home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

ПРЕГРАДА

АПРЕЛЬ 5Э1009

(восемь месяцев тому назад)

Кутсен Йонг нахмурил брови:

— Горы? Какие горы?

— Мой господин, — произнес Идрал, — горы на западе преграждают нам дорогу. Там есть лишь узкая тропа, по которой в давние времена проходили караваны торговцев.

— Тогда почему мы остановились?

— Мой господин, разведчики сообщают, что тропа слишком узка для вашего дворца на колесах. Мы, конечно, можем взять золотой паланкин со всеми предметами, создающими комфорт, а сам дворец доставить обратно в Джанйонг.

— Ты предлагаешь мне бросить мой дворец? Ты кто, Идрал, придворный шут или мой преданный советник?

— Я ваш самый преданный советник, мой господин, и я позволю себе дать совет: на севере и на юге нас ждут еще более серьезные препятствия — ледяные поля с зияющими расселинами в северной пустыне, на юге непроходимые Джангдинские горы, через которые вообще нет никаких дорог. Проход перед нами хотя и узкий, но самый прямой путь. Триста миль, и мы преодолеем это препятствие, мой господин, и весь Запад, беспомощный и дрожащий, падет ниц перед вашей устрашающей мощью.

— Я не брошу свой дворец.

Желтые глаза Идрала сузились, он напряженно соображал, как заставить этого дурака быть благоразумным:

— Мой господин, есть еще один путь: повернуть назад и вернуться в Джанйонг, построить могучий флот, отплыть на нем та Джингарианского моря, войти в Синдшунское море; оттуда, плывя на юг, обогнуть Мыс Штормов, войти в Уэстонский океан, а из него в Авагонское море. И твоя великая армия высадится на берегах Пеллара и выступит против так называемого Верховного правителя. Чтобы свершить этот великий подвиг, потребуется всего год или два. Единственная альтернатива этому — отослать твой дворец на колесах обратно в Джанйонг, а с собой взять золотой паланкин. Дорога очень узка, мой господин, и…

Кутсен Йонг сморщился и, нетерпеливо махнув рукой, сказал:

— Так расширьте ее.

Идрал от удивления раскрыл рот, но быстро овладел собой и сквозь сжатые зубы спросил:

— Расширить дорогу, мой господин?

Глаза Масулы Йонгза Ванга засверкали яростью.

— Только дурак может осмелиться задавать мне вопросы. Ты что, Идрал, один из таких дураков?

Идрал опустил глаза, чтобы скрыть полыхнувший в них злобный огонь:

— Нет, мой господин, я никогда не задаю тебе вопросов, просто мне никогда бы не пришло в голову подобное решение.

Кутсен Йонг откинулся на шелковые подушки:

— Вот, Идрал, поэтому–то я — Могучий Дракон, а не ты. Я указал тебе третий путь выхода из такого простого положения. Когда Джиду Шангди сделает меня богом, горы сами будут расступаться передо мной при моем приближении. А до того, как я завоюю весь мир, я буду жить в таком комфорте, которого заслуживаю. Расширить дорогу!

Сжав кулаки с такой силой, что ногти, пронзив кожу, впились в ладони, Идрал втянул кровоточащие руки в широкие рукава, поклонился и попятился прочь от трона:

— Конечно, мой господии, мы так и сделаем.

Вот так получилось, что громадная армия Масулы Йонгза Ванга прекратила заниматься привычными делами: убийствами, насилием, грабежами — и принялась расширять узкую горную дорогу длиною в какие–то три сотни миль, чтобы обеспечить Кутсен Йонгу удобный проезд в его золотом дворце на колесах, который тащили в упряжке сорок рыжих быков.

Уединившись в своем черном фургоне, Идрал не находил себе места из–за кипевшей в нем злобы на этого высокородного дурачка с драконовой отметиной, очередная причуда которого задерживала возращение Гифона. Он разломал перегонный куб, расшвырял свои громадные книги, но это ни в малой степени не остудило его бешенства. Нет, для того чтобы успокоить его страшный гнев, требовалось по меньшей мере несколько молодых женщин. Дрожа от нетерпения, он приготовил свой острый нож и проверил прочность захватных ремней, прикрепленных к столу. После этого кликнул слугу и приказал привести к нему пленниц.


Глава 26 ПОВЕСТВОВАНИЯ | Рассветный меч | Глава 28 ДЖАНГДИ