home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава сорок шестая

— Ах ты, сучка! — процедила сквозь зубы Вероника. — Знала, где она прячется, а сообщила только вчера. Не могла сказать пару недель назад?

Вот, значит, как это все было.

Патти вызвала сюда Веронику, чтобы та расправилась с Сидни. И я мог бы догадаться, когда она решилась на окончательное предательство. После того как я сказал ей, что мне хватит и одной дочери.

— У него пистолет, — предупредила она Веронику.

— Медленно достань его, — приказала менеджер «Бизнес-отеля», — и брось через перила.

Пришлось повиноваться. Спустя секунду послышался слабый всплеск.

— Надо же, — сказал я, — только теперь мне удалось расслышать в твоем голосе знакомые нотки. Ведь ты Йоланда Миллс.

Она улыбнулась:

— Мне повезло с фотографией. Когда Сидни проходила мимо, я держала телефон в руках и случайно щелкнула. Кто знал, что эта фотография потом пригодится. — Она повернулась к Патти: — Ты же говорила, что едва с ней знакома. А теперь получается, что вы подруги.

Больше чем подруги, подумал я.

— Тогда я не хотела ее впутывать, — сказала Патти.

Вероника вздохнула.

— Работать с молодыми одно мучение.

Я тоже вздохнул:

— Это удивительно.

— Чего тебе удивительно?

— Как после всех своих злодейств ты можешь спокойно спать ночью. Днем мучить этих несчастных, а вечером весело возиться с внуком. Ты же обращалась с ними как с рабами. Лишала всех прав. Женщин превращала в проституток.

— Я давала им хорошую работу, — негодующе возразила Вероника. — Нелегалы работали в отелях, ресторанах, на стройках. Здесь им было гораздо лучше, чем там, откуда они приехали. Представь себе, ни один ни разу не попытался вернуться домой.

— Ты же их полностью ограбила. Как они могли вернуться, не имея денег? — Спорить с этой страшной женщиной было бесполезно, и я повернулся к Патти: — Ты знаешь, что она намерена всех нас убить? Сидни, меня, Боба. — Помолчав, я добавил: — Может, и тебя тоже.

Вероника презрительно усмехнулась:

— Не слушай его, Патти. Он тебя дурачит. Ты приняла правильное решение рассказать мне, как найти свою подругу, и очень этим помогла. Где же остальные?

— Скоро будут здесь, — сказала Патти. — Но если они увидят твою машину…

— Я поставила ее подальше отсюда, за магазином сувениров. Иди встреть их. Скажи, что мистер Блейк оступился и подвернул лодыжку. Пусть идут сюда. — Она улыбнулась: — Врать ты хорошо умеешь. Верно, дорогая?

Патти нерешительно двинулась по мосту.

— Быстрее, — прошипела ей в спину Вероника.

Патти побежала.

— Между прочим, в Милфорде сейчас вовсю идет веселье, — сказал я. — Ты что, не в курсе?

Она недоуменно посмотрела на меня.

— Гэри и Картер — трупы. Оуэн в больнице.

По лицу Вероники было видно, что она ни о чем не знала.

— Ваши делишки раскрылись, Вероника. Так что самое умное для тебя садиться в машину и уносить отсюда ноги.

— Заткнись, — бросила она.

— Возвращаться тебе никак нельзя. В отеле сейчас полно полицейских. Когда Оуэн чуть оклемается, то все подробно расскажет. Уверен, тебя этот парень сдаст в первую очередь.

— У меня есть друзья в других местах, — произнесла Вероника чуть дрогнувшим голосом.

— Например, в Сиэтле, да?

— Я сказала тебе — заткнись.

— Нет, друзья тебе не помогут. Ты сгорела.

Ее глаза вспыхнули злостью.

— Это еще посмотрим.

Послышался шум приближающегося автомобиля. Затем голос Патти:

— Сюда. Сюда.

Мой пистолет лежал на дне ручья. Теперь вся надежда была на Боба. Если бы Вероника стояла чуть ближе, можно было бы рискнуть: броситься на нее, попробовать выбить из руки оружие. У меня было большое преимущество в росте и весе. Но она предусмотрительно держала дистанцию больше четырех метров.

Было слышно, как захлопнулись дверцы машины, а следом девичий визг. Патти и Сидни обнялись. Патти разыгрывала роль, достойную «Оскара».

Спустя несколько секунд, когда раздались шаги по тротуару, я закричал что есть силы:

— Бегите отсюда!

— Сволочь, — прохрипела Вероника и выстрелила.

Я стремительно метнулся в сторону, и это меня спасло. Пуля просвистела буквально в нескольких сантиметрах от головы и задела лишь мочку уха. Но шок был настолько силен, что я повалился на тротуар.

Боб не испугался, а побежал ко мне. С «рутгером» в руке.

Увидев Веронику с пистолетом, он выстрелил. Она выстрелила в ответ.

Видно, опыта у нее в этом деле было больше, потому что Боб выронил оружие и упал на живот, держась за плечо.

— О черт, я ранен! — В его голосе слышалось искреннее удивление.

Вероника стремительно бросилась к моей дочке. Сидни с криком развернулась, чтобы бежать, но Патти загородила ей дорогу. Вскоре безжалостная злодейка притащила дочь за руку ко мне и сильно толкнула. Затем повернулась к Патти:

— Иди подбери его пистолет.

Сид упала на меня. Мы крепко обнялись.

— Папа, ты ранен? — спросила она, увидев на моей рубашке пятна крови.

— Нет, дорогая, — прошептал я. — Это так, царапина.

— Почему Патти ей помогает?

Я притянул Сидни ближе к себе.

— Теперь это не важно. Главное, что мы наконец вместе.

— Надо же, сколько хлопот нам доставила эта тварь, — произнесла Вероника, переводя дух. — Радовались, что у нас за стойкой регистрации дежурит милая девушка, хорошо говорящая по-английски, и вон что получилось.

— Трайп был очень плохой человек, — проговорила Сидни сквозь слезы. — Очень плохой.

— Да плевать мне на него! — выкрикнула Вероника. — Главное, чтобы ты заткнулась, раз и навсегда. — Она повернулась к Патти и протянула руку: — Давай пистолет.

Патти подошла с пистолетом Боба и остановилась метрах в двух от нее. Только бы в нем не оставалось патронов.

— Неужели ты позволишь, чтобы на твоих глазах убили сестру? — крикнул я. — Пусть она застрелит меня, но ее пощадит.

— Что ты сказал? — прошептала Сидни.

— Да, она моя дочь. Твоя сестра.

Издалека донеслись звуки полицейской сирены. Наверное, кто-то услышал выстрелы и позвонил.

— Нужно отсюда уходить, — пробормотала Вероника.

— Как же я сожалею! — еле слышно проговорила Патти, глядя на нас с Сид. — Безумно сожалею. Зачем я все это заварила, зачем испортила? Зачем? Ведь не так, не так я хотела, чтобы все получилось. Совсем не так.

По ее щекам потекли слезы.

— Нам нужно отсюда уходить, — пробормотала Вероника и направила пистолет мне в голову.

Я приготовился, пытаясь закрыть собой Сидни.

Затем прогремел оглушительный выстрел. После еще один.

Вероника пошатнулась и откинулась на перила, но прежде чем упасть, успела выстрелить.

Пуля попала Патти в грудь. Она выронила пистолет и мягко опустилась на тротуар.

Я вскочил и бросился к Веронике. Выбил из ее руки пистолет. Женщина не сопротивлялась, потому что уже не дышала.

Я вернулся к дочери. Прижал к себе.

— Все… этот кошмар закончился… успокойся… мы скоро поедем домой, ты увидишь маму…

Сирены теперь звучали очень громко. Полицейские машины приближались.

Мне не хотелось выпускать Сид из объятий, но надо было действовать. Ранены Боб и Патти. Меня хоть зацепило только за ухо, но все равно сильно кружилась голова.

Возможно, оттого, что жуткое напряжение, в каком я находился многие недели, теперь начало спадать.

— Сидни, — сказал я, — скоро сюда прибудут полицейские. Ты должна пойти и встретить их. Объяснить, что здесь случилось. А я останусь пока с Бобом и… Патти.

— Хорошо.

Мы встали, подошли к Патти. На ее груди уже расплылось большое темное пятно.

— Папа… — Сид замялась, не в силах оторвать взгляд от этого пятна. — Ты сказал, что она моя…

— Дорогая, — остановил ее я, — мы обсудим это потом. А пока иди.

Она посмотрела на нас обоих, всхлипнула и побежала в конец моста.

Я опустился на тротуар, обнял Патти, прижал к себе, чувствуя на себе ее кровь.

Если бы я только знал. Если бы знал…

— Держись, — прошептал я. — «Скорая помощь» уже близко.

— Прости меня, пожалуйста.

Ее слова были едва слышны. Хриплое бульканье.

— Помолчи. — По моим щекам текли слезы, и я не имел возможности их утереть. — Помолчи.

— Скажи, что ты меня любишь, — прошептала Патти. — Это очень важно.

— Я люблю тебя. Люблю.

Я продолжал прижимать Патти к себе и после того, как она испустила последний вздох.

Сирены стихли. «Скорая помощь» и полиция наконец прибыли.


Глава сорок пятая | Бойся самого худшего | Примечания