home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20. Ольга

Никаких аномалий, не природных, не погодных, синоптики не выявили, но в воздухе ощущалась какая-то тяжесть и напряжение.

— Мам, ты же мне отдала не все бабушкины записи? Да? — сразу же бухнула я, как только отец заперся в туалете.

Родители пришли поздно, и мама меня опять удивила.

— Ты… ты о чем? — мать будто вся закаменела от моего вопроса.

— Мам, ну не надо! — сказала я.

— Откуда ты это все узнала? — снова вопросом ответила мама.

— Мне рассказала Фаина Александровна Тум. Она сейчас в психбольнице, но я не понимаю, что она там вообще делает. На мой взгляд, она совершенно здорова.

— Вот черт, старая стерва… — с явной досадой и неожиданной злостью пробормотала мама. — А ты-то как до нее добралась?

— Спасибо, добрые люди помогли, — с плохо скрываемой ноткой злорадства в голосе сказала я. — А что?

— Я не хочу… — мама задумалась, — не хотела тебе говорить. Часть записей моя мама зашифровала.

— Ну и?..

— Ну и велела отдать тебе.

— Так почему?.. — не понимала я.

— Что — почему? Потому. Я прочитать не смогла. Там не слова, а сплошь какие-то цифры. Ты тоже не сможешь, а будешь только нервничать и беспокоиться. И потом. Если она их зашифровала, значит там что-то опасное, в этих записях. Я не хотела тебе говорить о них.

— Мам, ну только не мне говори ерунду, ладно? Тут что-то не так, согласись! Это же не твой стиль, беспокоиться о том, что я буду нервничать. Может, скажешь, наконец, в чем дело-то? Хватит темнить, я давно уже не маленькая.

Мать долго молчала и смотрела в окно. Со стороны проспекта доносились перестуки трамваев и обычный городской шум.

— Ладно. Только обещай, что не наделаешь глупостей, — почему-то сравнительно быстро и просто согласилась мать. Не похоже на нее.

— Чтобы их не наделать, нужно хотя бы знать, что это за глупости, и в чем они состоят.

— Ладно, слушай. Завтра мы с отцом уезжаем. Тебе я оставляю те бабушкины записи, что были зашифрованы. Я не могла их читать — бабушка не разрешала. Это — только для тебя. Если что — звони, как смогу — приеду. Но думаю, что ты и сама потом прекратишь попытки — там что-то неразборчивое, возможно бабушка просто ошиблась и смысл теперь уже потерян.

«Фигасе! Не бабушка у меня была, а да Винчи со своим кодом! Только Дэна Брауна нам сюда не хватает!»

— А бабушка… Она кем работала вообще?

— Не знаю, — недостоверно ответила мама. Слишком уж поспешно. Все-таки я не первый год знаю свою мать.

— Почему? — не отставала я.

— Что «почему»? Ну, вот не знаю, и все! Понимаешь, она работала в каких-то секретных организациях, и чем там они занимались, я просто не спрашивала. Знала, что нельзя. Даже когда мама ушла на пенсию, я из нее так и не смогла ничего вытянуть.

— А хоть пыталась?

— Много раз. Но твоя бабушка или отшучивалась, или прямо заявляла, что время еще не пришло.

— А сейчас?

— Что — сейчас? — мать явно тянула время. Зачем, спрашивается? Она что меня плохо терперь знает? Или забыла? Я же все равно добьюсь своего, причем сегодня.

— Сейчас-то надеюсь, время уже пришло?

— Откуда я знаю? Может быть, и нет. Но я все-таки должна передать тебе ее записи, я обещала ей…

Потом моя мать извлекла из-под крышки стола тетрадку. Там оказался нехитрый тайник. Такую же, старую тетрадку в дерматиновой обложке как у меня уже были, только черную.

— Вот, владей, — сердито заявила мама, кинув тетрадку мне на колени. — Только не говори потом, что я тебя не предупреждала. Но если что-то случится, то немедленно звони, поняла?

— Что должно случится? Со мной?

— Не знаю. Я действительно не знаю! Только сразу же зови меня на помощь, обещай!

Я пообещала, и сразу же впилась в тетрадку. Первая страница читалась нормально:

«Эти записи только для моей внучки Оленьки. Никто не вправе даже пытаться прочесть их. Да падет проклятие на голову всякого, кто нарушит мое желание и мою волю…

<…>

Оля, как жаль, что я не дожила до того момента, когда ты вырастишь, чтобы лично передать тебе все свои знания и умения. Но ты у меня умная девочка, и я почти спокойна за тебя. Для начала прочитай эти тетрадки. Просто прочитай и ничего не делай. Потом, когда ты прочитаешь всё, (но не раньше!) ты сможешь читать заново и делать те упражнения, которые я тут указала…

<…>

…Теперь старинные немецкие часы… Это вообще никакие не часы, а индикатор опасности. В нормальном состоянии они стоят, но когда тебе будет грозить какое-то зло, Часы дадут о себе знать. Беда в том, что они работают только тогда, когда ты рядом, в квартире. Или имей их всегда при себе, или назначай встречи с неизвестными тебе людьми только при наличии рядом Часов….»

Ну, про эти часы я уже знала. Еще мама предупреждала меня.

«…Маски, когда нужно, вешай в своей комнате. Пока они лежат в шкафу, потому что тебе еще не нужны. Но если ты захочешь придать силы какому-то человеку, пусть он уснет под взглядом этих масок. Сама старайся много не спать при них, это потом приведет к появлению ночных кошмаров…»

Далее шли столбики цифр:

1451601 2050525 0215501 0662902 2131109 3031734

0231034 4572331 1070623 1630828 1202224 1135904 1052112 2140504 3183022 5010609 3200302 6153501

4566004 2140504 4104012 2031218 3040802 3450725

…и так было на всех оставшихся страницах толстой тетради. Только столбики семизначных чисел. Что за шпионские страсти? Криптограмма была странной — числа, по-моему, не повторялись, я так и не смогла найти двух одинаковых. Хорошо, что бабуля очень аккуратно записывала цифры.

Я смогла отсканировать все страницы, сохраняя в виде текстового файла — спасибо программе распознавания рукописного текста.

Полезная штука.


19.  Феликс | Завещатель | 21.  Феликс