home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 52

АРГОН

МАРТ 5Э1010

(настоящее время)

Когда последнее судно, на котором Серебряный Лист и Дэлон с лошадьми переправлялись через Аргон, головной отряд Золотой Орды появился на берегу, откуда воины его могли видеть рать Верховного правителя Гарона, готовую дать им отпор. И тут пришельцы из Моко и Джинга призадумались, поскольку сейчас они видели перед собой самую мощную воинскую группировку со времен их вторжения в Риодо. Пусть так, но ведь Золотой Ордой предводительствовал Масула Йонгза Ванг — магический король–воитель. И разве ему не служат драконы? Воины передового отряда молча переглядывались друг с другом, ибо никто не осмеливался произнести вслух то, что было у него на уме, потому что Кутсен Йонг — Могучий Дракон — стал с недавних пор очень уж раздражительным и капризным. Почему он скрывает своих драконов и посылает вместо них пятидесятитысячную армию под надежно укрепленные стены Дендора? Некоторые осмеливаются говорить, что делает он это по своей прихоти. Другие утверждают, что это своего рода наказание. Только бы не рассердить его — с этим согласны все. И вот теперь они стоят и смотрят на противоположный берег широкой реки, мысленно оценивая численность сил противника и с удивлением замечая, что среди воинов на том берегу немало детей, вооруженных луками.


За много лье от Аргонской переправы, в глубине обитаемого камня три гигантских существа — ростом двенадцать, тринадцать и шестнадцать футов — двигались на юг, кроша камень, а затем вновь заделывая проход. Тот, который шел посредине, нес могучий символ власти. Взгляд их огромных глаз, подобных драгоценным камням: рубинам, сапфирам и изумрудам, — проникал сквозь камень, но в каком свете видели окружающий мир их глаза, было не ведомо никому, однако они то и дело поглядывали вверх. А высоко в небе летел могучий дракон: это был холодный дракон, и за ним следили их глаза. Это был единственный дракон, который двигался. Большинство других драконов лежали или в своих логовах, или возле них, мертвые.


Позади короля Гарона стояли его военачальники и советники, а за ними — их советники. Рядом с королем находился принц Рион, и все смотрели за реку Аргон, где на Пендвирской дороге неожиданно появилось огромное войско, в центре которого катился громадный золотой фургон, а в вышине махал крыльями черный огнедышащий дракон.

Тяжкий вздох вырвался из груди Гарона.

— Я все еще тешил себя надеждой, что это неправда, но сейчас вижу, что какой–то дракон участвует в войне.

— Это Эбонскайт, — сказал Инарион, владыка северных областей Релля, пристально глядя ввысь.

— В Джорде много рассказывают о поединке между Эбонскайтом и Черным Калгалатом, за которым наблюдали многие жители Халфена, там на море Бореаль, — заметил король Брандт. — Говорят, что Черный Калгалат в конце концов оказался победителем, хотя победа эта была не столь уж бесспорной. И теперь, когда Калгалата больше нет в живых, вполне естественно, что Эбонскайт является правителем над всеми драконами.

— И драконом, с которым нам, возможно, придется иметь дело, — добавил Гарон.— А ты знаешь, как можно справиться с драконом? — обратился он к волшебнице Арилле.

— Как раз сейчас среди магов об этом идут горячие споры, — ответила волшебница. — Спор в основном идет о том, сможем ли мы повлиять на него какими–либо искусными способами, или необходимо предпринять непосредственные действия,,.

— Искусные способы? Непосредственные действия? — переспросила крошечного роста дамна в золоченых доспехах.

— А что тут удивительного, леди Бакторн, — ответила Арилла. — Сумей мы замутить его сознание, мы бы одолели его посредством хитрости. Некоторые, однако, в том числе и Белгон, утверждают, что молния или холод обеспечат победу, а другие советуют огонь, поскольку огнедышащие драконы в драке друг с другом пускают в ход зубы, когти и огонь, а холодные драконы в подобной ситуации используют кислоту и ядовитый газ.

— А есть еще какие–либо способы борьбы с драконами? — спросила дамна. — Что–либо, чем мы, не владеющие астральным огнем, можем воспользоваться? Какое–либо оружие или, может быть, какой–то соблазн?

Арилла осмотрелась вокруг и, не увидев поблизости никого из гномов, тихим голосом произнесла:

— Гномы из Черных Камней рекомендуют использовать против них тяжелые копья с наконечниками, смазанными смертельным ядом, а для их метания применить баллисты. Но они уже однажды пытались воспользоваться этим способом: дракон оказался над нападавшими прежде, чем они успели его увидеть. И еще мы спросили у них, где они достали яд, способный поразить дракона, а они ответили, что это были остатки яда после удачно завершившейся войны с троллями в конце Первой эры. Больше ни на какие вопросы они не отвечали, — видимо, их гордость и самолюбие были задеты упоминанием о неудачном использовании оружия в борьбе с драконами. И если мы когда–либо вновь подступим к ним с расспросами об этом, то непременно снова заденем их гордость и они закипят от возмущения.

— Да, это как раз в духе гномов, — сказал Инарион. — Но и в таком случае их план заслуживает всяческих похвал.

— Да, но дело в том, — грустно промолвил Гарон, — что баллисты–то у нас есть, а вот яда нету.

Рион посмотрел на отца:

— А что, разве мы не можем, как сказала леди Бакторн, предложить дракону что–то такое, что привлечет его на нашу сторону? Это будет не обман, не хитрость, не сила, не яд, но это будет что–то, что соблазнит дракона.

Гарон сосредоточенно нахмурился и посмотрел на своего советника эльфа Фенерина, но тот, взглянув на Риона, лишь усмехнулся:

— Ты имеешь в виду историю с наградой, которую Арин Огненная Колдунья и иже с ней предлагали в давние времена Раудшерскалу?

— Что–то в этом роде, — ответил Рион. Фенерин воздел руки к небу:

— О принц Рион, у нас здесь нет кракенов, а я не могу представить себе, что еще может соблазнить дракона.

— Разве только утраченный Камень Драконов, — сказала Арилла.

— Волшебница Арилла, — не скрывая раздражения, прервал ее Гарон, не отводя пристального взгляда от противоположного берега, на котором перестраивалось огромное вражеское войско,— вы опять говорите о том, чем мы не располагаем! И все–таки, если есть способ вступить в контакт с этим драконом, для нас это будет большим преимуществом. Хотя они имеют над нами численное превосходство, я уверен в том, что река Аргон — наш очень важный союзник и мы одержим победу, уничтожая их, когда они попытаются переправиться. В этом нам помогут фьердландские корабли, баркасы из Джута и суда моего флота. — Гарон посмотрел на лук, который держала в руках леди Бакторн. — Многие из них падут под камнями из пращей и стрелами варорцев, а также других наших воинов–стрелков, мы будем убивать их мечами и топорами, копьями и палицами. Когда они высадятся на наш берег, они будут наиболее уязвимы. — Гарон замолчал, вздохнул и посмотрел на Ариллу. — Но если вы, маги, не сможете остановить дракона, то, боюсь, уничтожены будем мы.

Рион смотрел решительно и твердо:

— Но мы будем драться, несмотря ни на что, так, отец?

Гарон утвердительно кивнул:

— Да, сынок, будем, поскольку этим сражением мы дадим время и возможность старикам и детям, страждущим и немощным, а также тем, кого мы любим, найти безопасное убежище на западе.


Где–то в другой части лагеря королевского войска сидел Ванидар Серебряный Лист с Риатой, Урусом и Фэрил и говорил с ними о замечательном дне, когда появился из рассветного сумрака всадник с соколом на плече, с серебряным мечом в руке. И трое слушавших его не могли сдержать слез, радуясь, что Бэйр и Араван в тот день были вне опасности, и горюя, потому что не знали они, были ли эти двое в безопасности сейчас. Серебряный Лист мог рассказать только то немногое, что сообщили ему Араван с Бэйром им предстояло очень важное и опасное дело, а времени, чтобы исполнить его, почти не оставалось.


К югу от места переправы, на западном берегу Аргона, на холме стояла дильванка разведчица и внимательно смотрела в сторону по течению реки. Вдруг она встрепенулась и припала к земле, чтобы не быть замеченной. По противоположному берегу галопом скакал всадник, держа путь на север и ведя на поводу сменную лошадь. Он был одет во все черное, а на голове был тюрбан. Поравнявшись с холмиком на противоположном берег}'', где стояла дильванка, он поскакал дальше, а она внимательно смотрела ему вслед. Сосредоточенно обдумывая увиденное, она повернула голову в том направлении, откуда появился всадник в черном, и стала внимательно осматривать прибрежную полосу. То, что она увидела, повергло ее в состояние, близкое к шоку. Она постояла на месте еще некоторое время, необходимое для того, чтобы все приблизительно подсчитать и оценить, а затем бросилась стремглав вниз с холма, туда, где за кустами стоял ее конь. Она вскочила в седло и, пришпорив коня, за которым шла сменная лошадь, галопом помчалась на север.


Золотой дворец на колесах двигался вперед, и Кутсен Йонг призвал к себе Эбонскайта:

— Я хотел бы, дракон, получить от тебя совет: как ты полагаешь, я должен форсировать эту огромную реку?

Задыхаясь от клокотавшей в нем ненависти, Эбонскайт сидел и смотрел на Кутсен Йонга.

— Говори же! — приказал Кутсен Йонг, поглаживая Камень Драконов.

Эбонскайт, не сумев подавить кипевший в нем гнев, был принужден отвечать.

— Там, на севере, большой лес, — прошипел дракон, — куда ты можешь послать своих людей, чтобы нарубить деревьев и навязать из них плоты, переправившись на которых можно сразу же наступать.

— Это первый вариант, дракон, Предлагай еще.

Эбонскайт посмотрел на противоположный берег:

— На том берегу лежит множество лодок. Этой ночью ты должен послать за реку пловцов, приказав им привести эти лодки, чтобы воспользоваться ими для переправы.

— Это второй вариант. Предлагай еще.

Эбонскайт посмотрел вверх и вниз по течению реки:

— Тогда я советую тебе подождать.

— Ждать? — Рука Кутсен Йонга потянулась к Камню Драконов. — Почему я должен ждать? Я полагаю, что мне следует призвать всех твоих собратьев, чтобы покончить с этим выскочкой, который занял место, по праву принадлежащее мне.

Вместо ответа Эбонскайт мотнул головой в сторону противоположного берега и чуть южнее; посмотрев туда, Кутсен Йонг увидел стройного эльфа верхом на коне со сменной лошадью рядом, галопом скачущего к лагерю Верховного правителя.

— Ну и что мне до этого ничтожного лакея? — вскипел Кутсен Йонг.

Эбонскайт снова кивком головы указал на юг, в этот раз на ближний берег реки, по которому всадник в черной одежде скакал к шатрам, где расположились главные военачальники Кутсен Йонга. Стража, кольцом окружавшая шатры, остановила всадника.

— Так какое мне дело до этого дурака? — злобно прошипел Кутсен Йонг.

Третий кивок головой Эбонскайта направил взгляд Кутсен Йонга вниз по течению Аргона, где на поверхности реки пламенели сотни малиновых парусов, а по противоположному берегу под барабанный бой двигались стройные колонны одетых в черное пеших и всадников. Развевающиеся над ними черные стяги были украшены эмблемами в виде белого кулака.


А в глубине обитаемого камня Митгара трое утруни — один из них держал в руках сильвероновый Молот — продолжали идти к равнинам Валона, а день, назначенный судьбой, приближался.


Глава 51 РУАЛЛА | Рассветный меч | Глава 53 ОПАСНЫЕ ВОДЫ