home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


23. Феликс

Совсем теплых дней в средней полосе России всегда ждут с нетерпением — напугать москвичей жаркой погодой все-таки сложно. Но в лето этого года небесное бюро погоды приготовило нам сюрприз. Температура второй раз за сезон побила в столице многолетний рекорд — жара на Москву упала резко и как-то вдруг.

Я уже сейчас и не припомню, зачем понадобилось шефу сфотографировать нашу лестницу. Он захотел какой-нибудь необычный ракурс, не то для нового веб-сайта, не то для рекламного буклета.

Поскольку выбор необычности для ракурса лестницы небогат, я уселся на ступеньки, крутя свой цифровик. И тут увидел ее. Девушка, которая поднималась мимо меня по лестнице, была не просто красива, а красива очень. Одно загляденье! Она пришла в топике и в джинсовой мини-юбке такой длины, словно это был сползший пояс или воротник. Скорее, это можно было назвать набедренной повязкой — казалось еще сантиметр, и ее прекрасные трусики будут видны уже спереди. Но я был лишен данного удовольствия, потому что она быстро прошмыгнула мимо и повернулась задом. Но и то, что открылось моему восхищенному взору, описанию просто не поддается. Сзади на юбке у этой девушки был разрез, сантиметров пять-шесть. Поскольку ее попка была чуть полнее юбочки, то разрез расходился, и обнажались две хорошенькие круглые загорелые ягодицы! А между ними проглядывали черненькие трусики. Проглядывали они редко — были настолько узенькие, что попка окончательно поглотила этот элемент одежды. Короче, зрелище просто отпадное. Несмотря на то, что пребывал в некотором шоке, все же успел заснять эту прелесть. Неужто она сама ничего не замечает? Не мог понять, как ее в таком виде пустили в нашу контору.

— Что? Видал? — Гаврилыч, а сегодня дежурил именно он, довольно подмигивал с нижней площадки лестницы, когда девушка уже исчезла за стеклянной дверью приемной, — и как? Стал бы?

— Ну, Гаврилыч, что за мысли в рабочее время…

— А что мне тут еще делать-то во время дежурства? Единственная, можно сказать, радость на службе, когда вот такие вот лапочки приходят. Хоть поглядеть есть на что.

— И часто нас посещают такие зайчики?

— Да уж нередко, поверь. Ты сидишь там у себя, и не видишь ничего, а они только днем и ходят, и не раньше трех.

— Ишь ты! А чего им тут у нас делать-то? Не раньше трех?

— Этого знать не могу. Велено — пропускаю.

Глубоко осмыслить слова Гаврилыча мне не дали — в кармане завибрировал мобильник.

— Я! — рявкнул я в трубку.

— Знаю, что ты. И где ты там ходишь интересно? — звонила Лилька. — Тебя тут ищут давно. С фонарями!

— А кто ищет-то? Да тут я, тут, в конторе. На лестнице, для шефа снимки делаю.

— На лестнице! Посетитель к тебе, — Лилька сдавленно хрюкнула, — изволь быть немедля!

— Да? Кому это так срочно понадобился? Опять маг-профессионал?

— Нет, не маг, — опять смешок. — И когда освободится твоя милость?

— Да иду я, уже иду.

Меня ждала та самая девушка в суперкороткой юбке. Поздоровался, отпер свою комнату, пригласил девушку внутрь, потом предложил сесть, а сам уселся за свой компьютер. Девушка села, при этом ее «юбочка» совсем исчезла, превратившись в узенький поясок. И я получил все то, чего был лишен сидя на лестнице. Девушка ничего не говорила, а только внимательно на меня смотрела. Пауза затягивалась, я занервничал и начал первым.

— Вы хотите нам что-то предложить? Вы кого представляете?

— Да. У меня есть, что вам предложить, — девушка говорила неожиданным сопрано, слегка растягивая гласные в середине слов, — и думаю, что вы согласитесь.

Тут она резко сняла свою маечку, быстро встала и подошла вплотную ко мне, а я вдохнул запах ее парфюма, и мне сразу перехватило дыхание. Она пахла какими-то дивными, просто волшебными духами, не могу передать этого, но я уже понял, что должен сделать все, чтобы эта девушка стала моей здесь и сейчас. Ощутил, что руки у меня трясутся, и что не могу выговорить ни единого слова…

…А уже потом, после, я только и мог, что глядеть на нее во все глаза и восторгаться всяким ее движением, поворотом ее тела, наклоном прекрасной головы, блеском волос. Снова и снова вдыхал ее запах, но мне уже стало все равно. Не мог верить, что такая девушка может существовать на этой земле, да еще и так близко от меня. Потом она положила мне в рот какой-то бумажный квадратик с маленькой картинкой. Я успел заметить, что там нарисована Алиса из Страны чудес. Я разжевал бумажку и проглотил, так, как мне было вялено, а моя посетительница наклонилась ко мне, что-то спрашивая, но я уже ничего не слышал и не на что другое не обращал внимания…

Через какое-то время появилось чувство тепла в руках и ногах, а самочувствие — необыкновенно приятное, а во всем теле феноменальная легкость. Звуки сделались четкими и звонкими, а краски — яркими и исключительно привлекательными. Как все-таки красив мой офис! И почему раньше не замечал этой удивительной красоты моего рабочего помещения? А эти звуки, они такой увлекательной формы! А девушка так красиво пахнет! Цвет, яркость ее запаха просто не забываем! Все житейские неприятности сразу отправились на задний план.

И снова и снова все хотел и все мог… Но минут через двадцать показалось, что я схожу с ума. А она вдруг достала из своей сумочки какую-то черную свечку, зажгла ее и пафосно пропела:

— А теперь — смотри сюда! В этом пламени вся суть всего этого мира и весь смысл этой твоей жизни, смотри, и запоминай!

Я, как дурак, послушно стал глядеть вглубь пламени, которое привлекало и околдовывало меня. Внутри огня мелькали какие-то искорки, черточки и яркие пятна. Пламя в моих глазах росло, притягивало, завораживало и заставляло забыть обо всем. Оно затягивало меня внутрь себя, обступало со всех сторон, и скоро я оказался в иной реальности. То, куда попал, весьма смахивало на Ад. Там не существовало ни небосвода, ни земли, ни линии горизонта. Не было ни верха, ни низа, все направления смотрелись одинаково и равноценно. Везде и всюду меня обступали непрерывно изменяющиеся порывы и обрывки огня, похожего на рыжие языки всевозможных оттенков, какие всегда бывают в хорошо растопленном камине. Но тут пламя не имело направления и не рвалось вверх, поскольку никакого верха просто не существовало. Бесформенные и переменчивые клочья огня с шипением возникали сразу из ничего, расширялись, росли, а потом так же неожиданно распадались и исчезали. Среди этого неистовства огненных сполохов хаотически носились многочисленные черные шары разного размера, с какой-то будто изъеденной шевелящейся поверхностью. Вероятно, что их движение и повиновалось какому-то неведомому закону и неким установкам, но я никаких правил уловить не сумел. Часто шары натыкались друг на друга, при этом они или слипались после столкновения, или наоборот рассыпались на множество частей и бесформенных фрагментов, которые через некоторое время сами приобретали сферическую форму.

Истинный размер этих шаров сначала казался мне непонятным, поскольку не имелось ничего для сравнения, но в какой-то момент я очутился вблизи одного из них. Он оказался колоссальным сосредоточением обнаженных людских тел, прибывающих в непрерывном, постоянном движении. Люди беспрестанно шевелились, пытаясь спрятаться в толще себе подобных, протиснуться внутрь и уйти подальше от обжигающего пламени этого мира. Постоянное копошение лишь выталкивало к поверхности другие тела, которые в свою очередь пытались забраться вглубь. Время от времени люди отрывались от шара и улетали в пространство, силясь вернуться обратно или прицепиться к иному черному шару. Когда я оказался вблизи от такого одиночки, я вдруг увидел, что человек не просто голый, он начисто лишен кожи, ободран до мяса, кроме того, чернен, как сама сажа. Мне показалось, что у этих свободных одиночек более крупные шары пользуются предпочтением перед меньшими. Но крупнейшие шары существовали недолго. Через какое-то время они распадались при столкновении, или разваливались сами, как будто от напора изнутри.

А меня тем временем тащила куда-то неведомая сила, мимо всего этого к отдаленной черной точке вдали. В конце концов, точка увеличивалась, росла и, наконец, превратилась в черный шар с идеально-ровной блестящей поверхностью с несколькими черно-матовыми пятнами на ней. Меня втащило внутрь такого пятна, оказавшегося на самом деле отверстием. В момент перехода все вокруг вывернулось наизнанку, и окружающее меня прежде огненное пространство само превратилось в шар за моей головой, а я оказался в совсем другой реальности.

То был почти абсолютно черный ночной мир, где имелся и верх, и низ, а гладкая антрацитовая местность освещалась только светом многочисленных разноцветных шаров, медленно парящих вокруг небольшого возвышения с неподвижно сидящей человекоподобной фигурой в позе роденовского «Мыслителя». Ни звезд и светил на небе не было. Да и небом называть черную пустоту можно только с некоторой натяжкой. Темный властитель этого мира не шевелился, и я понял, кто это, и зачем он здесь. Стало очевидно и то, что вся злость, все несчастья и все беды моего мира обязаны своим существованием именно этому темному персонажу.

Раздался голос. Не сказал бы, что голос был неприятный. В нем просто не было ничего человеческого.

— С прибытием, благородный сэр!

— Я не благородный и не сэр, — проворчал я, потирая ушибленную задницу. Решил играть до конца, и стараться, как можно дольше сохранять лицо, — что-то случилось?

— Поговорить надо. И билет на экскурсию сюда ты давно уже заработал. Ты не до конца выполняешь свои обязанности, ты плохо служишь мне и я недоволен тобой.

— Да? Я рассчитывал пожить еще, и помирать не собирался! Может, где-то и не доработал, с кем не бывает, но всегда ведь можно и исправиться.

— Ты решил обмануть меня и считал, что нашел способ обойти наше соглашение. Добровольное, заметь. Это ты меня просил об услуге и это ты согласился на мои условия.

— Ну, я же не хотел… — начал коряво извиняться я.

— Ты думаешь, что уже умер, и твоя душа попала в Ад? Не совсем так. Ты думаешь, что ты у меня на собеседовании, и что я так выгляжу? Нет! Я не имею такого облика, это просто образ, понятная тебе аналогия, чтобы тебе было проще общаться со мной. Твое тело уже дома на диване, и нормально дышит, где твоя душа, я вообще не знаю, а вот сознание твое совершило ознакомительное путешествие, в воспитательных, так сказать, целях.

— Если я правильно тебя понял…

— Подойди, — последовал приказ.

Вернее, это был не приказ, и не предложение, а простое утверждение. Я подошел к черной фигуре. Метра за два до нее уперся в какое-то невидимое препятствие.

— Хватит. Вот он, твой мир, — подняв руку, мой хозяин приблизил к себе один из светящихся шаров — весь здесь. Все пространство твоего мира в этом шаре. Могу по желанию увидеть любую точку и любой уголок. Могу открывать порталы и общаться через них с теми, кто нужен, но не могу сам вносить коррективы. Вернее могу, но на информационном уровне. Для тонкой настройки мне нужны слуги. Могу лишь переделать весь мир целиком, но к таким радикальным мерам прибегаю исключительно в самых крайних случаях. Когда я создаю очередной мир, сосем даже и не знаю, что там может получиться. Некоторые идеи-то конечно у меня всегда есть, но потом, когда мир начинает развиваться, я могу всего лишь наблюдать. И только после появления разумных субстанций, у меня появляется возможность что-то там сделать по мелочам.

— Ты создаешь мир?

— А кто же еще? Больше некому. Вы же сами догадались, что есть некий создатель, который создал ваш мир. Вот я и создал. А то, что вы потом разделили создателя на доброго Бога и злого Дьявола — так тут я вообще ни при чем. Все это ваши выдумки и проблемы.

— Но ты говорил, что Он существует!

— Нет! Говорил, что Он давно уже не вмешивается в суету этого мира, и что хозяин здесь я. Остальное ты додумал сам.

— А зачем тебе вносить коррективы в наш мир? Зачем тебе все это нужно? Зачем тебе зло?

— Зло? А что это такое — зло? А что такое добро? Эти понятия абсолютно субъективные, и зависят исключительно от нашей точки зрения, подхода и поставленных целей. У тебя же был аквариум? Помнишь, как ты его наполнял и заселял? Как промывал грунт, менял воду и сажал растения? Помнишь, как вечерами просиживал около стеклянной стенки, наблюдая за неторопливой жизнью маленьких существ? Помнишь, как подселял туда хищников, чистильщиков, мусорщиков и просто симпатичных тварей? Помчишь как однажды, из-за заражения, тебе пришлось убить там все, и начинать заново? Ответил на твой вопрос?

— Мы рыбки в аквариуме…

— Вы — да. И мне не нравится, то, как ты там плаваешь. Меня это раздражает. Таких как ты много. На меня работают целые толпы, даже объединения. Организации, и что интересно — каждая из них считает себя единственной, неповторимой и истинно верной. Одной из таких организаций уже не первая тысяча лет… Но организация — это одно, а свободный индивидуум — совсем другое. Поэтому и вербую себе одиночных слуг. Ты никогда не найдешь себе подобных, да это и не входит в мои интересы. Ты — одиночка и только в таком качестве можешь меня интересовать. Но я могу утратить всякий интерес к твоей личности, а вот это, поверь, уже не в твоих целях.

— В чем я виноват перед тобой?

— Я велел тебе не оставаться безучастным к чужым проблемам. А ты вместо этого научился подавлять реакцию твоего организма на чужую боль и чужие страдания.

— Ты сказал тогда, что всякая моя помощь будет отвергнута или пойдет на пользу только тебе.

— Так и есть, — безэмоционально сказал он.

— Я не хотел, считал тебя источником наших бед.

— Справедливо, ведь я первоисточник большинства процессов вашего мира.

— Но не знал тогда всей глубины твоего влияния, и верил в традиционный дуализм Добра и Зла.

— Но — об истине ты догадывался всегда!

— А черный портал? — вдруг спросил я.

— Система порталов — это как сачок для рыбок. Мой инструмент. Вернее — один из моих инструментов, чтоб тебе было понятней.

— А… я не знал всего, — нечестно признался я.

— Все ты знал! Ты догадывался, только не давал себе труда подумать и сделать элементарные выводы! Теперь ты уйдешь назад в свой мир, и радикально изменишь стиль поведения! Все! Иди!

Тут мой собеседник, наконец, пошевелился, и вытянул в мою сторону свою руку. Невольно я попятился назад, но ноги меня не слушались — они, словно приросли к грунту. Пальцы черной, как сам мрак, руки складываются для щелчка и приближаются к моему лицу. Стараюсь отодвинуть голову назад в тщетной попытке увернуться от ожидаемого удара… Но нет, деваться некуда, и я получаю щелчок — мощный и крепкий удар, заставляющий меня опрокинуться и закрутиться в полете через беспросветную черную пустоту, как на крыльях темного ангела…


22.  Ольга | Завещатель | 24.  Ольга