home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




Информация к размышлению

Радиостанция «Освобождение» (с 1959 г. — «Свобода») впервые вышла в эфир 1 марта 1953 года на русском языке. А через несколько дней начала передачи на многих языках народов СССР. Первым ее диктором стал Сергей Дубровский. По словам эмигранта Романа Днепрова, радиостанция «Освобождение» еще до первой радиопередачи была поставлена под прямой американский контроль — в административное ведение ЦРУ. И все ее сотрудники с самого начала подбирались американской администрацией [170]. На начальном этапе располагала одним передатчиком мощностью в 10 тысяч ватт, расположенным в Лампертгейме, у города Мюнхена, и вещала 175 часов в неделю, в том числе 140 часов на русском языке. В 1958 году общий объем еженедельных передач радиостанции составлял уже 357 часов. К 1964 году радиостанция располагала тремя комплектами радиопередатчиков: в Палее, у города Барселона (Испания), было размещено 5 передатчиков общей мощностью 1 миллион 100 тысяч ватт; в Лампертгейме, около Мюнхена, — 8 передатчиков общей мощностью 310 тысяч ватт и в Панчао, у города Тайпея (остров Тайвань), — 5 передатчиков общей мощностью 210 тысяч ватт. Таким образом, в 1966 году в распоряжении радиостанции «Свобода» имелось 18 радиопередатчиков (из них 13 в Европе) с общим объемом радиопередач 200 часов ежесуточно. Радиостанция имела отделения в Риме, Нью-Йорке, в Испании и на Тайване, с общим количеством сотрудников — 1200 человек. Радиостанция функционировала на «частные пожертвования», главным образом ЦРУ, что было признано в 1971 году, ас 1972 года открыто финансировалась в соответствии с бюджетными ассигнованиями, выделяемыми американским конгрессом (переведена в подчинение Управления международного радиовещания США). Радиостанция предоставляла трибуну опальным и нонконформистски настроенным политическим деятелям, перебежчикам, «отказникам», диссидентам из Советского Союза и стран Восточной Европы. Постоянными сотрудниками «РС/РСЕ были Александр Галич и Сергей Довлатов; частыми гостями и внештатными сотрудниками — Василий Аксенов, Владимир Войнович, Виктор Некрасов, Андрей Синявский. На волнах радиостанции читали их литературные произведения, философские эссе, мемуары; часто устраивались круглые столы и диспуты на культурные и политические темы. Это дало основание бывшему заместителю директора радиостанции Стефану Миллеру сказать, что «во многих отношениях РС/РСЕ была высокоинтеллектуальной станцией» [171]. В 1976 году радио «Свобода» и «Свободная Европа» были объединены. После разрушения Советского Союза и ликвидации «коммунистической угрозы» радиостанция продолжала свою деятельность, перестроившись на борьбу против «русского империализма». О направленности ее передач в 1980-х годах можно судить по Открытому письму конгрессу США и Совету международного радиовещания (20 июня 1989 г.), подписанному В. Аксючицем, Г. Анищенко, священником Дмитрием Дудко, Ф. Светловым, В. Сендеровым и В. Тростниковым. В нем говорилось: «Когда PC (радиостанция «Свобода». — А. О.) анонсировало новую передачу «Русская идея», мы связывали с ней большие надежды. Но вышло обратное тому, на что мы надеялись. Вместо осмысления феномена русского национального самосознания эта передача сосредоточилась на его отрицании и опошлении. Было заявлено, что «мы присутствуем при агонии русской идеи» и даже поставлен вопрос: «Не являются ли русские народом прошлого, которого уже нет?». В первых передачах этого цикла одна была целиком отдана изложению оскорбительно русофобских концепций А. Янова, три — А. Синявского, отношение которого к русскому народу крайне негативно. Еще в двух В. Тольц (ведущий всего цикла), Р. Пайпс и Б. Хазанов подвергли высокомерной и некомпетентной критике статью издателя независимого московского христианского журнала «Выбор " В. Аксючица. Для изложения же позиции А.И. Солженицына, который является современным выразителем русской идеи, в передаче места и вовсе не нашлось» [172].


К вышесказанному можно добавить, что в этих же передачах муссировались вопросы «о разгуле русского шовинизма», об «эгоистической национальной силе русского великодержавного шовинизма» (высказывание украинского деятеля Ю. Бадзью [173]), об «оккупации русскими» малых народов и русском патриотизме. Последняя тема рассматривалась примерно под ракурсом В. Малиновича, заявившего в беседе с Л. Ройтманом и В. Матусевичем, что «половина населения этой страны нерусские и говорить о патриотизме русском в такой стране просто бессовестно и безнравственно» [174].

В качестве иллюстрации деятельности «общественных» организаций приведем характеристики еще нескольких, созданных, в частности, для оказания помощи «освободительной борьбе афганского народа» против «коммунистической экспансии» в 1980-х годах.

Следует заметить, что гражданская война в Афганистане, и втягивание в нее Советского Союза были во многом инспирированы западными спецслужбами с целью обострить и без того взрывоопасную ситуацию в ДРА и граничащих с ним советских республиках. Об этом впоследствии не без гордости заявил один из авторов этого проекта, Збигнев Бжезинский. По его словам эта операция «по дестабилизации «кризисного полумесяца» Среднего Востока» заключалась в том, чтобы «как можно глубже вовлечь СССР в гибельную трясину афганской политики и тем самым победить Советы в холодной войне» [175].

Одной из таких «неправительственных» организаций был «Комитет помощи Афганистану (КПА) (Afghanistan Relief Committee, ARC), созданный в 1980 году банкиром Джоном Трэйном. Помимо Трэйна, среди основателей КПА были также четыре бывших посла Соединенных Штатов — Фрэнсис Л. Келлог, сенатор Клейборн Пелл, профессор Военной академии США Луис Дюпре, долгое время работавший на американскую разведку в Афганистане под дипломатическим прикрытием чиновника Госдепартамента, и профессор Томас Гуттьер, тоже долгое время работавший в Афганистане параллельно на госдепартамент и ЦРУ.

Официально Комитет помощи Афганистану ставил своей целью «сбор средств» для медицинских организаций, оказывавших помощь раненым моджахедам. Однако в действительности деньги, полученные КПА от «медицинских организаций», направлялись не столько на «гуманитарные» цели, сколько на прямое финансирование афганской оппозиции. Оперативная штаб-квартира Комитета, как и многих других подобных организаций, поддерживавших джихад в Афганистане, располагалась в Пешаваре — «столице» афганской оппозиции.

С КПА также сотрудничали и были тесно связаны несколько других «гуманитарных» организаций, образованных с той же целью, в том числе «Национальный фонд в демократию», созданный конгрессом США в 1984 году для финансирования так называемого проекта «Демократия»; организация «Дом Свободы» («Freedom House»), получившая общественную известность своей работой с советскими военнопленными, и Международный комитет спасения (International Rescue Committee, IRC). Последние две организации возглавлялись Лео Черном, занимавшим высокое положение в Президентском консультативном комитете по внешней разведке и давнишным другом Генри Киссинджера. Членом совета директоров Комитета спасения являлся сам шеф ЦРУ У. Кейси (одно время он даже был его президентом). Оперативный штаб организации, также находившийся в Пешаваре, состоял, в основном, из представителей группировки Хекматьяра «Хезб-и-Ислами».

Другая «неправительственная организация», глубоко вовлеченная в оказание помощи афганским моджахедам, Комитет свободного Афганистана (КСА) (Committee for a Free Afghanistan, CFA), являлась детищем британской администрации Тэтчер. Она была создана в 1981 году по личной инициативе Маргарет Тэтчер и лорда Бэтелла — известного историка, автора нескольких книг, одновременно работавшего в британской разведке. Фактически с момента своего основания Комитет свободного Афганистана действовал как американский филиал лондонского радио «Свободный Кабул» (так же, как и радио «Свободный Афганистан»).

Пост исполнительного директора КСА занимала некая Карен МакКей. Она имела довольно необычную для женщины биографию. Карьера МакКей началась с 4-летней службы в рядах американского спецназа — особо элитного подразделения «Дельта», где в 1960-е годы она изучала нетрадиционные средства ведения войны. В армии США она дослужилась до звания майора Сил быстрого развертывания в запасе. Затем она провела 9 лет в Греции и Израиле в качестве журналиста-фрилансера. Одновременно защитила докторскую диссертацию по истории в Университете Хебрю в Иерусалиме (в западной системе образования докторская диссертация является эквивалентом кандидатской диссертации в СССР и России). Из Израиля она вернулась в США и по предложению Бэтелла стала исполнительным директором Комитета свободного Афганистана. Кроме Карен МакКей, ключевыми фигурами в КСА были: генерал-майор армии США Дж. Милнор Роберте, являвшийся также членом отделения Мировой антикоммунистической лиги в США и исполнительным директором Ассоциации офицеров резерва американской армии; Чарльз Мо-зер, профессор славянских исследований в Университете имени Джорджа Вашингтона, офицер ЦРУ, известный специалист по Восточной Европе; Дэвид Исби — издатель британского военно-аналитического журнала «Jane's Defence Review», впоследствии издатель и аналитик по «советским вопросам» журнала «Солдат удачи»; бригадный генерал армии США Теодор Матаксис, лично воевавший в Афганистане в качестве «военного советника» при различных группировках моджахедов. В 1986–1990 годах

Матаксис являлся главным офицером в составе Группы военных консультантов армии США в Иране.

Кроме того, в Консультативный комитет КСА входили генерал Джон Синглауб, бывший председатель Мировой антикоммунистической лиги, оставивший в 1978 году пост начальника Штаба армии США после того, как публично обвинил тогдашнего президента Картера в игнорировании «коммунистической угрозы»; генерал Дэниэл Грэхэм, бывший глава Разведывательного управления Министерства обороны США (РУМО); Ричард В. Аллен, советник по вопросам национальной безопасности, сменивший на этом посту в 1980 году 3. Бжезинского, эксперты по Афганистану и офицеры ЦРУ Арно де Борграв (кузен шефа французской разведки Александра де Маранша) и уже упоминавшийся профессор Луис Дюпре.

Особую помощь Комитету свободного Афганистана оказывал конгрессмен Чарльз Уилсон, выпускник Военно-морской академии, имевший обширные связи в Пентагоне и входивший в состав двух комитетов палаты представителей конгресса США — по разведке и по ассигнованиям. Уилсон был убежден, что афганская война была своевременной и справедливой, и не скрывал своего желания, «чтобы в Афганистане было убито больше русских». «Во Вьетнаме мы потеряли 58 тысяч человек, — заявлял он, — поэтому русские еще должны нам» [176].

Комитет свободного Афганистана во главе с Карен МакКей развил особенно активную деятельность в начале и середине 1980-х годов. Для того чтобы усилить свое влияние на главарей афганских моджахедов, руководство КСА часто приглашало их в Вашингтон, где организовывало им встречи с влиятельными американскими чиновниками, а также на свои конференции. Комитет свободного Афганистана не отказывал в помощи практически ни одной организации афганских моджахедов, однако особое предпочтение все же отдавал группировке «Джамиат-и-Ислами» Бурхануддина Раббани и его военному командиру — Ахмад Шаху Масуду [177].

Позже директор Центра по борьбе с терроризмом и нетрадиционными методами боевых действий при конгрессе США вынужден был озвучить истинные цели американской помощи. Он признал, что афганские моджахеды «…были союзниками в холодной войне против СССР».

Весной 1955 года в Америке была разработана подробная программа действий — «политического наступления на мировой коммунизм». Это был уже довольно подробный план вооруженной подготовки, к осуществлению которой привлекались также эмигранты и перебежчики из стран социалистического блока. Автор этого плана, председатель «Radio Corporation of America» Давид (Дэвид) Сарнов считал, что для успешного «наступления на коммунизм» необходимо создать «сеть школ и университетов, занимающихся подготовкой кадров для холодной войны», и даже «своего рода академию политической войны». Причем целью этих «учебных заведений» являлось бы не образование в буквальном смысле этого слова, как отмечал Сарнов, «а специальная подготовка для интеллектуальных, технических, разведывательных и других потребностей идеологически-психологической войны…» [178].

«Надо в массовом порядке использовать ту человеческую силу, — заявлял Д. Сарнов, — которую следует черпать в хорошо организованных и проникнутых антикоммунистическим духом организациях… В определенных случаях надо предоставить им возможность в период будущего кризиса возвратиться на свою родину в качестве возможных руководителей. Надо создать из эмигрантов офицерские группы численностью от десяти до ста человек. Эти группы должны находиться в состоянии готовности, ожидая возникновения соответствующих обстоятельств и подходящего момента» [179].

Интересна биография автора этого плана — Давида Сарнова.

Он родился в 1891 году в местечке Узляны, под Минском, в еврейской семье. Учился у своего дяди — раввина. В 1896 году его отец Абрам Сарнов выехал на поиски счастья в Америку. Обосновавшись в США, он в 1900 году вызвал к себе и всю семью. В день отъезда из Минска девятилетний Давид стал очевидцем разгона небольшой группы еврейских женщин и детей, вышедших на улицу с антигосударственными лозунгами, казаками. Этот эпизод, по словам Сарнова, определил его дальнейшее отношение к России. Прибыв в Америку, Давид работал разносчиком газет, подрабатывал в местной синагоге, параллельно учился в школе. В сентябре 1906 года он был принят в небольшой филиал европейской фирмы «Marconi Wireless Telegraph». Звездный час Дэвида Сарнова наступил 14 апреля 1912 года. В этот день молодой радиодежурный крупнейшего магазина одежды Ванамакера Сарнов зафиксировал слабый сигнал SOS терпящего бедствия авиалайнера «Титаник». Случившееся имело несколько судьбоносных последствий. Прежде всего стали очевидными технические возможности радио. Престиж самого Маркони и его изобретений поднялся невероятно высоко. В результате через два месяца Давид Сарнов становится инспектором радиостанций на судах гавани Нью-Йорка, а спустя год — главным советником компании по контролю за работой коммуникаций и инструктором в школе радиомастеров [180].

В 1919 году на базе небольшой фирмы Маркони была создана «RCA» («Radio Corporation of America»). Ее президентом стал Оуэн Янг, а главным менеджером — Сарнов. В 1926 году он возглавил дочернюю организацию «RCA» — ((National Broadcasting Company» (NBC), а в 1930 году стал президентом RCA.

В годы Второй мировой войны заводы и лаборатории корпорации Сарнова стали получать миллиардные военные заказы на устройства самонаведения авиационных и морских ракет, радионавигационные системы, радарное оборудование. Благодаря этим заказам его состояние вскоре приблизилось к полумиллиарду. В 1944 году в связи с 25-летием «RCA» Сарнову было присвоено звание бригадного генерала. Большие финансовые возможности и знакомства со многими высокопоставленными государственными деятелями, такими, как директор ФБР Гувер и президенты Эйзенхауэр и Никсон, позволили Сарнову вести активную борьбу против ненавистного ему с детства «русского империализма». Во многом благодаря его усилиям негативный образа СССР (России) стал одной из главных составляющих информационно-психологической войны против социалистического лагеря [181].

С началом 1950-х годов в психологической войне против СССР стала активно использоваться и часть бывших советских граждан, по тем или иным причинам оставшихся за рубежом. Причем многие из них, втянутые в психологическую войну против России «втемную», искренне верили, что борются против коммунистического режима за свободу народов СССР, а не против России.

Здесь, на наш взгляд, важно сделать некоторое отступление, касающееся связей некоторых представителей и организаций, в частности, российской эмиграции с западными специальными службами.

Сотрудничество российской эмиграции (и не только российской) со спецслужбами было связано не только со стремлением заработать «на хлеб с маслом», как это преподносилось ранее советской историографией, но и часто совпадением взглядов эмигрантских политических групп по ряду вопросов, с линией, проводимой западными разведками. В первую очередь Центральным разведывательным управлением США (ЦРУ) и британской «Интеллидженс сервис».

Прежде всего отметим, что к концу 1940-х годов за пределами СССР находились главным образом эмигранты первой послереволюционной волны и второй, сформировавшейся из советских «невозвращенцев».

Для большинства представителей первой волны антикоммунизм был естественным ядром их идейных установок. Многие из них в годы Второй мировой войны симпатизировали Германии, некоторые служили в ее разведывательных структурах и частях вермахта. Те, кто способствовал победе над нацизмом — участвовал, например, во французском движении Сопротивления или в работе славянских организаций стран Латинской Америки, — к этому времени вернулись на Родину. Кто-то это сделал добровольно, других (как, например, членов Союза советских патриотов во Франции) выслали власти [182].

Костяк второй волны составляли бывшие военнослужащие Русской освободительной армии (РОА) генерала А.А. Власова, а также других национальных формирований в немецкой армии.

От тех и других, естественно трудно было ожидать толерантности по отношению к советской власти. В этих условиях закономерным стало то, что значительная часть эмигрантов в период холодной войны оказалась на стороне Запада. Правда, некоторым эмигрантским группам эта поддержка США и их союзников, в борьбе против Советского Союза далась нелегко, хотя ее итог и был очевиден. Были и такие, кто уже в самом начале борьбы понимал, что она будет направлена на уничтожение именно России.

Вообще традиционно настороженное и даже негативное отношение к Западу как антирусской силе, было характерно для представителей многих русских организаций. Так, например, тезис о том, что цель иностранцев — уничтожить Россию и русский народ, содержится в рукописи известного эмигрантского лидера, монархиста генерал-майора М. Скородумова «Наша гибель и наше спасение» (1948). А авторитетный философ И.А. Ильин прямо заявлял: «У национальной России есть враги… Им нужна слабая Россия, изнемогающая в смутах, в революциях, в гражданских войнах и в расчленении» [183].

Бывший министр Временного правительства А. Карташев пытался объяснить негативное отношение Запада к России следующим образом: «Россия для внерелигиозной новой Европы — страна азиатской тьмы и дикости. Она символ всяческой реакции. В интересах всего человечества — разбить эту мрачную тюрьму народов, разделить на мелкие национальные величины и заставить их послушно служить великим знаменосцем единственно-нормативной, универсальной культуры Запада» [184].

Было среди эмигрантов (главным образом первой волны) и немало тех, кто вообще считал невозможным освободить Родину с помощью Запада. Эти эмигранты полагали, что Запад заинтересован только в ослаблении и расчленении России. По-прежнему актуальными были для некоторых российских эмигрантских групп заявления о «масонской опасности», об определяющей роли еврейско-масонской финансовой верхушки США в принятии внешнеполитических решений. Так, в середине 1950-х годов лидер монархистов-легитимистов в Бразилии В. Мержеевский открыто заявлял о том, что «истинные покровители большевиков находятся в Америке» [185].

Однако, нередко критикуя Запад, эмигрантские группы вынуждены были искать у него помощи в борьбе против коммунистического режима. Только Запад, в первую очередь США, обладал значительными финансовыми ресурсами, только он мог предоставить в распоряжение эмигрантов радиостанции и полиграфическую базу. Но Запад, преследуя исключительно свои цели, требовал за предоставляемую эмигрантам помощь исполнения своих задач. На определенных этапах противостояния эти задачи совпадали с интересами российских антикоммунистов, но чаще всего мало согласовывались с национальными интересами России (именно России, а не СССР), за освобождение которой ратовали эмигранты. То, что это было очевидно и самим эмигрантам, подтверждает фраза социал-демократа Д.Ю. [186]Далина, заметившего однажды, что «функционеры в Нью-Йорке хотят использовать нас, русских, как марионеток».

П. Маргушин в небольшой статье «Эмиграция и судьбы России», опубликованной в нью-йоркской русскоязычной газете «Новое русское слово» 19 августа 1966 года, замечал: «Всякая вера, однако, требует идеи, движущей эту веру. А всякая политическая группа (эмигрантская), выступающая на общественно-политической арене, только тогда становится действенной, когда сможет оказать влияние на власть в государстве и сознает, каким образом это влияние осуществить. У эмиграции этой возможности никогда не было, и поэтому ей не дано нанести тот решительный удар, в результате которого будут устроены новые формы государственного устройства в России».

Поэтому, у активной антикоммунистической эмиграции не было иного выбора, ибо Запад являлся единственной силой, способной быть союзником (пусть даже отстаивавшим в первую очередь свои интересы) в борьбе против коммунистического режима в СССР. Правда, высказывание «хоть с чертом, но против большевиков», которым впоследствии оправдывали свое сотрудничество в годы Второй мировой войны с нацистской Германией члены известного эмигрантского Союза — НТС, мало вяжется с христианскими заповедями и девизом организации «Не в силе Бог, а в правде». Впрочем, многие борцы против коммунизма и сами прекрасно понимали, что их действия и слова не всегда согласуются с такими понятиями как мораль, честь, правда. Так, Константин Болдырев — активный деятель НТС периода холодной войны в одном из писем в редакцию «Нового русского слова», в частности, отмечал: «Живя в Америке, где в политической борьбе, увы, все приемы дозволены, мы постепенно и сами привыкаем не слишком задумываться над своими высказываниями, даже если от них порой и отдает инсинуацией» [187].

К слову сказать, монархисты в своем большинстве отказывались по принципиальным соображениям от сотрудничества с ЦРУ, «Интеллидженс сервис» и другими спецслужбами, поэтому их издания и выглядели намного скромнее знаменитого печатного органа НТС «Посев» и «Свободы» Центрального объединения политических эмигрантов (ЦОПЭ).

Однако некоторые другие эмигрантские организации (или их руководители) придерживались иного мнения. В связи с этим характерным является сотрудничество крупнейшей политической организации эмиграции — НТС — с ЦРУ. Обосновывая его допустимость, многолетний лидер НТС Е. Романов писал: «Все эти службы, включая ЦРУ, состоят из людей… Ни в коем случае нельзя сказать, что у американцев совсем не было людей, которые бы благоприятно, положительно относились к нашей национальной позиции» [188]. Е. Романов полагал, что НТС в определенной степени даже мог влиять на политику ЦРУ в отношении СССР.

Следует подчеркнуть, что НТС вообще своими обширными связями на Западе значительно отличался от других эмигрантских объединений. Руководство Союза активно шло на подобные контакты и с «американским» размахом рекламировало свою деятельность. Правда, по высказываниям некоторых эмигрантов из других организаций (например, СБОНР), солидари-сты всегда отличались умением инфильтроваться в различные общественные и государственные структуры, пропагандировать свою деятельность и выставлять ее в выгодном для себя свете.

По официальному утверждению НТС, в 1970-е годы организации оказывали помощь 7 государств. Так, Тайвань и Южная Корея предоставляли свои радиостанции, издание журнала «Грани» субсидировало Министерство культуры ФРГ [189], а американские профсоюзы помогали вести работу среди советских моряков [190]. Трудно поверить, что все эти затраты делались исключительно из гуманных соображений и из солидарности с борцами против «тоталитарного советского режима». Несомненно, понимали это и руководители организации.

Идея привлечения к борьбе против социалистических стран, в частности, СССР, эмигрантов отмечалась еще в 1948 году в директиве СНБ-20/1.

«В настоящее время, — говорилось в директиве, — есть ряд интересных и сильных русских эмигрантских группировок… любая из них… подходит, с нашей точки зрения, в качестве правителей России».

После свержения коммунистического режима в России эмигрантам отводилась ключевая роль в установлении в стране приемлемого для США государственного строя.

«Мы должны ожидать, что различные группы предпримут энергичные усилия, с тем чтобы побудить нас пойти на такие меры во внутренних делах России, которые свяжут нас и явятся поводом для политических групп в России продолжать выпрашивать нашу помощь. Следовательно, нам нужно принять решительные меры, дабы избежать ответственности за решение, кто именно будет править Россией после распада советского режима. Наилучший выход для нас — разрешить всем эмигрантским элементам вернуться в Россию максимально быстро и позаботиться о том, в какой мере это зависит от нас, чтобы они получили примерно равные возможности в заявках на власть… Вероятно, между различными группами вспыхнет вооруженная борьба. Даже в этом случае мы не должны вмешиваться, если только эта борьба не затронет наших военных интересов».

Проблема «зачистки» России от «человеческих остатков советского аппарата власти», которые, как считали военные стратеги из Вашингтона, уйдут в подполье, также возлагалась на «эмигрантские элементы» и власти, которая придет на смену коммунистическому режиму.

«В этом отношении проблема, как справиться с ним (коммунистическим подпольем. —А.О.), относительно проста: нам окажется достаточным раздать оружие и оказать военную поддержку любой некоммунистической власти, контролирующей данный район, и разрешить расправиться с коммунистическими бандами до конца традиционными методами русской Гражданской войны. Куда более трудную проблему создадут рядовые члены Коммунистической партии или работники (советского аппарата), которых обнаружат или арестуют или которые отдадутся на милость наших войск или любой русской власти. И в этом случае мы не должны брать на себя ответственность за расправу с этими людьми или отдавать прямые приказы местным властям, как поступить с ними. Это дело любой русской власти, которая придет на смену коммунистическому режиму. Мы можем быть уверены, что такая власть сможет много лучше судить об опасностях бывших коммунистов для безопасности нового режима и расправиться с ними так, чтобы они в будущем не наносили вреда… Мы должны неизменно помнить: репрессии руками иностранцев неизбежно создают местных мучеников… Итак, мы не должны ставить своей целью проведение нашими войсками на территории, освобожденной от коммунизма, широкой программы декоммунизации и в целом должны оставить это на долю любых местных властей, которые придут на смену советской власти» [191].

В это же время были предприняты и первые попытки объединить многочисленные группы «невозвращенцев».

В одном из документов советских представителей, занимавшихся вопросами репатриации советских граждан, отмечалось, что в 1948 году западными зональными властями «делалась попытка объединения всех эмигрантских кругов и координация их действий». Так, в частности, 15 июля в американской зоне Австрии, в г. Целам-Зее была проведена конференция руководителей антисоветских организаций, которая официально именовалась Съездом вождей русской эмиграции [192].

Следует заметить, что эксперимент по использованию для «наведения порядка» в некоторых районах России эмигрантов и местных антикоммунистических властей был впервые использован еще в годы Великой Отечественной войны армейским руководством и разведывательными службами национал-социалистической Германии. Речь идет, в частности, о так называемой Локотской республике, созданной в «партизанском крае» Белоруссии. Опыт деятельности этой «республики» был тщательным образом проанализирован и оценен американской разведкой. Причем главными источниками информации по данному вопросу стали непосредственные участники событий — русские эмигранты, активно задействованные после войны в работе западных разведывательных органов. Среди них можно отметить, например, бывшего офицера русской армии Б.А. Смысловского [193]и членов НТС, работавших в годы войны на оккупированных территориях Советского Союза [194].

Здесь на наш взгляд, важно хотя бы вкратце, рассказать о так называемом Гарвардском проекте (первоначально назывался Emigre Interview Project, затем Harvard Project on the Soviet Social System (HPSSS), — самом масштабном политико-социологическом исследовании советского общества, проведенном, образованным в 1948 году Центром русских исследований Гарвардского университета (Harvard University Russian Research Center, HRRC). Основанием «Гарвардского проекта» стал секретный документ, разработанный в марте 1948 года в США под названием «Использование беженцев из Советского Союза в национальных интересах США». Проект предполагал проведение опросов большого количества «невозвращенцев» с целью «заполнить ниши в нашей текущей разведывательной деятельности, в общественной информации и в политико-психологических операциях».

Интервьюирование бывших советских граждан, по тем или иным причинам не захотевших возвращаться в СССР, было расценено как возможность непосредственного получения социально-политической информации о СССР, дополняющей данные разведки и открытых источников.

В ходе выполнения проекта проводилось два типа опросов:

— биографические опросы (A-Schedule interviews), в которых собирались общесоциологические данные;

— специализированные опросы (B-Schedule interviews), в которых собирались «социоантропологические» данные в области экономических и семейных отношений, социальной стратификации и системы властных отношений и т. п.

Инициатором проекта был Джон Патон Дэвис, член группы политического планирования Госдепартамента США, возглавлявшейся Джорджем Кеннаном. Дэвис считал, что такой первичный материал необходим для планировании политики США по отношению к СССР в условиях начинавшейся холодной войны. ВВС США, финансировавшие проект на первом этапе, ставили более узкую задачу — оценку психологической уязвимости гражданского населения при массированных бомбардировках, аналогичных по масштабам бомбардировкам Германии союзной авиацией в ходе Второй мировой войны, и, соответственно, их непрямого эффекта.

Исследования по Гарвардскому проекту выполняли несколько групп (экспедиций) специалистов, работавших в различных городах Германии, где находилось наибольшее количество «невозвращенцев». Общее руководство проектом осуществлял американский профессор социологии Натан Лейтес. Директором мюнхенской экспедиции Гарвардского проекта был профессор Раймонд Бауэр, а его ближайшими сотрудниками: Александр Далин, сын крупнейшего меньшевика Далина, Жорж Фишер — сын известного троцкиста и историка русской революции Луи Фишера, Джин Сосин, работавший позже директором радио «Свобода», доктор Берлинер, доктор Инклесс, профессор Баргхорн — специалист по советской и американской пропаганде в Йельском университете, советский перебежчик Георгий Климов и другие.

Всего в ходе проекта было взято более 13000 интервью у более чем 2000 человек из 67 лагерей беженцев. С более 1000 из опрошенных были проведены дополнительные углубленные интервью [195].

Результаты исследований шокировали американских ученых. Они фактически опрокидывали господствующие в США идеологические представления о природе Советского Союза, о психологии советского народа.

Выяснилось, что неприятие советского строя беженцами из СССР совсем не означало, что в нем отвергалось буквально все. Недовольство советских «невозвращенцев», как оказалось, вызывала не сама политическая система, не режим, а коммунистическое руководство страны. В ответ на вопрос, что следовало бы сохранить из советской системы в случае, если бы режим пал, буквально все поставили на первое место образование, а затем здравоохранение и социальную защиту населения. Более того, «невозвращенцы» гордились успехами индустриализации и теми позициями, которые Советский Союз занимал на международной арене. Большинство приветствовали целеустремленность режима, его активность и уверенность в будущем страны. Подчеркивались серьезные достижения Советского Союза в области культуры. Откровением для гарвардских ученых стала положительная оценка бывшими советскими людьми роли государства в экономике страны [196]. Среди негативных моментов в советской системе назывались, в частности, чрезмерная бюрократизация и недостатки в планировании. Однако в целом «бывшие советские» граждане были убеждены: государство всеобщего благоденствия не может быть построено на основе частнокапиталистического предпринимательства. Около двух третей опрошенных выступали за государственное планирование и государственную собственность в экономике [197].

Материалы, полученные во время выполнения Гарвардского проекта позволили выявить основные «болевые точки» советского общества и создать научно обоснованную базу для разработки последующих проектов и программ психологической войны против СССР.

В начале 1950-х годов Отдел спецопераций ЦРУ (ОСО) разработал масштабную «международную программу стимулирования дезертирства (включавшую в себя проведение целого ряда спецопераций в различных странах и против различных объектов — от населения ГДР и ГСВГ, других групп советских войск за границей СССР до советских колоний за рубежом, посольств и даже резидентур советской разведки). Проводившиеся ЦРУ оперативные мероприятия в рамках этой программы получили название операции «Рэдкэп». Особый упор делался на осуществление конспиративных вербовочных контактов с советскими военнослужащими, сотрудниками СВАГ и спецслужб, МИДа и других государственных ведомств. Одной из особенностей операции «Рэдкэп» было массовое использование агентов-женщин [198].

Вовлечение эмигрантов, главным образом второй волны (послевоенной), в психологическую войну потребовало изменения их имиджа в глазах широких кругов «демократической» общественности. С этой целью в средствах массовой информации стали публиковаться различные материалы, оправдывающие их сотрудничество с немецкими властями в годы Второй мировой войны. За короткое время еще недавние коллаборационисты превратились в жертв тоталитарного сталинского режима и борцов за освобождение своей Родины. В западных средствах массовой информации сотрудничавшие с немцами эмигранты и бывшие советские граждане, составлявшие, в частности, костях Русской освободительной армии (РОА) генерала Власова, стали представляться как «третья сила», боровшаяся как против Сталина, так и против Гитлера. Появились воспоминания участников Русского освободительного движения (РОД), упор в которых делался на идейные мотивы их борьбы с коммунизмом, «независимые» работы западных исследователей. Здесь уместно заметить, что в 1983 году Рональд Рейган наградил «Медалью свободы» консультанта эмигрантской программы ЦРУ Бернхэма. Он был военным консультантом по вопросам психологической войны, который выдвинул программу «Освобождение». Напомним, что еще в начале 1950-х годов ЦРУ разработало кампанию по связям с общественностью, нацеленную на убеждение американцев в необходимости распространения идей холодной войны в Европе. Частью этой теории, известной как «Освобождение», была идея привлечения некоторых нацистских лидеров и коллаборационистов в качестве «борцов за свободу», против СССР. Заметим, что в мае 1982 года бывший сотрудник Министерства юстиции США Дж. Лофтус передал в печать сведения, из которых следовало, что после победы над Германией УСС, а затем ЦРУ тайно обеспечили въезд в США примерно 300 военных преступников, «отличившихся» в Белоруссии [199].

Среди использовавшихся ЦРУ военных преступников был, в частности, и Валириан Трифа — студенческий лидер в фашистском румынском движении «Железная гвардия». После войны он стал епископом Румынской православной церкви в США. ЦРУ и ФБР знали о его прошлом. Однако директор Федерального бюро расследований Эдгар Гувер считал его «очень желательной частью пейзажа во время холодной войны. Такие люди, как он, удерживали эмигрантские общины от симпатий к коммунистическим правительствам на родине» [200].

Во время вручения награды Рейган сказал, что идеи Бернхэма об освобождении «глубоко воздействовали на то, как американцы видят себя и мир», добавив при этом, что он остается личным должником Бернхэма, так как многие годы широко цитировал его [201]. Возможно, Рейган не знал, что теории Бернхэма основывались на его участии в проектах, которые занимались вербовкой коллаборационистов и военных преступников. Но очевидно, что рейгановский директор ЦРУ Кейси или бывший директор ЦРУ, вице-президент Дж. Буш не могли этого не знать и должны были информировать президента по данному вопросу. Впрочем, бывшие коллаборационисты и военные преступники использовались ЦРУ не только в рамках психологической войны, но, очевидно, и как агенты влияния. Так, 3 декабря 1989 года руководство Всемирного еврейского конгресса опубликовало заявление, в котором утверждало, что Центральное разведывательное управление США знало о том, что в годы Второй мировой войны бывший Генеральный секретарь ООН Курт Вальдхайм был штатным офицером (обер-лейтенантом) немецкой разведки в Греции и на Балканах. Более того, еще в 1948 году Югославия требовала у Австрии его выдачи для привлечения к суду как военного преступника.



Информация к размышлению | СССР против США. Психологическая война | Справка