home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Плащ матадора

Захват Гитлером стран Западной Европы начался с ошеломляющих успехов на морском фланге. Они настолько плотно приковали к себе всеобщее внимание, что даже отвлекли от удара, нанесенного в Арденнах и направленного к самому сердцу Франции.

Столица Голландии и главный транспортный узел страны Роттердам были атакованы с воздуха рано утром 10 мая. Одновременно был нанесен удар по приграничным оборонительным сооружениям, расположенным в нескольких сотнях миль к востоку. Паника, вызванная этим двойным ударом, была многократно усилена постоянно появляющимися в небе самолетами люфтваффе. Воспользовавшись благоприятным моментом, немецкие танки вошли в проход, открывшийся на южном фланге, и уже через три дня соединились с парашютно-десантными частями в Роттердаме. Они проследовали к своей цели под носом у 7-й французской армии, которая прибыла на помощь голландцам. На пятый день страна капитулировала.

Ворота в Бельгию были открыты также с помощью хитроумного удара. Воздушно-десантные войска вскрыли замок, захватив мосты через Альберт– канал в районе Маастрихта. На второй день танковые силы осуществили прорыв и обошли с фланга предмостовое укрепление в районе Льежа. В тот же вечер бельгийская армия была вынуждена покинуть фортификационные сооружения на границе и отступить на запад, в то время как союзники, как и было запланировано, – к реке Диль.

Удары, нанесенные практически одновременно по Бельгии и Голландии, создавали впечатление огромной мощи нападавших. Однако в действительности в этих операциях были задействованы до смешного малые силы немцев, особенно это относится к Голландии. 18-я немецкая армия под командованием генерала Кюхлера, действовавшая в Голландии, была значительно меньше, чем противостоящие ей силы, к тому же путь ей преграждали реки и каналы, организовать оборону которых было совсем не сложно. Шансы немцев увеличивало лишь наличие воздушно-десантных частей, но они были очень малочисленны.

Генерал Штудент, командовавший парашютными войсками, рассказал мне следующее: «Всего весной 1940 года мы имели 4500 подготовленных парашютистов-десантников. Для успешного наступления в Голландии их следовало использовать в полном составе. Мы организовали 5 батальонов общей численностью около 4000 человек. Совместно с нами действовала 22-я дивизия, переброска которой осуществлялась по воздуху, состоящая из 12 000 человек.

Ограниченность собственных сил заставила нас сконцентрироваться на двух основных целях, казавшихся наиболее важными для успеха наступления. Главный удар (им командовал лично я) был направлен на мосты в Роттердаме, Дордрехте и Мордийке, по которым проходили основные транспортные артерии с юга через устье Рейна. Наша задача заключалась в захвате мостов раньше, чем голландцы успеют их взорвать. После этого мы должны были удерживать их до подхода наших танковых сил. В моем распоряжении было четыре воздушно-десантных батальона и одна пехотная дивизия из трех батальонов, переброска которой осуществлялась по воздуху. Мы добились полного успеха, причем потери составили всего 180 человек. Должен признать, что мы очень рассчитывали на успех, поскольку наша неудача стала бы неудачей всей операции вторжения». В одном из боев Штудент был ранен в голову пулей снайпера, что вывело его из строя на восемь месяцев.

«Другой удар был нанесен по Гааге. Его целью было удержание в руках голландской столицы, захват правительственных учреждений. Здесь действовали силы под командованием генерала Шпонека. В его распоряжении имелся парашютный батальон и два пехотных полка, также переброшенные по воздуху. Эта атака не была успешной. В ней мы потеряли убитыми и ранеными несколько тысяч человек, примерно столько же попало в плен».


Французский план | Битвы Третьего рейха. Воспоминания высших чинов генералитета нацистской Германии | * * *