home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Алессандро де Медичи, герцог флорентийский

Я конквистадор в панцире железном,

Я весело преследую звезду,

Я прохожу по пропастям и безднам

И отдыхаю в радостном саду.

Н.С. Гумилев «Я конквистадор в панцире железном...»

Настоящее имя — Алессандро де Медичи

Характер — чрезвычайно жестокий

Темперамент — сангвинический

Религия — христианин-католик

Отношение к власти — влюбленное

Отношение к подданным — крайне пренебрежительное

Отношение к любви — похотливое

Отношение к лести — спокойное

Отношение к материальным благам — трепетное, стяжательское

Отношение к собственной репутации — равнодушное


Алессандро де Медичи, герцог флорентийский (1510-1537)


Нежная любовь главных злодеев истории

Прославившийся на весь мир род Медичи происходил из Флоренции. К почестям и славе Медичи шли долго, проделав головокружительный путь от аптекарей, по обычаям того времени попутно бывших и лекарями (откуда и пошла сама фамилия - Медичи), до пап и правителей. Во многом благодаря роду Медичи, где убийцы и развратники встречались очень часто, а интриганами были все без исключения, слово «флорентиец» стало в Италии нарицательным обозначением коварного проныры.

Медичи были римскими папами (Лев X и Климент VII), кардиналами, правителями, королевами Франции (Екатерина и Мария). В роду Медичи образованность была в почете — их библиотеки ломились от книг так же, как их сокровищницы — от драгоценностей.

Если не считать небольшого перерыва в начале XVI века, можно сказать, что Медичи правили Флоренцией более трехсот лет.

К власти Медичи устремились во времена Флорентийской республики, которую сами же после превратили в Флорентийскую синьорию. Уже в XIII веке они занимали ряд выборных должностей республики, а кроме того, были банкирами. Поскольку Медичи не входили в круг аристократов, им удалось встать во главе народного восстания против семейства Альбиц- ци, правящего в то время Флоренцией. Восстание оказалось успешным — Альбицци были свергнуты, а популярность и влияние Медичи принялись расти как на дрожжах. В начале XV века Джованни Медичи вошел в состав правительства республики, а в 1421 году стал знаменосцем, то есть фактическим правителем. Именно при нем город-государство Флоренция начал наращивать свое могущество и превратился в один из культурных центров Европы.

После смерти Джованни в 1428 году его место занял сын Козимо, которого в 1433 году дворянская партия вынудила отправиться в изгнание, длившееся десять лет. По окончании этого срока Козимо с триумфом вернулся на родину и сразу же был избран знаменосцем, после чего до самой своей смерти в 1464 году он единолично правил Флоренцией, опираясь на поддержку народа.

Популярность Козимо и любовь к нему в народе были столь велики, что его сын Пьеро по прозвищу Подагрик занял место отца и за четыре года своего правления облагодетельствовал потомков установлением столь приязненных отношений с французской короной, что французский король Людовик XI разрешил роду Медичи поместить в их геральдическую эмблему три французские королевские лилии. Отныне герб рода Медичи представлял собой золотое поле с пятью красными кругами, увенчанными главным лазоревым кругом с тремя лилиями на нем. Над гербом располагалась корона, украшенная золотым распустившимся цветком лилии. Престиж семейства взлетел на недосягаемую высоту.

Нежная любовь главных злодеев истории

Старший сын Пьеро, Лоренцо Великолепный, прославившийся своим умом, эрудицией и поэтическим талантом, несмотря на молодость, сменил отца в 1469 году, в возрасте двадцати лет, и правил до 1492 года. После смерти Лоренцо его сын Пьеро, прозванный Несчастным, не смог удержать власть в своих руках — и 9 ноября 1494 года Флорентийская синьория приняла декрет, навсегда изгоняющий Медичи из Флоренции.

Вернуться к власти Медичи помог папа римский Юлий II. В 1512 году он поставил кардинала Джованни Медичи во главе своих войск, посланных завоевать Флоренцию, в результате чего 1 сентября того же года управление Флоренцией перешло в руки кардинальского брата Джулиано.

После смерти Юлия II кардинала Джованни Медичи избрали папой, получившим имя Льва X. Джованни сменил на посту правителя Флоренции Лоренцо Второй, сын Пьеро Несчастного. Не в силах забыть обиду, нанесенную флорентийцами его отцу, Лоренцо правил Флоренцией жестко и авторитарно. Папа Лев X, не упускавший случая упрочить могущество своего рода, подарил Лоренцо, приходившемуся ему племянником, герцогство Урбино, отняв его у прежнего владельца. Теперь у Медичи был титул.

У Льва X был еще один племянник — кардинал Джу- лио Медичи, в 1523 году сменивший дядю на папском престоле под именем Климента VII. У Джулио был незаконнорожденный сын Алессандро, которого ему родила чернокожая служанка. Некоторые историки, впрочем, склонны считать Алессандро сыном Лоренцо Второго (так утверждала официальная версия, выдвинутая Климентом VII, чтобы «привязать» Алессандро к роду Медичи и в то же время не признаваться в прелю- бодействе), но, собственно говоря, нет никакой разницы в том, кем Алессандро приходился папе Клименту VII — сыном или племянником. Важно то, что на протяжении всей своей жизни Климент VII покровительствовал Алессандро, не только посадив его править Флоренцией с титулом вечного и наследного герцога в 1532 году, но также закрывая глаза на все его бесчинства.

За темный, можно сказать черный (материнские гены оказались явно сильнее отцовских), цвет кожи и толстые, вывороченные губы Алессандро прозвали Мавром. Черной у Алессандро была не только кожа, но и душа, обуреваемая самыми низменными страстями.

С раннего детства Алессандро отличался буйным нравом, жестокостью и склонностью к сумасбродным поступкам. Он очень рано познал женщин. Поговаривали, что одними лишь женщинами его пристрастия не ограничивались.

Нежная любовь главных злодеев истории

Получив в свои руки неограниченную власть, опиравшуюся на алебарды папских солдат, Алессандро, безобразный как лицом, так и нравом, с энтузиазмом принялся за дело — начал толпами казнить непокорных флорентийцев, выражавших недовольство превращением республики в герцогство, и предаваться самому чудовищному распутству.

Алессандро выбрал себе в наперсники одного из родственников по имени Лоренцино, приходившегося ему чем-то вроде пятиюродного брата. Лоренцино стал правой рукой герцога и самым могущественным (и, соответственно, самым ненавидимым) человеком во Флоренции после него.

Лоренцино — уменьшительное имя от Лоренцо. Никто не называл герцогского родственника и фаворита полным именем, уж больно хрупок и изящен, словно подросток, был он.

Оставшись без отца в девятилетнем возрасте (среди Медичи вообще было мало долгожителей), Лоренцино то рос под материнским надзором, то воспитывался дядей, а в пятнадцатилетнем возрасте стал миньоном папы Климента VII, который, по свидетельству очевидцев, любил Лоренцино необычайно, причем, как утверждали в Риме, любил во всех смыслах.

Лоренцино, сызмальства считавший себя обойденным судьбой, жаждал славы, денег, наслаждений и все это смог получить при дворе герцога Алессандро.

Герцог наделил Лоренцино своим полным доверием и сделал его посредником в своих любовных делах, и не догадываясь, что таким образом он приблизил свою собственную смерть. Посредничество заключалось в том, что, если Алессандро желал поразвлечься, не выходя из своего роскошного дворца, Лоренцино нужно было доставить к нему очередную жертву герцогской похоти, будь она простой швеей, монахиней или невестой кого-то из знатных флорентийцев. Лоренцино превосходно справлялся со своей ролью, и приязнь герцога к нему росла и росла — так же как росла ненависть флорентийцев к ним обоим, как и ко всем Медичи, в том числе и к папе Клименту VII, наславшему на родную Флоренцию такую напасть.

Приверженцев республики арестовывали по первому же подозрению или доносу, пытали, причем пытали страшно и изощренно — Италия всегда славилась мастерами этого дела, и без суда казнили.

Попасть в число неугодных герцогу Алессандро было очень легко. Одно неосторожное слово, один косой взгляд, дальнее родство с кем-то из республиканцев... Красивая жена, или сестра, или дочь тоже становились фактором риска, так же как и богатство. Герцог всегда был рад изнасиловать или ограбить кого-то из своих подданных.

Буйным цветом расцвели во Флоренции притоны и публичные дома, в которых ежедневно проходили оргии и попойки. Алессандро и Лоренцино бесчинствовали и распутничали не в одиночку — у них были толпы приспешников из числа таких же негодяев, как и они сами.

Для того необузданного разврата, к которому был склонен Алессандро, публичных домов было мало. Похотливый сатир Алессандро любил совершать набеги на дома своих подданных, убивая мужчин и насилуя женщин. Он вламывался даже в самые знатные жилища, невзирая на титулы и должности. Да что там титулы и должности - даже женские монастыри страдали от набегов Алессандро и его верного Лоренцино, причем там они творили зло с особой жестокостью, словно бросая вызов самому Богу.

Смерть накрыла Флоренцию, и никто не мог быть уверенным в том, что не ему уготована роль будущей жертвы. Неутомимый герцог, не зная отдыха, бесчинствовал в дарованной ему вотчине, а Климент VII благосклонно взирал на его «проказы», считая рассказы о них сильно преувеличенными.

Нежная любовь главных злодеев истории

После кончины папы в 1534 году отчаявшиеся флорентийцы решили обратиться за помощью к императору Священной Германской империи Карлу V, для чего послали к нему в Тунис, где тогда находился император, кардинала Ипполито Медичи — просить заступничества против злодея-правителя.

Кардинал Ипполито охотно взялся за поручение — у него с Алессандро были свои счеты. Он сам претендовал на правление Флоренцией, считая, что имеет на это больше прав, чем Алессандро, но Климент VII рассудил иначе и вынудил Ипполито пойти по духовной стезе. Подобно Алессандро, Ипполито тоже был бастардом — незаконнорожденным сыном Джулиано Медичи, о котором уже упоминалось.

Алессандро, узнавший о миссии кузена и вообще давно мечтавший разделаться с ним, послал следом за Ипполито одного из своих верных людей, Джованни Андреа, профессионального убийцу. Джованни догнал Ипполито уже в Тунисе и успел отравить несчастного до того, как тот встретился с императором Карлом V. Алессандро продолжил править, ничуть не изменив свое поведение. Творимый им произвол вверг Флоренцию в состояние анархии, и, поскольку Алессандро был молод и полон сил, горожане пребывали в отчаянии, не зная, где им искать помощи. К тому же Алессандро, подобно всем Медичи искушенный в интригах и подкупе, сумел заручиться поддержкой Карла V. Император даже выдал за Алессандро свою побочную дочь Маргариту Парм- скую.

Великий Микеланджело, человек справедливый и строгих нравственных правил, невзлюбил Алессандро, что называется, «с первого взгляда». Когда Алеcсандро попросил его разработать план новых городских укреплений, Микеланджело отказался. Когда Алессандро передал Микеланджело, что он желает показать возводимую им часовню Сан-Лоренцо гостившему во Флоренции вице-королю Неаполя, Микеланджело демонстративно запер часовню на замок. Микеланджело покровительствовал сам Климент VII, поэтому скульптор мог вести себя с герцогом без раболепия. Однако, насмотревшись на то, что герцог Алессандро и его люди творили во Флоренции, Микеланджело предпочел бежать, поняв, что, несмотря на высочайшее покровительство, жизнь его буквально висит на волоске.

Нежная любовь главных злодеев истории

По иронии судьбы, Алессандро стал одним из двух Медичи, похороненных в знаменитой гробнице работы Микеланджело.

Неизвестно, что именно заставило Лоренцино возненавидеть своего покровителя. В объяснении мотивов мнения историков расходятся. Одни утверждают, что из-за вмешательства Алессандро Лоренцино лишился некоего крупного наследства. Якобы Алессандро заграбастал его себе. В это можно поверить, зная, каким алчным стяжателем был Алессандро. Другие считают, что гнев Лоренцино был вызван домогательствами Алессандро к его родной сестре, красавице-вдове Лаудо- мии. Эта версия кажется менее вероятной — учитывая глубину морального падения Лоренцино, по доброй воле ставшего приспешником развратного деспота Алессандро, вряд ли его могла заботить такая, с позволения сказать, мелочь, как честь родной сестры.

Самой обоснованной кажется версия о притязаниях на трон правителя Флоренции. Скорее всего, Лоренцино решил, что репутация избавителя города от тирана расположит к нему горожан и поможет добиться желаемого — власти над Флоренцией.

О том, что убийство Алессандро не было спонтанным, а готовилось заблаговременно, свидетельствует надпись, сделанная Лоренцино на рукописи своей комедии «Аридозия» (Лоренцино де Медичи, надо отдать ему должное, был неплохим сочинителем): «Скоро вы увидите другую и более прекрасную комедию того же автора».

Можно себе представить, как по вечерам, развлекая своего повелителя чтением из Тацита о заговоре Пизона и о смерти Гальбы, Лоренцино предвкушал убийство тирана.

Не понадеявшись на свою весьма малую физическую силу, Лоренцино, как это было принято в Италии, обратился за помощью к наемному убийце, некоему Скоронконколо, вошедшему в историю лишь благодаря своему преступлению — если можно назвать преступлением избавление подданных от свирепого деспота, каким был Алессандро де Медичи.

Нежная любовь главных злодеев истории

Изощренный ум Лоренцино без труда разработал ловушку для Алессандро. Фаворит разжег аппетит герцога описанием прелестей одной красавицы (нельзя уже сказать — вымышленной или настоящей, хотя некоторые исследователи утверждают, что в роли приманки выступила как раз та самая Лаудомия, родная сестра Лоренцо) и пригласил Алессандро на свидание с ней, которое должно было произойти в доме Лоренцино. Разумеется, похотливый Алессандро клюнул на эту наживку и не замедлил явиться в дом Лоренцино. Герцог пришел один, без сопровождающих, ибо кому- кому, а своему фавориту и родичу он доверял безгранично.

Надо сказать, что Лоренцино очень удачно и верно выбрал время для убийства герцога — ночь после большого и шумного праздника в честь святой Епифании, когда вся Флоренция, пьяная и утомленная празднеством, дрыхла без задних ног. Улицы города были совершенно пусты, лишь изредка появлялась на них ночная стража.

В ожидании красотки герцог выпил вина, а затем отцепил шпагу, снял верхнюю одежду и улегся на ложе. Лоренцино удалился якобы для того, чтобы поторопить прелестницу.

Вместо нее он вернулся со Скоронконколо. Лоренцино запер дверь, подошел к постели, на которой лежал Алессандро, и, отдернув полог, спросил: «Спите ли вы, государь?» Согласитесь, более дурацкого вопроса в подобной ситуации нельзя и придумать.

Ответа Лоренцино дожидаться не стал — своей короткой шпагой, излюбленным оружием итальянской аристократии того времени, он ударил Алессандро в грудь. Молодой герцог умер далеко не сразу. Он вцепился в своего убийцу и даже сумел прокусить ему руку, пока Скоронконколо не добил его.

Всего на теле Алессандро нашли семь ран, нанесенных убийцами, которые, не рискнув остаться во Флоренции, бежали в Болонью.

Лоренцино ничего не выгадал от убийства Алессандро. Власть над Флоренцией перешла к Козимо Медичи, который оказался еще худшим деспотом, нежели покойный Алессандро.

В народе многолетняя ненависть к Лоренцино перевесила одобрение его поступка, и героем бывшего фаворита никто не считал. Остаток жизни Лоренцино пришлось скрываться на чужбине, опасаясь возмездия. Он был убит в Венеции в 1548 году.

Нежная любовь главных злодеев истории

Со своей официальной супругой Маргаритой Пармской Алессандро детей не нажил, а вот его любовница и дальняя родственница, Тадцея Маласпина, родила ему сына Джулио и дочь Джулию, которых воспитал Козимо, новый герцог Флоренции.

Даже с Таддеей, родившей ему двух детей, Алессандро был всегда груб и не выказывал никаких галантных признаков влюбленности. Скорее всего, любовь вообще была ему недоступна, так же как и добрые дела. Он стал чуть ли не единственным из Медичи и из европейских правителей, о котором никто из современников или потомков не отзывался одобрительно — только с осуждением, если не с проклятиями. Как гласит народная мудрость, «по мощам и елей».


Иван IV Васильевич, прозванный Грозным, русский царь | Нежная любовь главных злодеев истории | Жан-Поль Марат по прозвищу «Друг народа», один из вождей и основной идеолог французской революции



Loading...