам кадрюсь, да? — спросила Кэрол.

— Не знаю, что и думать, — искренне признался я. На меня снова начала накатывать тоска.

Она хмыкнула:

— Нет, поверьте, я не кадрюсь. Просто заметила это, когда удалось в первый раз вас внимательно разглядеть. — Заметив в моем взгляде недоумение, она продолжила: — Я однажды приходила посмотреть на вас туда, где вы работали. Это было лет десять назад. — Я тогда продавал «тойоты». — Вы были там один из самых успешных продавцов, да?

— Значит, мы уже встречались? — спросил я, понятия не имея, куда она клонит. — Вы тогда купили у меня машину? Странно, обычно я очень хорошо запоминаю лица, но вас, извините, не помню.

— И не могли запомнить. Потому что машину я не покупала. А просто вошла в демонстрационный зал, посмотрела на вас, как вы сидите за столом, и ушла. Вначале, правда, хотела подойти и поговорить. Но потом струсила.

— Миссис Суэйн, я ничего не понимаю. Пожалуйста, объясните.

— Я и не ожидаю, что вы поймете. — Она подлила себе в бокал. — Сейчас не совсем подходящий момент говорить вам об этом, но я тогда хотела подойти и поблагодарить.

— За что?

Кэрол несколько секунд молчала.

— Дело в том, что вы отец Патти.


Глава тридцать четвертая | Бойся самого худшего | Глава тридцать шестая