home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


48. Ольга

Не люблю я, когда меня без предупреждения и объявления войны кто-то выгоняет из своих «друзей». Ага! Боже, как я зла! И ужасно расстроена. Люди, никогда не ждите ничего от других. Вы все равно этого никогда не дождетесь. Только расстроитесь лишний раз.

Поссорилась с Феликсом, и, похоже, уже навсегда. Я не знаю, зачем он решил перечеркнуть всю нашу любовь-дружбу из-за какого-то пустяка, но я не хочу, что бы он уходил. У меня сейчас нет в этом мире человека ближе него, мне будет очень плохо, если он уйдет. Я хочу с ним помирится, но он молчит. Молчание, неопределенность для меня еще хуже, чем полный конец. Я остаюсь одна. Наедине со своим страхом одиночества. Да, я снова боюсь одиночества, это вернулось. Я не знаю, до каких пор все это будет продолжаться, но похоже на небе все просто надо мной издеваются. Сегодня опять буду сжигать свои фотки, не хочу больше помнить, что было в прошлом. Если он мне не позвонит сам, я больше не буду ждать. Мне надоело. Я не буду больше ему писать. Все мои слова словно улетают в пустоту. Я не люблю его, но он единственный, кто меня понимает и кто мне сейчас нужен, но я больше не хочу так жить. Я знаю, что ему сейчас плохо, но мне в сто раз хуже. Он сделал мне очень больно.

Знаете, какое слово я больше всего ненавижу? Это слово — «терпи». Хватит уже изводить себя. Хватит самоистязания! Стоп! Я больше так не могу. Я даю себе это обещание, я его просто обязана сдержать. Чувствую, что могу сломаться. Мне страшно смотреть в зеркало. Резкие движения и никого не замечаю.

Он один на один со своей болью. Или — одна на один?

Кто это — он? Или — она? Да кто угодно! Любой из нас. Это — или сосед за стенкой, или мой приятель по работе, однокашник, пришедший на встречу выпускников, случайный попутчик, рассказавший в купе поезда Санкт-Петербург — Москва свою невеселую историю. Кто угодно. Может это — мой друг, а может это — я? Неважно. Важно то, что последнее время я только про это и читаю. И, чего уж греха таить, пишу иногда. Надоело порядком. Неинтересно это, да и грузит не в меру, а всем нам своего грузила достаточно. Нам нужен смех и юмор. Не обязательно глупый и клоунско-буффонадный. Можно и такой, как у Лукьяненко или у Макса Фрая. Или как у Мураками. А лучше — как у Пелевина. По его роману фильм будут делать, слышали? Да, именно что по «Generation,П’». Вот уж точно мессага не в кассу! Ну, ничего, посмотрим, что из этого получится. Как все ругали известный сериал по не менее известному роману, что недавно по телеку показывали? Только ленивый не ругал. А смотрели-то все! Ну, почти все. Все кто про Булгакова слышал. А потом стали за дисками бегать, у знакомых выпрашивать и все серии смотреть. Точно! Сам видел. А Дозоры? Тоже ругали. Но смотрели. Нет, дамы и господа, литературу с кино сравнивать нельзя. Это все равно, что велосипед с автомобилем. Всегда будет и то и другое. Поскольку — для разных целей, для разного употребления предназначено. Хотя затраты на производство разные, и ощущения непохожи.

Опять за старое…

Не хочу! Разумом, остатками разума не хочу, но тянет. Так тянет, что сил нет. Я в кровь расцарапала ногтями свои руки, но никак не могу удержаться. Надо пересилить себя, а потом станет легче… Легче? Не знаю. Может быть…


А у нас, между выходами метро, еще есть такой классический совковый магаз! Сохранился еще! С недовольными толстыми тетками внутри себя.


47.  Феликс | Завещатель | 49.  Феликс