home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава третья

— Скажи, что случилось?

Подошедший Боб Джениган поймал мой взгляд.

— Да ничего особенного. Я говорил ей, что не надо…

Я остановил Боба, подняв руку. Мне было интересно вначале выслушать ее.

— Какие-то известия от Сид? Она позвонила? Что с ней?

Сьюзен отстранилась и покачала головой:

— Нет. От нее ничего.

— Тогда что же?

— За нами следят, — сказала она, покосившись на Боба.

— Кто? Где?

— Это было уже несколько раз. — Сьюзен всхлипнула. — Они сидели в мини-вэне. Следили за домом.

Я посмотрел на Боба:

— За твоим домом или ее?

Он откашлялся.

— За моим.

Дом Сьюзен пустовал, и я знал, что она собирается его продать. Мы втроем регулярно наведывались туда в надежде, что Сид может там прятаться. Но напрасно.

— Сьюзи думает, что за нашим домом следит какой-то человек.

Даже сейчас, после всего, что случилось, мне было по-прежнему мучительно слышать, как Боб называет Сьюзен тем же уменьшительным именем, что и я. Но отвлекаться не следовало.

— Что за человек? — спросил я.

— Не знаю, — ответила Сьюзен. — Не удалось разглядеть. Это было ночью, к тому же стекла в его машине тонированные. Зачем ему следить за нами?

Я повернулся к Бобу:

— Ты его видел?

Вживую Боб выглядел лучше, чем в своих рекламных роликах. Высокий, стройный, в превосходно отутюженных слаксах и рубашке с вышитыми игроками в поло. На ногах дорогие мокасины.

— Я видел мини-вэн, — произнес он со вздохом. — Стоял где-то за полквартала от нашего дома. За последние две недели появлялся там раза два или три. Кто в нем сидел, разумеется, разглядеть было нельзя.

— А что за мини-вэн? — поинтересовался я.

— Кажется, «крайслер». Довольно старый.

«Может быть, копы?» — подумал я. Обычно они ездят на «короне-виктории» или «импале», но если работают под прикрытием, то могут сидеть и в мини-вэне.

— Ты думаешь, он наблюдал за домом? — спросил я. — Мини-вэн, стоящий за полквартала, мог находиться просто сам по себе.

— Вот и я говорю то же самое, — сказал Боб. — Но у Сьюзи после этой истории с Сидни сильно сдали нервы. Ей повсюду чудятся какие-то злодеи.

Эта история с Сидни. Он произнес эти слова так, как говорят о плохой погоде. Вот скоро эта история с Сидни закончится, и можно будет снова поднять верх автомобиля.

— Ты, наверное, особенно тяжело это переживаешь, — усмехнулся я.

Он помрачнел:

— Зря ты так, Тим. Я пытаюсь помочь чем могу. Все время настороже. Вглядываюсь в лицо почти каждой проходящей мимо девушки, не Сидни ли это. При каждом звонке сразу хватаю трубку.

— Тот, в мини-вэне, курил, — устало проговорила. Сьюзен. — Когда он затягивался за рулем, я отчетливо видела маленькую оранжевую точку.

— Вы звонили в полицию?

— А что им сказать? — спросил Боб. — «Тут на нашей улице стоит мини-вэн, впрочем, совершенно законно. Не могли бы вы его проверить?»

— Я все думаю, не связано ли это как-то с Сидни, — проговорила Сьюзен, промокая платком глаза.

— Может быть, Боб прав и у тебя просто сдают нервы? Постарайся отдохнуть. Как следует выспаться.

— Прошу тебя отнестись к моим словам серьезно, — проговорила Сьюзен.

— Я это делаю.

— Я разделяла твои тревоги тогда, в прошлом. Помнишь, как ты всполошился, когда узнал, что о тебе кто-то расспрашивает?

Да, такое было. Давно. Лет десять — двенадцать назад кто-то вдруг начал наводить обо мне справки. Двое знакомых сказали, что им звонили и спрашивали обо мне. В смысле, можно ли мне доверять и все такое. Как при устройстве на новую работу или получении кредита. Хотя в то время я ничем таким не занимался.

А затем все прекратилось и больше не повторялось.

— Помню, конечно, и сейчас к твоему беспокойству отношусь совершенно серьезно. Если ты думаешь, что за вашим домом кто-то наблюдает, значит, надо проверить.

— Это не все. — Она посмотрела на Боба. — У меня начали пропадать вещи. Недавно Боб купил мне швейцарские часы «Лонжин», и они исчезли.

Боб улыбнулся:

— Дорогая, ты их куда-то положила и забыла. Я уверен.

Она повернулась к нему:

— А деньги? У меня в сумочке было почти сто долларов. И они тоже исчезли.

— Да, странно, — пробормотал я.

В этот момент задняя дверца «хаммера» отворилась. Оказывается, в машине сидел Эван, сын Боба от одного из предыдущих браков. Боб был женат дважды, и от какой жены у него этот Эван, мне было неведомо.

— Папа, заведи машину, — прогундосил парень, — чтобы заработал кондиционер. Тут сидеть невозможно.

В руке Эван держал несколько билетов моментальной лотереи («поскреби и выиграй») — мы с Сидни называли их «поскреби и проиграй» — с уже раскрытыми номерами. В другой руке у него была монетка.

Я встречался с Эваном всего раза три-четыре и только раз после исчезновения Сид, и за все время мы сказали друг другу не больше десяти слов. Ему было девятнадцать, он окончил школу, только не знаю, с аттестатом или без. Во всяком случае, куда-то поступать осенью парень не планировал. Насколько мне было известно, Эван работал в одном из автосалонов отца неполный день, а остальное время просиживал за компьютером. Он был высокий, как отец, с длинными космами, свисающими на глаза.

— Посиди, сейчас поедем, — сказал Боб.

— А на обратном пути мы зайдем в «Макдоналдс»? — спросил Эван. В мою сторону он даже не посмотрел.

— Хватит! — рявкнул Боб. Возможно, в этот момент он жалел, что пропала Сидни, а не этот обормот.

— Мне нужно зайти в дом на минутку, — сказала Сьюзен и, тяжело опираясь на трость, двинулась ко входу.

Я догнал ее и отпер дверь.

— Ты сказал, что мы заедем в «Макдоналдс» и что-нибудь там купим, — продолжал канючить Эван, стряхивая крошки с лотерейных билетов.

— Садись в машину и жди, — буркнул Боб. — А если тебе нужен свежий воздух, открой дверь.

Дождавшись, когда Сьюзен скроется в доме, я повернулся к Бобу:

— Как она себя чувствует?

— Неплохо. Поправляется.

— Не понимаю, куда ты смотрел? — возмутился я уже в который раз. — Наверное, разглядывал молодых девушек на пляже? Подыскивал перспективных моделей?

— Тим, уймись. Я же говорил тебе, что это было совершенно безобидное замечание. Тем более что сейчас поводов для беспокойства хоть отбавляй.

— Конечно, — согласился я, успокаиваясь. — Ты думаешь, тот фургон следит за домом?

— Не знаю. — Он пожал плечами. — Мне кажется, это довольно глупая затея.

— А что, если у кого-то появилась причина следить за тобой?

— Ты хочешь сказать — за нами?

— Нет, за тобой. Возможно, это не имеет никакого отношения ни к Сьюзи, ни к Сид.

— Что это значит?

— А то, что ты продал кому-то очередную жертву урагана Катрина, — ответил я. — И это не понравилось.

— Чего ты расшумелся? Да, я однажды продал автомобиль, который купил три года назад у оптовика, ничего не ведая. Тот клялся, что машина чистая, а потом оказалось, что она некоторое время постояла под водой в Новом Орлеане. Ты думаешь, мне это было приятно? Но вот такой у меня рискованный бизнес.

Я не стал напоминать Бобу, как он пытался продать мне спортивную «Хонду-52000» по оптовой цене, убеждая, что машина чуть ли не новенькая. Малый пробег, и еще действительна гарантия. Говорил, что делает мне одолжение по знакомству. И почти уговорил. Я, конечно, проверил автомобиль от верха до низа и, только когда добрался до стеклоомывателей, закрепленных болтами вместе с декоративной решеткой, увидел, что эти детали не от «хонды». Тогда я записал идентификационный номер и сделал несколько звонков, проследив путь машины обратно к фирме-продавцу в Орегоне. Там сказали, что автомобиль украден десять месяцев назад. Потом его нашли — вернее, то, что от него осталось. А осталась половина. Потому что были сняты колеса, сиденья, воздушные подушки безопасности и много других частей. Страховая компания выкупила машину и продала на аукционе. Покупатель заменил в «хонде» отсутствующие части и продал ее Бобу. А тот попытался впарить мне, выдавая за подлинную.

Боб не был бы тем, кем стал сегодня, если бы время от времени не проворачивал похожие аферы.

Тогда я ему сказал, чтобы он поискал другого лоха.

— Зачем за мной следить, Тим? Я чистый, мне нечего скрывать. Хочешь, приходи и посмотри мою бухгалтерию, проверь историю каждой машины в моих автосалонах. Пожалуйста.

— Тогда, может, за тобой следит какой-нибудь ревнивый муж?

Боб на несколько секунд потерял дар речи.

— Как ты смеешь даже предполагать, что я встречаюсь с какой-то женщиной?!

Честно говоря, у меня не было причин подозревать Боба, что он гуляет на стороне. Слова вылетели изо рта прежде, чем я успел подумать.

— Извини.

— Я люблю Сьюзен, — пробурчал он и через пару секунд добавил: — И Сид люблю тоже. Она милая девочка. Я очень хочу, чтобы она вернулась.

Мне было неприятно слышать, что Боб любит мою дочку. Даже если он говорил это искренне. Превозмогая себя, я спросил:

— А как насчет пропавших часов и денег?

Боб погрустнел.

— Я думаю, это все результат стресса. В последнее время Сьюзен стала рассеянной. Часы, возможно, где-то потеряла. А деньги… не знаю. Могла потратить на что-нибудь и забыть.

Я не стал спорить. Такое было возможно.

— Послушай, — сказал Боб, — ведь в полиции ничего не делают. Для них Сид просто очередная сбежавшая из дому девчонка. И не будут делать, пока… где-нибудь не обнаружится ее тело.

Его слова полоснули меня как ножом. Я даже покачнулся.

Посмотрев на мое лицо. Боб опомнился.

— Я, кажется, сморозил глупость. Но все равно копы зашевелятся, только когда у них будет серьезный повод. В общем, надо действовать самим.

— А я и действую. Создал сайт. Звоню, езжу по округе.

— Я это знаю, знаю. Но ты послушай. Есть у меня один знакомый парень. Он мне задолжал, и я подумал: почему бы в счет долга не привлечь его к розыскам?

Первым моим побуждением было отказаться. Мне очень хотелось найти ее самому. Но еще больше хотелось, чтобы она вообще нашлась. И если кто-то включится в поиски, это будет хорошо.

— А кто он, этот парень? — спросил я. — Частный детектив? Бывший коп?

— Он охранник, — ответил Боб. — Его зовут Арнолд Чилтон.

Я на пару секунд задумался. Мне не нравился Боб, и мне не нравилось принимать от него помощь. Но если это поможет найти Сид, отказываться не надо.

Я собрался с силами и протянул ему руку. Он ее пожал с некоторым удивлением, потому что такого жеста от меня не ожидал.

— Спасибо, это очень благородно с твоей стороны. — Я помолчал, а затем добавил: — И спасибо тебе за поддержку Сьюзен. Она ей очень нужна.

— Да, конечно, — смущенно пробормотал он.

— Когда мы поедем? — подал голос Эван. Он стоял, облокотившись на багажник «хаммера», что-то напевая себе под нос и играя на воображаемой гитаре. — Мне надо поскорее домой. Сделать кое-что на компьютере.

— Скоро! — резко бросил Боб. Затем посмотрел на меня: — Пойди скажи ей, что нам пора ехать.

Я кивнул и направился к дому.

В гостиной ее не было. Пришлось подняться наверх.

Как я и ожидал, она оказалась в комнате Сидни. Стояла, опершись спиной на стену, перед туалетным столиком нашей дочери. Ее плечи дрожали.

Я бросился, притянул ее к себе, и мы постояли так с полминуты. Затем Сьюзен отстранилась и начала перебирать лежащие в беспорядке на столике вещи: ватные палочки в кофейной кружке с изображением «смайли», различные кремы, увлажняющие лосьоны, флаконы со спреем для волос, выписка из банковского счета с балансом меньше ста долларов, фотографии с приятелями, Патти Суэйн и Джеффом Блюстайном, маленький МР3-плейер с наушниками.

— Это всегда было при ней, — прошептала Сьюзен, касаясь пальцами плейера, как будто он был каким-то редким артефактом. — Так что, если бы Сид собиралась сбежать с каким-нибудь дружком, она бы его взяла.

Я был с ней согласен. Все вещи Сид остались на месте. Те, что в чемодане и в шкафу. Кое-что по ее обыкновению было разбросано по кровати.

На столе лежал и ноутбук Сид. Детектив Дженнингз его проверяла — и электронную почту, и сайты, на которые она заходила в последнее время перед исчезновением. Ничего полезного обнаружить не удалось.

Сьюзен повернулась ко мне:

— Тим, ведь она жива? Наша девочка жива?

— Конечно, жива, — заверил я ее твердым тоном.


Глава вторая | Бойся самого худшего | Глава четвертая