home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


58. Ольга

Я уже спала, когда меня разбудил голос.

Голос был без интонаций и без всякого намека на пол, характер и настроение говорившего. Это был голос робота больного гайморитом из плохого переводного фильма.

— Вот мы и встретились.

— Ты кто?

— Я — Хозяин.

Я поднимаю голову, и затуманенный от боли взор схватывает черную фигуру целиком. О том, кто это, я догадалась почти сразу. Ну конечно Он. Я знала.

— Нет! Зачем я здесь?

— Мне нужно кое-что тебе передать. И теперь я твой хозяин.

— Это как? Ты что меня купил?

— Да. И это не сон.

— У кого?

— У твоего друга. Он продал тебя.

— Продал? За что? Сколько я стою?

— Ты — много стоишь. Ты родилась раньше на двадцать лет, это была удивительная, чудесная случайность. Даже я не смог повлиять… только смотрел. Ты можешь многое, только сама не знаешь своих сил и способностей. Ты нужна мне. Мне нужны такие слуги, как ты.

— Не понимаю… что значит — «нужны слуги»?

— Мне нужны слуги в твоем мире.

— Да? А если я откажусь?

— Не сможешь. Отказ — цена твоей жизни. Иначе — черное ничто.

— А если я выберу ничто?

— Нерациональный выбор. И поздно уже. Ты идешь на поправку.

— Мое согласие не требуется?

— Нет. Это согласие дал за тебя Феликс.

— Феликс? Не может быть! Он бабник, слабак, но не предатель.

— Он не предатель. Он спас тебя и у тебя новая жизнь.

— Он не мог…

— Он мог.

— Какая жизнь? У тебя в рабстве?

— Я смеюсь. Это не рабство. Миллионы людей пожертвовали бы всем, ради такого «рабства». Я дам тебе силу и власть. Ты сможешь жить, как живут очень немногие.

— Но?..

— Да. Я смеюсь. Есть и «но».

— Есть цена? — изумляюсь я. Или все-таки еще сплю?

— Есть, конечно. И эта цена — ты сама.

— Не поняла. Это как это?

— Ты откажешься от себя. От своей прежней личности. От того, кого любишь, от всех своих привязанностей и симпатий. Ты станешь другой. Внутренне.

— А если я не откажусь? Я же могу обмануть тебя?

— Нет. Невозможно. Тебе будет приятно наблюдать гибель близкого человека по твоей вине?

— Почему?..

— Если ты встретишься с тем, кто тебе дорог, или кто тебе был любим, то этот человек погибнет. Случайно. Его собьет машина, упадет кусок льда на голову, лопнет сосуд в мозгу… Что угодно, но результат один. И виновата будешь ты. Тебе придется порвать все прежние связи.

— Я не знаю…

— О чем ты сокрушаешься? О нем? — Механический голос сопроводила черная рука, положенная на мое плечо. — Твой друг давно забыл тебя и теперь у него другая, — он распахнул полы плаща и протянул мне зеркало, — вот, смотри.

Я посмотрела в зеркало и разразилась сумасшедшим смехом, от которого самой стало жутко. Тот, что я там увидела, глубоко потрясло мое сознание. Там отражался он. С какой-то девушкой. Он сейчас у себя дома, трахается с какой-то девкой, а я, как дура, шатаюсь по коридорам безумия, неизвестно где, и неизвестно зачем. Зачем он мне? У меня в кармане будет весь мир, так зачем мне этот жалкий человечек с его нытьем, с вечными проблемами и застарелыми комплексами? Как же я раньше не додумалась? Мне надо про все забыть, и спокойно идти к своей судьбе.

— Видишь, чем он там занимается? — Я знала, что Он прав, мне захотелось вновь рассмеяться, но почему-то не получилось. Он силой всучил мне зеркало и заставил посмотреть. Неудачная шутка. Я зло откинула этот дьявольский предмет и с ненавистью просмотрела на Него. В ответ раздался очередной механический смешок. — Зачем мне тебе врать?!

— А зачем мне нужно это зеркало? — спросила я.

— Это не просто зеркало. В нем теперь твоя сила и твое спасение. В нем твоя новая жизнь, если хочешь.

Захотелось завопить, но вместо вопля из моего горла вырвался удушающий злой кашель, разрывающий легкие. Со свистом, с кровью, с какими-то черными сгустками. Вместе с кровью я выхаркивала свою болезнь. Пошли все к черту, к Дьяволу и ко всем его воплощениям! Я ненавижу вас и ваш ничтожный мелкий и мелочный мирок! У меня теперь совсем нет друзей. Даже одного друга. Он ушел, бросил меня, растоптал нашу клятву. Он сначала был превосходным другом. Был. Я бы хотела обратить реку времени вспять, хотела бы возвратить его прежнего, но он скончался для меня, умер, и я его уже схоронила.

— Я согласна… — ответила я, когда приступ кашля прошел, и я снова могла говорить.

— Ну, что ж. В вашей семье это — традиция. Что нужно делать, ты поймешь сама, со временем и с моей помощью. А пока запоминай…


Сказка про Маленькую Ведьму | Завещатель | 59.  Феликс