home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


27

— Кэт… — Дон оторвал взгляд от своих бумаг. — Входи. Я как раз просматриваю результаты вчерашних анализов. — Он, чуть ли не сияя, метнул взгляд на Кости. — У тебя в крови массивный компонент. Мы вполне могли бы избавиться от наших домашних вампиров, если бы откачивали у тебя пинту крови в неделю.

— Собираешься качать из меня сок, как из дерева? — насмешливо спросил Кости. — В тебе самом есть что-то от жадного кровопийцы.

— Мы пришли по делу, Дон. Можете вызвать Хуана, Тэйта и Купера, чтобы не пришлось повторяться.

Заинтригованный Дон позвонил, и через несколько минут в комнату один за другим вошли еще трое. Когда дверь закрылась, я без предисловий начала:

— Все вы знаете, что я — полукровка. Чего вы не знаете — и я тоже до недавнего времени была в неведении, — так это что вампир, изнасиловавший мою мать, брат Дона.

Дон явно не обрадовался разоблачению, но я не обращала на него внимания.

— Помните Лайама Фланнери из Нью-Йорка? Его настоящее имя — Джэн, и именно он «сотворил» Кости. Он же сделал вампиром моего отца Макса. Дону это было известно много лет, поэтому он и посылал нас за ним. После нашей стычки Джэн завелся из-за моей смешанной крови и решил заполучить меня как новый аромат недели. Кости уверяет, что Джэн из тех, кто, не задумываясь, использует близких мне людей, чтобы добиться моего послушания. Есть способ заставить его отцепиться, не устраивая кровавой бани. Однако он по-настоящему опасен. Дальше самое трудное. Я задумала было вызвать Джэна на поединок, где победитель получает все, но Кости прогнозирует отказ с его стороны. Следовательно, надо заставить Джэна почувствовать себя хозяином положения. Для этого имеется лишь один подход.

Кости устало хмыкнул и перехватил нить разговора:

— Видите ли, чтобы дать ей возможность добраться до Джэна, нужно уверить его, что он обладает средством ее подчинить. Речь идет о ценном заложнике. Джэн — неглупый тип и вряд ли станет убивать весомый для торговли аргумент, но гарантий никаких. Кошка задумала освободить того, кто станет наживкой, а потом использовать приставленную к нему Джэном охрану, чтобы выжать из того клятву оставить ее в покое. Если Джэн поклянется на крови, это свяжет ему руки, а если откажется выкупить своих из-за обычной похоти, на него косо посмотрят в вампирском мире. Впрочем, пока она туда доберется, позаботиться о безопасности добровольцев будет некому.

Когда Кости договорил, в комнате стало тихо. Тэйт первым нарушил молчание:

— Это помешает вампиру за тобой охотиться, Кошка? Тогда, считайте, я — в игре.

Дон не совсем уверенно прокашлялся.

— Должен существовать другой способ, который…

— Я тоже, керида, — добавил Хуан. — Pendaho[2] подцепит на крючок двух червей вместо одного, так вернее будет.

— Я тоже «за», — присоединился Купер. — Кому нужна вечная жизнь!

Иисус, Мария и Иосиф, я чуть не разревелась. Как непрофессионально! Кости обрезал начавшего возражать Дона:

— Брось, старина. Мы — взрослые люди и в последние годы не садоводством занимались. Так ведь? Кроме того, я знал, что все они согласятся, и сюда приехал просто для личной встречи. Неужели ты ожидал другого?

— Кэт, нельзя посылать трех старших членов команды во вражеское гнездо, подобного которому они никогда не видели. Если они погибнут, это погубит всю операцию, попросту прикончит ее!

Для выразительности Дон грохнул кулаком по столу. Кости успокоил его взглядом без искры зелени:

— Решай на месте, что для тебя важнее. Твоя племянница… или риск для людей и операции. Мы свой выбор сделали. Очередь за тобой.

— И они не кроткие ягнятки, — добавила я. — Они не просто живцы, они троянские кони. Кого бы ни выбрал Джэн для их охраны, стражникам в голову не придет, насколько они круты. Ребята давно сражаются с вампирами, Дон. Если бы я не была уверена, что они справятся, я бы никогда не позволила им стать добровольцами.

Дон сверкнул на меня глазами. Я, не мигая, выдержала его взгляд. Кости предвидел и этот момент. Дон первым сдался и хрипло заговорил:

— Молю Бога, чтобы ты не ошиблась, доверяя этому существу. Если он с тобой играет, мы все сгорим. Хорошо бы, он оказался в деле не хуже, чем в болтовне.

Четверо из четверых. Кости торжествующе улыбался.

— Не дергайся, приятель. Я с ней не играю, и я не хуже, чем говорю. Между прочим, я тебя раскусил: в отличие от меня она была уверена, что ты откажешься.

Дон, судя по его виду, сильно тревожился, но больше не спорил.

— Чтобы все подготовить, нужно несколько недель, — сказал Кости. — Все это время вы трое будете заняты. Если дела пойдут вразнос, реагировать придется быстро. Знаете, чем расплачиваются те, кто пьет кровь вампиров?

Купер не знал. Его за несколько минут уведомили о последствиях того случая в пещере. И он справился лучше, чем я, лишь недоверчиво фыркнул.

— Добро пожаловать в клуб ошибок природы, — посочувствовала я. — Вам всем понадобится иммунитет к вампирскому внушению, а получить его можно только из крови. Всякий, кто откажется, останется дома. Я не рискну вашими жизнями и жизнями тех, кто рядом, позволив какому-нибудь зеленоглазому подчинить вас.

— Я не прочь выпить сока, — снова опередил всех Тэйт. — Надеюсь, ты не будешь возражать, если мы не станем сосать кровь из языка на твой манер?

Кости оценил шутку лающим смешком.

— Не дергайся, дружище, ты не в моем вкусе. Еще вопросы?

Вопросов больше не было. Кости встал:

— Тогда все. Идем в лабораторию — пусть Дон опять воткнет иголку мне в вену. Право, старина, моя кровь манит тебя, как вампира — сонная артерия. Уверен, что не скрываешь никаких фамильных черточек?

— Не смешно! — буркнул Дон, но все же встал, и мы отправились в лабораторию.


Коридоры на нашем пути были очищены от всех сотрудников, чтобы поменьше народу видело Кости на базе. Пустовал и медицинский отдел. Когда мы вошли туда, Кости взглянул на Тэйта, словно что-то прикидывая.

— Готов к апгрейдингу? После первой дозы я намерен выбить из тебя все дерьмо, чтобы выяснить, сколько тебе можно принимать.

— Начинай, — последовал ответ Тэйта. — Кошка колотила меня не один год — годы! А сколько ты с ней провел в общей сложности? Всего шесть месяцев?

Кости сгреб его, явно собираясь учинить нечто болезненное, но я повисла у него на локте:

— Прекратите! Тэйт, брось подколки! Кости, тебе сколько лет? Может, тебе подарить свои трусики? Носи их на шее и, как только почувствуешь припадок ревности, размахивай перед носом у того, кто тебя разозлил.

— Как будто ты носишь трусы, — пробормотал Тэйт.

Я дала ему тумака:

— Это в любом случае не твое дело. Однако я обхожусь без них только на работе!

Вместо того чтобы завестись по поводу осведомленности Тэйта о белье, Кости бросил на меня странный взгляд и сел на указанный Доном стул. Тот приготовил мешок с трубкой и ввел иглу ему в вену, поскольку главный патологоанатом доктор Ланг по-прежнему отказывался сам колоть Кости.

— Котенок, ты до сих пор охотишься за вампирами без панталон? — спросил он с тем же странным выражением лица.

— Когда играю роль наживки, да. А когда приказано найти и уничтожить — нет. А что?

У него дрогнули губы.

— Поговорим об этом позже, — заявил он.

Я напряглась. Этот странный вид что-нибудь да значил.

— Говори сразу!

Пять пар глаз с ожиданием уставились на Кости. Только Дон как будто не заинтересовался. Его взгляд был прикован к мешку капельницы, наполнявшемуся красной жидкостью.

Губы Кости дрогнули сильнее.

— Просто ты можешь дополнить свой гардероб, милая. Не то чтобы меня это обрадовало, но я ведь пристрастен. То, что я тебе говорил о воздействии на вампиров отсутствия трусиков… Вероятно, я немножко отклонился от истины.

— Что? — ахнула я, не веря своим ушам.

Хуан уставился на Кости с небывалым восхищением:

— Ты уговорил ее все эти годы ходить без трусов? Madre de Dios! Вот это да! Мне есть чему у тебя поучиться, amigo.

— Ты меня обманул!

Не обращая внимания на восторги Хуана, я подошла и уперлась пальцем в грудь Кости, содрогавшуюся от еле сдерживаемого смеха:

— Ну, Котенок! Это была не совсем ложь. Я лишь приукрасил истину — сказал тебе, что вампиры находят это совершенно неотразимым. Для некоторых так оно и есть. Например, для меня, когда я рядом с тобой. А ты помнишь себя в те времена? Ты так ломалась и жеманилась, что невозможно было удержаться от подколок. Честное слово, я никогда бы не подумал затягивать это так надолго…

Мой голос дрожал от ярости.

— Ты, извращенный, ненормальный ублюдок! Как ты мог?!

— Какая грязная шутка, — тут же поддержал меня Тэйт.

Кости, хихикая, потянулся ко мне, но я шлепнула его по руке:

— Не тронь меня. Ты — покойник.

— Давным-давно, — согласился он, продолжая ухмыляться. — Я люблю тебя, Котенок.

— И не надейся легко отделаться. Проверим, как ты меня полюбишь, когда я отыграюсь.

— Даже тогда я буду тебя любить! — крикнул Кости, в то время как я, топая ногами, ушла прочь. — Даже тогда…


Я сочувственно смотрела на трясущегося Тэйта. Белая кружка, в которой только что было полпинты крови Кости, выпала у него из руки. Кости придерживал его за плечи, пока остекленевший взгляд не сменился нормальным. Тэйт перестал дрожать и задыхаться.

— Пусти! — прорычал он, едва смог говорить.

Кости выпустил его. Тэйт несколько раз глубоко вздохнул и округлившимися глазами взглянул на меня.

— Господи Иисусе, Кошка! Это совсем не похоже на то, что было в пещере. Что за чертовщина в крови этого пидора?

Пропустив оскорбление мимо ушей, я ответила на вопрос:

— Сила. Раньше ты пил кровь слабых, ссохшихся вампиров, а она не идет ни в какое сравнение. Ты уже в порядке?

— Все так громко и ясно… — Он встряхнулся, как вылезший из воды пес. — И запах! Черт побери, Хуан, ты воняешь. Ты что, сегодня душ не принимал?

— Иди на хрен, — проворчал обалдевший Хуан. — Был я в душе, только у меня мыло закончилось. Откуда мне было знать, что меня будут обнюхивать!

Я-то знала, как ошеломляет внезапный переход к обонянию вампиров. Все равно что родиться слепым и вдруг прозреть. Невозможно поверить, как многого ты был лишен.

— Ладно. Хуан, ты следующий.

После того как все трое выпили кровь, мы перешли в тренажерный зал. Все прошло хорошо, хотя мои парни, конечно, иначе смотрели на то, как с ними обошелся Кости. Дон нервничал, но и он заметно расслабился, когда Кости оживил Тэйта после схватки и отпустил его, дав несколько практических советов и даже похвалив.

Тэйт сел рядом со мной и оценил свой опыт одной фразой:

— Попасть под удар этого ублюдка — хуже, чем под товарный поезд!

Я только улыбнулась:

— Знаю.

— Ты блестяще их вышколила, Котенок.

Кости только что глоточком крови вернул к жизни Купера и, сияя, смотрел на меня.

— Они, несомненно, самые крепкие из живых, с какими я сталкивался, — обратился он затем к Дону. — А подкрепившись кровью, сравняются силой с молодым вампиром.

При этих словах Кости поцеловал меня в лоб. От одного-единственного прикосновения, после того как он пару часов без рубашки исполнял передо мной свой хищный балет, я среагировала совершенно инстинктивно. Лоно сократилось, жадно требуя внимания.

Ого! Надо поскорее убираться отсюда, пока ребята не учуяли аромата моей похоти.

— Я пошла мыться. Вспотела. Скоро увидимся, — сказала я и выскочила из зала, спасая достоинство.

— Куда это ты собрался? — услышала я жесткий голос Тэйта. — Ошибся, Кости. Мужской душ на другой стороне.

— Я сохраню это вместе с прочей ненужной информацией, — прозвучал насмешливый ответ Кости.

Не слушая их, я добежала до своей раздевалки, захлопнула дверь и мгновенно сорвала с себя одежду. Холодный душ, вот что мне сейчас требуется!

Через дверь до меня доносился голос Тэйта.

— Стесняешься что-то нам показать, вампир? — съязвил он.

Кости только рассмеялся. Судя по звуку, у самой двери.

— Просто я не так уж глуп. А ты бы где предпочел быть?

— Не отвечай, — предостерег Тэйта Хуан, а Кости уже входил в мою раздевалку.

Я успела встать под холодные струи. Когда взгляд Кости упал на меня, я задрожала, но холодная вода была тут ни при чем.

— Не здесь. Это… неприлично.

Кости снял штаны и сбросил ботинки движением, от которого у меня перехватило дыхание. Он подошел ко мне, потянулся за спину, включая горячую воду.

— Пошли они! — отозвался он, опускаясь передо мной на колени. Его губы гладили мне живот. — Я хочу тебя, Котенок, а ты хочешь меня. — Его язык безошибочно пробрался ниже. — А до остального мне дела нет.

Я стиснула его плечи. Колени ослабли, а мысли о приличиях вылетели в несуществующее окно. Горячая вода окатывала нас как кровь, что бешено стучала в жилах.

— Я сейчас упаду, — задыхаясь, предупредила я его.

— Я тебя удержу, — хрипловато пообещал он.

И я ему поверила.


Когда час спустя мы вышли из душевой, мое лицо пылало от секса, горячей воды и от взгляда, который бросил на меня Тэйт, как только я вошла в свой кабинет. Он ждал меня там. Кости по просьбе Дона задержался в лаборатории, чтобы еще сдать кровь.

— Господи, Кэт! Ты даже не можешь подождать, чтобы залечь вместе с ним в гроб? — спросил Тэйт, с отвращением качая головой.

Ему удалось мгновенно испортить мне настроение.

— Во-первых, не твое дело. Во-вторых, откуда тебе знать, может, мы просто беседовали?

Мы не беседовали, но дело было не в этом. Тэйт невежливо фыркнул:

— Ты не забыла, что мою восприимчивость недавно посадили на гормоны? Я не только слышал вас — я и теперь это чую. Ты смердишь этим даже после душа.

Господи, как я могла быть такой дурой? Честно говоря, привыкла, что одна обладаю повышенной чувствительностью.

— Тогда смотри пункт первый: не твое дело.

Я не собиралась корчиться под его взглядом. Он снова фыркнул. Теперь с горечью:

— Да, ты не оставила мне ни малейших сомнений.

Боль на его лице удержала меня от следующей насмешливой реплики.

— Тэйт. Я не хочу тебя обидеть и ничего не доказываю. То, что происходит между ним и мною, не имеет к тебе никакого отношения.

Кости, словно услышав мой мысленный призыв, возник в дверях. Тэйт протиснулся мимо, словно не замечая его присутствия, и на прощание бросил мне:

— Может, ты и не доказываешь, зато он — еще как. Не надо вешать ему на шею трусики, он и так купается в твоем запахе.

— Готова, милая? — спросил Кости, не замечая Тэйта.

— Он прав? — спросила я, хотя и сама догадывалась, каким будет ответ.

Кости очень серьезно взглянул на меня:

— Отчасти. Я постоянно тебя хочу, а ты ведь знаешь, как драка горячит мне кровь. Знал ли я, что он буквально ткнется в это носом? Да! Лучше ему сразу расстаться с иллюзиями на твой счет. Действовал бы я иначе, если бы мы были одни? Разумеется нет. Мне всегда тебя мало.

— Это будет непросто, — проворчала я, когда мы направлялись к выходу.

Кости пожал плечами:

— Как все, что чего-то стоит.


предыдущая глава | Одной ногой в могиле | cледующая глава



Loading...