home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Полночи Ржавый ворочался без сна. Ну и ну! Какая непостижимая игра судьбы! Что за дело этим высоким персонам до Томаса Ливена? Мальцу Ржавый ничего говорить не стал, к чему раньше времени пугать парня. Во всяком случае, хорошо бы узнать, куда они едут. Пароход следует рейсом до Коломбо – как же исхитриться выпытать планы этих шишек? Обе каюты расположены в центре судна и с остальными каютами не соприкасаются. Вся палуба вокруг залита ярким светом прожектора, капитан почти неотлучно торчит на мостике, а у дверей высокопоставленных лиц несет круглосуточную вахту матрос.

Гм… И все-таки необходимо завтра же выведать их тайные намерения. Да-да, именно завтра.

Наутро Ржавый прогуливался по кораблю и, словно бы повинуясь господской прихоти, заглянул на палубу третьего класса. Завидя, что в уголке теплая компания развлекается картами, он взял курс на них и не ошибся в своих предположениях: в центре играющих он обнаружил Доктора и Дубину.

– Господа, – обратился к играющим Ржавый, – нет ли случаем среди вас портного? Вчера у меня распоролся смокинг, и, если кто-нибудь возьмется его зашить, я хорошо заплачу за труды.

– Я умею хорошо обращаться с иголкой, сударь, – поднялся с места Доктор. – Починить ваш смокинг мне пара пустяков, вот только денег за работу я не возьму.

– Тогда, надеюсь от хорошей, сигареты вы не откажитесь. Как только наскучит играть в карты, приятель, поднимись в пятую каюту.

– Могу пойти прямо сейчас, не откладывая в долгий ящик.

– Стряслось что-нибудь? – поинтересовался Доктор, когда они на пару с Ржавым стали подниматься к каютам первого класса.

– Пока что нет, но ситуация того и гляди осложниться. Видишь вон те две каюты? Перед ними постоянно околачивается матрос, вот и теперь торчит как пришпиленный. Сейчас ты заберешь мой смокинг, а вечером, во время ужина вернешь, вернешь обратно. Я на ужин не пойду – спрячусь здесь, под мостиком, за той трубой. Ты подойдешь к матросу и скажешь, что тебе нужно отнести смокинг в пятую каюту, а ты, мол, не знаешь, где она. Уговоришь матроса проводить тебя и занесешь смокинг ко мне в каюту.

– Понял. Пока матрос будет меня провожать, ты прошмыгнешь в чужую каюту и выпотрошишь ее до дна?

– Дурень! Я же не воровать иду, а подслушивать!

– Ладно, дело хозяйское… А ежели передумаешь, то бери меня в долю.

– И не забудь самого главного: в полночь ты перережешь электропроводку. Ясно?


В восемь вечера, когда все изысканное общество, за исключение доктора Верхагена, собралось за ужином, матрос, несущий вахту у каюты принца, готов был лопнуть от злости. Некий подвыпивший портняжка донял его своими приставаниями, слезно умоляя спеть с ним на пару «Боже, храни короля» и заодно проводить его в пятую каюту. Со смокингом в руках он вис на шее у матроса, пока наконец тому все не осточертело, и матрос, ухватив подгулявшего портняжку за шиворот, отволок его к каюте доктора Верхагена. Когда матрос, запыхавшись, прибежал на свой пост, его высочество и капитан Брэдфорд поднимались по трапу из кают-компании.

Ржавый тем временем прошмыгнул в ванную комнату капитана. Он надеялся, что господа, как и накануне вечером, расположатся в апартаментах принца, коротая время за чашечкой кофе или рюмкой ликера. Если же против ожидания принц не пригласит капитана к себе в каюту, осложнений не миновать.

Удача, однако, сопутствовала Ржавому: господа отправились на половину принца пить кофе. Ржавый выскользнул из ванной комнаты и прижался ухом к тонкой перегородке между каютами. Отсюда каждое, даже негромко сказанное, слово было отчетливо слышно.

О Томасе Ливене речь, увы не шла.

И все же Ржавый не пожалел, что подслушал этот разговор.

– Вы полагаете, этот Чан родом из Китая?

– По-моему, – ответил капитан, – Чан ни в одной армии не служил. Вероятно, был главарем какой-нибудь китайской банды и сам себя произвел в генералы.

– А я лично не вижу его в роли бандитского главаря. Для начала мы вступим с ним в переговоры. Если Чан примет меня за короля, я охотно приму его за генерала. Ясно одно: он – важная фигура, а военные акции на северной границы Индокитая стоили бы немалых человеческих и финансовых жертв.

– Французы тоже не стремятся к войне, но они пойдут на любые жертвы ради того, чтобы через эту территорию не поставлялось контрабандное оружие не только во Внутреннюю Индию, но и в Индокитай.

– Да, конечно… Отрадно сознавать, что интересы Британии и Франции в этом совпадают.

– Если вдруг не удастся прийти к соглашению с этим Чаном, то из Внутренней Индии и Индокитая ударят английские и французские войска и объединенными усилиями разделаются с генеральской бандой.

– На этот шаг я решился бы лишь в самом крайнем случае, – после некоторого раздумья произнес принц. – Сначала применим тактику «круглого стола». Неужели не удастся воздействовать на Чана уговорами, подкупом и лестью? Если же Чан проявит крайнюю неуступчивость, я вынужден буду санкционировать военные действия со стороны французов, ну и, естественно англичан.

– Не забывайте, ваше высочество, с генералом Чаном ведет переговоры и противная сторона.

– Вам доводилось беседовать с людьми, которые уже встречались с этим Чаном?

– Нет, ваше высочество. Он хитрый лис. Стремится окутать свою личность таинственностью. Засел в джунглях с аннамитами и китайцами и до сих пор не вступал в переговоры ни с кем из европейцев. Не сомневаюсь, что он является безраздельным хозяином приграничной области и, если пожелает, может пропустить через свою территорию партию оружия, которую направят из Китая.

– Прежде чем эта партия поступит, мы либо договоримся с ним, либо начнем против него военные действия вместе с французами. Правда, я непоколебимо верю в победу «круглого стола», а поэтому мне не хотелось бы задерживаться в Коломбо.

– Четырнадцатого за нами выходит крейсер «Роджер», и, следовательно, к тому времени, как мы прибудем в Коломбо, он уже будет ждать нас.

«Ну и скучища», – подумал Ржавый. Хотя не исключено, что и эти сведения когда-нибудь могут пригодиться. Но сейчас пора выбираться из каюты Брэдфорда, ведь, поди, скоро полночь.

В этот момент вдруг разом погасли все фонари и прожекторы, словно чья-то невидимая рука перерезала провод. Ржавый увидел, что палуба за окном каюты погрузилась во тьму, и бесшумной тенью выскользнул за дверь.


предыдущая глава | Пропавший крейсер | cледующая глава