home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Время клонилось к полуночи. Трое пленников, унылые и подавленные, томились в темной хижине. На ночь к ним снаружи приставили охрану. Доктор и Ржавый успели прийти в себя после оглушающих ударов по голове, но принц метался в жару. Пленники почти не разговаривали между собой.

– Зачем вы сюда вернулись? – нарушил молчание принц.

– Не за чем, а за кем: за Томасом Ливеном, он остался где-то здесь, в каком-то кхмерском селении. А в Камбодже нам подсунули фальшивку, – ответил Доктор; Ржавому было не до разговоров.

– А как вы угодили в лапы к Шнайдеру? – Принц продолжил расспросы, хотя его колотила дрожь и бросало то в жар, то в холод.

– Мы обнаружили на тропе следы борьбы. Потом увидели с холма лагерь и решили поинтересоваться судьбой вашего высочества.

– В высшей степени благородно с вашей стороны! Просто отказываюсь понимать, отчего такие люди, как вы, могли пасть так низко.

– Причины по большей части материальные. Взять, к примеру, сложности с таможней. Вернее, с таможней не было бы никаких конфликтов, не мешай она спокойно заниматься контрабандой. Ведь я и Ржавый только этим и промышляем. Иной раз, правда, ввяжешься в драку – бывает, что уж тут греха таить. Но ведь иначе со скуки помрешь. Зато до грабежей и убийств у нас никогда дело не доходило. Просто нам по душе вольная жизнь, вот и вся разгадка.

Разговор прервался. Тишину ночи нарушал лишь мощный хор лягушек. Но вот у задней стены хижины послышался равномерный шорох, словно там кто-то роется в земле.

– Ну, сейчас к нам гость пожалует, – проговорил Доктор. – Барсук делает подкоп у стены. Одна беда: уж больно вонючая эта тварь.

Даже в полумраке хижины было видно, как расширяется подкоп, рыхлая почва легко поддавалась усилиям неутомимого трудяги. Скоро в отверстии появились две маленькие руки, и кто-то бесшумно влез в хижину. Очевидно, человек вырыл у стены нору, как это делают собаки, и углубил ее до хижины. Нежданный гость, распластавшись на животе, пополз к пленникам.

– Ты кто? – шепотом спросил Ржавый.

Худенькая фигурка приподнялась с пола.

– Это я, Малец! Не сердись, что не послушалась тебя и прокралась вслед за вами. Я видела, как тебя оглушили, но не осмелилась броситься на выручку. А потом увидела, как схватили Доктора. На полпути к лагерю в ветвях большого дерева прячется караульный. Он замечает каждого, кто перебрался через гребень холма, а его самого не разглядишь. Я заметила его в тот момент, когда он оглушил Доктора, да и то лишь потому, что пробралась поближе. Пришлось дожидаться ночи. Я проскользнула в лес и со стороны зарослей подползла к хижине. Ну, а потом только и осталось ножом расковырять землю у стены.

Ржавый лишился дара речи. Не будь у него связаны руки, он бы задушил Мальца в объятиях.

А Малец, проворно переползая от одного пленника к другому, перерезал связывающие их веревки.

– Теперь от нас только и требуется, – сказал принц, – выбраться наружу тем же путем, как проникла сюда мисс Ливен, – через заросли джунглей – попасть на тропу. Отсюда до лагеря Чана километров десять, не больше. Если наш побег не обнаружат за ночь, то к утру мы наверняка будем у цели.

– Наша цель: найти Томаса Ливена.

– Ах, полно вам! – раздраженно отмахнулся принц. – Интересы Англии превыше всего. Впрочем, вы вольны отправляться на все четыре стороны, а я иду к Чану. Завтра к перевалу Луанг подойдет караван с оружием. Его ни в коем случае нельзя пропустить в Индокитай.

– Я и сама понимаю, что интересы Англии важнее, чем мой брат и я, да и все мы вместе взятые, – печально произнесла девушка.

– Вот это разумные речи, мисс Ливен, – одобрил принц и первым углубился в подкоп.

Медленно, пядь за пядью, ползли они, пока не достигли чащи леса. Сделав большой крюк к северу, беглецы вышли на тропу и припустились со всех ног. Однако принца не отпускал лихорадочный жар; он судорожно хватал воздух и бежал через силу. Его не столько мучила рана на голове, сколько приступ вновь вспыхнувшей застарелой малярии. Занимался рассвет. Откуда-то издали, пробиваясь сквозь оплетенные лианами девственные кроны деревьев, в глубь джунглей проникли первые лучи солнца. Принц рухнул ничком. Подхватив его под руки, Ржавый и Доктор припустились бегом, стремясь уйти как можно дальше. Если в лагере обнаружили побег, то их еще могут догнать.

– Послушайте, – задыхаясь, проговорил принц, – оставьте меня здесь. Однажды вы уже выдавали себя за принца, сыграйте эту роль еще раз… Сказать нужно следующее. Если Чан согласится… перекрыть завтра перевал Луанг… и уничтожить идущий со стороны Китая транспорт с оружием… он получит… пятьдесят тысяч фунтов. Можете обещать больше… Предложите Чану стать властителем провинции… Ступайте… у меня больше нет сил… Оставьте меня…

– Не болтайте ерунды, ваше высочество, – одернул его Ржавый. – Подхватим вас, как птенчика под крылышки и донесем до самого гнездышка.

– Не стоит препираться… Мне трудно говорить… – Принц опустился на поваленное дерево. – Речь идет о жизнях тысяч наших соотечественников… Делайте, что говорю, или… проваливайте ко всем чертям…

– Вот в чем закавыка, ваше высочество, – вмешался Доктор. – Мы можем, конечно, наобещать этому Чану бог весь что, но ведь Британии начхать на наши обещания. Пустое мошенничество с нашей стороны пытаться заключить какое бы то ни было соглашение…

– Верно… Обождите… – Вытащив из внутреннего кармана лист бумаги, принц в самом низу начертал:

«Все, упомянутое в данном документе выше этих строк, было выполнено по моему распоряжению. Я счел необходимым применить эти меры в интересах родины и из высших стратегических соображений.

Принц Сюдэссекский».

Деревья пошли кругом перед глазами принца, в висках загудело колоколом.

– Дата не проставлена… – из последних сил прохрипел он. – Продатируете тем днем, когда будет достигнуто соглашение с Чаном… Поторопитесь, друзья… Храни Господь всех вас и Англию… – Не докончив фразы, он упал без сознания.

Принца положили на траву. Ржавый спрятал заветную бумагу.

– Ты, Доктор, пробирайся с ним на берег Меконга; можешь, дотащишь его до рыбачьего поселка. Разживешься лодкой и по течению за двое суток доплывешь до Камбоджи. Не бросать же принца здесь, в джунглях, одного!

– Верно! – согласился Доктор. – Ну что ж, если мы больше не свидимся, тогда прощайте!

Доктор перекинул через плечо безвольное тело принца и повернул к реке, а Ржавый и Малец припустились к лагерю Чана.

– Будем надеяться, что Доктор найдет лодку и переправиться на противоположный берег Меконга, тогда бандиты Шнайдера не смогут из схватить. Ну, а мы с тобой… Теперь ты снова принц Сюдэссекский, а я капитан Брэдфорд.

– Вид у нас, правда, слегка потрепанный.

– Не беда. Зато видно, что на нас мундиры британских офицеров. А когда путешествуешь в джунглях, трудно выглядеть как с иголочки – это всем понятно… Послушай… Когда я узнал, что ваш бивак забросали гранатами, я очень за тебя испугался.

Малец замер на ходу и повернулся к Ржавому:

– Очень испугался? Правда?

Ржавый долго смотрел в глаза другу и наконец тихо проговорил:

– Очень-очень…

И они впервые поцеловались.

Вслед за короткой остановкой они вновь поспешили на север. У второго поворота тропы как из-под земли выросли восемь полуголых аннамитов с наведенными на путников ружьями.

– Стоять!

Приземистый китаец с соломенной шляпе и с широким кинжалом в руке пробился вперед:

– Кто вы и куда идете?

– Я принц Сюдэссекский, а это капитан Брэдфорд. Нам нужен генерал Чан.

– Следуйте за мной! – коротко распорядился китаец, а темнокожие воины, окружив пришельцев, вмиг образовали конвой. Друзьям оставалось лишь молча повиноваться.


предыдущая глава | Пропавший крейсер | cледующая глава