home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

ПРЕДСКАЗАНИЯ

ОСЕНЬ 5Э993

(шестнадцать лет тому назад)

Спустя неделю после рождения Бэйра Араван нашел Фэрил сидящей среди последних полевых цветов у берега реки, волны которой бросались одна на другую, крутили водовороты и с шумом неслись вперед, к далекому морю. Араван опустился на траву, а свое копье с черным древком и острым наконечником из горного хрусталя положил подле себя.

— Ты так и не позвала меня?

Фэрил перевела взгляд с бурной реки на эльфа и отвела непокорную серебряную прядь с лица. Она задумчиво кивнула ему, но, не сказав ни слова, вновь стала пристально и неотрывно смотреть на бегущие внизу волны.

Араван смотрел на небо за рекой. Над заросшим травой лугом парил ястреб. Наконец эльф произнес:

— Эмир Низари убит.

Глаза Фэрил расширились, но опять она не произнесла ни слова. Только шум и плеск воды да грозный клекот пернатого охотника нарушали царивший покой; слабый аромат увядающих цветов смешивался с запахом сосен. Араван прервал молчание:

— Вижу, ты чем–то встревожена.

Фэрил вздохнула и кивком головы указала на волны реки:

— Видишь, как бурлят волны потока? Нечто подобное происходит и в моей душе.

— Неужели?

— Да. Это из–за видений. Да, все из–за видений, о которых известно также и тебе.

— Видений?

— Видений, предсказаний, предначертаний.

— Их больше одного? — произнес Араван; голос его звучал задумчиво и мягко — это был даже не вопрос.

— Да, Араван. Их больше одного. Кажется, что сразу сбываются несколько — три, четыре, может, и больше; а среди них и такие, о которых я не знаю, — но мне кажется, что это очень важно.

— Продолжай, моя маленькая Фэрил.

— Я даже не знаю, с чего начать. — Фэрил отвернулась и стала смотреть на стоящий неподалеку домик, в котором она сейчас жила. — Я думаю, это случилось, когда я в первый раз увидела в кристалле, там в лунном свете…


…Она проваливалась сквозь сверкающее пространство, серебристые поблескивающие грани кристалла пролетали перед глазами и оставались позади, а может быть, это она пролетала мимо граней, а грани оставались неподвижными… Внутри у нее все казалось заполненным тонким мелодичным перезвоном колокольчиков, раскачиваемых ветром, как будто колокольчики шептались, посмеивались, а потом закатывались в хохоте, заглушая все остальные звуки вокруг. Она стремительно падала в искрящееся море серебристого света, в котором то тут, то там мелькали вспышки, проблески, а иногда и темные пятна… Она проносилась мимо прозрачных граней кристалла и видела в них отражение золотого пламени — иногда отражения множились, а иногда четко просматривался одинокий тонкий и четко очерченный столп огня. Вдруг до нее дошло, что этот столп летит вместе с ней и что это, должно быть, ее собственное отражение, возможно, это сама ее душа.

Полету, казалось, не будет конца. Она не ощущала страха, только легкость и изумление.

На прозрачных гранях мелькали образы, как будто выглядывающие из многочисленных окон, прорезанных на блестящих поверхностях кристалла. Некоторые были ясно различимы, другие выглядели бесформенными и размытыми. Ей виделись марширующие войска, поля, сплошь покрытые красными розами, темная мрачная зыбь какого–то водоема, огромный медведь, гигантские колонны, скопления сверкающих звезд, водовороты, завихрения серого тумана и многое, многое другое.

Вдруг среди сияния она увидела фигуру эльфийки. Была ли это Риата? Она не могла сказать точно. Позади нее стоял громадный мужчина, возможно баэрон. Следующим, кого она увидела, был всадник — человек или эльф? — с соколом на плече и чем–то блестящим в руках.

И Фэрил почувствовала, как слова слетают с ее губ, она выкрикивала что–то, но, хотя эти слова были произнесены на твилле, она не могла расслышать их, а поэтому не знала, что именно сказала. Слова были не ее…


— Араван, ты запомнил, что я тогда сказала?

Эльф кивнул и многозначительно поднял бровь, а Фэрил, глубоко вздохнув и сделав продолжительную паузу, произнесла:

— Бэйр рожден вопреки судьбе. Он будет Скитальцем по Мирам.

— Как ты это узнала?

— Додона сказал мне: «С тобой та, что подарит надежду миру».

Араван сосредоточенно свел брови.

— Да, я помню, — сказал он, глядя на Фэрил.

— А со мной в этом путешествии была Риата. И она родила ребенка — невозможное свершится — того, и я верю в это, кому предначертано стать надеждой мира.

Араван задумчиво кивнул:

— Получается, что предсказаний два. А ты ведь говорила, что их больше.

— В одном из видений, Араван, присутствовал всадник — то ли человек, то ли эльф — с соколом на плече и чем–то блестящим в руках.

— Чем–то блестящим?

— Я не могу уверенно сказать, что это было. Я смотрела на всадника и сокола, и видение растворилось и исчезло, а рассмотреть, что сверкало в руках всадника, я не смогла.

Араван тяжело, как после долгого бега, вздохнул:

— Получается, что предсказаний три. Или больше? Фэрил склонила голову, как бы подтверждая его слова:

— Последнее предсказание я лишь слышала — это предсказание Раэль о мече.

Глаза Аравана широко раскрылись, и он произнес:

Мерцающие птицы, серебряный клинок!

Встает заря, и вам пора на землю возвращаться.

Смотрите — эльфы в боевом строю

Готовы до последнего сражаться.

Задуют ветры смерти, и безжалостное зло

Обрушится на мир, неся с собою скорбь и муку.

Но ни Адон великий, ни печаль, ни слезы

Зла страшного не остановят руку.

Слушая Аравана, Фэрил сцепила пальцы так, что костяшки побелели.

— Это страшное предсказание, — промолвила дамна.

— И ты уверена, что оно связано с предыдущими?

— Да, мне кажется, что все они связаны друг с другом. Риата родила Невозможного ребенка, который будет Скитальцем по Мирам и вернет серебряный меч на Митгар в тот момент, когда великое зло принесет в мир горести и несчастья.

Они снова замолчали, невольно прислушиваясь к голосу реки. Ястреба в небе уже не было видно. Наконец Фэрил нарушила молчание:

— В мириадах видений, мелькавших на плоскостях кристалла, я видела будущее или что–то такое, во что я верю. И кто знает, сколько может существовать еще других предзнаменований; видений, которых я не рассмотрела, поскольку все они мелькали передо мной одновременно?

Араван нахмурился и сжал губы.

— Да, все обстоит именно так, Араван, — произнесла Фэрил, — ты ведь и сам говорил о коварстве предсказаний.

Эльф вздохнул, его голова медленно опустилась на грудь.

— Тем не менее, Фэрил, мне думается, многое из того, что ты предполагаешь, верно. Возможно, Бэйр и в самом деле Скиталец по Мирам, Рассветный Всадник, тот, кто принесет в мир серебряный меч. Но кто скажет, как все это произойдет… и когда? Нам не дано это знать. Поэтому я не могу прекратить поиски Рассветного меча и желтоглазого убийцы Галаруна — я дал клятву.

Они снова надолго замолчали; потом Араван спросил:

— Рассказывала ли ты о предсказаниях Риате и Урусу? Фэрил отрицательно покачала головой.

— В таком случае я прошу тебя поделиться с ними своими предположениями, поскольку последствия умолчания могут быть ужасными.

— Последствия могут быть не лучше, если я поделюсь своими догадками, — ответила Фэрил. — То, что я расскажу, наверняка сделает более ясным и определенным воспитание Бэйра, но кто может сказать, будет это к лучшему или к худшему? Только не я, Араван. Только не я.

— И не я, Фэрил. К тому же учти, в знании — сила, в незнании — слабость. Поэтому всегда лучше знать хоть что–то, чем не знать вообще ничего.

Фэрил, соглашаясь с ним, медленно опустила голову.

Некоторое время они сидели молча; река шумела в нескончаемом беге к морю, ястреб, поднявшись из травы, летел, неся в когтистых лапах наполовину съеденного зайца. Араван, глядя на хищника, сказал:

— Завтра я отправляюсь в путь.

— И куда?

— На восток…— После короткой паузы он продолжил: — Тогда Стоук почти ответил на мой вопрос об Идрале — махнул рукой на восток.

— Но, Араван, ведь к востоку простирается целый мир. Араван пожал плечами:

— А куда мне спешить, Фэрил? Времени у меня достаточно.


На следующий день Араван покинул Арденскую долину, держа путь к южному выходу, скрытому стеной отвесного водопада. После того как они, прощаясь, долго махали ему вслед, Фэрил повернулась к Риате и Урусу, держащему Бэйра на руках.

— Пойдемте, — сказала она, — и давайте присядем ненадолго. Я хочу вам кое–что рассказать… чтобы кое–что пояснить.


Глава 2 РАДОСТЬ | Рассветный меч | Глава 4 ОТКРОВЕНИЯ