home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


28

ДЕГУРИСТАН

Ночью Грегу спалось плохо. Головная боль, твердая подушка и стонущий буромордый сосед — все это мешало.

Не успел капитан как следует отойти от дремы, щелкнул дверной замок и в барак вошел низенький крайт.

«Ребенок», — догадался Грег.

Одетый в коричневые штаны и рубаху паренек держал в одной руке миску с ложкой, в другой — кружку, а на ней два ломтика хлеба. Юный буромордый с детским любопытством рассматривал пленника.

— Чего вылупился? — надоело Грегу. — На стол поставил. И пошел отсюда.

Паренек выполнил первую просьбу. Со второй не спешил.

Капитан встал с кровати и громыхнул:

— Чего вылупился?!

— Меня Рук зовут.

— Я спрашивал, как тебя зовут?

Юный крайт смутился, затем сказал:

— Хлыст прав: ты хорошо говоришь на моем языке.

— Пошел вон. Хорошо я сказал? Ты все разобрал?

Паренек кивнул и быстро направился к двери. Возле нее остановился и посоветовал:

— Ты недолго ешь. Тебя ждут на тренировочной арене.

— Дверь за собой закрой.

Рук послушался.

Капитан сел за стол. В углу протяжно застонал избитый крайт.

— Тебя мне еще не хватало! — возмутился Грег.

Заг замолчал. Лишь тихо сопел.

— Так-то лучше, — пробурчал капитан и посмотрел в миску.

Он ожидал кашу, но здешние повара удивили. Зеленоватый суп с куском мяса. К горлу подступил комок. Что за зверье тут водится? Чье это мясо?

Голод одолел брезгливость, и Грег откусил маленький кусочек. Мясо, на удивление, было мягким. И вкусным.

Пленник постарался не думать о том, из чего приготовлен завтрак. Тем более что картошка — или то, что было очень на нее похоже, — аппетита не портила. В хлебе попадались солоноватые зернышки. Подобным кормили курсантов в Академии. Как ни старался капитан удержать воспоминания, не получилось. Перед мысленным взором появились просторные светлые аудитории. Хорошо подтянутые лекторы-ветераны увлеченно рассказывали о загадках космоса, устройстве межзвездных челноков, новом лучевом оружии, военной тактике и стратегии. Всплыли лица одногруппников. У Грега защемило сердце. Из тридцати двух человек осталось лишь трое: он, старший лейтенант Питер, потерявший на войне обе ноги, и сошедший с ума капрал Остин, единственный переживший бомбежку Тит-Ту-Маока. Капитан не сразу заметил, как сильно сжал в кулаке ложку.

— Урррод. — Грег глядел в угол, где лежал Заг. — Из-за таких, как ты…

В памяти снова всплыло изрытое крайтовой оспой лицо Остина. Буквально за два дня до бомбежки Грег получил приказ о передислокации своей роты. Это его и спасло. Вся ярость буромордых обрушилась на Остина и его ребят. Крайты с таким неистовством жаждали отвоевать планету, что превратили в пыль сотни своих же памятников и дворцов. Сейчас, насколько знал Грег, Тит-Ту-Маок представлял собой выжженную пустыню с одним-единственным сторожевым постом буромордых. Кулаки капитана опять сжались. Загу достался испепеляющий взгляд. Это ничтожество сопит и даже подняться не может. Человек шибанул кулаком-по столешнице. Пусть только встанет Ренегат, и он, Грег, заставит его ответить за Остина, Питера и других парней.

Капитан одним залпом осушил кружку, так и не распробовав чай.

Рука сама собой потянулась к ошейнику. Попытаешься снять — голова рванет. Впрочем, даже сними, что дальше? Где взять космический корабль? Вообще-то, можно остаться тут, как дикарь прятаться в горах, подкарауливать буромордых и питаться травой и местными зверушками. Но ни травы, ни зверушек Грег пока здесь не видел. Вздохнув, он ногтями поскреб ошейник, резко встал и пошел к двери.

На улице дожидался Рук. Слышалось постукивание дерева по дереву.

— Это там, — паренек показал направо, на частокол. — Наши тренируются. Идем, провожу.

«Он, наверное, ровесник Эшли», — отметил капитан.

Раздалось рычание. Грег вздрогнул и, выставив кулаки, начал осматриваться. Никого.

— Да успокойся ты. — Паренек улыбнулся.

— Что это?

— Сегодня разморозили зверей.

— Что-о?

— Вон видишь? — Рук показал на обшарпанный барак слева. — Там клетки со зверями. Их сюда с разных планет привозят. На играх гладиаторы не только друг с другом бьются.

— По-онял, — протянул капитан и потрогал шишку на виске.

— Больно?

— Да пошел ты! — на языке людей послал Грег.

— Хлыст тайком учит меня вашей речи, — просиял паренек. Ругательство он встретил как банку варенья. Или что там любят юные крайты? — Я понимаю… — на человеческом языке произнес Рук. — Немного.

— Давай веди.

— Сюда. — Паренек опять показал на частокол и припустил вприпрыжку.

Капитан не отставал ни на шаг.

— У нас разные звери, — залопотал юный крайт. — Древоколы, шипари и даже двухголовый пес с Рагнара!

О древоколах и шипарях Грег слышал впервые, тогда как рагнарских псов видел неоднократно. Эта зверюга с теленка размером, и ей под силу одним ударом лапы сломать человеку хребет. Перспектива сойтись на Арене с такой собакой была не из самых приятных. Одно дело — прикончить телохранителя-крайта, и совсем другое — здоровенного зверя с двумя пастями, полными острых зубов.

Паренек так быстро рассказывал про нового древокола, что проглатывал окончания слов, и Грег понимал далеко не все. Получалось следующее.

Древоколы живут на какой-то отдаленной заболоченной планете в дуплах огромных деревьев. У зверей очень сильные и цепкие лапы. Древоколы не любят сидеть на месте, постоянно прыгают с ветки на ветку и лазают по деревьям. И зачем-то колют их! С шипарями все было столь же туманно. В играх прошлого сезона они зарекомендовали себя как чрезвычайно живучие бойцы, и зрители требовали от Отца Лио новую партию шипарей. Их привезли еще две недели назад, но лишь сегодняшним утром Хлыст приказал разморозить. То ли капитан чего-то недопонял, то ли шипари и впрямь питались камнями. Детенышей же своих они вынашивали в пузырях, крепящихся на спине самцов. От омерзения Грегу хотелось выблевать утренний суп.

— Слышь, ты, — перебил капитан. — Ты чего, совсем меня не боишься? Не презираешь меня?

Паренек остановился и вытаращился на Грега так, словно у того, как у рагнарского пса, выросла вторая голова.

— Ты о чем? — нахмурился Рук.

— Ты что, идиот, что ли?! — повысил голос капитан. — Совсем ни черта не соображаешь?

Паренек подумал. Его бурое лицо озарилось улыбкой.

— А-а-а-а, вон ты о чем. Ну так я же не такой, как мои соплеменники. Я нормально отношусь к вам, людям.

— По… почему? — выдавил капитан.

— Хлыст.

— Что — Хлыст?

— Он — лучший пример, что не все люди… сволочи.

Грег раздул ноздри и до боли сжал кулаки. Паренек поглядел на них и задрожал. Капитану стоило огромных сил подавить гнев.

— Я не такой, как вы, буромордые, — вымучил Грег. — У меня нет Жажды.

— У меня тоже, — признался крайт.

— Что?

— У меня нет Жажды.

— А-а-а, — протянул уже капитан. — Слышал об этом. Половое созревание порождает Жажду.

— Угу, — улыбнулся паренек.

«А он похож на Эшли».

— Пойдем, — сказал Рук. — Тебя давно ждут.

Капитан кивнул.

Они прошли через ворота в частоколе и оказались на засыпанной песком площадке.

Появление новичка заставило крайтов прервать тренировку. Десятка два оголенных по пояс, вспотевших, мускулистых буромордых уставились на Грега. МакАлистер пожалел, что у него нет бластера. Вмиг бы изрезал этих уродов.

— Заждались тебя! — Тренер плеткой подозвал капитана.

Вслед за ним засеменил Рук.

— Поел? — спросил пленника Хлыст.

— Поел.

— А можно я останусь и погляжу? — встрял парнишка.

— Звери накормлены? — строго спросил тренер.

— Да.

— А что, шипари в самом деле камни едят? — полюбопытствовал Грег.

— Это тебе Рук рассказал? — осведомился Хлыст.

— Да, он. Что, врал?

— Нет, не врал. — Тренер погладил парнишку по голове.

Капитан поморщился. Соплеменник продолжил:

— На их родной планете есть особые камни. Вот их-то и жрут шипари.

— А здесь?

— А здесь — мясо.

Грег вздрогнул. Уголки рта Хлыста приподнялись.

— Ну что, готов к тренировке?

— Готов, — отчеканил капитан.

— Меч!

Один из крайтов бросил деревянный меч. Тренер ловко поймал его и эфесом протянул Грегу. Тот взял и повертел в руках непривычное оружие.

— Это не так сложно, как кажется на первый взгляд, — успокоил Хлыст.

— А мне вообще ничего не кажется, — ответил капитан.

Он мечом крест-накрест рассек перед собой воздух, затем нарисовал над головой «восьмерку».

— Неплохо для новичка, — похвалил тренер. — Или ты не в первый раз?

Грег поморщился и рубанул трижды.

— Видел, — признался он. — В старых фильмах. — Капитан сделал выпад в сторону невидимого врага и сказал: — Послушай, Хлыст, я, пожалуй, на родном языке буду говорить.

Тренер состроил гримасу и отрицательно покачал головой.

— А что ты сделаешь? — с вызовом спросил Грег. — Заставишь меня, что ли?

— Я-то нет, а вот они… — Хлыст плеткой показал на стоящих неподалеку крайтов.

— Думаешь, боюсь?

Тренер пожал плечами.

— Кто из них тут самый прыткий? — на человеческом языке спросил капитан.

— Не рискуй раньше времени, — остерег Хлыст.

— Кто? — твердо повторил Грег.

— Думаю, Кувалды с тебя хватит.

Услышав свое прозвище, мускулистый гладиатор сделал два шага вперед. Капитан, сощурившись, осмотрел противника. Комплекцией тот не уступал Бартоку. В глазах крайта перемешались ненависть и презрение.

— Вообще-то, Кувалда не привык к мечу, — проинформировал тренер. — Но тебе, Грег, точно хватит.

Капитан хохотнул и напомнил на своем родном языке:

— Позабыли, что я сделал с телохранителем вашего босса?

Вместо ответа Грег чуть не получил мечом по голове. Едва отскочил, как Кувалда метнулся в повторную атаку. И на сей раз капитан увернулся. А спустя считаные секунды вражий меч прошелся по волосам. Грег заблокировал удар по ногам, меч в руке задрожал. Силенок буромордому было не занимать. Бойцы разошлись, не отрывая взора друг от друга.

— Неплохо, — скупо похвалил тренер.

Его слово для капитана было как подачка нищему. Грег сплюнул и бросился в атаку. Кувалда встретил его резким выпадом в грудь. Лишь каким-то чудом МакАлистеру удалось отбить удар.

На это крайт ответил пинком. Словно той самой кувалдой долбанули по голени. Поморщившись, капитан наклонился и тут же получил снизу мечом в подбородок. Так сильно, что отлетел на два ярда и распластался на песке.

Загоготавший гладиатор заслужил от соплеменников аплодисменты. Недолго думая, вскинул меч и двинулся к неприятелю.

Стоящий поблизости Рук затоптался на месте, вроде захотел по нужде.

— Прибью! — прокричал Кувалда и рубанул мечом.

Грег перекатился в сторону. Там, где он лежал, деревянный клинок поднял облако песочной пыли. Крайт еще рычал, а человек уже бил ногой. Удар пришелся точно под колено, и здоровяк повалился на спину.

Неудержимый капитан набросился на врага. Тот постарался прикрыться рукой от удара эфесом. Не получилось. Деревянная рукоять разбила губы и выбила два зуба. Грегу было мало. Он что есть силы двинул левым кулаком по ребрам буромордого и добавил правым локтем в скулу. А ведь недавно Кувалда рассчитывал на триумф. Теперь же плевался зеленой кровью и стонал. Вот такая непредсказуемая Судьба.

Двое крайтов метнулись на выручку.

— Назад! — Крик Хлыста остановил гладиаторов. — Они сами.

Буромордые прохрипели, но не решились ослушаться.

Меж тем капитан осыпал недруга ударами. Обезоруженный Кувалда хекал и сумбурно отмахивался. Вокруг парочки клокотал и кипел гнев.

— Это тебе за Питера! — кричал Грег и бил мечом, кулаком. — За Остина! Роя! Фрая! Мэдцока! Гарри! Нуара! Вольмарка! Мигеля! Старину Шеппарда!

Зеленая кровь крайта брызгала на песок. Своим нечеловеческим нюхом капитан улавливал испуг стонущего врага. Неподалеку расплескивалась Жажда. Гладиаторам не терпелось разделаться с человечишкой. Не будь тут Хлыста, наверное, Грега изорвали бы в клочья.

Капитан так увлекся избиением, что попросту был не готов к ответному удару. Вернее, отмашке. Палец Кувалды попал в глаз, и Грег зажмурился от боли. В ту же секунду из легких выбили весь воздух. Дикая сила отшвырнула человека.

Как говорится, у крайта открылось второе дыхание. Теперь уже он осыпал обезоруженного капитана ударами. Будто пудовыми гирями, бил кулачищами. Испачканный кровью — своей и буромордого — Грег прикрывался руками. И как еще Кувалда глаз ему не выколол? Удары, один за другим, продолжали обрушиваться на капитана.

— Давай!!! Убей его! Убе-е-ей! — дружно голосили гладиаторы. — Прикончи! Смерть человечишке!

Рук по-прежнему переминался с ноги на ногу и кидал взгляды на тренера. Тот постукивал плетью по ладони, на каменном лице ничего нельзя было прочитать.

Грег получил по ребрам, носу, челюсти и чуть не захлебнулся кровью. Очевидно, Жажда полностью овладела крайтом. Он рычал по-звериному и колотил без остановки. После удара по печени во рту у капитана появилась горечь, стало невозможно дышать. Кувалда вконец озверел. Зубами вгрызся в левую щеку Грега и вырвал приличный шмат мяса. Капитан заорал и рубанул ребром ладони. Удар пришелся по челюсти, но обезумевшего крайта это не остановило. Он заглотнул мясо со щеки человека, и того стошнило на песок.

Окровавленный Грег задыхался от боли. Этот буромордый убивал его. Убивал! Кулак точно из гранита. Закашлявшись, капитан выхаркнул крошево зубов с кровью. Если здесь такие тренировки, то какие же тогда настоящие бои? Кувалда нанес еще два удара. Первым расплющил нос. Вторым едва не оторвал ухо.

Грегу мерещилось, что он вот-вот потеряет сознание. И вдруг ни с того ни с сего движения крайта замедлились. Кулак неторопливо приближался к окровавленному, изуродованному лицу МакАлистера. Помнится, телохранитель был тоже медлителен. Байс, или как его там? Впрочем, какая разница? Грег ловко поймал врага за запястье и одним рывком сбросил Кувалду с себя.

Капитан так и не понял, откуда у него в руке взялся этот деревянный меч. Сперва эфес выбил буромордому половину зубов. А затем Грег схватился другой рукой за кончик меча и принялся душить недруга. Тот лихорадочно замахал руками и ногами. В человеке возродилась такая силища, что мускулистый крайт ничего не мог поделать. Изо рта и разорванной щеки капитана прямо на Кувалду текла кровь. Красные капли смешивались с зелеными, крик человека — с хрипом крайта. А не передалась ли ему, Грегу, Жажда буромордого? Кувалда закатил глаза и засучил ногами. У Грега же глаза хищно вспыхнули. Кровавая маска лица исказилась в оскале.

Нужно было немного. Одна лишь секунда. Одна. Но капитана оттащили от жертвы. Хлыст хоть и не отличался комплекцией, зато силы в нем было как у быка.

Окровавленный Грег тяжело дышал. Меч был все еще в руке. На зелено-красном песке корчился и харкал Кувалда. Его соплеменники яростно зыркали на капитана. А что будет, если два десятка буромордых накинутся на него? Поди Хлыст его не защитит. Обезумевшие крайты могут и тренера выпотрошить.

Взгляд Грега остановился на Руке. Парнишку трясло.

Кувалда простонал, встал на четвереньки и ожег капитана взглядом.

— Ты — покойник, человечишка.

Грег тыльной стороной ладони прикоснулся к выкушенной щеке и сплюнул.

Скалящиеся крайты переминались с ноги на ногу, постукивали мечами по ладоням. Капитан отчетливо чуял гнев буромордых. Им не терпелось разделаться с ним. Грег до боли сжимал деревянный меч, свое единственное оружие.

— Назад! — рявкнул Хлыст. — Назад — кому говорю?!

Гладиаторы нехотя попятились.

— Так бы сразу, — пробурчал тренер. — Рук, живо за врачом. Я с капитаном в барак.

— Есть! — отчеканил паренек и метнулся прочь.

Хлыст поглядел на избитого, окровавленного сородича:

— Пойдем. И меч брось.

Хоть и деревянный, но все же хорошо стукнуть может. Грег ни за что не собирался расставаться со своим оружием.

— Ну как хочешь, — смирился тренер. — Идем.

Скалящиеся крайты яростно смотрели в спину удаляющимся людям.

Когда вышли за частокол, капитан спросил с вызовом:

— Ну что, проверил меня?

— Проверил. Ты весьма неплох.

— Твоя лавочка будет прикрыта.

— Не надейся.

— Я прав. И ты знаешь это.

— Да ничего ты не прав, — возразил Хлыст. — Арена тайно курируется правительством.

— Правительством буромордых.

— А-а-а-а… Ты надеешься, что твои соплеменники прилетят и все здесь разрушат? Как там, на Азарии?

Грег подумал и произнес негромко:

— Мои соплеменники? Ты что, не считаешь людей своими?

— После того, что они сделали на Азарии…

Капитан вытер кровь с губ, уха и проворчал:

— Да что ты все заладил: «Азария, Азария»?.. Тошно уже.

— Рано или поздно вы, люди, за это ответите.

— Ну и дела, Хлыст. Ты говоришь так, будто человеком себя не считаешь.

— Человек, крайт… Это все формальность.

— Журналюга… Те точно так же болтают… Проплаченные выродки.

— Тебе не мешало бы их послушать, капитан.

Грег остановился. Тренер тоже. Он и проиграл в противоборстве взглядов.

— Иди за мной, — сухо сказал Хлыст.

Капитан послушался.

В бараке их уже ждали. Как же Грегу хотелось прикончить эту троицу: малолетнего Рука, тощего лекаря и бывшего оннока. Впрочем, и тренера заодно. Это ж каким мерзавцем нужно быть, чтобы продаться буромордым? Даже самые отъявленные отморозки-солдаты не перебегали на сторону заклятого врага. Капитан двумя руками до боли сжал меч.

— Нехило досталось, — покачал головой врач. По белой макушке Грег понял, что тот далеко не молод. — Садись на стул, человек.

Капитан вздохнул и присел.

Лекарь раскрыл стоящий на столе кожаный саквояж. Незаменимый Рук поставил на стол тазик с теплой водой.

— Рукав закатай, — произнес врач. — И это положи. — Он показал на меч.

Грег послушался и увидел в руке пожилого крайта шприц.

— Обезболивающее, — пояснил лекарь. — Снимай свое рванье.

Капитан, постанывая, скинул окровавленные, потрепанные штаны и рубаху. Потом принюхался. От врача пахло уверенностью, от Рука — любопытством, от Хлыста — безразличием. А от Зага… К сожалению, нельзя было определить.

Укол оказался болезненным. К горлу подкатила тошнота, зрение утратило резкость. Помутневший рассудок — не лучший товарищ. Капитан с трудом понимал, что делает старый крайт. Тело не слушалось Грега. Меж тем лекарь, промыв раны, достал иглу и споро зашил разорванную щеку и ухо пациента. К синякам приклеил желтый лейкопластырь. А затем уколол в шею.

Наверное, из-за этого капитан до вечера чувствовал себя каким-то очумелым. По повелению Хлыста Рук помог Грегу переодеться и не отходил от него. Правда, пользы от пацаненка не было никакой. От обеда капитан наотрез отказался. А поданная на ужин каша напоминала резину. Конечно же, капитан не стал есть. Сладковатый чай обжигал распухшие губы. К счастью, зеркала в бараке не было. Одутловатое лицо и лишенный передних зубов рот настроения Грегу не подняли бы.

Ночью спалось плохо. Капитан несколько раз вскакивал в холодном поту. Мучивший кошмар исчезал, как умелый тать. А вот буромордые на сон не жаловались. На соседней с Грегом койке посапывал Рук, в углу — Заг.

Измученный капитан снова открыл глаза. В барак просачивался дневной свет.

— Как спалось? — спросил сидящий за столом Рук.

— Да какое тебе дело? — озлобился Грег и зевнул.

— Я просто спросил.

— Просто спросил он… Хреново спалось. Не ясно, что ли? Вон мокрый весь.

Капитан через голову стянул рубаху и скинул на пол.

— Сейчас все сделаю. — Паренек выбежал из барака.

Капитан взглядом поискал меч. Нигде нет. Ничего страшного. Руки же еще никто не забрал. Ухмыльнувшись, Грег встал и сделал два шага к Загу.

Ноги отозвались ноющей болью. Под правой лопаткой кололо.

«Ничего себе», — подумал капитан.

И еще шаг. Еще один. Еще.

Капитан навис над буромордым. Тот тяжело дышал. Кулаки Грега разжались сами собой.

— Похож на меня… — прошептал он. — Тоже досталось…

Заг немощно простонал.

— Что за ерунда? — замотал головой капитан. — Ерунда. Слабак какой-то. Слабак. Слабак.

— Он сильный.

— Что?! — резко обернулся Грег.

— Он сильный, — повторил Рук и поставил на стол миску с завтраком. — И это тоже тебе. — Он протянул серые штаны и рубаху.

Капитан еще раз посмотрел на бывшего оннока и процедил:

— Все равно слабак.

Если бы пацаненок рискнул поспорить, то Грег наверняка накостылял бы ему по шее. Однако Рук благоразумно помалкивал. Капитан провел языком по деснам. У него и зубов-то передних теперь нет. Нормально не поешь.

Грег поглядел в миску. Опять эта каша!

— Другого ничего не было? — нахмурился он.

— Бэт говорит, что она восстанавливает силы.

— Бэт? Врач, что ли?

— Ага, он.

— Придурки, — на родном языке ругнулся капитан.

— Я не знаю этого слова.

— А ты вообще еще много чего не знаешь.

— А-а…

— Хватит, — осадил его Грег.

«Церрера!» — зазвучало в голове.

Напуганный паренек-буромордый с ружьем в руках появился перед мысленным взором.

— Он был чуть старше тебя, — сказал капитан.

— Что?

— Чуть старше…

— Кто он?

Пацаненок с Церреры был так испуган, что позабыл нажать на спуск. Капитан Грегори МакАлистер не простил ошибки. Красный луч бластера оставил в груди малолетнего крайта сквозную дыру с обуглившимися краями.

— Кто он? — повторил Рук.

— Пошел вон!

— Э-э-э…

— От греха подальше, — на родном языке прошипел Грег.

Наверное, в глазах человека юный крайт увидел что-то, заставившее его послушаться. Мальчишка пулей вылетел на улицу.

Каша резиной не воняла. Но у капитана аппетит напрочь пропал. Неужели тот пацан с Церреры всему виной?

Грег плюнул на стол. Кровь. Десны еще не зажили.

— Уррроды.

Капитан сорвал с лица весь лейкопластырь и пошел к двери.

На пороге столкнулся с тощим лекарем.

Человек и крайт молча сверлили друг друга взором. Очередное противостояние представителей двух разных рас. Совершенно разных. Или… Людей и крайтов роднило что-то.

Грег замотал головой. Бредовые мысли появляются. Видать, Кувалда и впрямь нехило отдубасил его.

— Как самочувствие? — спросил врач холодно.

— Уйди с дороги.

— Уже тренироваться хочешь?

— С дороги!

— Ты еще слаб.

Лучшим ответом капитан посчитал яростный взгляд. Лекарь посторонился.

Грег вышел под открытое небо. На нем, будто приколоченные, висели лохматые дырявые облака. Ветер приносил прелый запах. Серые бараки навевали уныние.

Несколько шагов — и капитан понял, что буромордый был прав. Усталость утяжеляла руки. Нормальному дыханию мешал камень в груди.

Грег рукавом вытер со лба пот и заковылял к частоколу. За капитаном пристроился Рук.

— Вот чертенок, — процедил Грег и сплюнул кровью.

На тренировочной арене стучали мечи. Ноги крайтов оставляли на песке причудливые узоры. Казалось, если будешь долго смотреть на эти дуги и ровные линии, то познаешь письменность битвы, истинный язык каждого прирожденного бойца.

Капитан замотал головой. Он или сойдет тут с ума, или прикончит всех здешних буромордых. Как и того пацаненка на Церрере…

Гладиаторы и Хлыст не мигая глядели на новичка. Тот ухмыльнулся — Кувалды не было. Наверное, до сих пор на койке валяется.

— Готов? — коротко спросил тренер.

— Да, — отчеканил Грег, взором выискивая следующую жертву.

На скулах крайтов перекатывались желваки. Ручищи вздувались бицепсами. Каждый гладиатор жаждал поквитаться с человечишкой.

— Держи. — Хлыст кинул капитану меч.

Грег схватил… пустоту, и деревянный клинок больно стукнул по лбу.

Буромордые дружно загоготали.

— Уррроды, — капитан поднял меч.

— Ты еще слаб, — заметил тренер.

Меч казался Грегу тяжелее боевого молота из Музея Древностей на Гее. На лбу вновь выступил пот.

— Я не буду рисковать, — негромко проговорил Хлыст. — Они тебя прибьют. Или… ты сам себя.

Грег упрямо наклонил голову и шагнул вперед. Его повело в сторону. Несколько гладиаторов фыркнули.

Тренер покачал головой и показал на Рука:

— Вот твой сегодняшний противник, капитан. Пацаненок выпятил грудь и задрал подбородок.

Гладиаторы громко заржали.

— Дайте пареньку меч, — сказал тренер. Один из бойцов кинул свое оружие. Рук ловко поймал, и Грег поморщился.

— Тренируйтесь, — приказал Хлыст. Капитан плюнул кровью и заявил:

— Я не стану посмешищем. Он слаб для меня. Рук неторопливо подошел к Грегу и молниеносно стукнул его мечом по бедру. Гладиаторы вновь загоготали.

— Ах ты ж, гад! — озверел капитан и рубанул.

Рук ловко увернулся от неприятельского меча и несильно ударил своим капитана по плечу.

— Гаденыш, — прошипел Грег и под хохот взрослых крайтов бросился на пацаненка.

Так некстати зрение утратило резкость. Расплывшийся Рук вытек из-под меча капитана и кольнул в грудь. Легкие Грега словно гигант сжал. Вдохнуть не получалось, а неугомонный пацаненок уже дубасил его по плечам.

Грег зарычал и снова бросился в атаку. Каким-то чудом Рук оказался позади него и мечом плашмя шлепнул по заднице. У загоготавших гладиаторов чуть животы не лопнули.

Запыхавшийся капитан обернулся и наткнулся на улыбочку пацаненка. Этот малолетка сделал то, чего больше всего не хотел Грег, — сотворил из него посмешище! Гогот буромордых больно бил по ушам. В груди клокотал гнев.

— Ну, все! — Капитан рванулся вперед.

И вновь его меч прорубил пустоту. Грег потерял равновесие и под дикий гогот буромордых повалился на песок. Рук повторно хлопнул МакАлистера мечом пониже спины. Гладиаторы взвыли, как волчья стая.

Капитан задыхался от усталости и обиды. Этот хилый малолетний буромордый так лихо уделал его.

— Вставай. — Хлыст протянул Грегу руку.

Тот сплюнул кровью и песком. Поднялся сам. Его рука так крепко сжимала эфес, что ныли пальцы.

— Прости, — извинился тренер.

— Что?

— Прости. Я не знал, что Рук принял дозу.

— Дозу?

Грег и тренер уставились на паренька. Тот виновато понурился и спрятал меч за спину. Затем начал оправдываться:

— Это же не запрещено.

— Че-о-орт… — смекнул капитан. — Так быстр… Это же харп!

— Да, — кивнул Хлыст. — Это не диковинка здесь. Перед играми все гладиаторы принимают его.

— Уррроды… Буромордые наркоманы!

Крайты вскинули мечи.

— Отставить! — приказал тренер.

Его подопечные заворчали, но оружие опустили.

— Здесь харп не запрещен, — проинформировал Грега Хлыст. — Ты можешь тоже…

— Нет, — оборвал его капитан. — Я — не наркоман.

Тренер нахмурился. Потом спросил:

— А как же ты прикончил телохранителя Отца Лио? Я слышал, ты был очень быстр. Думал, ты на харпе.

— Я никогда не принимал эту дрянь.

— Но как же тогда?..

— Не знаю…

Обостренный нюх Грега выхватывал из десятка запахов недоумение и растерянность Хлыста.

— Ладно, — выдохнул тот. — Если не отпала охота тренироваться, то становись против Рука. А ты, — Хлыст поглядел на пацаненка, — только в защите. Понял?

— Понял, — кивнул юный крайт.

— Ну а вы чего встали?! — закричал на гладиаторов тренер. — А ну живо за работу!

Бойцы забурчали. И опять над ареной застучали мечи.

Грег вгляделся в пацаненка. Тот состроил виноватую мину.

— Ну, га-ад, — протянул капитан.

— Я ж не сильно бил.

— Все равно гад.

— Ты болтать пришел или тренироваться? — вмешался Хлыст.

Вместо ответа капитан метнулся в атаку. Рук ловко уклонился от удара. Грег обернулся. Там уже тянул улыбочку пацаненок.

Очередной выпад капитана оборвался мечом Рука. То ли Грег совсем ослаб, то ли харп придал сил малолетке.

Улыбающийся пацаненок с трудом удержался от того, чтобы хлобыстнуть противника по голове. Хлыст закивал.

Тренирующиеся неподалеку крайты вскоре поняли: смеяться не придется. И перестали искоса поглядывать на колоритную парочку.

Грег раз за разом попадал впросак. Он сплевывал кровь и шипел. Этот малолетний гаденыш всегда успевал увернуться. Проворный наркоман попался! Капитана трясло от негодования. Неужели Рук так и останется безнаказанным? Грег поднимался и снова кидался в бой, дабы упасть и начать все сначала. Поначалу паренек улыбался. Потом ему наскучило. Уже без особого интереса он уделывал неуклюжего человечишку.

Этот удар должен был раскроить череп малолетке. Но тот опять увернулся, и капитан рухнул. От отчаяния Грег стукнул кулаком по песку и резко поднялся. И вдруг спиной почувствовал чужой взгляд. Запахло серой. Между лопаток поползли мурашки. Оборачиваясь, капитан знал, кого увидит.

Высоченный сайен в своих неизменных грязно-желтых шипастых доспехах. За черным стеклом шлема не было глаз, но Грег отчетливо ощущал всепроникающий взгляд Высшего. У капитана внутри все перевернулось.

«Он специально прилетел сюда, — подумал Грег. — Он знает, что я видел то, что случилось на Каллорданге. Я — единственный выживший. И он знает об этом».

— Эй, ты как? — Парнишка потряс капитана за руку. Поймал его остекленевший взгляд и протянул: — А-а-а… Ты же еще не знаком. Это Аскет. Он уже двенадцать лет живет здесь, на Дегуристане. Поговаривают, его изгнали Высшие.

Грег замотал головой и осведомился кратко:

— За что?

— А кто ж их поймет, этих сайенов?


27 ДЕГУРИСТАН | Наследие Древних | 29 ДЕГУРИСТАН