home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Даже когда они опять оказались в метро, в туннеле, ведущем к Полежаевской, Нюту все еще трясло. Ориентир, обозначенный на карте напротив места, где нужно было сворачивать с шоссе во двор, оказался длинной белой машиной с кольцами на крыше. В метро Вэл объяснил девушке, что такие машины когда-то нанимали для свадьбы. Он еще буркнул что-то насчет того, что неудачный бедняги выбрали день для такого события. А Зотов неожиданно мягко ответил: «Ну и что? Зато они были вместе до самого конца».

— Да уж. Жили они долго и счастливо и умерли в один день! — ответил музыкант странной присказкой. Сама же Нюта все вспоминала топот копыт, доносившийся с эстакады, — все ближе, ближе. Они еле успели найти тот лаз во дворе, на детской площадке. Кто это был? Лошади? А может, ламы? Один из членов отряда, шедший замыкающим, уверял, что оглянулся в последний момент и успел разглядеть на конских спинах наездников. Шутил он или нет? Кто мог мчаться по ночному городу? Уж точно не люди…

Подходя к Полежаевской, они были предельно осторожны, но пустая станция с двумя платформами и тремя путями встретила их тишиной. Комендант по-хозяйски оглядывал ее — видно, прикидывал, можно ли ее снова приспособить для жилья, и стоит ли это делать.

Уже на подходах к Щукинской Зотов остановился и несколько раз втянул носом воздух, сделав остальным знак стоять тихо. Его насторожило то же самое, что и убийцу в свое время, — слабый запах дыма. Но на станции никого не было: лишь кое-где виднелись обрывки паутины, тряпки, да возле одной из колонн лежал высохший труп.

Они вступили в туннель, который вел к Спартаку, и Нюта занервничала: запах дыма стал еще отчетливее. Вдруг Кирилл осветил фонариком стену туннеля, и все увидели в ней боковое ответвление. Непонятно было, сделан ли этот узкий проход давно или прорыт людьми уже после Катастрофы.

— Этот ход тут раньше был? — тихонько спросил Нюту Илья Иванович. Та в ответ лишь пожала плечами: она проходила здесь только раз, в пятилетнем возрасте, и ей, конечно, было не до того, чтобы разглядывать стены туннелей.

Комендант принюхался. Дымом тянуло именно из отнорка.

— Надо бы посмотреть, что там, — сказал он.

— Какая разница? — запротестовал Вэл. — Мы ведь идем на Спартак.

— Здесь командую я, — напомнил Зотов. — А я не люблю оставлять в тылу неизвестную опасность. Может, нам придется отступать в спешном порядке, поэтому стоит как следует изучить всю прилегающую к Спартаку местность.

Коменданта поддержала Нюта, которой почему-то всячески хотелось оттянуть момент появления на Спартаке. Вэлу пришлось смириться с задержкой.

Не желая из-за своего любопытства рисковать другими и посылать их в неизвестность, оставаясь за их спинами в безопасности, Илья Иванович с двумя бойцами двинулся вперед по узкому ходу Вскоре впереди забрезжил свет. Видимо, там горел костер. От стены отделилась неясная тень, и комендант поднял автомат.

— Кто здесь? — спокойно произнес чей-то голос.

— А ты кто? Что ты здесь делаёшь? — ответил вопросом на вопрос Зотов.

— Живу я здесь, — услышал он в ответ. — Может, все-таки не будем оружие наставлять? Мы не агрессивны.

— Кто вас знает, — пробурчал комендант, однако автомат опустил. Один из бойцов осветил фонариком говорившего, и Илья Иванович вздрогнул — у него было неестественно белое лицо, а глаза и губы — густо обведены черным. Одет неизвестный был в драный черный свитер и штаны, которые, возможно, были когда-то синими, но теперь под слоем грязи тоже выглядели почти черными.

— Вы чего тут, в индейцев играете? — облизнув губы, спросил комендант.

— Мы не идентифицируем себя с каким-то конкретным социумом, — отвечал на это его собеседник.

Зотов слегка растерялся, а потом велел бойцу:

— Вэла позови. Чувствую я, что самому мне тут не разобраться. Вроде он по-нашему говорит, но я ни слова не понимаю.

Через несколько минут небольшой отряд во главе с комендантом оказался в просторном подземелье, где у костра сидели люди, схожие обликом с тем, который встретился им первым. У всех были густо обведены черным глаза, у многих вычернены и волосы, и губы. На запястьях и на шее почти у всех металлические цепочки, одежда в подавляющем большинстве темного цвета. «Практично, — подумал комендант, — учитывая дефицит воды и их явную нелюбовь к стирке». Он заметил, что собралась здесь, в основном, молодежь — в среднем от пятнадцати до тридцати. Стариков не было совсем, малышей тоже, хотя потом он заметил одну женщину с младенцем на руках и ребенка лет семи, тоже с подведенными глазами.

Они уселись возле костра, и им поднесли кружки с чем-то темным, дымящимся. Комендант опасливо принюхался.

— Не бойтесь, все экологически чистое и совершенно безвредное. Это у нас вместо чая, — сказал один из хозяев снисходительно. И в доказательство сам отхлебнул из своей кружки. Гости последовали его примеру. Напиток отдавал чем-то прелым, но приятно бодрил.

— Кто вы? — повторил вопрос комендант.

— Люди, — был ответ.

— Это я и сам вижу. Почему вы так странно выглядите?

— Нравится.

Тут вмешался Вэл.

— Не из тех ли вы, случайно, кто ждет второго пришествия Виктора Цоя? — спросил он по возможности вежливо, боясь задеть чувства хозяев. — Я их сам не видел, но слышал, что где-то в метро обитает целая группа его поклонников.

Мужчина задумался, и тут другой что-то шепнул ему на ухо.

— А! Вы, наверное, имеете в виду людей в темных одеждах, которые поклоняются Последнему герою? Мы уважаем их чувства, но у нас с ними разные пути. Они хотят выйти на свет звезды по имени Солнце, а мы предпочитаем тьму и полумрак. Наше солнце — луна. Только, может быть, сначала вы расскажете нам, кто вы и что вас сюда привело? Это будет как-то честнее, ведь это не мы к вам пришли, а вы к нам неожиданно явились.

Комендант замялся, сомневаясь, стоит ли рассказывать о цели их путешествия этим странным незнакомцам? Вдруг они в союзе с Верховным и его шайкой? Но Нюту сомнения не мучили — ей почему-то нравились эти люди, и она чувствовала, что они не причинят зла.

— Мы идем на станцию Стадион «Спартак», — сказала она.

— А-а, — пренебрежительно махнул рукой мужчина. — К трупоедам…

— Как?! — ужаснулась девушка. — Неужели там уже звери поселились?

— Двуногие, — уточнил один из хозяев.

Комендант обиделся.

— Если так рассуждать, то и вы трупоеды, — сказал он. — Крысами-то, небось, не брезгуете? Ни за что не поверю, что вегетарианцы. Или у вас крысы специальные, диетические и экологически чистые?

Странные люди пропустили его шпильку мимо ушей.

— И что же вам там нужно? — помолчав, спросил один из них.

— Одной девушке грозит смерть, — сказала Нюта.

Спрашивающий удивленно поднял брови, а потом развел руками.

— Всем нам грозит смерть, кому раньше, кому позже, — философски заметил он. — У нас другие взгляды, мы не относимся к этому так трагично, как вы. Мы любим размышлять о смерти, говорить о ней, готовиться к ней. Любим селиться поближе к кладбищу. Раньше мы жили под землей недалеко от Ваганьковского, но потом там стало неспокойно, и мы перебрались сюда. Здесь, правда, кладбища поблизости нет, но бренных человеческих останков хватает, чтобы размышлять над ними.

Вэл задумался.

— Вы поклоняетесь ангелу смерти? — спросил он.

— Скажем так: мы поклоняемся тому, чье имя лучше не называть. Тем более непосвященным, вроде тебя.

— Хорошо, спрошу иначе. Вы сатанисты?

Вышедший к отряду первым мужчина покачал головой:

— Мы не имеем ничего общего с этими отупевшими дикарями, засевшими на Тимирязевской. Нам не нужно искать дорогу в ад — каждый из нас носит свой собственный ад в себе. И мы не одурманиваем себя грибными настойками. У них есть лидер, который наживается, и есть его покорные слуги. У нас же — дружеское братство. Мы удалились от мира, где действует право сильного, но ценим свободу и дружеское тепло. Если вам всенепременно нужно какое-то обозначение, можете называть нас просто Темными.

— Утопическая коммуна, — объяснил Вэл Зотову. — Субкультура.

— Спасибо, теперь все предельно ясно, — язвительно отозвался комендант.

— Но то, что эту девушку хотят убить, — несправедливо, — сказала Нюта. — Вы, может, и любите смерть, а ей еще пожить хочется, она ведь совсем молодая.

— Это другое дело, — ответили ей. — Мы против насильственной смерти. Не стоит искать путь в вечность до срока. А кто эта девушка?

— Это моя дочь, ее зовут Алина, — сказал комендант. — Вы что-нибудь слышали о ней?

— Примерно месяц назад здесь проходили двое в сторону Спартака. Мужчина и девушка. Видно, шли из большого метро. Больше тут людям неоткуда взяться.

— Скорее всего, это она! — вскричал комендант. — Нам надо спешить!

— Мы готовы помочь вам.

— Интересно, каким образом? — хмыкнул Зотов. — Напугаете противника до смерти своим видом?

— Зря иронизируете, — сказал один из Темных. — Вовремя сказанное разумное слово способно творить чудеса.

Его поддержал Вэл:

— В самом деле, Иваныч, нас ведь совсем мало. Тут любой помощи обрадуешься. — И, понизив голос, пробормотал: — Я всегда считал, что представителям разных субкультур, как ни странно, легче понять друг друга, чем нас, простых людей. Вот поклонников Цоя они уважают, а мы с тобой, Илья, для них не больше, чем двуногие трупоеды.

— Я до сих пор поверить не могу, что Алина и в самом деле рядом, — вздохнув, сказал комендант. — Уж и не чаял увидеть ее. Но если послушать этих ребят, то месяц назад она была жива…

Из дальнего конца помещения вдруг раздался негромкий болезненный стон.

— Что это? — спросил комендант. Все молчали. Ответила одна из девушек.

— Это Дитя сумерек. Она второй день не может разродиться. Наверное, скоро уйдет во мрак, — философски заметила она.

— Да что ж вы не поможете ей? У вас что, врача нет?

Хозяева переглядывались, отрицательно качая головами.

— Приходится чем-то платить за свободу, — заметил один из них.

Но отрядный врач, не дожидаясь команды, уже отправился к роженице. Через полчаса ее мучения окончились — на свет появился тощенький мальчик, который сразу заорал. Измученная мать, покормив его, тут же уснула.

— Спасибо, — сказал один из Темных. — Мы, конечно, не так боимся смерти, как вы, но все же она не должна приходить слишком рано.


Гостям предложили миски с горячей едой. Это было вполне съедобное буроватое варево. Никто не стал спрашивать, какого оно происхождения.

— А почему среди вас нет стариков и почти нет детей? — спросил за трапезой Вэл, пользуясь случаем узнать о хозяевах подземелья побольше.

— Не всякий выдержит тяготы нашей жизни, — ответили ему. — В ней есть свои плюсы, но есть и минусы. Мы живем, где хотим, и ни перед кем не должны отчитываться, зато нам то и дело приходится пить неочищенную воду и часто голодать. Кто-то, устав от такой жизни, оседает на одной из станций, где нужно трудиться, но где есть часовые, врачи и прочие блага цивилизации. А дети, как вы только что видели, рождаются и у нас, но не все матери хотят продолжать скитаться после этого. Некоторые начинают смотреть на жизнь по-другому и тоже уходят к двуногим трупоедам. Впрочем, некоторые, наоборот, приходят оттуда к нам.

— С вами интересно разговаривать, — заметил музыкант. — Большинство из тех, кто родился в метро, невежественны и нелюбознательны.

— Что вы, мы любим читать, — ответили ему. — У нас даже небольшая библиотека есть.

Услышав вожделенное слово, Кирилл даже пронес ложку мимо рта.

— А можно посмотреть? — осторожно спросил он, заранее настроившись на отказ.

Но, против ожидания, хозяева тут же отвели парня к небольшому дощатому ящику, наполненному потрепанными книгами. Тоже заинтересовавшийся Вэл присоединился к нему, ожидая увидеть какие-нибудь философские трактаты и курсы по демонологии, но подбор книг был самым произвольным: томики Булгакова, Грина, Пастернака. Впрочем, вампирская литература тоже присутствовала. Видимо, Темные ни в чем не ограничивали себя, считая, что их хороший вкус уже сам по себе гарантирует правильный выбор. Вэл понял — тут было все, что им удалось добыть, выменять, купить, а может, и украсть. Правда, он заметил, что на «библиотеку» ящик не тянет.

— Когда мы путешествуем, их ведь приходится таскать на себе, — объяснили ему. — Поэтому бывает так, что прочитанную всеми книгу мы обмениваем у людей на еду. Когда снимаемся с места, каждый кладет по одной-две книги к себе в рюкзак — так и переносим библиотеку.

Комендант тем временем почти развеселился и подтрунивал над Нютой:

— Ты Кирилла-то держи к себе поближе. А то вон темные барышни ему уже глазки строят — свои-то, видно, уже надоели. А среди них очень даже ничего попадаются…

Потом он дернул за руку Вэла:

— Я вот чего не могу понять — что вы там толковали об этих ребятах, которые ждут прихода Виктора Цоя?

— Это был суперпопулярный рок-певец. Он погиб лет за двадцать до Катастрофы, — пояснил тот.

Казалось, Зотов даже обиделся.

Ну, уж не надо меня совсем-то за идиота держать! Мы с пацанами тоже любили попеть под гитару про белый снег, серый лед, пачку сигарет и алюминиевые огурцы. Просто если тем ребятам так уж понадобилось выйти на поверхность, зачем они дожидаются Виктора? Он-то, еще неизвестно, явится или нет, а солнце — вон оно, каждый день пока исправно всходит наверху.

— Ну, понимаешь, Иваныч, вера — это такое дело тонкое… — туманно ответил музыкант.

Во время недолгого отдыха после еды Темные инструктировали гостей:

— По пути мы будем проходить мимо того места, где в боковых ответвлениях устроили логова хозяева туннеля.

— Монстры! — прошептала Нюта, вспомнив желтые глаза и душную вонь.

— Можно их и так называть. Но они не очень опасны. По крайней мере, нам удается сосуществовать с ними вполне мирно.

— Когда я была маленькая, они разорвали двух взрослых, которые шли со мной, а меня почему-то не тронули, — призналась девушка.

— Мы кое-что слышали об этом случае и сначала даже боялись здесь селиться. Но потом убедились, что эти монстры не так опасны, как считают невежды. Обычно они не употребляют людей в пищу — возможно, их больше привлекает добыча помельче, и, видно, ее здесь хватает. Мимо них вполне могут пройти те, кто не испытывает сильных отрицательных эмоций — страха, злобы. Таких людей они спокойно пропускают. Но стоит кому-то разозлиться, начать шуметь, как хозяева тоже начинают беспокоиться, приходят в ярость и кидаются.

— Понятно, адреналиновые наркоманы, — пробурчал Вэл.

— Наверное, твои спутники вывели их из себя? — обратился Темный к Нюте.

— Да, они ужасно злились, ругались, орали на меня и друг на друга. Иногда вспоминали, что в туннеле так вести себя нельзя, но ненадолго.

— Вот видишь. А мы не кричим и ходим тихо, поэтому уживаемся с ними спокойно.

— Все до поры до времени, — заметил комендант. — Вот нечего им будет есть, так они и за вас примутся.

Темный только пожал плечами.

— Здорово, наверное, их люди достали, — пробормотал себе под нос Вэл, — если они согласны жить по соседству с монстрами и умирать от болезней, лишь бы не примыкать к большинству. И честно говоря, я в чем-то их понимаю…


* * * | Станция-призрак | * * *