home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Через полчаса маленький лагерь был окружен. У Ливена иссякли боеприпасы, и большая часть бойцов полегла убитыми. Занимался рассвет… В лагерь явился аннамит-парламентер с белым флагом.

– Мой господин велел передать, чтобы ты сдавался. Тебя не тронут, нам нужны белые солдаты.

На тропе показался первый груженный оружием мул.

– Вот вам мой ответ: открыть огонь!

Китаец и десяток уцелевших бойцов открыли стрельбу по ущелью; раненный мул подпрыгнул и, отчаянно заржав, вместе с поклажей покатился со скалы вниз.

– Назад! – закричал Шнайдер. – Каравану оставаться в ущелье, пока мы не расправимся с этой горсткой безумцев.

Отряд Шнайдера понес большие потери, однако численный перевес по прежнему был на стороне бандитов. Они атаковали баррикады. Завязалась рукопашная, в ход пошли ружейные приклады, ножи, револьверы. Люди Чана отбивались с мужеством отчаяния, и, встретив организованный отпор, противник ослабил натиск. С солдатом, вскочившим на последнюю баррикаду, схватился командир отряда Хо. Аннамит пропорол ему штыком живот, но сам потерял равновесие, и оба покатились вниз. Умирающий китаец из последних сил стиснул глотку врага, и противники застыли не разжимая смертельных объятий.

Шнайдер снова отозвал своих людей с поля боя. Не стоило спешить: эта горстка отчаянных храбрецов обречена.

Вскоре выяснилось, что положение обороняющихся хуже, чем предполагал американец. У Ливена кончились последние боеприпасы. Заметив, что выстрелы из-за баррикад раздаются все реже и даже подобравшихся совсем близко не встречают огнем, Шнайдер догадался, в чем дело. Он дал приказ отправить из-за перевала одного мула. И этот мул невредимым пересек перевал Луанг.

Его появление встретили торжествующими криками. За ним еще один, другой и третий мул перешли границу. Перевозка оружия началась.


Внезапно раздался пронзительный свист, и на фоне предрассветного неба над головами сражающихся, очертив плавную дугу, пронесся какой-то большой темный предмет, затем послышался гулкий взрыв, и неподалеку от ущелья к небу взвился столб пламени. Вьючные животные, обломки деревьев, огромные глыбы земли, изуродованные людские тела верхом взметнулись в воздух.

Трах-тарарах-тах-тах!

Теперь уже орудия пристрелялось, снаряды один за другим ложились в ущелье, и шрапнель сметала все живое. Рушились скалы, валились исполинские деревья, рыхлый склон холма сползал пластами, намертво погребая под собою транспорт оружия; от детонации во вьюках рвалась взрывчатка, и опрокидывались гигантские базальтовые колоссы. Облака пыли, дыма и груды обломков накрыли место, где совсем недавно был лагерь прибывшего каравана.

Пушки потрудились на славу!

Шнайдер и его бандиты сломя голову удирали обратно в джунгли. И тут справа – почти неслышно, после оглушительной канонады – раздалось дробное тутуканье, и беглецы повалились, как подкошенные. Это застрочил пулемет.

А в следующий момент из чащи леса вынырнули два десятка отчаянных храбрецов в белоснежной матросской форме и по команде изготовили оружие к бою. Отступающие бежали куда глаза глядят, но от залпов, сменяющих друг друга, удалось спастись лишь немногим. Шнайдер схлопотал пять пуль.

Битва была окончена.

На середине Меконга, ярко освещенный, красовался во всем своем боевом величии крейсер «Роджер», и утреннюю тишину нарушила торжественная команда:

– Выкатить бочки с пивом!


предыдущая глава | Пропавший крейсер | cледующая глава