home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Коран и французы

Докладываю Молотову:

— Я недавно был в командировке в Ленинграде и зашел в Отдел рукописей Публичной библиотеки. Директор, очень эрудированный человек, писатель Д. Аль рассказал мне судьбу Корана.

— Ну-ка, ну-ка, это интересно.

— За этим Кораном, который находился в Отделе рукописей, уже при Советской власти несколько раз приезжали гонцы из Средней Азии. Ленин разрешил отдать. Когда им вручили Коран, они упали на колени…

— Конечно.

— И несли до вокзала по очереди на коленях.

— Могло быть.

— Привезли к себе, в Среднюю Азию, и там из-за него пошли волнения, кому он должен принадлежать. Началось басмачество.

— Не поэтому.

— Говорят, что это было одной из причин. А кончилось тем, что Коран англичане увезли и сейчас он в Лондоне. А это очень дорогая штука — и материально, и исторически.

— Малоинтересная, но что-то священное для мусульман. Зря это Ленин сделал. Коран не надо было отдавать, конечно. Ну а в конце концов, хранить нам как ценность тоже не представляло особого значения.

— В Ленинграде, — говорю, — хранится весь архив Французской революции. Когда французы у себя все переворачивали, книги выбрасывали, приехали два русских князька, книжники, нагрузили два фургона больших и привезли в Россию.

— Это молодцы!

— Сначала у себя держали, потом передали царю. Царь это дело определил на хранение. Французы не раз просили передать или продать. Пишут Ленину: мы вас, мол, поздравляем, у вас, как и у нас, теперь Республика, просим вернуть нам рукописи. Ленин ответил, что, конечно, эти документы — достояние Франции и, безусловно, должны находиться на родине и будут возвращены на другой же день после установления Советской власти во Франции.

— Правильно. Я тоже об этом подумал. Сейчас это нецелесообразно. Торопиться с этим нельзя.

21.12.1979



«Вижу… как живого» | Молотов. Полудержавный властелин | Последние годы сложные…