home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20

На следующий вечер Кости явился ровно к семи часам. Мы планировали рано поужинать, а потом спрятаться ото всех, хотя бы до утра. Как только я покинула базу, Дон открыл круглосуточную слежку за мной. Это, мягко говоря, портило настроение. Возможно, были и микрофоны, нацеленные на мой дом ради максимального эффекта.

Меня это сильно разозлило. Что Дон себе воображает? Будто оставшись без надзору, я соберу всех неумерших на сотню миль в округе, чтобы вручить им схему базы? Если бы не лозунг Дона о «большем добре», я бы сейчас же бросила работу.

Я все еще ворчала про себя, когда открыла Кости дверь… и уставилась на него, разинув рот.

На нем были черные брюки и синяя рубашка, которая удачно гармонировала с его сияющей кожей. Черная кожаная куртка, небрежно накинутая на плечи, удачно завершала ансамбль. Именно на куртку я и уставилась — длинная куртка, достававшая ему почти до коленей.

— Неужели это то, что я думаю?

Кости ухмыльнулся и покружился передо мной.

— Нравится? Ты ведь сохранила свой рождественский подарок… — Он кивнул на «вольво» у крыльца. — По справедливости, я был вправе получить свой. Тем более что ты его прихватила.

Это была куртка, которую я купила Кости на Рождество несколько лет назад, она пришлась точно впору. Я не успела вручить подарок, потому что Дон похитил меня незадолго до праздника. Кости, должно быть, извлек ее из тайника под неприбитой доской кухонного шкафа в моей старой квартире. Я сказала ему, где искать, в день, когда мы расстались. От мысли, что он за ней вернулся, я чуть не расплакалась.

Вероятно, эмоции отразились у меня на лице, потому что взгляд Кости смягчился.

— Прости, милая, — сказал он, обнимая. Я слышала, как щелкают направленные на нас шпионские камеры Дона. — Не думал, что тебя это огорчит.

Я справилась со своими чувствами.

— Все в порядке, — отрывисто произнесла я, чуть потершись о кожу. — Ты в ней великолепен. Точь-в-точь как мне представлялось, лишь цвет волос другой.

Кости тряхнул головой, отбрасывая с лица кудри цвета темного меда.

— Это мой натуральный цвет. Последнее время неохота было краситься, к тому же платиновый больше выделялся, верно? А тебе какой больше нравится?

Хороший вопрос…

— Впервые я увидела тебя блондином, поэтому тот цвет мне кажется более подходящим. Но не волнуйся — я не буду настаивать, чтобы ты пользовался перекисью.

Он хихикнул:

— Лишь бы тебе подходило.

Его взгляд прошелся по мне, и там, куда он падал, становилось тепло. Я нарядилась в простое короткое черное платье без рукавов, с треугольными вырезами спереди и сзади. Немного косметики, никаких украшений и, разумеется, никаких духов. Я помнила, что вампиры не выносят сильные запахи. При их обонянии даже капелька духов — резкий аромат.

— Готова? — тихо спросил он меня.

— Угу. — Почему-то более членораздельного ответа не получилось.

Боже! Мне годами ничего так не хотелось, как провести ночь в его объятиях, и очень скоро мое желание исполнится. Но почему я вдруг так занервничала? Словно подросток на первом свидании.

Кости сел на свой блестящий новенький «дукати». Он всегда любил мотоциклы, хотя я предпочитала другие виды транспорта. Но мотоцикл лучше всего подходил для нашего замысла избавиться от «хвоста». Во-первых, Дон наверняка приказал нашпиговать мою машину «жучками», пока я вчера разговаривала с ним. И во-вторых, никто не угонится за вампиром на мотоцикле.

Кости весело взглянул на меня, пока я надевала шлем и устраивалась у него за спиной:

— Слышу их: шмыгают, как крысы. Посмотрим, удержатся ли. Я начну полегоньку.

И он пулей понесся по улице, не обращая внимания на знаки ограничения скорости. Я крепче обхватила его за пояс. Совсем как в прежние времена!


Ресторан, куда меня привел Кости, назывался «Горизонт». Он располагался на самом верху двадцатиэтажного здания. Оттуда открывался прекрасный вид на город. Наружные стены были стеклянные и не мешали обзору, а наш столик стоял у самого окна. Я засмотрелась на красные и белые огоньки машин, ползущих под нами по улице, и праздно гадала, в которой из них сидят люди Дона. Звуки движения и голоса людей мешали определить точно. Но они были там, внизу. Я едва удержалась, чтобы не помахать им из своего окна-фонаря.

— Доказываешь, что мы не собираемся сбежать? — спросила я, когда официант принял заказ на вино и закуски.

Кости улыбнулся:

— Не хочется, чтобы они толпой ввалились сюда и испортили нам ужин. Ты даже не заглянула в меню!

Я стала изучать список блюд, но мой взгляд то и дело возвращался к Кости. Не я одна восхищалась им. Когда мы вошли, его идеально очерченное лицо и кошачья грация заставили обернуться всех присутствовавших в ресторане женщин. Потемневшие волосы контрастировали с мягким сиянием кожи, и я задумалась: каково будет моим пальцам в этих отросших кудрях? Верхняя пуговица на его рубашке осталась расстегнутой, показывая мне крошечный треугольник груди. Я помнила, что она тверда как стол, за которым мы сидели, и думала, сколько эротики в том, чтобы провести ногтями по его спине и притянуть поближе. Как пульсировала его сила на моей коже, когда наши тела сливались. Как зеленели его глаза, когда он входил в меня. И как его вампирская способность направлять кровь в любую часть тела по желанию помогала ему любить меня до полного моего изнеможения.

Неудивительно, что сосредоточиться на меню не получалось. Еда? Кому она нужна? Вдруг нервозность ожидания испарилась. Мне хотелось одного — ускорить ход событий.

Кости, должно быть, уловил это, и в его глазах замерцали зеленые искры.

— Перестань, милая. Мне и так трудно вести себя прилично.

— Не понимаю, о чем ты, — усмехнулась я, скрестив ноги и дав ему услышать, как кожа трется о кожу (я была без чулок).

Подали вино. Я пила маленькими глотками, ерзая на стуле и как бы между прочим поглаживая вырез платья. За годы практики я освоила все приемы «разогрева» вампира. Собственно, я зарабатывала этим на жизнь. Но с Кости все не закончится серебряным колом. Что-то новенькое!

Кости склонился ко мне.

— Знаешь, какая ты красивая? — Он говорил очень серьезно. — Просто неотразимая. Я позволю своим губам часами заново узнавать каждый дюйм твоего тела; дождаться не могу момента, когда проверю, так ли ты хороша на вкус, как мне помнится.

Вино на миг задержалось во рту, прежде чем я сумела сделать глоток. К такому я не привыкла — моя прежняя добыча никогда не отзывалась с таким пылом.

— А зачем нам сидеть здесь до конца ужина? — Наши взгляды сомкнулись, и я пальцем погладила его ладонь. — Давай возьмем его с собой?

Он открыл рот для ответа, и вдруг я отлетела под соседние столики, сбитая телом Кости. Раздались звук разбитого стекла и пронзительные крики. Столики посыпались, люди падали со стульев. А я удивлялась, что произошло и почему у меня горит лоб.

Наверно, я инстинктивно зажмурилась, потому что, когда распахнула глаза, прямо передо мной оказалось лицо Кости и кровавая дыра, выпачкавшая красным его волосы прежде, чем начала затягиваться.

— В тебя стреляли! — ахнула я. — Кто-то хотел тебя убить!

Я по кусочкам осознавала факты, пока мы лежали на полу. Кости вышиб меня из-за стола, но я еще видела место, где мы сидели, и три отверстия в стекле. Только не у его стула.

Кости поднял меня на ноги, загораживая спиной от окна, и я все поняла прежде, чем он ответил:

— Не меня, Котенок. Тебя!


предыдущая глава | Одной ногой в могиле | cледующая глава



Loading...