home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Цейтцлер

На смену Гальдеру пришел Курт Цейтцлер, ранее бывший начальником штаба группы армий на Западном фронте. Тот факт, что он не знал обстановки на Восточном фронте, помешал ему добиться успеха в новой должности, которую он занял в столь критический момент, и снизил его шанс отстоять свое мнение в спорах с Гитлером.

Цейтцлер, сравнительно молодой человек, до войны носил звание полковника и командовал пехотным полком. Затем он стал начальником штаба танковой армии Клейста. Именно ему удалось решить задачу снабжения бронетанковых сил во время длительных наступлений и быстрых перебросок. Живой и энергичный, он был истинным «человеком действующим», что всегда приветствовалось нацистами, и представлял собой разительный контраст с «человеком размышляющим», каким был Гальдер – математик, ботаник и писатель.

Будучи менее стратегом, чем его предшественник, Цейтцлер был превосходным организатором и всегда чувствовал, как наилучшим образом использовать мотомеханизированные части. За блестяще организованным им переходом танковых частей через Арденны и далее по Франции в 1940 году последовала серия сложных маневров 1941 года.

Танковые силы Клейста сначала прошли по Украине к Черному морю, где блокировали отступление армии Буденного через Буг и Днепр, затем повернули и двинулись на север навстречу армии Гудериана, чтобы завершить окружение Киева. После этого они снова круто развернулись на юг в тыл свежим русским частям, атакующим немецкий плацдарм на Днепре в районе Днепропетровска, и, обеспечив разгром русских частей, направились по Донбассу к Азовскому морю, чтобы и там перерезать путь отступления противника. Отдавая должное заслугам своего начальника штаба, Клейст подчеркивал, что важнейшей проблемой такой переброски танковых частей является обеспечение их снабжения.

Деятельность Цейтцлера привлекла внимание Гитлера, и в начале 1942 года он получил вызов в ставку. Благоприятное впечатление Гитлера еще более усилилось после рассказа Цейтцлера об экстренных мерах, принятых в 1-й танковой армии, чтобы помочь войскам пережить суровую зиму. До этого Гитлер был глубоко убежден, что профессиональные военные в Германии действуют только согласно устоявшимся штампам и не умеют импровизировать и принимать оригинальные решения. Вскоре после этого Цейтцлер был назначен начальником штаба западных армий с задачей реорганизовать оборону на Западном фронте. В сентябре после неудачной высадки в Дьепе он был снова отозван на восток, и Гитлер объявил, что он будет назначен начальником Генерального штаба. Для молодого генерал-майора это был настоящий взлет.

Необычный выбор Гитлера можно объяснить, во– первых, предпочтением, которое он отдавал молодым людям, понимающим, что такое мотомеханизированная война, а во-вторых, личными заслугами Цейтцлера на полях сражений. Но не только этим.

Поставив такого молодого генерала во главе командования сухопутными силами, Гитлер надеялся, что тот проникнется вечной благодарностью к своему патрону и станет ярым приверженцем фюрера, как Кейтель и Йодль. Избавившись от Гальдера и заменив его своим человеком, Гитлер намеревался освободиться от надоевших ему постоянных споров и возражений.

В первый момент Цейтцлер был ослеплен. Поэтому он молча согласился на штурм Сталинграда, так же как и на продолжение наступления на Кавказ, пока основные силы немцев не забрались слишком далеко, чтобы их можно было вывести.

Но и у него очень скоро появились сомнения. Цейтцлер не понимал, почему Гитлер так старается удержать войска у Сталинграда в преддверии наступающей зимы. Когда началось контрнаступление русских, он хотел немедленно вывести армию Паулюса, однако Гитлер даже слушать об этом не пожелал. После этого трения между Цейтцлером и Гитлером усилились. Даже когда армия Паулюса попала в окружение, Гитлер ни за что не соглашался отдать ей приказ оставить позиции и с боем пробиваться на запад. Цейтцлер заявил о своей отставке, которую фюрер не принял.

После того как немецкая армия под Сталинградом была вынуждена сдаться, Цейтцлеру удалось заставить Гитлера санкционировать вывод войск с двух опасных клиновидных участков, расположенных на пути к Москве и Ленинграду. Это несколько ослабило напряжение, позволило сохранить в целости значительный участок фронта, а также высвободить резервы. Но Гитлер был чрезвычайно раздражен вынужденным шагом назад, когда до двух великих русских городов было уже рукой подать, и даже не рассматривал вопрос общего стратегического отступления. Цейтцлер же настаивал на этом. Собрав всю волю и мужество, он продолжал возражать Гитлеру, однако в этой битве он был в одиночестве – Кейтель и Йодль всегда поддерживали фюрера. К тому же они были намного ближе к Гитлеру – их кабинеты располагались в ставке, а его – совсем в другом месте. Но вопрос заключался не только в расстоянии. Со временем возражения Цейтцлера настолько участились, что Гитлер перестал замечать своего бывшего протеже, даже когда они встречались на ежедневных совещаниях.

Все это усилило влияние генерала Йодля, главы личного штаба Гитлера, через посредство которого фюрер осуществлял личное руководство военными действиями. Йодль, просидевший на этой должности всю войну, никогда не продержался бы так долго, если бы не «знал свое место» и не действовал в строго установленных для него пределах. Он вообще был первоклассным клерком. В противоположность ему Цейтцлер был человеком импульсивным, далеким от подхалимства и раболепства, нередко выходил из себя в спорах с Гитлером. Однако создавалось впечатление, что последний не желал расставаться с человеком, столь искусным в логистике, способным быстро решать проблемы, связанные с перемещением мотомеханизированных частей, что было недоступно ни Кейтелю, ни Йодлю.

Конец наступил в начале июля 1944 года вскоре после разгрома немецких армий в верховьях Днепра. Цейтцлер попросил Гитлера о личной встрече и стал настаивать на выводе северной группы армий из Прибалтийских республик прежде, чем они будут окружены. Гитлер отказался, последовала шумная ссора. Поскольку его отставка уже несколько раз отвергалась, Цейтцлер сказался больным, что давало ему возможность снять с себя ответственность, груз которой он категорически не желал нести. Гитлер не остался в долгу: он лишил Цейтцлера всех привилегий, даваемых званием, после чего отдал унизительный приказ уволить непокорного генерала из армии без права ношения формы.


Последний раунд Гальдера | Битвы Третьего рейха. Воспоминания высших чинов генералитета нацистской Германии | Гудериан