home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвертая

На следующее утро я взял плейер Сид с собой. Вставил в гнездо звукового входа машины и начал слушать музыку дочери. Вначале шла песня Эми Уайнхаус, затем «Длинная извилистая дорога» «Битлз» — одна из моих любимых баллад; не знал, что Сид она тоже нравится, — следом — вещь одного из двух Дэвидов, блиставших в конце последнего сезона передачи «Американский идол». До конца эту вещь я не дослушал, потому что выехал на стоянку кафе, в котором подавали пончики.

В автосалон я прибыл с двумя коробками, по двенадцать пончиков в каждой, и сразу направился в отделение технического обслуживания, где механики налаживали разные модели «хонды». Эти ребята могут при случае помочь, поэтому их надо время от времени подкармливать. Например, в пятницу вечером перед закрытием магазина тебе нужно снять номерные знаки с автомобиля, который клиент сдал в счет оплаты нового, и поставить их на тот, который он выбрал. Ты зовешь кого-нибудь из механиков, иначе будешь сидеть здесь до ночи.

И вообще я любил зайти сюда поболтать. Мне нравилась здешняя атмосфера. Звяканье инструментов, подвешенные в воздухе на пневматических подъемниках автомобили. Они выглядели странным образом беспомощными, обнажив свои грязные днища. В детстве я часто приходил в автосалон отца и часами смотрел на машины. Такими их видели немногие, и мне нравилось быть одним из посвященных.

— Пончики! — воскликнул кто-то, и ребята начали вытирать руки.

Первым подошел улыбающийся Берт.

— Ты молодец, — сказал он, не подозревая, что я был свидетелем его визита в порномагазин. И слава Богу.

Он вытер руки влажной салфеткой и выбрал в коробке пончик с вишневой начинкой.

— Как дела?

Я натянуто улыбнулся:

— Нормально.

О Сид здесь никто меня прямо не спрашивал. У человека пропала дочка. Это было все равно что спрашивать о здоровье у тяжелобольного. Они понимали, что мне нечего ответить.

Когда Сид работала здесь прошлым летом, она проводила много времени с Бертом и остальными. И ее все полюбили. Она выполняла любую подсобную работу, какую скажут: мыла машины, меняла номерные знаки, приносила кофе, укладывала запчасти в нужные коробки, перегоняла автомобили на демонстрационной стоянке. Она только недавно получила водительские права, но действовала — не придерешься. Могла практически вслепую поставить задним ходом мини-вэн «одиссей», хорошо управлялась с рычагами управления на «Хонде-82000». Она была очень смышленая. Стоило ей показать что-то один раз, и все.

Подходили другие механики, брали пончики, съедали, хлопали меня по плечу и возвращались к работе. Явилась даже Барби из отдела комплектации. За пятьдесят, но еще хоть куда, была замужем четыре раза и, по слухам, переспала с большей частью персонала автосалона.

Мы с ней поболтали по-приятельски, перебросились шутками, а затем я прошел в демонстрационный зал и плюхнулся за свой стол. На автоответчике горела красная лампочка. Получены новые сообщения. Я немедленно включил, но там не было ничего интересного. Звонил клиент, хотел узнать, за сколько мы возьмем его «Аккорд-2001». Шесть цилиндров, на крышке багажника антикрыло, колеса с хромированным ободком, металлизированная краска, новенький, но, понимаете, есть собака, и на обивке сидений кое-где видны пятна мочи.

Другое сообщение было следующего содержания:

— Привет, Тим. Я звонила тебе вчера, но сообщения не оставила. Решила попытаться застать тебя сегодня. Я знаю, тебе сейчас тяжело. Пропала Сидни, и все такое, но почему бы нам не встретиться? Я что-то сделала не так? Все вроде у нас шло хорошо — и вдруг… Скажи прямо, что я сказала такого, что ты разозлился. В чем дело? Ведь можно поговорить, и я так больше делать не буду. Ведь нам хорошо было вместе, правда? Давай встретимся. Я хочу накормить тебя ужином, понимаешь? Приеду, привезу что-нибудь вкусное. И слушай, тут на днях будет распродажа. В «Виктория сикрет». Хочу кое-что себе прикупить. А ты звони. И я попытаюсь дозвониться тебе домой сегодня вечером. Ну, мне пора. Пока.

Это была Кейт.

Я включил компьютер, зашел на сайт Сидни. Сообщений не было никаких и новых посещений сайта тоже.

Наверное, пора позвонить детективу Кип Дженнингз.

— Привет, Тим, — раздался голос с другой стороны низкой перегородки, отделяющей мою кабинку от соседней, где сидел наш самый молодой сотрудник, двадцатитрехлетний Энди Герц.

Специфика продажи автомобилей такова, что вообще-то тут никакого образования не требуется. Если ты можешь продавать автомобили, то можешь. Вот и все. И ты должен помнить, что продаешь вовсе не автомобили, а в каком-то смысле себя. Энди был красавчик, в хорошем костюме, стрижка ежиком, к тому же обаятельный. Так что в этом деле проблем у него не было. Особенно с женщинами независимо от возраста.

Как и многие новички в нашем бизнесе, Энди начал очень активно. И много раз занимал по продажам первое место в фирме. Но опять же, как большинство новичков, через несколько месяцев он врезался в стену. Везение ушло. У меня по крайней мере было оправдание по поводу отсутствия продаж в июле, хотя Лора Кантрелл была недовольна. А вот Энди попал в черную полосу, а это совсем другое дело.

Его покинула обычная веселость.

— Привет, Энди, — сказал я, разворачиваясь к нему.

— Представляешь, Лора вызывает меня на пять часов.

— Я передам твоим близким, что кончину ты принял мужественно.

— Тим, я серьезно. Она ведь собирается снять с меня стружку.

— Лора периодически делает это с каждым, — утешил его я.

— Две недели, и ни одной проданной машины. Тут один заходил несколько раз, я был уверен что он купит «сивик», звонил ему, а он, скотина, взял «шеви-кобальт». Вот такая непруха. Надо же, «кобальт».

— Бывает, — сказал я.

— Чувствую, она собирается меня уволить. Я даже мобилизовал своих родственников и знакомых. Мамину машину уже продал, но папа уперся. Не хочет покупать японскую. Говорит, что именно поэтому наша страна и превращается в дерьмо, что мы перестали поддерживать Детройт. Я говорю ему, что, если бы в Детройте не были такими кретинами и перестали выпускать здоровенные внедорожники, все было бы прекрасно. А он начинает злиться и говорит, что если я так люблю япошек, то почему бы мне не уехать к ним жить и питаться суши. Не знаю, смогу ли я в этом месяце заплатить за квартиру. Но в любом случае к родителям переезжать не стану ни за что. Если все будет продолжаться как сейчас, то, возможно, мне придется зарабатывать на обед сдачей спермы. Говорят, за это неплохо платят.

Я усмехнулся, вспомнив студенческие времена.

— А почему бы тебе не попробовать просмотреть объявления о продаже подержанных машин?

— Что?

— Ну, таких объявлений полно в Интернете и газетах.

Энди смотрел на меня, не понимая. Пришлось пояснить.

— Например, человек продает «понтиак-вайб» или что-то еще. Ты звонишь по объявлению и предлагаешь ему поменять машину. Говоришь, что в данный момент у нас отличная финансовая и арендная ставка, если ему это интересно, пусть заходит, и покажешь новую «хонду», на которую можно будет обменять его автомобиль.

— Черт возьми, это классная идея. — Он весело улыбнулся. — Я скажу Кантрелл, что разрабатываю сейчас целую кучу новых вариантов.

— Будь готов к тому, что она даст тебе страницу, вырванную из телефонной книги.

— Зачем?

— Скажет, что это твои новые варианты. Целая страница. У нее есть специальная телефонная книга, из которой она выдирает листы.

— Тут к тебе, кажется, первый клиент, — сказал Энди.

Я развернулся. У стола стоял плотный широкоплечий мужчина среднего возраста. Во время бритья утром он порезался пару раз. Похоже, занимался этим не часто, но сегодня хотел произвести хорошее впечатление. Рубаха на нем была новая, но джинсы поношенные. А ободранные рабочие ботинки выдавали его с потрохами. Видимо, он наивно полагал, что если сверху более или менее нормально, то низ никто не заметит.

— Здравствуйте, — сказал я, поднимаясь с кресла и краем глаза замечая, что Лора уже вызвала в себе беднягу Энди. Гораздо раньше, чем обещала.

— Здравствуйте, — произнес клиент. Голос у него глубокий и хрипловатый. — Меня заинтересовал у вас вон тот синий пикап-грузовичок.

— «Хонда-риджлайн», — проговорил я, кивая. — Рекомендован в «Отчетах для потребителей».

— Хороший грузовичок, — одобрил он, медленно обходя машину.

— Вы на чем сейчас ездите?

— На «F-150».

То есть на «форде». Тоже хороший грузовичок, рекомендованный «Отчетами», но не выдающийся. Я бросил взгляд в окно, чтобы посмотреть на его машину, но увидел совсем другое. Из своего скромного «шеви» вылезала детектив Кип Дженнингз.

— Я могу взять его для пробной поездки? — спросил клиент.

— Разумеется. Мне нужно только ваше водительское удостоверение. Мы сделаем с него копию.

— Пожалуйста.

Он вытащил из бумажника удостоверение и протянул мне. Клиента звали Ричард Флетчер.

— А меня зовут Тим Блейк. — Я протянул ему свою визитную карточку, где был указан не только номер моего рабочего телефона, но и домашний, и мобильный.

Он кивнул и опустил карточку в карман.

Я передал его удостоверение девушке на ресепшене, чтобы она сделала копию, не отрывая взгляда от Дженнингз на автостоянке. Она была невысокая — наверное, чуть выше полутора метров, — с крепким выразительным лицом. Моя мама, несомненно, сочла бы ее красивой, я же — скорее просто симпатичной. Она приехала ко мне, это точно. Но что делать с клиентом? Передать его Энди я не мог, он сейчас получал разнос в кабинете Лоры. Придется попросить мистера Флетчера подождать, пока я поговорю с детективом. Дженнингз говорила по мобильному, и я успел попросить одного из молодых сотрудников в зале найти на стоянке какой-нибудь «риджлайн», снять с него магазинные номера и подвести ко входу как можно скорее.

Я повернулся к Флетчеру:

— Машина будет здесь через пару минут. Обычно я сопровождаю клиентов при пробной поездке…

Флетчер почему-то встревожился.

— Я тут заходил в один автосалон, так мне там дали проехаться одному.

— Вот это я и собирался вам сказать. Не возражаете ли вы проехаться один, пока я поговорю с одним посетителем?

— Это замечательно, — оживился он.

— Сейчас наш сотрудник подгонит демонстрационный грузовичок. Вы проедетесь, а потом мы поговорим. Хорошо?

Флетчер согласился.

Я ринулся на стоянку, хотя детектив Дженнингз продолжала говорить по телефону. Увидев меня, она подняла палец, показывая, что ей нужна еще минута. Я встал неподалеку и терпеливо ждал, пока она закончит.

Разговор у нее был не о полицейских делах.

— А ты чего ожидала? — спросила она. — Что не будешь заниматься и все равно получишь хорошую оценку? Нет, Касси, так не бывает. Да, да… пока не знаю. Может, хот-доги или что-то другое. Все, дорогая, мне нужно идти.

Кип Дженнингз сложила телефон и сунула в сумочку на плече. Посмотрела на меня:

— Моя дочка переживает. Получила двойку.

— Сколько ей? — спросил я.

— Двенадцать.

Краем глаза я видел, как Ричард Флетчер садится в новенький пикап и выезжаете площадки. Но мне было на него плевать, я ждал, что скажет Дженнингз.

Должно быть, выражение моего лица — смесь страха и надежды — произвело на нее впечатление, и она сразу перешла к делу. Шагнув назад, чтобы видеть меня и не вытягивать шею.

— У вас есть время проехаться со мной?

— Куда? — спросил я.

«Только, пожалуйста, прошу вас, только не в морг».

— В Дерби.

— А куда в Дерби?

— К автомобилю вашей дочери.


Глава третья | Бойся самого худшего | Глава пятая