home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


45. Феликс

Я не умею сдерживать себя в ряде случаев, и это всегда мне вредило и сильно мешало жить. Вредит до сих пор.

— Садись, поговорим немного, — сказал хозяин стола.

Этот следователь мне чем-то сразу не понравился, и, похоже, чувство было взаимным. Молодой совсем, думаю, только недавно закончил обучение. Или еще нет? Черт его разберет! Одет элегантно, почти с претензией. Я бы даже сказал — франтовато. А манера разговаривать какая-то дурацкая. Сразу на «ты». И вообще ведет себя как олигофрен какой-то. Их там что, культуре речи и правилам поведения не обучают?

— Извините, мы с вами знакомы уже?

— Чего? — следователь вскинул на меня глаза.

— Мне так показалось. Вы говорите, как один мой давнишний приятель.

— Ладно, не кати, — сразу понял он. — Будем на «Вы». Вы где были двенадцатого вечером?

— Дома. Говорить правду легко и приятно.

— А днем раньше? — усмехнулся следак. — Вечером?

— У одной знакомой в Питере, — честно признался я.

— А еще сутками раньше?

— Тоже в Питере. В тридцать восьмом отделении. Там драка была на улице, ну, случайно оказался рядом, а когда приехала бригада, то меня по ошибке взяли. Потом разобрались и отпустили. Но — полночи просидел там.

— Кто подтвердит?

— Смотря, про какое время пойдет речь. В Питере — милиция и моя знакомая всегда могут подтвердить. В протоколе есть время. Дома — соседи сверху. Как раз выяснял, почему с потолка капает. У них труба протекла на кухне, еще сантехника вызывал и разговаривал с ними со всеми. Время вызова сантехника зафиксировано диспетчерской. Подтвердят. Хотя между нами нет взаимной симпатии.

— Чего? — уже раздраженно спросил следователь.

— Они подтвердят, — пояснил я более кратко.

Письмо по e-mail:

Феликс, привет!

Ты как? Почему не пишешь? Уже неделю не вижу тебя в онлайне на сайте дневников. И новых записей у тебя нет. С тобой все нормально? Почему нет писем?

В детстве я думала, что нельзя убивать пауков, потому что они приносят письма. А у меня вчера была странная история. Не знаю, как к этому относиться.

Я шла по Невскому проспекту. Шум, толпа, все дышало счастливой суетой. Согревшись в кафе после чашечки ароматного капучино, подходила к метро, не замечая времени. Мой взгляд упал на гранитный поребрик, где мы сидели в ту незабываемую ночь. Помнишь? Всяко бывает, но обычно никто никогда не сидит на этом месте, но вчера было по-другому. Там сидела какая-то бабушка, хрупкая иссохшая старушка. Бледная кожа едва обтягивала лицо, старая потрепанная одежда, помутневшие от старости глаза еще не до конца лишились былой красоты и мирно блестели. Она держала в руках что-то закутанное в шерстяной платок. Внимательно взглянула и приостановилась. Из-за складок шерсти показалось два черных глаза, затем мокрый нос, а потом кто-то жизнерадостно гавкнул и укутался в платок. Это был щенок, маленький малыш, который звонко лаял. А на его лапках висела картонка с надписью «Помогите на еду». Прошла мимо, а сейчас жалею об этом. Можно придумывать много отговорок. Говорить, что все это мафия, что деньги, которые кидают прохожие, идут на выпивку той же старушке. Но ведь по сути дела, может быть для нее этот щенок последнее, что осталось у нее в жизни, последняя ее радость.

Я шла и уличала себя в том, что стала, как и все. Желание отойти, уклониться, не ввязываться и раньше бывало со мной. Понимала, насколько в нашей жизни привычно стало наше чувство, как оно пригрелось, незаметно укоренилось. И после этого мы еще что-то смеем говорить о своих проблемах и жаловаться на Небо. А сами? Сами мы в упор не видим тех, кому может быть нужна помощь! Неужели мы стали настолько черствыми?

И последнее. Закрываю свой дневник на dark-diary.ru.

Надоело. Ольга.

Конец письма

Ольга обещание выполнила — дневник свой закрыла. Вернее — «заморозила». Перестала пополнять и доступ сделала возможным только для своих немногочисленных друзей.

Диалог онлайн: Helga — Felix_98

Helga: Привет. Как дела?

Felix_98: О, привет! А у тебя? Получил твое письмо и решил появиться. Много работы, поэтому давно меня не было. Как ты?

Helga: Я купаюсь в море позитива!

Felix_98: Море позитива? Мне так его не хватает сейчас и последнее время! Дай хоть один стаканчик.

Helga: Через пару часов смогу. Или раньше. Про позитив — ты употребляешь что-нибудь?

Felix_98: Позитив — спасибо. Употребление — нет!

Helga: Твой ответ — похож на песочные часы. Лучше бы это не писала, да? Позже поговорим…

Felix_98: Не понял про часы, ну, да ладно…

Перерыв диалога Через четыре часа. Продолжение того же диалога.

Helga: Про часы имела в виду внешний вид этой записи… хорошо — проехали. Извини, была немного не в себе.

Felix_98: понял, по твоим записям. Я беспокоюсь за тебя. Не нравится мне это! Престань.

Helga: Еще один противник наркотиков… Понятно…

Felix_98: У вас там что, вечеруха? А мне всегда вот недоставало таких веселых компаний! Или это — компаниям недоставало веселого меня?

Helga: Если бы вечеринка! Одна, да еще мама с отцом домой пришли, я так боялась запалиЦЦа!

Felix_98: тебя понимаю. Вообще-то случайно попробовал LSD, было дело.

Helga: То, что я сегодня юзала — несколько похоже на LSD. Это тоже считается кислота — DXM.

Felix_98: А, декстрометорфан! Тогда тебя хорошо понимаю! Трип прошел?

Helga: Ага! Только остаточный эффект. Та-а-а-акой приятный, позитив теперь будет на пару суток, а уж испугалась, что щас с твоей стороны проповеди начнутся о вреде наркотиков… Расскажи про свой опыт с LSD!

Felix_98: LSD — не совсем наркотик. Галлюциноген. Тут нет привыкания, и зависимость не развивается. А мой опыт? Это долго. Получилось случайно, но то, что произошло, меня так напугало, что больше ничего похожего уже никогда не пробовал. И вообще — перестал пить и курить. Сначала было все очень ярко, потом — интересно, но кончилось тем, что увидел Ад. Попал в него!

Helga: Так про многие наркотики на самом деле можно сказать. А психологическая зависимость бывает часто… понимаю тебя, наверно. Под кислотой бывает такое состояние бесконтрольной паники… ты не об этом? Расскажи!

Felix_98: Я же тебе рассказывал, помнишь? Я же говорю, что попал в Ад! В полном смысле этого слова. Тогда, у тебя дома. Я записал потом свои ощущения на моем дайрике. Хочешь — посмотри, вспомни еще раз, вот ссылка — http://dark-diary.ru/users/Felix_98/2370088

Helga: Ага… Помню, конечно. Такое хрен забудешь! Тут возможны два варианта: Первый это — все было раньше где-то в твоем подсознании. Второй — и думаю что, возможный, это — реальность. И знаешь, верю, что очень даже могло именно так и быть — то есть ты видел Реальный Ад. Все эти черные люди с содранной кожей, огонь вокруг, твой разговор с Хозяином… Ты и правда был в Аду…

Felix_98: И меня — оттуда спокойненько выпустили? Это был, наверное, все-таки глюк…:)

Helga: Ты не понимаешь. Не читал книгу Станислава Грофа «Холотропное сознание»?

Felix_98: Нет, не читал. Рекомендуешь? Линк есть?

Helga: Я не знаю, есть ли она в Сети, поищи сам, а в магазинах — вроде не так трудно найти. Совсем недавно купила в книжном на Чернышевского. Очень рекомендую! Там про LSD очень много интересного (в связке и психологией), и не только…

Felix_98: Во, я нашел сайт.

Helga:…и он же придумал термин «холотропное дыхание», про него в сети есть на behigh.org в библиотеке (кстати, вообще интересный сайт, хотя может тока для таких как я:)

Felix_98: Щас, гляну…

Helga: Ну, что, нашел про дыхание?

Felix_98: Нашел. Если честно — не понял ни фига! Оно и правильно, не для меня же написано!

Helga: Ты не ту статью смотришь.

Felix_98: А, вот нашел ту. Сейчас прочитаю…

Helga: Ну, прочитал наконец?

Felix_98: Да. Но насколько уяснил, «холотропное дыхание» — психотерапевтический прием, рассчитанный на устранение каких-то симптомов, психосоматики, например, или чисто психических проблем.

Helga: Нет, оно вызывает наркотические ощущения. Просто в терапевтических целях его тоже можно использовать, как и LSD:)

Felix_98: По-моему мне сейчас это не надо. Я и так в порядке. Давай о чем-нибудь другом.

Helga: Ok! Сменим тему. Расскажи про свои дела.

Felix_98: Услышал тут на досуге, что оказывается я — эмпат (не путать с импотентом!). Из-за этого своего проклятья и не могу посещать большие скопления народа и места сборищ людей с негативными мыслями. А если в моем доме (даже в соседнем подъезде) кто-то умирает, то у меня возникает нечто вроде приступа. Поэтому и подальше от тех мест, где могут страдать люди.

Helga: Но это должно ограничивать твою автономность, чувство независимости и свободу передвижения.

Felix_98: Да, но главное — внутренняя свобода и независимость… автономность, как ты выразилась. И терять ее не очень-то хочется. Даже ради того, кого ты любишь.

Helga: Прав. Сорри, пора уходить. Была рада беседе.

Felix_98: Взаимно. Пока!

Конец диалога


44.  Ольга | Завещатель | 46.  Ольга