home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

ВЕРФЬ АЛЬГУР

Сергей выбрал удобное место и остановил машину:

— Выходим, предупреждаю сразу, не пугаться, здесь безопасно для всех.

Удивленные таким предупреждением, друзья начали озираться, а Сергей их обнял и активировал телепорт.

— Мы телепортировались! — воскликнул Яндбий. — А куда?

— Откуда ты знаешь про телепорт? — спросил Сергей.

— Он принимает нас за дикарей, которые никогда не учились в школе, — обиженно фыркнул Ирий.

— Нет, просто я знаю, что на планете телепорты дезактивированы.

Вот так сюрприз! Население планеты до сих пор учится по школьной программе, разработанной семь с половиной тысяч лет назад.

— Сообщите статус сопровождающих, — встревоженно спросил компьютер.

— Один пленный, один стажер.

— Принято.

Зашли в лифт, кают-компания находилась на плюс сто втором этаже. Вообще-то палуба телепортов считалась нулевой, но этажей вниз было больше, чем вверх. С обзорной площадки открывалась панорама планеты.

— Мог бы сразу сказать, откуда ты прилетел, — недовольно проворчал Ирий.

— Если бы я знал, — вздохнул Сергей.

— Сбой телепорта, — догадался Яндбий, — в фильмах древних много подобных сюжетов.

— К сожалению, в жизни намного сложнее.

— Да ладно, не грусти. Свое обещание сопровождать тебя я забираю обратно, не обессудь. А клану все объясню, люди тебя поймут.

Вот так, просто. Впрочем, чему удивляться, они многие тысячелетия живут со знанием о космосе, ежедневно смотрят древние фильмы, пытаются найти сохранившиеся блага рухнувшей цивилизации. Да, современные люди не могут покинуть планету, забыли былые технологии и научные разработки. Но космосом их не удивить.

Вдосталь налюбовавшись видом планеты, они повернули обратно. Сергей привел своих гостей в Центральный пост, где Ирий немедленно засел за пульт управления. Потребовалось минут двадцать безуспешных попыток, прежде чем талантливый оружейник понял бесполезность своих усилий и возмутился:

— Неинтересно, все отключено, и мне здесь нечего делать.

— Слишком торопишься с выводами. Посторонний человек за пультом управления боевой станцией. Или ты полагал, что компьютер позволит пальнуть по планете?

— Но я не собирался стрелять по планете!

— А компьютер это знает?

Сергей активировал пульт управления и вывел голограмму ближайшего космического пространства.

— Ух ты! Почему компьютер тебе подчинился?

— Я внесен в базу данных как военный чин.

— Да? Интересно, а это что? — Ирий показал на символ базы снабжения.

— Хочешь посмотреть на космический завод?

— Конечно! Еще и спрашиваешь!

— Пошли в телепорт, там можно все посмотреть и потрогать руками.

Заинтересованные друзья последовали за Сергеем.

База сырьевых ресурсов встретила аналогичным вопросом:

— Укажите статус сопровождающих людей.

— Инженер — директор завода и клиент, покупатель продукции.

— Принято.

Ирий и Яндбий совершенно не удивились присутствию на базе людей. Более того, они немедленно приступили к расспросам, что да как. Сергей решил в разговор не вмешиваться, все равно ничего путного не сможет сказать. Жизнь в этом районе галактики должна быть примерно на одном уровне. Так что, оставив друзей, он ушел в зал управления, где занялся обработкой статистических данных. Проверка результатов работы бывших пленников впечатлила, объемы добычи и переработки были близки к показателям минувших времен.

— Пусти меня за центральный пульт, — раздался за спиной голос Ирия, — здесь возникли некоторые мысли.

— У кого это возникли мысли?

— Послушай, может быть, ты и великий воин, но в жизни наших планет ничего не соображаешь.

Сергей не стал спорить, зачем? Он прекрасно осознавал свою беспомощность в этих делах. Вскоре подошли бывшие пленники и Яндбий, они продолжали обсуждение какой-то насущной проблемы.

— Значит, так, — вступил в разговор Ирий, — я направляю на Пикок транспортеры, а ты обеспечиваешь их биологическим сырьем.

— Каким еще биологическим сырьем? — встрепенулся Сергей.

— Обычным: целлюлозой, морской водой, морскими млекопитающими. Да, чуть не забыл, мне нужны углеводороды.

— Тебе? Ты решил здесь остаться?

— Конечно! Я обеспечиваю клан «Хозяев удачи», они обеспечивают меня. И тебе работа нашлась, где-то поблизости должен быть завод, ищи.

— Завод? Зачем тебе в открытом космосе завод?

— Неуч. Большинство металлов и сплавов разлагается при взаимодействии с кислородом. Все важные устройства изготавливаются в космосе и заливаются пластиком.

Ирий бросил на Сергея победный взгляд.

— Ты зря не фантазируй, — вмешался Яндбий. — Где я тебе возьму необходимые механизмы?

— У меня есть, — ответил Сергей. — Пошли обратно на орбитальную станцию.

Оборудование и оружие, оставленное на борту корабля переселенцев, буквально гладили и целовали. Сергей несколько удрученно наблюдал за чужой радостью, он спровоцировал процесс с весьма неоднозначным конечным результатом.


Ирий развил буквально невообразимую активность, инженер по нескольку раз в день телепортировался со станции на базу и обратно. Тормошил, требуя немедленно отправить на планету очередной модуль со срочно необходимыми механизмами, и спешно возвращался на базу. Сам Сергей использовал свободное время для завершения школьного образования и подготовки «Следопыта». Так что посадка модулей на окраине Байгоры являлась дополнительным тренингом вкупе с разгрузкой мозгов. Смущал другой фактор, который на данный момент никто не принимал во внимание.

— Яндбий, ты в курсе, что модули оборудованы кабинами с местным управлением?

— Да, это есть в школьной программе, но у нас нет подготовленных пилотов.

— На гравигенераторах летать не сложно. Сначала люди твоего клана освоят полеты над планетой, затем выйдут в космос.

— Ты хочешь меня упрекнуть? Я не вижу в этом ничего плохого.

— Опасность лежит в другой плоскости. Орбитальная станция пропустит любой грузовой или пассажирский модуль, но стоит приблизиться к ее причалам, как в борт ударит заряд плазмы.

— Почему? Мы же живем на этой планете, она должна нас защищать!

— У военных свои законы, базы и корабли доступны только для самих военных. Боевая станция защитит вас от любой агрессии, вместе с тем никого к себе не подпустит.

— Странные законы. Ты ничего не можешь сделать?

— Зачем? Подобное положение вещей я считаю правильным. Просто предупреди своих людей — и все.

— Хорошо, все будет сделано по твоим правилам. Ты вернешься?

— Если у меня ничего не получится, то вернусь.

Друзья попрощались, пора отправляться в штаб, где Сергей надеялся найти координаты Солнечной системы.


Верфь для космических кораблей представляла собой безжизненную планету, на орбите которой находилось большое количество огромных стапелей и производственных станций. Опасаясь попросту заблудиться в многослойном «пироге» из всевозможных причудливых конструкций, Сергей остановил «Следопыт» на некотором удалении от орбиты. Он не представлял, как здесь найти пришедший на ремонт штабной корабль.

— Диспетчер приветствует адмирала Алексеева на его корабле «Следопыт».

Вот и ладушки, если компьютер подал признаки жизни, значит, можно найти нужный причал.

— Укажите место ремонта штабного корабля.

— Штабной корабль прекратил движение и потерял связь. Координаты В71Г9.

Ну что же, плохо, но поправимо, в таком возрасте может случиться любое ЧП.

— Прошу «добро» на подход к Центральному модулю управления верфью.

— Швартовка разрешена, выбирайте любой причал.

В рубке развернулась голограмма с зеленой ниточкой рекомендованного пути. Сергей повел корабль в ручном режиме, нужна практика в управлении и маневрировании, а «Следопыт» пусть и называется разведчик, но на самом деле корабль весьма серьезных размеров и возможностей.

Центральный модуль оказался платформой, стилизованной под городской квартал, причем обычные на первый взгляд дома поставлены зеркально на обеих сторонах платформы. Подобное архитектурное решение создавало иллюзию, будто дома стоят на берегу озера. Красиво, ничего не скажешь. Неожиданно картинка на голограмме резко изменилась, появился совсем другой масштаб с видами причалов, секторами для разворотов и зонами ожидания. Судя по всему, когда-то в далеком прошлом это место отличалось высокой плотностью движения.

— Дальний разведчик «Следопыт», вас вызывает пост управления движением, разрешена швартовка на любой причал.

— Мне необходима информация по ремонту штабного корабля.

— Платформа «Б», причал двести четырнадцать, желтая зона, отдел экспресс-ремонта, сектор Ф-двадцать семь, кабинет тридцать два сорок три, добавочный четыре.

Сергей начал было размышлять над забавной информацией, как вдруг понял, что необходимо повернуться на сто восемьдесят градусов, ибо платформой «Б» является зеркальная сторона сверкающего огнями архитектурного шедевра. В первый миг он даже растерялся, но руки сами выполнили маневр, уроки реабилитационного тренажера мозг усвоил хорошо.

Работа с ремонтной ведомостью не заняла много времени. Компьютер штабного корабля переслал подробную информацию обо всех болячках. На верфи в свою очередь выполнил все подготовительные работы. Можно возвращаться на «Следопыт» и отправляться выяснять причину, по которой завис штабной корабль. По дороге Сергей решил активировать телепорт:

— Сообщить статус телепорта.

— Блокирован после завершения эвакуации.

— Какая процедура снятия блокировки?

— Процедуры нет, блокировка в ручном режиме, доступ ограничен.

Об этом можно было и не сообщать, масштабы верфи говорят, что для приказов местному компьютеру его погоны слабоваты. Каждый военный хорошо знает основную структуру построения службы. Вход всегда охраняет часовой, но через сто метров забор кончается, в худшем случае будет дырка для проезда грузовика. Обязательно должна существовать сеть местных телепортов, а там можно найти и телепорты с выходом за пределы этой системы.


Для начала Сергей телепортировался в зону отдыха жилой части Центрального модуля и застыл в немом изумлении. Он оказался в самом настоящем парке с высокими деревьями и ухоженными аллеями. В кронах щебетали птицы, юркие белки, распушив хвосты, выясняли между собой отношения. Да! Уютно жили древние кораблестроители! Покрутив головой, он пошел в направлении виднеющегося фонтана. Природная идиллия усиливалась плодовыми деревьями, которые наполняли воздух неповторимым ароматом фруктов. От фонтана разбегались разноцветные дорожки — хорошее решение. Обычно человек зрительно запоминает какие-то ориентиры, а здесь ясное выделение цветом, да в придачу еще и орнамент.

Фонтан привлек внимание затейливой игрой водных струй. Устроившись на лавочке, Сергей наблюдал за магией водной иллюзии. Невидимые глазу силовые линии создали из воды отдыхающего льва, неожиданно хищник прыгнул и растворился в радуге брызг. На его месте появился маленький бутон и вдруг стремительно вырос в огромную ромашку.

— Вам тоже нравится?

Сергей чуть не подпрыгнул, рядом с ним стоял древний старик.

— Сколько же вам лет? — непроизвольно вырвался вопрос.

— Двести уже прошло, я не считаю. Кому это надо?

— Трудно жить в одиночестве?

— В одиночестве? К фонтану кроме меня никто не ходит, предпочитают свои игры.

— Здесь живут люди?!

— Что вы! Зачем жить в парке, когда вокруг столько удобных зданий.

— Для кого верфь сейчас строит корабли?

— Какая верфь и какие корабли? — Старик сел рядом. — Вы сами в какую игру играете?

— Я? Я не играю, мой корабль идет на ремонт в четырнадцатые доки Вагдебских механических мастерских.

— Вы заговариваетесь, молодой человек, — строго заметил собеседник. — Вам следует немедленно показаться психиатру.

— Где его найти?

— Блок «Небесного жемчуга», корпус «Розовых грез», дальше вам подскажут.

— Отсюда в какую сторону идти?

— Вон телепорт. — Старик сокрушенно покачал головой. — Молодежь, нельзя так много играть.

Сергей без раздумий отправился к телепортам. Зачем попусту гадать, здесь живут люди, исчерпывающую информацию он получит от компьютера.

— Сколько в Центральном модуле человек?

— В настоящий момент проживает девятьсот восемьдесят восемь человек.

— Как они сюда попали при блокированном телепорте и пустом причале?

— Они здесь родились.

— Прошу подтвердить — в Центральном модуле живут потомки персонала верфи Альгура.

— Вношу уточнение, персонал эвакуировался вместе с эскадрой командующего флотом Галактического альянса адмиралом флота Бхонсла.

— Повторяю вопрос. Как посторонние люди попали в жилой сектор военной верфи?

— Жилой сектор служил местом сбора для второй волны переселения.

— Почему их не вывезли?

— Эскадра арьергарда погибла в сражении с врагом. Люди оказались брошенными на произвол судьбы.

— Если сейчас в Центральном модуле менее тысячи человек, то сколько было семь с половиной тысяч лет назад?

— К переселению собралось более ста тысяч.

Трудно общаться с компьютером. Железяка она и есть железяка, требуется четкая формулировка вопроса. Выход нашелся в просьбе передать историю переселенцев со времени приезда до настоящего момента.

Длинное и подробное перечисление ненужных цифр и событий сильно утомило, вместе с тем внесло ясность в текущее положение. За прошедшее время произошла неизбежная деградация. Жизнь в «небесном раю» не требовала никаких усилий, основное развлечение в виде компьютерных игр перевесило естественное стремление к созданию семьи. Единственным положительным моментом в повальной игромании оказалось заложенное в стародавние времена ограничение. Все игры были разделены на различные степени доступности, которые приходили не с возрастом, а с уровнем образования. Вся жизнь обитателей «Райского уголка» проходила под контролем единой компьютерной системы, что вынуждало как минимум осваивать школьную программу.

Прошедшие тысячелетия выделили из общества три группы отщепенцев. Первых Сергей назвал «Знатоки». Они жили на платформе «Б» и занимались преподавательской деятельностью, в том числе готовили врачей, к которым сейчас он шел. Вторую группу окрестил «Возвращенцы». Достаточно большое поселение на южных доках строило корабль для возвращения на родную планету. Последние получили название «Последователи». Эти строили корабль для завершения начатого пути на Землю. Понятное дело, «Возвращенцы» и «Последователи» заинтересовали в первую очередь сроками строительства. За семь с половиной тысяч лет можно построить не одну эскадру, даже с учетом возможного дефицита сырья.

Разъяснение компьютера все расставило по полочкам. Любые работы требуют соблюдения установленной процедуры. Человек должен быть назначен на определенную должность, заказ согласован и утвержден и так далее. Генерального директора нет, назначения невозможны. По принципу своего создания компьютер не может мешать человеку, но и не будет помогать.

От блока «Небесного жемчуга» до корпуса «Розовых грез» всего-то десять минут прогулочным шагом. От надписи «Медико-реабилитационный центр» непроизвольно напряглись мышцы. Нет, на повторное издевательство он никогда не согласится. Не успел Сергей сделать по мягкому ковру и двух шагов, как послышался приятный голос:

— У вас установочный визит, пройдите в сто одиннадцатый кабинет на первичное обследование.

Первичное так первичное. Целью визита являлось желание поговорить с «нормальным» человеком. Вот и нужная дверь:

— Здравствуйте.

За столом сидел скучающий мужчина лет сорока.

— Здравствуйте, вы почему игнорируете обязательные посещения? Рассылки центрального компьютера должны неукоснительно исполняться.

— Я только сегодня прибыл на Центральный модуль.

— Раздевайтесь и ложитесь в диагностическую капсулу.

Сергей выполнил указание, лег на мягкое как пух силовое поле и сквозь прозрачные стенки капсулы посмотрел на врача. Первое время тот почти равнодушно разглядывал развернувшуюся голограмму, совершенно игнорируя бегущую строку медицинской информации. Но вот что-то его удивило, затем информация с диагностического аппарата заставила доктора буквально подпрыгнуть и связаться с невидимыми коллегами.

Пока Сергей одевался, врач с откровенной настороженностью следил за его неторопливыми действиями. Но вот в кабинет врача начали собираться его коллеги, тихий шепот прерывался удивленными восклицаниями и настороженными взглядами в сторону пациента. Когда вошел последний из врачей, голограмма недавнего обследования развернулась на весь кабинет. На этот раз никто уже не сдерживал эмоций, активное обсуждение сопровождалось гневными взглядами на виновника событий.

— Объясните причину пропуска обязательных медицинских обследований. Только четко и внятно, без всяких там заигрался или забыл.

— Может, сначала доктор вспомнит мой первый ответ?

— Не надо отговорок или уверток. «Только сегодня прибыл на Центральный модуль». Не смешно.

— Но я сказал правду.

— Ваши слова не могут быть правдой.

— Хорошо, тогда вы мне объясните, где мы сейчас находимся? Я говорю не о медицинском центре, а обо всем поселении.

— Каком поселении? Это наш дом!

— И где находится этот ваш дом?

— Не путайте нас своими идиотскими вопросами!

— Можно поступить проще, кто из вас желает посетить мой корабль?

— В каком игровом центре? — ехидно заметил самый младший из врачей.

— У двести четырнадцатого причала платформы «Б». Ладно, предлагаю коллективную экскурсию. На корабле хватит места для всех.

В кабинете поднялся гул голосов:

— Вы… это… серьезно? Вы сюда прибыли на корабле?

— Не слушайте этот бред! Он врет! Цивилизация погибла, общеизвестный факт.

— Зачем попусту шуметь, — продолжил Сергей, — прогулка займет немного времени. Или вы боитесь?

Медики снова начали шушукаться и уточнять какие-то детали.

— Вы сами сюда пришли, нам бояться нечего.

— Тогда собирайтесь — и вперед.

— Погодите, зачем вы к нам пришли?

— Неожиданно для себя встретил людей, вот и зашел пообщаться. Не в игровой же зал идти.

Врачи заулыбались, ответ им понравился.

— Еще вопрос. В вашем организме присутствуют не свойственные человеку чужеродные биологические элементы. Откуда это?

— Не знаю. — Сергей пожал плечами. — Меня рожала мама, значит, я нормальный человек.

— Нет не нормальный, у вас усиленные мышечные связки, дополнительные сухожилия, повышенная реакция и инородное образование в ментальной области головного мозга.

Ах вот оно что! Хорош «капитальный ремонт» в Центральном госпитале!

— Все перечисленное результат лечения в Центральном госпитале орденов Мужества и Славы Второго флота Номаркии.

— Где, где?

Сергей повторил, изо всех сил стараясь подавить вырывающийся наружу смех. Уж очень забавно выглядели озадаченные врачи.

Далее посыпался град вопросов, на которые он не мог ответить по определению. Во-первых, он не имеет медицинского образования, во-вторых, был беспамятным пациентом. Обсуждение голограммы пошло по второму кругу с частыми обращениями к компьютеру, откуда выуживали необходимые дополнительные сведения. Примерно через час наступила развязка:

— Проведенная над вами операция прямо запрещена законами Галактического альянса.

— Подобное в принципе невозможно, — возразил Сергей, — лечение осуществлялось компьютером Центрального госпиталя.

— Как это компьютером? — удивились врачи. — Там совсем нет людей?

— Откуда им взяться, если персонал эвакуировался семь с половиной тысяч лет назад.

— Сколько лет?!!

— Компьютер, — позвал Сергей голосом, — изложите присутствующим историю их бытия на Центральном модуле.

— Слушаюсь, господин адмирал!

Вот зараза! Все-таки есть у блуждающих электронов зачатки интеллекта. Компьютер лаконично изложил в общем-то незатейливую историю жизни забытого в космосе анклава людей.

Рассказ шокировал медицинский персонал, люди давно уже думать забыли про космос. Слова «Галактический альянс» воспринимались как их собственное сообщество. К группам чудаков, пытающихся построить какие-то корабли, относились как к безобидным любителям рыбной ловли. В свою очередь Сергей обратил внимание на другой аспект краткой лекции. В сообщении просматривалась полицейская функция компьютера. За огромный период автономного существования анклава люди не разделились на кланы или бандитские шайки. Почва для возникновения всевозможных князей или правителей пресекалась равной недоступностью к распределению благ. Каждый человек мог получить в избытке питание, одежду и любимые большинством компьютерные игры. Проявление агрессии устранялось медикаментозным способом. Тотальный контроль со стороны компьютера позволял добавить в рацион соответствующего человека необходимый препарат.

Вполне логичным выглядело «дозволение» на бесперспективную попытку построить космические корабли. Лидеры двух отколовшихся групп являлись энтузиастами идеи, но никак не могли применить методы насилия. Любой человек мог свободно вернуться обратно на Центральный модуль. Вместе с тем «образовательное» сообщество подпитывалось как материально, так и морально. Преподаватели и студенты под видом стимуляции работы мозга получали различные вкусности. Голографические ролики пропагандировали знания как высший уровень развития человека. Жителям предлагался выбор из педагогического, медицинского и кораблестроительного факультетов, что для знающего человека выглядело диссонансом с такими роликами.

Совсем не просто жилось в погибшем Галактическом альянсе. Подобный тотальный контроль не мог самопроизвольно появиться в местном компьютере, здесь чувствуется рука чиновника.

— Господин адмирал, — раздался голос одного из врачей, — мы докопались до сути.

— Какой еще сути? Вы о чем?

— Ну это… — смутился доктор, — изменений в вашем организме.

Откровенно говоря, Сергей об этом уже и думать забыл. Его подлечили и добавили некоторые дополнительные способности. И что? Он прекрасно себя чувствует, ничего не мешает. Если местные медики попытаются сделать повторную операцию и вернуть «правильные» параметры, он им не дастся.

— Похвастайтесь результатом своих поисков.

— Вы правильно заметили, именно поисков. Мы нашли аналогичную методику, но она применялась только для дауров.

— Ошибки быть не может? Компьютер не мог меня спутать с дауром.

— Дело в другом. В программе медицинского компьютера заложены диагностика и лечение с реабилитацией.

От последних слов Сергея передернуло.

— Без контроля со стороны человека компьютер самостоятельно выбирает наилучший вариант лечения.

От сердца отлегло. Одно дело — умышленное превращение человека в некоего модифицированного монстра, а лечение по самому лучшему варианту — совсем другое.


На 214-м Причале собралось около сотни человек. Люди нервно переговаривались, не отрывая глаз от открытого люка дальнего разведчика. Сергей еще раз внимательно осмотрел открытые для «экскурсантов» помещения — все нормально, ущерб для посетителей и корабля исключен. Он вышел на пандус и приглашающим жестом указал на люк. Компьютер Центрального модуля в очередной раз подтвердил свое неусыпное присутствие. Над причалом раздался привычный голос вокзального диктора:

— Экскурсанты приглашаются на борт дальнего разведчика Департамента освоения новых планет «Следопыт».

«Вот паразит, специально меня дразнит», — подумал Сергей. Медики в окружении своих друзей дружно ломанулись на борт.

Людей охватила нервная суета, одни торопливо осматривали корабельные каюты, другие робко жались по углам, третьи старательно нажимали на все кнопки, дабы узнать, для чего они предназначены. В результате почти все пропустили момент отхода от причала. Сергей вывел корабль в район ожидания и пригласил всех желающих пройти в ходовую рубку. Раздались ахи и охи, с расстояния пяти километров Центральный модуль выглядел красиво, но отнюдь не центром мироздания. Выждав полчаса, пока не стихнут эмоции и восклицания по поводу узнавания своих домов, Сергей повел корабль по согласованному с диспетчерским центром «туристическому» маршруту. Огромный шар планеты заставил всех замолчать, люди невольно оглядывались на свой крошечный мирок и снова напряженно смотрели на Альгур VI. Они впервые увидели планету, на орбите которой родились и живут.

К моменту швартовки экскурсанты выглядели усталыми, как после тяжелого физического труда. Так и должно быть, эмоциональная нагрузка забирает очень много сил, и моральных, и физических. Колоссальных размеров орбитальные заводы, всевозможные фабрики и стапеля. Особенно стапеля, каждый из которых превышал своими размерами их уютный родной дом. Самое главное заключалось в осознании своей никчемности в окружающем мире. Увиденная реальность помогла понять величие предков, силу их разума и значимость поступков. Покидая корабль, многие плакали, не скрывая слез. На прощание медики все-таки удивили Сергея.

— Господин адмирал, мы хотели бы ознакомиться с вашим Центральным госпиталем.

— Он почти пустой, на лечении одна женщина да в камере один военнопленный.

— Это не принципиально, там должно быть уникальное медицинское оборудование.

— Мы хотим быть с вами, — несколько смущенно добавил один из врачей.

— Хорошо, пригоню на ремонт штабной корабль, тогда можно телепортом перейти в Центральный госпиталь.

— Телепортом? Чудесно! Большое вам спасибо!

«Вот тебе и соратники», — удрученно подумал Сергей. Сложившаяся ситуация требовала решения новых проблем. Надо искать военный институт, затем обучить желающих основным корабельным специальностям, а это не один год. «Следопыт» вышел из «прибрежного» района и начал разгон в сторону лежащего в дрейфе штабного корабля.


О серьезности поломки говорило полное отсутствие контакта с компьютером и крайне скудное освещение причала. Если проблема с реактором, тогда серьезная беда. По логике, должна быть предусмотрена буксировка, но как это выглядит в космосе, он не представлял. Во всяком случае, не стальной трос между двумя космическими кораблями. Для начала надо определить суть проблемы, а затем искать пути ее решения. Лифты не работали, так что пришлось идти к трапам аварийных переходов. Автоматические двери открыты, хороший признак, при аварийной ситуации двери всегда закрываются — это непреложный закон. Сама авария может носить любой характер, но герметизация помещений обязательна, ибо последующие события непредсказуемы. Сергей активировал меню своего пояса и запросил статус реактора и запасы топлива штабного корабля. Ответ успокоил, функциональная способность реактора восемьдесят семь процентов, запасы топлива неизвестны, линия связи с компьютером потеряна.

Тяжело вздохнув, Сергей зашагал к ближайшему трапу. Придется подниматься наверх не менее тридцати палуб. Первые десять этажей прошел без задержек. Это палубы технических переходов к оружию и артпогребам, различным системам наведения и управления оружием. Фактически само орудие занимает намного меньше места, чем сопутствующее ему обеспечение. Нельзя нажимать кнопку «залп» без гарантии точности выстрела. История знает слишком много случаев, когда снаряды вместо врага накрывали собственных товарищей. Та же «Буря в пустыне», где американцы из двадцати семи уничтоженных танков накрыли двадцать пять своих и два иракских.

Вот и одиннадцатая палуба, Сергей повернул в коридор и услышал скворчащий звук брошенной на сковороду сырой картошки. Ноги понесли сами, заставляя хозяина этих ног только удивляться. Он побежал по стене, затем перепрыгнул на противоположную стену и такими маневрами в мгновение ока настиг стреляющего индуса. Хруст сломанного позвоночника — и в его руке оказалось плазменное оружие. В двадцати метрах дальше по коридору из расположенных напротив кают выглянули новые враги. Два выстрела на поражение, и затем почти непрерывный огонь в палубу перед дверьми. Тяжелые шлепки плазмы сопровождались летящими в разные стороны огненными искрами. Дверные проемы заволокло ядовитым дымом плавящегося пластика.

В первую каюту Сергей буквально влетел. Еще в коридоре оттолкнувшись от палубы, он по диагонали запрыгнул в каюту. Противники такого никак не ожидали, на палубу упало еще четыре трупа. Снова почти непрерывный огонь, теперь уже в помещении напротив. На этот раз вместе с зарядами плазмы летела различная офисная мебель. Захватчики не сплоховали, почти каждое кресло или стеллаж получали по паре зарядов, но появление Сергея не соответствовало заданному ритму. Он собрал оружие и запасные обоймы, сбил перекосившуюся дверь и пошел дальше к центральному коридору. На этот раз захватчики опростоволосились. Брошенная дверь получила два заряда плазмы и, дымя пробоинами, упала на палубу. Еще с десяток огненных шаров пролетели мимо.

— Поиграем в детскую скакалку? — крикнул Сергей.

По палубе, крутясь волчком, заскользил плазменный пистолет с зафиксированным спуском. Судя по доносящимся звукам, люд действительно запрыгал, но не всегда удачно.

Сергей быстро выглянул и сделал короткую серию выстрелов на поражение. Метров через сорок центральный коридор заканчивался каким-то залом. Годится. Он ввел координаты и активировал телепорт. Удивительно, но там было пусто. Впрочем, люди были совсем близко. Метрах в десяти от входа в зал медленно отступала группа индусов. Все внимание сосредоточено на пересечении коридоров, на плечи товарищей опираются раненые с оторванными плазменными зарядами ступнями ног. Огонь на поражение с одновременным сближением закончился захватом двух пленных. Еще раз телепортация, теперь уже с пленниками.

Один из блоков дальнего разведчика оборудован клетками с биологической защитой. Прислонив индусов к переборке, Сергей принес воды и начал приводить бедолаг в чувство. Те оклемались довольно быстро и начали тревожно озираться.

— Незнакомая обстановка?

— Откуда вы взялись?

— Интересный вопрос, мама родила. Или у вас по-другому?

Пленники дернулись, знают, голубчики, о даурах!

— Что вы от нас хотите? Зачем вы на нас напали?

— Я напал? Нет, милые друзья, это вы пытались захватить мой штабной корабль!

— Корабль был без экипажа!

— Ага, и от скуки шел в доки на ремонт. Сейчас вы мне подробно расскажете о себе, о вашей разбойничьей шайке и о вашей планете.

— Какой в этом смысл? Вы все равно нас убьете.

— Не обязательно, могу продать врачам на запчасти.

Индусы напряглись, следовательно, пересадка органов известное для них дело.

— Или посажу на пару лет в кокон.

Ого! Лица пленников перекосил ужас. И это им известно! Серьезный уровень развития на их планете.

— Договорились? Будете говорить?

— Что мы получим взамен?

— Высажу на планете, где выходят в космос.

— В качестве рабов?

— Нет, там нет рабства, более того, ваши знания дадут хорошие шансы выдвинуться наверх.

— Врете!

— Это почему же?

— Вы даете нам шанс вернуться домой.

— Я должен испугаться?

— У нас большой флот, если мы вернемся и расскажем о творящемся беспределе, вас разнесут на атомы.

— Забавно, вас ничего не смущает?

— Хотелось бы услышать серьезные доводы.

— Зачем мне приводить доводы? Час в коконе — и вы сами все расскажете. Кстати, вы верфь видели? Или для вас это слабый довод?

Пленники сломались и «запели», наперебой дополняя друг друга. Для страховки Сергей включил полиграф, хорошее подспорье для общения в условиях взаимного недоверия.


Дальнейшее — дело техники, на корабле осталось три захватчика, которые занимались переключением управления корабельными двигателями. Повязать увлеченных делом людей не удалось из-за собственной глупости. Подойти к индусам не составило никакой сложности. Два человека аккуратно разделывали кабель, третий сидел с ноутбуком на коленях и по ходу процесса отдавал распоряжения. Тихо подбираясь, Сергей неожиданно почувствовал этих людей на ментальном уровне. Нет, мысли оставались недоступны, но эмоциональная напряженность и некоторое недовольство ощущались отчетливо. Появилась идея ментального удара. Если мозг усилен дополнительным образованием, то ментальный удар должен получиться. При любом исходе он ничем не рискует, в руке пистолет, с такого расстояния не промахнется.

Сергей сосредоточился на начальнике с компьютером и имитировал удар кулаком. Индус покачнулся, затем медленно сполз со стула. Его помощники бросились оказывать помощь, но практически мгновенно упали от нового ментального удара. Сергей подошел, чтобы убедиться в результате эксперимента. На палубе лежали три бездыханных тела. Столь неудачная попытка, как и странности с пробежкой по стене, заставили его еще раз задуматься о приобретенных навыках. Сделанное в «автоматическом режиме» он вряд ли сможет повторить осмысленно. Плохо, что навык есть, а пользоваться им по собственному желанию он не умеет. С этими грустными размышлениями Сергей вышел к месту разрыва кабеля питания на компьютер.

Он перебил шайку индусов как раз рядом с линиями связи, которые они разрезали для перевода штабного корабля на внешнее управление. Однако для них подобный поиск с последующей переналадкой являлся основным бизнесом. Союз Риши объединяет восемнадцать звездных систем. Целью союза является воссоздание Галактического альянса, основателями которого, по сохранившимся преданиям, являются индусы. В настоящий момент космический флот Риши состоит из сотни перенастроенных кораблей и ведет вялую войну со своими соотечественниками и какими-то хананеями. Главной проблемой в боевых действиях является удаленность врага и наличие многочисленных пиратских кораблей неизвестной расы. По описанию пленников эти хананеи похожи на европейцев, только черноволосы. Сама далекая война Сергея не интересовала, а вот проникновение индусов в эту часть галактики могло принести очередные неприятные сюрпризы.

Соединение жил поврежденного кабеля закончилось очень быстро. Не прошло и часа, как послышалась долгожданная фраза:

— Штабной корабль объединенного флота номарков и исидов приветствует адмирала Алексеева.

— Первостепенной задачей является восстановление работоспособности операционного зала.

— Принято.

— Затем работа двигателей и систем управления. После чего произвести ревизию телепорталов и устранить неисправность.

— Принято. Телепорталы и лифты в рабочем состоянии, осуществлена ручная блокировка из выносного командного поста в каюте командующего флотом.

Сергей решил, что это плохо, но поправимо, а пока надо идти на причал и восстановить штатное управление на бывшем корабле индусов. Здесь снова пришлось повозиться, но не так долго, как на «Отчаянном». Помог первый опыт вместе с изобилием всевозможного инструмента. Наконец раздалось традиционное приветствие, после чего Сергей отправился спать. Шайка мародеров прибыла на корабле передового дозора ГП 4318, который сразу получил название «Пограничник». Сугубо утилитарное название, ибо установленное оборудование позволяло контролировать огромное пространство, включая нелинейные возмущения от телепортации.


Хорошенько отдохнув, Сергей снова вернулся на штабной корабль, где его ожидала приятная новость. Работоспособность Центрального операционного зала восстановлена на сто процентов, а через два дня закончится обкатка систем управления и штаб перейдет в ремонтный док.

— Активировать программу управления флотом.

Наступил самый ответственный момент, от которого зависит возможность скорейшего возвращения домой. В центре зала появилась голограмма с мерцающими звездами. Все правильно, так и должно быть. Сергей вывел из режима ожидания свой пояс:

— Записать с моего пояса последнее распоряжение командующего вооруженными силами Галактического альянса адмирала флота Бхонсла.

Теперь надо дать компьютеру немного времени и расслабиться самому, нельзя пороть горячку. Подождав с закрытыми глазами несколько минут, Сергей продолжил:

— Внести в журнал следующую запись: «Приказ № 1. На основании последней информации от командующего вооруженными силами Галактического альянса адмирала флота Бхонсла и в связи с его кончиной принимаю командование вооруженными силами Галактического альянса на себя. Подпись — адмирал граф Сергей Алексеев». Приказ разослать в установленном порядке по всем кораблям, базам и военным учебным заведениям.

Все, дело сделано. Теперь надо ждать. Сергей взял из автомата питания чашку с кофе и уютно расположился в центральном кресле.

На первый взгляд абсурдное решение. Какое командование вооруженными силами? У него нет ни кораблей, ни людей, ни ресурсов. Зачем ему эта опереточная должность, если основная цель — как можно скорее вернуться на Землю. Но это только на первый взгляд, причем взгляд далекого от военных будней человека. Символическая должность главкома давно исчезнувшего Галактического альянса открывала доступ ко всем штабным секретам, позволяла приказывать компьютеру любого военного объекта. Это был единственный путь найти дорогу на Землю. Судя по всему, военная операция по разгрому столичной системы тольтеков, закончившаяся высадкой на единственно уцелевшую планету, готовилась в строжайшем секрете. Следовательно, координаты можно получить только при доступе к подобным документам.

Где-то через час голограмма с мерцающими звездами сменилась на рабочее меню. Сработало! Сергея охватило ликование, сейчас он получит необходимые для возвращения домой данные! Пульт управления перед его креслом неожиданно вспыхнул белесым всполохом, на панели материализовался новый пояс:

— Господин адмирал, приказ номер один разослан и подтвержден всеми адресатами. Вооруженные силы Галактического альянса перешли под ваше командование. Прошу принять командный пояс командующего вооруженными силами Галактического альянса.

Сергей встал, сменил пояс и, глядя в голограмму, отдал честь. До появления наследников сгинувшего Галактического альянса пройдет много лет, возможно тысячелетия, но запись сохранится. Не хотелось предстать перед потомками расхристанным разгильдяем.

Первым делом Сергей поднялся в каюту командующего, теперь уже официально свою каюту. В спальне ожидали аккуратно разложенные стопки форменной одежды. Он взял повседневный комплект. Несколько другой покрой, в петлицах по-прежнему адмиральские звезды, дальше пошли изменения. На рукавах, груди и спине совершенно иные голограммы, причем под голограммами скрывались непонятные вставки. Переодевшись, Сергей вошел в рабочий кабинет. В глаза сразу бросились три ярко освещенных силовых кокона, два пустых, в третьем стояло знамя. Привычная для любого человека форма, темно-фиолетовый фон, в центре сияющий круг из многочисленных золотых звездочек.

— Что находилось на пустующих местах?

— В центре символ объединенного флота номарков и исидов, справа от вас стояло знамя флота.

— Что являлось символом объединенного флота?

— Найденный в пространстве обломок крейсера «Неприступный». Он первым принял бой с тольтеками, экипаж геройски погиб. Телепортация на таком удалении не представлялась возможной.

С помощью компьютера Сергей быстро воссоздал привычный бело-сине-красный флаг, но двуглавый орел не давался. В базе редактора фотографий отсутствовали подходящие болванки, свои художественные таланты лучше было не показывать.

Для достижения поставленной цели всегда можно найти множество путей. Первым делом открыл пульт аварийных выключателей, хозяева перед уходом выключили телепорты, лифты и систему опознавания свой-чужой. Поставил тумблеры в рабочее положение, теперь надо вернуться на «Следопыт». Вышел через адъютантскую приемную на «адмиральский перекресток». Напротив располагался оперативный отдел, далее служба тыла и материально-технического обеспечения. Космос, технологии за пределами человеческого разума, а проблемы адмирала не изменились со времен парусного флота. Заглянул к тыловикам — точно, вдоль широкого коридора стоят манекены с образцами форменной одежды. Вся разница со столичным адмиралтейством заключалась в фуражке. Московские фуражки были на голове у манекенов, здесь головные уборы лежали рядом на специальной подставке. Толерантность, мультирасовое общество лишило манекены головы как первого признака расовой принадлежности.

— Внести запись в корабельный журнал: штабному кораблю ОФШ 211 дается название «Тамбов».

— Прошу разъяснить значение слова «Тамбов».

— Это название города.

— В базе данных населенных пунктов Галактического альянса такой город отсутствует.

Интересное замечание, в компьютере рядового штабного корабля собраны данные обо всех населенных пунктах огромного государства.

— Указанный город основан на бывшей столичной планете тольтеков.

— Чем известен город, в честь которого назван корабль?

— В Тамбове находится самая лучшая в мире астрофизическая станция.

— Принято. Прошу подтвердить, вы родились на новой столичной планете Галактического альянса.

— Подтверждаю.

А компьютер-то не так прост, наличие адмиральского пояса для него не является стопроцентным доказательством, или этот калькулятор тупо заполняет графы неведомой анкеты в личном деле новоявленного командира.

Сергей отправился на «Следопыт» за своим скромным багажом. Беглое знакомство с боевыми возможностями штабного корабля изменило первоначальные приоритеты. Вооружение и техническое оснащение не уступало крейсеру, вместе с тем возможности компьютера являлись поистине безграничными. За время ремонта необходимо собрать как можно больше научной, военной и технической информации, что позволит населению Земли не просто вырваться к звездам, но и подготовиться к встрече с «братьями по разуму» на равных. Осталось найти координаты университетов и научных центров, в новой должности скачать информацию не составит труда. И самому не помешает подучиться, а то выглядит как питекантроп с дубинкой на борту трансконтинентального самолета.


Вернувшись со своей походной сумкой, Сергей в первую очередь разложил на столе земной парадный мундир.

— Компьютер, оптика хорошо различает двуглавые орлы на эполетах?

— Прошу разъяснить понятие «двуглавые орлы».

Вот те раз! Впрочем, чему удивляться, римский орел смотрел на восток, Византия столкнулась с проблемой запада и добавила орлу вторую голову. Компьютер вне логики, для большого арифмометра требуется конкретная задача. Вскоре отредактированная стереопроекция двуглавого орла заняла свое место на бело-сине-красном флаге. Сергей собрался было отнести мундир в свою каюту, но взгляд остановился на центральной подставке. Да! Именно русский адмиральский мундир станет символом его стремлений вернуться на Землю.

Найти подходящий манекен в помещениях службы материально-технического обеспечения удалось достаточно быстро. Аккуратно расправив все складочки, он добавил адмиральский пояс и заправил лосины в сапоги.

— Компьютер, внести изменения во флаг Галактического альянса, пять звезд оставить золотыми, остальные серебряными.

— В чем причина смена цвета звезд?

— В настоящий момент флот контролирует только пять систем.

— Принято.

— Изготовить и установить на штатное место новое знамя флота.

— Принято.

— Манекен в форменной одежде является символом флота.

— Форма неизвестного образца, прошу объяснить причину перевода в статус символа.

— Это парадная адмиральская форма, принятая в системе тольтеков после победы сил Галактического альянса.

— Прошу подтвердить. Вы воевали под этим знаменем и в этой форме.

— Подтверждаю.

— Прошу подтвердить. Вы являетесь потомком победителей тольтеков.

— Подтверждаю.

— Спасибо, господин адмирал, запись внесена в журнал.

— Опознавательным флагом кораблей флота устанавливается белый флаг с синим диагональным крестом.

— Принято.

Новая метла метет по-новому, смена руководителя всегда влечет за собой те или иные изменения. Осталось продумать первые приказы. Сергей отправился осматривать свои новые покои. Адмиральская каюта представляла собой целый комплекс помещений, разделенных на личную и служебную зоны. К рабочему кабинету примыкал зал совещаний на три десятка мест, камбуз с буфетом и каютой вестового. С другой стороны маленький салон для приватных бесед, оранжерея и выход на обзорную площадку. Проектировщики постарались на славу, сзади тропические заросли с искусственным водопадом, впереди бездна космического пространства с поражающими своим блеском звездами.

Красоты никуда не денутся, пора браться за дело и в первую очередь защитить то немногое, что находится в его подчинении. Вернулся за рабочий стол и — сюрприз! Он отсутствовал не более двадцати минут, а новый флаг и его парадная форма уже красовались за силовой защитой в ярких лучах света. Отошел в сторону, красиво и гармонично. Жаль, больше некому этим полюбоваться.

— Внести в журнал следующую запись: «Приказ по флоту № 2.

1. Действующему флоту и стационарным силам перейти к боевому дежурству.

2. Отряду вспомогательных сил приступить к обеспечению потребностей флота.

3. Главному управлению астронавигации выполнить коррекцию навигационной обстановки с учетом произошедших изменений.

4. Разведывательному отделу восстановить контакты с союзниками Галактического альянса. Определить районы боевых столкновений, установить силы противоборствующих сторон.

5. Научному отделу разработать проект перевода захваченных кораблей под управление оперативного отдела. Как один из вариантов предлагается телепортации микроманипуляторов с автономным программированием. Для получения информации о методах противника связаться с кораблями „Отчаянный“, „Следопыт“, „Пограничник“ и „Тамбов“.

6. Отряду аварийно-спасательных работ составить график буксировки небоеспособных кораблей.

7. Инженерно-техническому отделу составить план ремонтных работ кораблей и стационарных объектов флота. В качестве основной базы назначается верфь Альгур, координаты В71Г4.

8. Военно-учебным заведениям определить возможности возобновления учебного процесса.

Подпись — адмирал граф Сергей Алексеев».

Приказ разослать в установленном порядке по всем кораблям, базам и военным учебным заведениям.

Из всего приказа ему реально требуется доступ к «живым» военным училищам и поиск контрдействий к захваченным боевым кораблям. Военное училище необходимо самому Сергею, ибо адмирал без необходимых знаний достаточно быстро приведет свой флот к коллапсу.


Сделан еще один шаг, Сергей встал из-за стола и отправился осваивать личные апартаменты. Первым делом зашел в спальню и разложил вещи по шкафам и полкам. Затем прошел по салону с пристроенным камбузом и буфетной, после чего заглянул в личный кабинет. Привычная капитанская каюта океанского лайнера разве что вычурностью отделки напоминает каюты греческих судовладельцев. В кабинете на письменном столе лежали останки давно истлевшей записки, на которую кто-то сверху положил ключ.

— Что было написано в сообщении на столе?

— «Зак, будь осторожней, по непроверенным данным, часть флота тольтеков ушла на перехват моей эскадры. Второй комплект носителей лежит в сейфе».

— Почему действия разведки тольтеков были столь успешными?

— Они воспользовались толерантностью Галактического альянса, смогли проникнуть во все органы власти и вооруженных сил.

— Неужели во время войны командование проявило такую беспечность?

— Внедрение агентов началось за сто лет до войны. Когда спохватились и ввели генетический контроль, тольтеки сумели осуществить диверсию. На планетах появились лжерасы.

— Судя по записке, шпионская активность не уменьшилась.

— Очень многие не верили в разветвленную шпионскую сеть тольтеков. К тому же общество раскололось на «чистых» и «нечистых».

— Началась гражданская война?

— Войны не было, ограничилось локальными восстаниями. К тому же генетический анализ доказал причастность тольтеков. На поверку некоторые правители планет оказались уроженцами этой расы.

— Подготовьте краткую справку по планетам, где обнаружено внедрение врагов в правительство.

— Выполнено и внесено в ваш персональный раздел.

Серьезные были страсти, осталось добраться до разведданных по бывшим противникам Галактического альянса.

В сейфе среди трухи непонятного происхождения валялось три десятка огромных алмазов пирамидальной огранки. Сергей разложил драгоценности на столе:

— Что это?

— Второй комплект носителей информации.

Носитель информации принесет пользу при условии его подключения к компьютеру. А как подключить? Здесь нет ничего схожего с тем, что он уже успел освоить. Перед ним на столе самая обычная голография клавиатуры и больше ничего. Вместо «мышки» можно использовать свой палец или лазерную указку. Никаких ячеек или прочих намеков на бесконтактное соединение. В школьной программе о подобных носителях никогда не упоминалось. Впрочем, в учебниках никогда не напишут очевидные вещи, например, как пользоваться телевизором или дверным звонком, с детства понятно.

— Желаете проверить сохранность информации?

— Было бы желательно узнать содержание.

— Укажите очередность кристаллов памяти.

С безмятежным видом расставил кристаллы в ровную линию. Тотчас крайнюю пирамидку обволокло дымчатым свечением, а на голограмме появилось меню: «Теория плазмы», «Динамика плазмы» и прочее, чего Сергей не мог понять по определению. Тем не менее он стоически просматривал меню кристаллов и трепыхнулся только один раз, когда прочитал: «Математическое ожидание». Это понятие из «Теории вероятности» дало надежду увидеть что-то знакомое. Увы, дальше говорилось о проблемах аксиоматизации галактических констант с выкладками математических расчетов принципа телепортации. Интересно, но не для его уровня знаний.

Штабными документами пришлось заниматься с утра. Просмотр информации на пирамидках занял слишком много времени. В результате Сергей убедился, что стал обладателем всей академической информации Галактического альянса. В принципе, это сильно подтолкнет земную науку, осталось добыть программы обучения в университетах. Иначе разрыв в теоретических базах Земли XVIII века и сгинувших предшественников сделает бесполезной собранные на кристаллах знания. Для нынешних обстоятельств Сергей нашел одну полезную разработку в разделе «Общественно-политическое управление». Это касалось вопросов управления общественным сознанием через средства массовой информации, проще говоря — методы пропаганды.

На простой вопрос «Зачем в Восточном Берлине построили стену?» сегодня любой ответит не задумываясь: «Чтобы немцы не могли убежать из ГДР в ФРГ». На самом деле глупо и смешно, как будто это был единственный участок совместной границы. Что-то моряки торгового флота ГДР не стремились сбежать за границей, и из поездок к родственникам жители Восточной Германии почему-то возвращались домой. Смысл Берлинской стены до смешного прозаичен — колбаса. Стену построили сами жители Восточного Берлина, и за один день. При этом не забыли блокировать западную часть города со всех сторон, ибо Берлин находился на территории Восточной Германии. В ГДР цены на продукты и прочие товары были значительно ниже, чем в ФРГ. Западные немцы с утра приезжали в восточные магазины и подчистую сметали все с полок. В результате рабочий люд вечером ничего не мог купить, вот и разозлились на своих соседей. Зато сегодня из факта защиты любимых пивных колбасок сделали символ с глубоким политическим «смыслом».

На Центральном модуле верфи Альгур живет полторы тысячи бездельников. Небольшое количество увлеченных медициной, кораблестроением и прочими науками можно не принимать в расчет. Они в равной степени бесполезны по причине социальной пассивности. Сергей поставил на стол нужный кристалл:

— Выделить и скопировать раздел «Общественно-политическое управление». Оперативному отделу на базе указанных теоретических исследований разработать план мероприятий по привлечению населения к нуждам флота. В качестве первого объекта взять жителей верфи, где в ближайшее время предстоит ремонт корабля.

— Принято к исполнению.

Сергей откинулся в кресле и приступил к изучению штабных документов. Ко времени швартовки к опорным башням ремонтного стапеля пришлось сделать печальный вывод: координат Солнечной системы в базе данных нет. Просмотр материалов помог сделать вывод о подготовке к масштабной операции по захвату вражеской планеты, но и только. Ни названия системы, ни ее координат, ничего — строжайшая секретность. По поводу тольтеков имелась очень скудная информация. Шесть разгромленных Галактическим альянсом систем и характеристика основных военных кораблей. Для самостоятельного поиска Земли требовалось обследовать некогда недоступный район галактики, что по самым оптимистическим прогнозам потребует не менее тысячи лет.

Облом, причем не просто рядовая неудача в поисках координат нужной звездной системы, а крах надежды, ибо штаб, по мнению Сергея, просто обязан хранить все необходимые сведения по вражеским тылам. По изученным документам получается, что всесильный Галактический альянс воевал вслепую с коренными землянами. При этом практически всегда находился в роли аутсайдера, догоняющего уже свершившиеся события. Тем не менее координаты должны быть где-то рядом. Это подтверждает факт подготовки второго эшелона переселенцев, так же, как вторая эскадра неведомого Зака. Надо искать остатки погибшей эскадры адмирала Зака и подготовленный для второй волны флот. Приказ на сбор кораблей уже отдан, самому придется отправляться в ближайшее учебное заведение космофлота. Делать вид боевого адмирала можно короткий период времени, первые серьезные действия могут привести не к разоблачению, а к гибели. Он не просто самозванец, хуже — он опасен для самого себя, как обезьяна с гранатой.


Глава 6 МЕСТНЫЕ РАЗБОРКИ | Первый среди равных | Глава 8 АМАЗОНКИ