home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

После аудиенции у короля принц Сюдэссекский имел долгую беседу с министром обороны.

– Во-первых, необходимо учесть, – начал принц, – что после крушения «Роджера» эти парни, не побоявшись преследования кораблей британской эскадры, спасли нас с мерзавцем Брэдфордом. Во-вторых, даже пойдя на подлог, они старались служить интересам родины. Вырвали меня из рук Шнайдера и тем самым отвели от Британии страшную беду. Спасли мне жизнь, когда я валялся в беспамятстве, и, как подобает верным солдатам, выполнили мой приказ. Не стыжусь признаться, что Ржавый на пару с мисс Ливен успешно выполнили задачу, которая казалась генеральном штабу почти неразрешимой. Ну и наконец, не решись они похитить «Белморэл», у них не было бы возможности своевременно вмешаться в ход событий и уничтожить транспорт с оружием. Полыхать бы в огне войны Индокитаю и Внутренней Индии. Разумеется, захватив крейсер, они совершили серьезное преступление. Но ведь действовали не из корыстных побуждений, а желая спасти невинно пострадавшего человека.

– Согласен, согласен… Их заслуги бесспорны. К тому же мы так и не сделали официального сообщения о похищенном крейсере, опасаясь выставить себя в смешном свете. Но что же нам делать с этими бравыми ребятами?

– По-моему, если сопоставить их проступки и оказанные им услуги, то мы должны их наградить.

– Каким образом?

– Предоставить этот крейсер в их распоряжение. Тогда по крайней мере никто не посмеет утверждать, будто бы у британского флота можно похитить корабль. К тому же у нас намечается списание трех-четырех военных судов. Пусть одним из них будет «Роджер» – кстати, название можно оставить. А лихая команда еще сослужит нам службу. Основанная мною пароходная компания воспользуется крейсером для перевозки товаров, особо высоко оцененных страховыми компаниями. Сами знаете, как процветает морской разбой в восточных морях… Ну, и впоследствии окажется, что «Роджер» принадлежал этим людям еще в ту пору, когда они взяли меня на борт в Коломбо…

– Но позвольте…

– Его величество одобрил мой план. Ведь таким образом мы сумеем исправить свой досадный промах.

– В таком случае я тоже одобряю.


Теперь понятно, почему похитителей крейсера, в сущности, даже не подвергли официальному аресту. Неделю их продержали под стражей, а затем сообщили, что произошло недоразумение: власти не знали, что «Роджер» списан с морского регистра и передан в частные руки. Экипажу благожелательно намекнули, что неплохо бы взять курс на Лондон, и с тем вновь предоставили в их распоряжение корабль, «являющийся собственностью команды». Правда, на прощание моряков предупредили, что, по всей вероятности, им придется уплатить штраф, по нескольку шиллингов с каждого, «за незаконное ношение военно-морской формы».

– Не беда, мы подадим апелляцию, – успокоил Грязнуля Фред бледного и явно взволнованного начальника полиции.

– Ничего себе порядки! – возмутился Ржавый. – Из-за каждого пустяка штрафовать на несколько шиллингов!

Однако, выйдя на улицу, приятели с радостными воплями кинулись обниматься, вызвав оживление среди прохожих. Прежде чем дать сигнал к отплытию, капитан Фред держал перед командой предельно краткую речь:

– Ребята! Благословенна страна, где судоходная техника развита так высоко, что списывают отличные крейсеры! Полный вперед!


Эпилог этой истории не был бы завершенным, не упомяни я еще об одном эпизоде. После рассказов принца высшее лицо государства пожелало видеть героя невероятных похождений – Джона Хеллибартона, то бишь Ржавого. Во время аудиенции присутствовали лишь несколько знатных персон. Наш друг весьма импозантно выглядел во фраке, несмотря на неизменные белые перчатки и желтые штиблеты. Особый ореол славы придало ему блестящее расследование убийства Элен Олдингтон и остроумный трюк со стеклом иллюминатора.

– Как вам пришла в голову идея сохранить отпечатки пальцев столь оригинальным способом?

– Когда я путешествовал под видом доктора Верхагена, – ответил Ржавый, – Брэдфорд вывел меня на чистую воду, уличив в том, что я не знаю, как исследуют под микроскопом трипоно… трипосономы или как их там зовут… Каплю крови на стеклышке прижимают другим стеклом и сохраняют в целости. А позднее, когда мы беседовали с его высочеством принцем Сюдэссекским, я обратил внимание, что Брэдфорд нервно барабанит пальцами по стеклу иллюминатора. Тут я подумал, что если трипо… в общем, если микроскопические тельца сохраняются между двух стеклышек, то отчего бы не остаться в целости и сохранности отпечаткам пальцев. Пока его высочество и Брэдфорд прогуливались по палубе, я вынул стекло иллюминатора – оно и было-то не большим, – затем разрезал его надвое и наложил половинки друг на друга. Ну, думаю, теперь останутся там пальчики, как кружок колбасы меж двух ломтей хлеба.

Редко кому удавалось в этом роскошном зале снискать такой успех, как нашему рыжему герою. Знатные особы благосклонно улыбались, а высочайшая особа изволила осведомиться, нет ли у него каких пожеланий.

– Сир, – зардевшись, произнес Ржавый, – что толку в самом распрекрасном фраке, если у него пустая петлица?

Я уже упоминал, что тщеславие было единственной слабостью Ржавого. Однако, судя по всему, высочайшая особа, восседавшая в массивном красном кресле, знала толк в человеческой психологии.

– Когда я в следующий раз приглашу вас развлечь меня, – благожелательно улыбаясь, сказала королевская особа, – вы будете довольны своим фраком. Вам не придется ждать и года…

– Видите, друг мой, – заметил принц, – честность и преданность творят чудеса. Откровенно говоря, когда я вернулся домой, а вы остались в Сингапуре под стражей, я думал, что вам не избежать наказания.

– С какой стати нас вздумали бы наказывать? – удивился Ржавый.

– Вам пришлось совершить немало героических поступков, чтобы оправдать себя в глазах властей, – вмешался министр обороны. – Ведь что ни говори, вы силой захватили крейсер и держали в плену принца и мнимого капитана генерального штаба…

– Ну, знаете ли… – Ржавый не находил слов от возмущения. – Здесь какая-то чудовищная ошибка. Теперь я жалею, что нас не отдали под суд: я не хочу, чтобы даже тень подобного подозрения касалась моего имени. – Он с достоинством окинул себя взглядом от петлицы фрака до шикарных штиблет. – Я и несколько джентльменов – моих друзей, будучи людьми сугубо штатскими, выполнили повеление принца Сюдэссекского. Пренебрегая опасностью, в разгар шторма развели пары и запустили машины списанного крейсера; кроме того, мы были вынуждены некоторое время носить военную форму…

– Вы шутите сударь? – осведомился сиятельный старец.

– Извольте сами убедиться, сир, в правоте моих слов – Ржавый протянул высочайшей особе лист бумаги, где было написано следующие:

«Все, упомянутое в данном документе выше этих строк, было выполнено по моему распоряжению. Я счел необходимым применить эти меры в интересах родины и из высших стратегических соображений.

Принц Сюдэссекский».

Датирован документ был днем исчезновения «Белморэла», а выше подписи принца шел перечень «распоряжений»:

«1. Мною поручено господину Хеллибартону вкупе с несколькими джентльменами скрытно поднять якоря крейсера «Белморэл», бесполезно простаивающего на рейде у карантина.

2. Я обязал вышеупомянутое лицо снабдить крейсер в гавани Сабанга необходимым запасом сигар и спиртного. Расходы отнести за счет британской казны.

3. В связи с подозрением капитана Брэдфорда в шпионаже повелеваю взять нас под стражу и содержать на крейсере.

4. Под угрозой строжайшего наказания повелеваю господину Хеллибартону и его юному другу принять на себя тяжкие обязанности по приему французского военного парада и, выступив под моими именем и под именем капитана Брэдфорда, по возможности успешно продолжить дипломатические переговоры.

5. Считаю необходимым надлежащее время исправить (за счет казны) ошибочное название крейсера на правильное – «Роджер».

6. Руководствуясь государственными интересами и под угрозой наказания приказываю: на определенное время дезинформировать суда, самолеты и подводные лодки его величества, а также полицейские службы и радиостанции всех частей света и ни под каким видом не подчиняться их распоряжениям.

7. Последнее и важнейшее: лиц, не исполнивших мой приказ, повелеваю доставить в графство Эссекс и обезглавить по старинному праву меча».

Высочайшая особа изволила смеяться до слез. Военный министр, ознакомившись с перечнем, скрепленным подписью принца, какое-то время молча хватал воздух ртом. Всеобщее веселье возросло еще больше, когда принц рассказал историю возникновения этого документа.

– Да-а… – задумчиво протянул седовласый генерал. – Хотел бы я знать, чем бы закончился судебный процесс, попади эта бумага на стол судье.

Это был весьма каверзный вопрос.

Документ поместили в семейный архив графов Сюдэссекских, где он хранится и поныне, доступный для ознакомления.

– Друг мой, вас никак не назовешь пропащим человеком, – сказало высочайшее лицо. – Я позабочусь, чтобы в дальнейшем вы могли должным образом использовать свои способности.

– Выходит, мой учитель все же ошибался, – в ответ заметил Ржавый.

На этом аудиенция закончилась.


предыдущая глава | Пропавший крейсер | cледующая глава