home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7. Феликс

Я чуть было окончательно не позабыл о Старом Доме, мимо которого иногда проходил, поскольку часто бывал на этой улице. А потом случилось так, что я стал бывать там ежедневно.

В конце девятнадцатого и начале двадцатого века в условиях экономического и промышленного роста в Белокаменной начался настоящий строительный бум, и повсюду возводились многоэтажные доходные дома со всеми удобствами. Как сообщает старый путеводитель, особенно бурным выдался девятьсот двенадцатый год, когда одних только пяти— и семиэтажных домов в Москве построили около трех тысяч. Для привлечения клиентов хозяева с архитекторами пытались разнообразно украсить парадные фасады своих домов, на дворовые же фасады с чёрной лестницей для прислуги особо не тратились. Эти добротные, солидные и, как правило, красивые здания строились во всевозможных архитектурных стилях. До сих пор, несмотря на не прекращавшийся весь двадцатый век процесс перестройки Москвы, многие из них уцелели и продолжают украшать город, будучи уже заняты под офисы, бутики, посольства и прочие разные нежилые надобности. Впрочем, иногда они и по-прежнему остаются жилыми.

Одним из таких зданий и был доходный жилой дом Я.М. Демента с одиноким рыцарем на фронтоне. Раньше был еще и второй рыцарь, но его зачем-то убрали после революции. И Старый Дом, как все его называли, остался только с одним рыцарем. Возможно, при благоприятных обстоятельствах, Старый Дом мог бы стать памятником архитектуры, но не стал, и сейчас это всего-навсего Старый Дом. А раз он старый, значит и дорогостоящий, добротный, воздвигнутый еще при царе-батюшке. И вот однажды, погожим утром, когда никого не было не только на улице, но и во дворах и школах, на первый этаж Старого Дома почти в Центре Москвы начала въезжать некая бурно развивающаяся Фирма. Для ее хозяев подстроить так, чтобы Фирма въехала именно в этот Дом, было вопросом техники, связей и взяток. Но проблему решили, и решили сравнительно быстро — за один сезон.

Сначала пришли серьезные мужчины в одинаковых синих комбинезонах и с оранжевыми надписями на спинах. Рабочие одели Старый Дом в леса. Потом отреставрировали фасад, сняв с него многолетние наслоения и искажения, и дом стал если не таким, каким он был в девятьсот двенадцатом году, то близким к этому. Второй рыцарь так и не вернулся на фронтон. Позже, когда леса убрали, несколько грузовиков завезли кучи папок, коробок, мебели и прочего офисного барахла. Завизжали дрели, застучали молотки, и другие полезные инструменты. Фирма быстро обустраивались на свежем месте, скоро все утряслось, и началась прозаическая повседневная работа. При входе появился солидный охранник в камуфляже, стены подъезда приобрели близкое к былому изящество, лестницу отмыли и сменили перила. Лифт, правда, остался прежним, но его несимпатичную сущность стыдливо прикрыли металлические панели. Мрачные квартирные двери на первой площадке исчезли и их поменяли на две легкие металлические с непробиваемым стеклом и хитрыми замками. Чуткий аборигенный пенсионер, привычно следя за происходящим вокруг, мог бы услышать, что за этими дверьми названивают телефоны, пищат факсы, шуршат принтеры, разнообразная прочая техника тоже испускает положенные ей звуки и народ изредка прохаживается из кабинета в кабинет. Но этот гипотетический пенсионер никогда бы не догадался, чем именно занимается наша Фирма. Работа кипела вовсю и, как правило, никто даже не был в курсе — что это за работа такая. Постепенно, заинтересованность к новой конторе у местных жителей сильно ослабла, а затем и заглохла сама собой. Ну, в самом деле — какой тут может быть интерес к тому, что канцелярия работает, дела идут, контора пишет и все как у классиков. Чем там занималась Фирма — никто толком не знал и не понимал, да и алчущих узнать об этом уже не находилось — спустя некоторое время интересоваться стало просто некому, ибо все население Старого Дома было куда-то выселено. Лестница оделась ковровой дорожкой, а квартиры исчезли совсем — на всех остальных этажах их тоже заменили офисы. Остались, правда, жители соседних домов, но им состояние Старого Дома было глубоко безразлично — разные фирмы и компании заняли Дом целиком, а на фасаде прибавилось табличек. Время шло, и Фирма занималась производством положенного ей нематериального продукта — из ничего делая деньги. И деньги вполне приличные.

И не надо быть Шерлоком Холмсом и патером Брауном, чтобы понять, что работал я именно в этой самой Фирме, которая так недавно вселилась в Старый Дом. Устроился туда случайно. Можно сказать — с улицы. Увидел объявление, показал то, что умею делать, и меня неожиданно взяли. Уже намного позже я узнал, что им в силу каких-то внутренних специфических проблем необходимо было срочно укомплектовать штат сотрудников. И уже после, не торопясь и со знанием дела, босс смотрел, кто есть ху, и постепенно заменял случайных людей профессионалами. Меня оставили и взяли в постоянную команду.

Фирма должна делать деньги, а ваш покорный слуга должен делать работу для этой фирмы. И вот, когда кончился испытательный срок, меня начал доставать босс:

«Не одевай шлепки, никто их у нас не носит, у нас можно только туфли или ботинки».

«Пока лето — можешь ходить без галстука, и джинсы можешь носить, но потом…»

«Вот тебе кредит, купи себе новую машину и хороший телефон…»

«Ну, телефон у тебя нормальный, машина уже новая, теперь тебе надобен представительский костюм!»

Наш гендиректор снился мне тогда регулярно. Говорил — «Ты в чем это одет? И опять пришел без штанов? Еще один такой случай, и я уволю тебя нах!» Просыпаясь, только и думал, что давно уже пора идти заказывать себе костюм. А этого до того не хотелось делать, что хоть плачь. И потом, это же, как минимум — штука зеленых денег!

Теперь все совершенно по-другому. Есть и костюмы, и хороший компьютер, и не один, и часы с телефоном. Машина — «Фольксваген Бора», две тысячи третьего года выпуска, серебристый металлик… Давно уже не ношу сандалии на босу ногу, а сны вижу совершенно другие — о невыплаченных гонорарах, разбитых витринах и сожженных рекламах. Время лечит? Нет, калечит. Чем больше денег — тем больше ты калека. Компьютеры — мои друзья, вернее — единственные настоящие друзья. Деньги — мои костыли. В перспективе — слезящиеся глаза, растрепанные нервы, геморрой и язва желудка. Впрочем, и через это нужно пройти. Деньги как лишний жир — их необходимо сбрасывать.

Но вообще-то, мне нравилась эта Фирма.

А вот сегодня работа не клеилась — настроение испорчено с самого утра. Ведь говорили мне — не обращай внимания на окружающих, так нет же — вечно тянет туда, куда не надо. Опять вспоминается сегодняшнее утро.

Поехал на работу на общественном транспорте. Как только забирался в троллейбус, вдруг откуда-то вылезла толстая тетка, всех распихала, протиснулась вперед и заняла два свободных места. Какая-то старушка попыталась сесть рядом, на что тетка заявила «Занято! Это место для моего мальчика!» Старушка ушла, а все ждали появления какого-нибудь маленького ребеночка. И тут завялился здоровенный такой бугай лет двадцати и шлепнулся рядом со своей мамашей. Никто ничего не сказал, остальным пассажирам все показалось абсолютно безразличным.

О, как я тогда жаждал тогда кому-нибудь набить морду! Или врезать ботинком! А еще хорошо бы кого-нибудь мордой об стол. Фейсом по тейблу. Или по шкафу! И об стенку тоже можно, за неимением стола и шкафа. Но, тут возможно возникнет одна проблема — народ нынче обидчивый пошел и нервный стал. Непонятливый. Могут и врезать в ответ, а вот этого-то я как раз и не хочу.

И работа достала! Черт, черт, черт — идиотизм и глупость! И какого хеника я тут сижу? Что я тут делаю? Проблема у меня. Профессионального свойства. И не знаю, как выйти из данной ситуации, совсем без понятия. Никаких идей, и никаких сведений не имеется, а поиски не увенчались успехом. Наверное, тупею и теряю прежнюю хватку. Магнитная буря, что ли? Или просто в отпуск пора? Да вроде был не так давно, и отдохнул прилично. Может наорать на кого-то прилюдно, послать к чертям и нахамить при этом по полной программе? Ведь не поможет, и даже удовлетворения морального не принесет. Да и повторяюсь я — похоже уже было, и не один раз.

Все это — нытье, достойное специального ресурса.

Никто не знает, есть ли в Интернете отдельный сайт для нытья? Есть наверное. В Инете все есть. Как в Греции. Только вот пока отыщешь, столько времени зря угрохаешь. То порнуха крутая лезет во все щели, то сайты музыкальных групп неизвестной ориентации, то какие-то не те форумы. Бросать надо это занятие, и отвлечься на что-то приятно-расслабляющее и более достойное. Так. Будем насиловать клавиатуру, и вбивать в несчастный глупый комп всякий бред, с претензией на глубокие мысли. Полезное занятие. И, в отличие от остальных полезных занятий, абсолютно ни к чему не обязывающее.

Иногда возникает немотивированное желание сесть и выдавить из себя что-то бестолково — идиотическое. Вдруг ниоткуда возникают сказки или глючные рассказики, иногда — кусочки, находящие место в других рассказиках, но чаще это просто-напросто стирается и забывается…

Бред…

Бред ведь он тоже разный бывает. И воспринимается по-разному. И ощущения разные. Иногда читаешь — ну, полная бессмыслица и ахинея, а вот по шерсти! Как-то принимается и впитывается сознанием. А иногда — чушь полная, да еще и противно до тошноты — так, что блевать охота. И никакого удовлетворения, ни морального, ни физического, ни материального не получаешь. Как кто-то тут недавно говорил — полный аллес капут!

То, что с моей работой что-то не так, почувствовал уже давно с самого начала, еще той весной, когда эта работа стала меня вдруг безумно раздражать. Зарплата была так себе. Не очень много, но и вполне достаточно, для того чтобы жить хорошо и не думать о такой примитивной материи, как деньги. Решил тогда, что все дело в накопившейся усталости и весеннем авитаминозе, и что просто настала пора отдохнуть. «Скоро отпуск» — подумал и зевнул в очередной раз. Погода была хорошая, весенняя. После отпуска дела вроде бы пошли нормально, но миновала еще пара недель, и все вернулось на круги своя. Коллеги по работе стали вызывать аллергию, начальство — раздражать и доставать своими глупостями, попытки найти другую работу наталкиваться на то, что обстоятельства как будто складываются против меня, да и вообще не мог сформулировать, чего же так хотелось. А друзья и знакомые просто не понимали, что, собственно, меня не устраивает, и считали, что «с жиру бешусь»…

Если подобная ситуация кому-то знакома, то очень вероятно, что вы попали в состояние так называемого «духовного кризиса», где рано или поздно оказывается каждый думающий человек. А я в ту пору просто сидел и читал книжку, временами глазея в окно, которое выходило на мокрый осенний двор нашего офиса. Из этих слов каждый поймет, что сидел и читал я на работе, в рабочее время, когда все нормальные люди должны вроде как трудиться.

Кстати, трудиться надо было раньше, а теперь получил возможность читать, писать и пялить глаза в окно одновременно и независимо от курса руководства страны на укрепления вертикали власти. Я сидел, смотрел, зевал и думал… Слово «думал» у нашего поколения скорее всего может ассоциироваться только пожалуй с тем, о чем только что по’Doom’ал я. Игра в «Doom». Хотя, вру, был еще и «Тетрис», и «Лайнс» и «Принц Госплана».

Прочитал на выходных две стебных повести про жену-ведьму и сестричку из преисподней. Что-то не очень. Так и не понял — это что, пародия? Если у Макса Фрая или Пелевина ржал довольно часто, то тут… Ну, ни разу! Слишком много сюсюканья, несмешных шуток, нарочитого юмора, глуповатых намеков, чужих ассоциаций и постоянных повторов типа — «моя жена — ведьма, моя жена — ведьма». Сегодня от нечего взял читать какую-то книжку из Анжелкиного собрания. Книга была примитивная и малоинтересная. Про бандитов. Примитивно описанный секс через страницу, везде сплошной мат. Но сюжет развивался довольно стремительно. Как и все толстые книги моей подруги, подобранные еще ее мамой, эта была из библиотеки постперестоечных российских криминальных писак. Я почти всегда догадывался, что ждет меня на следующей странице. Короче говоря, читал эту книгу, и было мне необыкновенно скучно и тоскливо. Все такие романы, можно в произвольное время, как начать, так и завершить, при этом ничего ценного не утратив и не получив. Обычно, в таких случаях, я бросаю чтение, и беру новую книжку, но сейчас новой книги не было, а Интернет не работал. Зевота настигала меня еще и по той простой причине, что деваться было некуда, да и делать особливо нечего, да и незачем.

Но временами, правда, в нашей Фирме случались и довольно увлекательные вещи. Бывали дни, когда я, приходя на работу, видел, что кроме меня — в офисе никого больше нет. Совсем. Бывали и другие дни, когда присутствовало очень много всякой разной публики, и добраться до своего рабочего места становилось сложно и трудно. Но главное что радовало — это то, что у нас работали только молчаливые люди, которые не задавали лишних вопросов и не разговаривали «о том — о сем» даже между собой. Курить у нас категорически запрещалось, и курилка отсутствовала, как данность.

В тот незабвенный день, когда я в первый раз перешагнул порог этого учреждения вопросов у меня зародилась уйма, но как только я стал приезжать сюда каждый день и садился за свой стол — то моментально все забывал. Мне приходилось читать, писать, стучать, включать, выключать… Иногда день пролетал, как казалось, за несколько минут, а иногда тянулся бесконечно. Но, это обычное явление — ведь всегда сидеть и чего-нибудь ждать — дело наиболее для меня сложное и утомительное.

Сегодня с самого утра я именно ждал, а потому помирал от скуки — не работали Интернет и локальная сеть — мои основные инструменты и сферы моей деятельности. Все выключили в связи с ремонтом кабеля.

А тут еще эта книга, которую не могу нормально читать уже, наверное, с час. Мусолю и мусолю одну и ту же страницу. Какой-то кошмар, честное слово. Как только моя Анжела может читать эту дрянь — ума не приложу…

В нашем офисе сейчас бывает полтора десятка сотрудников. Все мы живем в Москве и сплотились благодаря нашему общему стремлению к объединению и загадочной науке — синергетике. Безусловно, каждый сотрудник обладает каким-то необходимым, иногда только ему известным талантом и профессионализмом в своей области, хотя ранее все мы работали в кругах, совершенно не связанных с нашей теперешней деятельностью. Некоторые не работали вовсе. Например, Сергей преподавал информатику в Юракадемии, Алексей был дизайнером в каком-то журнале, а я работал и веб-мастером и программистом в одном смешном институте Академии Наук. А наш генеральный директор — Митрич — вообще бомжевал. Интересно также и то, что почти все мы до момента нашей совместной работы писали небольшие компьютерные программки и мелкие литературные рассказики. Кто-то — просто так, для себя, а кто-то всерьез пытался выходить со своими наработками на более пространную аудиторию.

Итак — вот она — вся наша команда:

1. Генеральный директор — Синякин Юрий Дмитриевич.

2. Главный бухгалтер и главный экономист — Куренцова Марья Владимировна.

3. Юрисконсульт и второй сисадмин — Копылов Сергей Сергеевич.

4. Главный маркетолог и главный менеджер по работе с клиентами — Юргенс Ян Оттович.

5. Секретарь-референт — Кондратьева Лилия.

6. Офис-менеджер — Алеутская Виктория Павловна.

7. Главный сисадмин и криейтор — Воротынцев Феликс Михайлович.

8. Компьютерный дизайнер — Яворовcкий Александр Сергеевич.

9. Копирайтер и сетевой мастер — Бутенко Надежда Осиповна.

10. Художник-дизайнер — Лена.

11. Маркетолог-промоутер — Таня.

12. Главный инженер и главный технолог — Ритус Игорь Евсеевич.

13. Шеф охраны — Вильяминов Семен Гаврилович.

14. Первый охранник — Слава.

15. Второй охранник — Володя.

Вот и все наши. Тот состав фирмы, что устоялся примерно месяца через три после ее открытия.


6.  Ольга | Завещатель | 8.  Ольга