home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


35

Час спустя никто бы не догадался, что я в этот день занималась более тяжелой работой, чем педикюр или посещение распродаж. Я расслабилась в парной, где служительница (подумать только!) чесала мне пятки. Я попробовала вежливо отказаться от такой заботы, но мне объяснили, что она входит в список оплаченных услуг. По правде сказать, это было так чудесно, что у меня не хватило духу возразить. Потом последовали сауна, маски и ванна с экзотическими маслами и мятой. Если бы после всего на мне остался запах Кости, я бы сочла это чудом. Мне даже зубы обработали отбеливающим раствором, который чуть не сжег десны. Когда меня, наконец, выпустили из «усовершенствованной модели мойки машин», служитель подал мне коробку:

— Это для вас, мисс.

В коробке оказались платье, сотовый телефон, набор автомобильных ключей с описанием машины и туфли на высоком каблуке. Достав их, я улыбнулась: не только у моих парней обувь с начинкой. Каблуки были из сплошного серебра, сверху покрытого черной краской.

Я быстро оделась, поглядывая на настенные часы. Потом взглянула в зеркало и остановилась. На платье словно было написано: «Кости» — таким оно оказалось пижонским. Совсем не похоже на строгий вечерний наряд. Лиф, державшийся на узких бретельках, так сужался к талии, что сама Дженнифер Лопес позавидовала бы. Двухсторонняя подкладка круто подпирала груди. Низ был отрезной, с разрезами до бедер спереди и сзади. Единственное, что хоть как-то удерживало его в рамках приличия, — прозрачные лоскутки ткани, спускавшиеся почти до коленей и колыхавшиеся при каждом движении. В одном можно было не сомневаться: это платье не стеснит свободу движений. Для этого его слишком мало. Едва я наложила косметику, будто по команде, зазвонил новый телефон. В трубке звучал незнакомый голос:

— Смерть, встречай нас на переходе от Сорок пятой к Уилкесу. Советую прийти одной. Ты уже должна знать, что четверо твоих у нас, а нам так много не надо.

Как мило! Даже не поздоровался.

— Я вхожу в игру. Но если убьете кого-то из них, следующим будете вы.

Я направилась к парковке с новыми ключами от стоявшего неподалеку голубого «эксплорера» в руке. Застегнула ремень безопасности — полет сквозь ветровое стекло в мои планы на этот вечер не входил. Насколько я знала, конечно.


В назначенном месте меня ждали две машины — с четырьмя вампирами в каждой.

— Устроим шоу на дорогах, парни? — приветствовала я их.

Шестнадцать пар глаз обшарило меня с головы до пяток на высоких каблуках. Я помогла им, повернувшись вокруг своей оси и раскинув руки.

— Можете меня обыскать, но все оружие, какое при мне, на виду. А теперь, если вы закончили глазеть, у меня свидание с вашим боссом. Как его там?

— Привет, дорогуша, — прозвучал сзади голос с заметным английским акцентом.

Я повернулась и увидела высокого вампира с колючими черными волосами, опиравшегося на перила. Миг назад его там не было. Судя по ауре, он был самым сильным из присутствующих, мастер-вампир, и я видела его не впервые.

— В тех местах, где я росла, считалось вежливым сначала представиться, а потом обращаться к человеку с сексистскими унизительными кличками. Но тебя, вероятно, не учили хорошим манерам?

Он улыбнулся и, выпрямившись, отвесил мне самый изящный поклон, какой приходилось видеть.

— Конечно. Как это невежливо с моей стороны! Меня зовут Ниггер!

Я не позволила себе и глазом моргнуть, но внутренне усмехнулась. Это был лучший друг Кости. Несколько лет назад, при нашей первой встрече, я автоматически записала его в разряд плохих парней и чуть не расплющила ему голову булыжником. Когда подоспевший Кости уладил недоразумение, Ниггер отряхнулся и строго отчитал меня за нелюбезное приветствие.

— Ниггер? Очаровательное имя. Тебя заставили его выбрать из сборника комиксов?

Я, разумеется, помнила, как он получил это имя. Ниггер вместе с Кости попал на каторгу в Южном Уэльсе. Надсмотрщик прозвал бывшего барона Чарльза де Мортимера, ставшего землекопом, Ниггером за чумазую физиономию. Тот оставил за собой эту кличку на память о давнем унижении.

Губы его дрогнули, однако он сдержался:

— Я обдумаю свой выбор позже. А сейчас будьте добры подойти ближе. Я намерен поискать оружие.

Остальные восемь вампиров окружили нас, заслоняя от чужих взглядов. Ниггер легко, но тщательно обшарил меня и слегка ухмыльнулся, закончив.

— Вот теперь — приятно познакомиться. — Он наклонил голову в сторону одной из машин. — Прошу вас!


По пустынной дороге подъехали к ожидавшему нас вертолету. Никто больше не раскрыл рта. Когда мы взлетели, я принялась барабанить ногтями по бедру. Вампиры пялились на меня, но я не обращала на них внимания. Ниггер тоже молчал, хотя временами я ловила на себе его лукавый взгляд.

Летели больше двух часов. Наручных часов у меня не было, но, по-моему, время подходило к половине двенадцатого. Значит, скоро. Очень скоро. Про себя я помолилась о том, чтобы в эту ночь не убили никого, кроме моего отца, и вышла, приготовившись к началу вечеринки.

Джэн определенно любил стильные развлечения. Этот дом оказался еще великолепнее прежнего — настоящий роскошный особняк. В саду под луной играли жутковатые тени, кое-где пылали декоративные факелы, еще больше усиливавшие впечатление. Статуи в вечной неподвижности приветствовали или предостерегали гостей. Некоторые выглядели откровенно варварскими. Проходя под мраморными шпалерами, я от нечего делать гадала, подлинниками или копиями были произведения искусства, кажущиеся древнегреческими. Учитывая вкус Джэна к дорогостоящим редкостям, они могли оказаться и подлинными.

Объединенная сила собравшихся, хлынувшая из открывшейся двери, заставила меня остановиться. Кругом роилось столько нечеловеческих токов, что войти туда было все равно что оказаться в электролизной ванне. Господи, что за существа там собрались?! Мне стало страшно. Настоящая высшая лига! Я засомневалась — смогу ли быть на уровне. Впрочем, поворачивать поздно.

В коридоре нам пришлось пройти сквозь строй вампиров и вурдалаков. Их взгляды тяжело давили на плечи, но я смотрела прямо перед собой и сдерживала дрожь в коленках. Только не показать страха. Это было бы все равно что прозвонить к обеду.

Два вампира-служителя распахнули гигантские двери с великолепной резьбой. Ниггер жестом пригласил меня войти. Я расправила плечи, выпрямила спину и плавно шагнула в грозную неизвестность непринужденно, будто Золушка на бал.


«Колизей!» — вот первое, что пришло мне в голову. Амфитеатр прекрасных кресел, кушеток и пьедесталов окружал свободное пространство, похожее на арену. Зал был декорирован под стадион: с каждого уровня открывался вид на зловещий квадратный помост. Мой путь пролегал прямо к центру сцены, где я и остановилась. При виде меня среди зрителей поднялся ропот.

Их собралось так много, что невозможно было вычленить отдельные голоса. Как видно, я являлась главным аттракционом вечера. Как лестно… Усилием воли я запретила себе отыскивать среди многих десятков лиц одно любимое. Кости был здесь. Даже в бешеном водовороте энергии я чувствовала его. Черт возьми, я чуяла его — недаром прошлой ночью напилась его крови! Джэн, как положено высочайшим особам, сидел в центре первого ряда. Нижняя ложа располагалась над самым помостом. Я подняла голову и изобразила удивление:

— Вот кто за всем этим стоит! Так мне и надо, раз не повернула тогда нож. Спускайся сюда, и я исправлю свою ошибку.

Джэн тоже принарядился: на нем была старомодная свободная рубаха с оборками из шелка. Насколько я понимала, такие носили в конце восемнадцатого века. Жемчужного цвета, почти как его кожа. Каштановые волосы тщательно уложены. В устремленных на меня бирюзовых глазах блестело предвкушение удовольствия.

— Тот ханжеский брючный костюм тебя портил, Катрин. Ты просто ослепительна!

— Раз и навсегда, при всем народе, чтобы не пришлось повторять, — меня зовут Кэт.

Все равно все они меня видели, так что не стоило скрывать свой рабочий псевдоним.

— Я притащилась сюда по делу, а не для того, чтобы выслушивать похвалы в адрес своего платья. Где мои люди? И что тебе надо? Ты, верно, немало усилий потратил на то, чтобы выследить меня и шантажировать.

Джэн расплылся в ухмылке. Он полагал, что я целиком в его власти.

— За помощь в поисках можешь поблагодарить старого друга, Кэт. Думается, ты его не забыла. Криспин, поздоровайся со своей протеже!

— Привет, милая. Давненько тебя не пробовал, — долетел до меня голос сверху.

Я спрятала усмешку и повернулась в его сторону.

Кости, на мой пристрастный взгляд, выглядел лучше Джэна. Я не сумела скрыть легкой улыбки при виде его прически. За время, пока мы не виделись, он успел перекрасить волосы в тот же цвет блестящей платины, что при нашей первой встрече. И подстричься. Рубаха на нем была ярко-алая — современная, в отличие от наряда Джэна, — и его кожа рядом с этой тканью светилась, как молочный бриллиант. Пора мне было отвести взгляд. И побыстрее. Пока слюнки не потекли.

— Кости, какой неприятный сюрприз! — громко отозвалась я. — Ты еще не помер? А я столько лет надеялась, что больше тебя не увижу. Ты все еще страдаешь преждевременной эякуляцией?

Джэн расхохотался. Остальные в его секции тоже. Они расселись согласно рангу в линии — младшие теснились на самом верху. Кости занимал кресло на краю нижнего ряда в группе Джэна. Его ответ вызвал сдавленные смешки:

— Не храпела бы так оглушительно в паузах, мне было бы легче сосредоточиться.

Туше! Я повернулась к нему спиной.

— Ладно, Джэн. Хватит валять дурака. Меня вырядили в это платьице, и здесь явно готовится вечеринка. По какому случаю?

Джэн мгновенно сменил тон на мелодраматический:

— Я на весь свет заявил, что грозная живая по прозвищу Рыжая Смерть — на самом деле вампир, скрытый за бьющимся сердцем и теплой плотью. Мир не знает других полукровок. Попросту говоря, я хочу, чтобы ты была со мной, Кэт, принадлежала моему народу. Так как после нашей последней встречи я не надеялся, что тебе понравится моя идея, то захватил четверых твоих людей, чтобы помочь шире взглянуть на мое… предложение.

Джэн не знал, что я уже вернула троих из четверых. И вдобавок прихватила шестерых его людей. Он, надо полагать, думал, что Франсуа с компанией просто задержался.

— Угу, — цинично отозвалась я. — Догадываюсь, что «принадлежать твоему народу» означает много времени проводить с тобой?

В улыбке Джэна сквозило ехидство.

— Надо же будет поначалу за тобой приглядеть.

— А если я откажусь, ты, надо полагать, убьешь моих людей?

Он пожал плечами:

— Право, куколка, неужели мне придется перебить всех, чтобы ты усвоила, что мое предложение не так уж неприемлемо? Думаю, достаточно будет одного, самое большее — двоих.

«Холодный ублюдок», — думала я, разглядывая Джэна. Он был настроен по-деловому, и это многое о нем говорило. Он не маньяк, убийство не доставит ему особенной радости, однако он способен выполнить свою угрозу. Такую же холодность я знала за Кости. И за собой тоже, если быть честной.

— Ты рассказывал обо мне, — заговорила я, резко меняя тактику, — но ручаюсь, тебе не очень-то верили. Хочешь, устрою для них демонстрацию своих способностей? Я к тому, что ты пригласил уйму гостей, но пока что не показал им ничего любопытного.

Джэн явно заинтересовался. Кости говорил, что он любит показуху. По-видимому, Кости не ошибся.

— И что же ты можешь нам продемонстрировать, моя очаровательная Рыжая Смерть?

— Выставляй своего самого сильного бойца. Я побью его или ее, но с тем, что есть при мне.

Я раскинула руки и повернулась на каблуках, показывая, что при мне нет никакого оружия. Джэн, конечно, знал, что меня должны были обыскать. Не моя вина, если никто не обратил внимания на мои туфельки.

— А что ты хочешь получить за победу? — спросил Джэн.

— Ты целым и невредимым вернешь одного из моих людей. По моему выбору.

Джэн бросил на меня долгий взгляд. Я встретила его с самым невинным видом.

— Согласен, — наконец решился он.

— Отлично, — тут же отозвалась я. — Я возьму Ноя.

Проклятие, если я сумею сама отбить Ноя, это снимет тяжкий груз с моей души. А уж как удивится Джэн, когда обнаружит, что продал мне своего единственного заложника!

В этот момент Кости встал:

— Джэн, до начала циркового преставления я хочу решить одно дело. Честно говоря, я бы вообще не пришел на этот вечер, если бы не твой приказ. Все просто: я желаю быть хозяином самому себе. Пора! Освободи меня от своего покровительства.

Джэна будто в живот лягнули, но он мгновенно овладел собой.

— Поговорим об этом позже, Криспин, в более спокойной обстановке, — предложил он, стараясь выиграть время и не выказывая слабости.

Кости указал рукой на собравшихся:

— Лучшего времени не придумаешь. Все смогут засвидетельствовать, что обычай соблюден. Я уйду только с тем, что мое по праву: с вампирами, которых я создал, их имуществом и всеми принадлежащими мне живыми. Я слишком долго ждал, Джэн, и больше не хочу откладывать.

В последней фразе прозвучала бескомпромиссная жесткость, очевидная для каждого присутствующего. Джэн больше не пытался уговаривать. Он резко спросил:

— А если я откажу? Ты грозишься бросить мне вызов, чтобы отвоевать свободу?

— Да, — прямо ответил Кости. — Но к чему это? Мы были вместе еще людьми. Почему бы нам не расстаться по-доброму? Неужели один из нас должен уничтожить другого из-за пустого упрямства? Освободи меня по доброй воле, а не по принуждению. Вот чего я хочу.

Мне даже представить было трудно, что такое века дружбы, буквально — до гроба и за гробом, как у Кости и Джэна. Мне Джэн не казался особенно привлекательным, но в нем было что-то, раз Кости так упорно не хотел его убивать. Я знала, что верность вампира своему создателю имеет предел. Вероятно, Джэн чем-то походил на Дона: жестко и беспощадно добивался своего, но в душе не был злым. Иначе Кости не стал бы выпрашивать у него свободу. Он ведь мог вызвать Джэна на дуэль и убить. Кости знал, что сумеет побить Джэна, если дойдет до драки. Вопрос в том, знал ли Джэн.

Джэн минуту молча взвешивал свое решение. Зал затих в ожидании. Я напряглась, увидев, как он вынимает из кармана нож и мимо гостей проталкивается к Кости.

Взглянул на нож, на Кости и подбросил нож, перехватив его клинком к себе.

— Уходи и стань мастером собственной линии, подчиняясь лишь самому себе и законам, что правят всеми детьми Каина. Я освобождаю тебя.

Он протянул нож Кости, и тот почтительно его принял.

— Вы все свидетели! — крикнул Кости.

И ему ответили согласными криками. Ого, коротко и мило. Я ждала чего-то более кровавого или торжественного. Джэн безропотно пожал плечами:

— Мы долго были вместе, Криспин. Странно чувствовать, что ты уже не один из моего народа. Какие у тебя планы?

— Подозреваю, что те же, что у любого нового мастера линии, — легко ответил Кости и жестко добавил: — Защищать тех, кто мне принадлежит. Любой ценой.

Я знала, что он имеет в виду, а вот от Джэна потаенный смысл его слов ускользнул.

— Ты больше не обязан оставаться. Уйдешь? Или останешься посмотреть, выиграет ли бой твоя протеже?

Кости улыбнулся и метнул на меня короткий взгляд.

— Ни за что не пропущу такого зрелища, дружище. Ставлю на ее победу, если она еще не забыла, чему я ее учил.

— Сильно сомневаюсь, — сухо возразил Джэн.

— Какие правила? — спросила я. — Кто считается победителем: тот, кто первым прижал противника так, что тот не может сопротивляться?

Джэн вернулся к своему креслу и удобно устроился на нем.

— Нет, куколка! Это не борцовский поединок. Ты получишь своего человека обратно, только если убьешь противника. А вот ему тебя убивать необязательно. Однако он может сдать тебя мне в любом состоянии, и если он это сделает, ты — моя.

Я усвоила информацию, и мои глаза разгорелись внутренним светом. Их сияние пронзило воздух подобно двум изумрудным лазерам. Зрители зашумели. Джэн говорил им, что я такое, но лучше один раз увидеть…

— Давай своего чемпиона, Джэн. Я готова.

Он улыбнулся:

— Не хочешь сперва услышать пожелание удачи от бывшего любовника?

Он указал на потолок. Я подняла взгляд и застыла. Сукин сын! В клетке под сводчатым потолком висел Ной. Так сказать, вид с птичьего полета. Тесная клетка была еще и наклонена ради лучшего обзора. Ну и дерьмовое положение: висеть, глядя, как внизу разыгрывают твою жизнь, а ты ничего не можешь сделать!

Зеленые лучи моего взгляда ударили Ною в лицо. Он с ужасом уставился на меня. Я никогда не сомневалась, что, стоит ему узнать, кто я на самом деле, на его лице появится именно это выражение. Иногда бывает чертовски больно не ошибиться.

— Грендель, — позвал Джэн. — Не хочешь доставить мне эту полукровку?

С другой стороны зала раздался смешок. Лысый мужчина, поднявшись, протяжно и одобрительно присвистнул:

— Я доставлю ее тебе, Джэн! С удовольствием ее обломаю.

Я с головы до пят оглядела принявшего мой вызов. О-го-го! Кажется, у меня проблема!


предыдущая глава | Одной ногой в могиле | cледующая глава



Loading...