home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

ИМПЕРАТОР

ВЕСНА–ОСЕНЬ 5Э1008

(двадцать один и пятнадцать месяцев тому назад)

Весна этого года ознаменовалась началом завоевания, которому суждено было завершиться не скоро: громада Золотой Орды двинулась на запад. Казалось, что но земле движется туча, вобравшая в себя неисчислимое количество лошадей и людей, А в небе над этой великой армией кружились в воздухе могучие драконы, яростно рыча от бессилия и унижения. За войском следовал громадный обоз: фургоны, запряженные быками, пешие мужчины и женщины. С обозом в занавешенной со всех сторон карете ехал и Идрал. Впереди этого гигантского обоза двигался громадный, закрытый со всех сторон позолоченными панелями фургон, который тащили сорок рыжих быков. Это был походный дворец Кутсен Йонга.

Во всех концах земель, по которым шла Золотая Орда, новые порядки насаждались силой драконов. Города и целые провинции безропотно покорялись императору. Деспотичные тираны, военачальники и гражданские правители без боя сдавали Масуле Йонгза Вангу свои укрепленные крепости, владения, города, городки и деревни, потому что никто не мог противостоять непреодолимой мощи драконов, следовавших за непобедимой армией. Укрепление за укреплением, город за городом, провинция за провинцией, государство за государством прекращали свое существование. Кутсен Йонг назначал новых правителей и военачальников и рассаживал высокопоставленных чиновников Золотой Орды в кресла глав провинций и на королевские троны. Руками своих лакеев он грабил завоеванные земли, наложив на людей беспощадную дань. А дабы никто не усомнился в его абсолютной власти и необходимости беспрекословного повиновения, он рубил головы прежним правителям, а затем насаживал их на копья. Там же, где появлялся хотя бы намек на неповиновение, он посылал на усмирение солдат, освобождая их при этом от всяких ограничений. Смертоносные сабли его головорезов трудились без устали, в то время как огромные чернокрылые создания кружили по небу, изрыгая пламя. Дым от горящих городов превращал белый день в ночь. Крепости были стерты с лица земли, поля затянули солончаки, вода в реках стала красной от крови. К великой радости Идрала, никто не считался ни слишком старым, ни слишком молодым для того, чтобы принять предписанную новой верховной властью кончину.

Там, где прошла Золотая Орда, тучи стервятников набивали человечиной свои ненасытные утробы.

Те, кому посчастливилось избежать немедленной смерти от рук захватчиков и пламени драконов, все равно были обречены на медленную смерть — вслед за войной шли чума, холера и голод… Выжившие представляли собой скелеты, обтянутые кожей, усыпанной громадными черными гнойными бубонами, которые, лопаясь, извергали потоки желтого яда. Несчастные доживали свои дни среди полчищ крыс, тараканов, трупных жуков, пресмыкающихся и прочих пожирателей мертвечины.

Таков был путь Золотой Орды на запад, и на этом пути ее черные крылья накрывали обширные области, лежащие к северу и к югу от главной линии кровавого маршрута, завоевывая, сжигая, насилуя и убивая всех, кто проявлял хоть малейшую попытку сопротивляться.

Там, где проходила Орда, храмы, мечети и ашрамы [8] сравнивались с землей, алтари и кумиры разрушались, жрецы и монахи предавались смерти, а их места занимали новые священнослужители. Повсюду вместо прежних молитвенных зданий поднимались пагоды, а поклонение Джиду Шангди — Ревнивому богу — насаждалось повсюду в качестве единственной разрешенной религии. Идрал самолично освящал многие новые храмы, убивая на кровавых жертвенниках мужчин, женщин и детей. При этом он трепетал в экстазе и не забывал затем вызнать у мертвых, не находится ли поблизости эльф с копьем…


Кутсен Йонг указал рукой на лежащий перед ним город, охваченный пламенем:

— Идрал, я хотел бы посмотреть, как ты напустишь чуму,; когда мои солдаты и драконы управятся со своей работой.

— Как вам будет угодно, мой господин.

Кутсен Йонг сидел на золотом троне в своем громадном передвижном дворце, который, правда, в тот момент стоял. Излучающий мягкое сияние зеленоватый камень покоился на голубом бархате по правую руку от своего хозяина. Широкие стеновые панели были отодвинуты назад или вовсе сняты, передний фасад огромного дворца был полностью открыт, и ничто не препятствовало Кутсен Йонгу смотреть поверх спин сорока рыжих быков на пылающий Ашак, столичный город государства Булан. Император повернулся к своему главному советнику и со злорадством в голосе спросил:

— Кто еще может командовать такой силищей?

— Никто, мой господин,— прошипел Идрал.— Даже драконы и те склоняются перед тобой.

Кутсен Йонг кивнул и произнес с королевским достоинством:

— Похоже, быть мне правителем мира.

— Да, мой господин.

— Шакун часто говорила, что боги благоволят мне.

Идрал подавил раздражение и произнес:

— Да, мой господин.

— Одна из моих любовниц — из Джюнга, кажется, которую я отдал тебе, — сказала мне, что я любимец Джиду Шангди, и я верю, что она говорила правду.

Кровь отхлынула от лица Идрала, как будто он вдруг услышал нечто ошеломляющее, но Кутсен Йонг не видел этого, так как смотрел на горящий город. Идрал сумел совладать с собой:

— Несомненно, мой господин, ты стоишь по правую руку от Джиду Шангди.

Кутсен Йонг протянул руку и погладил Камень Драконов:

— Наверное, он сделает меня богом, если я еще не являюсь таковым.

— Ты богоподобный, — прошипел Идрал.

Драконы стремительно атаковали город, сжигая его дотла вместе с мужчинами, женщинами и детьми, — город, который безрассудно закрыл ворота, когда Кутсен Йонг приблизился к нему настолько, что его заметили с крепостных стен, высота которых была более чем скромной.


Ужасающими были стенания, раздававшиеся той ночью, — Идрал приносил многочисленные человеческие жертвы, ища у Гифона — Джилу Шангди, Ревнивого бога — подтверждения того, что он, Идрал, будет повелителем мира, а не какой–то выскочка с драконьим пятном на лбу. Ведь это он, Идрал, дал ход событиям, которые освободят его хозяина из Бездны для того, чтобы свергнуть Адона и править всеми Сферами. Наверняка вознаграждением Идралу будет его наместничество на Митгаре. А поэтому желтоглазый искал ответ, и его нож без устали кромсал вопящих от боли и ужаса людей, обреченных на жертвоприношение. Некромант находил исступленный восторг в убийстве, он весь дрожал от обилия крови вокруг, и, если бы сам Гифон ответил ему сейчас, Идрал бы не услышал ответа.


Глава 18 ВЫБОР | Рассветный меч | Глава 29 СТРАНСТВИЯ