home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четырнадцатая.

«И?» – спросила Фелиция, отходя в сторону, чтоб я мог лучше рассмотреть.

«Что ты думаешь?».

«Я не уверен», – осторожно признал я, ступая вперед, чтоб стать рядом с ней.

Помня о тошноте, которая нападала на меня, когда я подходил слишком близко к «Потаенному свету», не говоря уже о том ужасе, что осталось от Киллиана, когда он попал под его мрачное влияние, я до сих пор предпочитал держаться подальше от этой штуковины.

К моему слабому удивления я до сих пор не чувствовал признаков слабости, но не решаясь дальше дергать судьбу за хвост, не стал продвигаться дальше.

«На чем эта штука стоит?».

«Мы до сих пор не совсем уверенны, – весело признала Фелиция. – Но разве не впечатляет?».

«Впечатляет – не то слово», – согласился я, со всем спокойствием.

Ужасает, было бы самым подходящим словом, если вы спросите меня.

Вся эта штука выглядела совершенно неестественно, и я практически чувствовал присутствие энергии варпа во всей комнате, которая обвила артефакт как змея, приготовившаяся к броску.

Но я забегаю вперед. Думаю, стоит начать с описания этой штуковины.

Если не брать в расчет тот пугающий эффект, который она на меня произвела на первый взгляд, будет тяжело передать насколько смущающей оно выглядело; может просто описание его физической формы сможет это сделать.

Первым, что я распознал, естественно был «Потаенный свет», так и выглядевший как кусок полированного камня, размером примерно с инфо-планшет, который поглощал свет, как губка воду.

Однако на этот раз, он покоился в узкой щели, вырезанном на вершине пьедестала из сияющего кристалла, который поддерживал его в верикальном положении примерно на высоте моего ремня. Артефакт был окружен тремя полированными сферами, размером примерно с мой кулак, из какого-то странного голубого минерала, который выглядел как застывшая вода.

Они лежали в круглых впадинах на сияющей поверхности кристаллического столба; другие отверстия, идентичные по размеру и форму, оставались не занятыми и я указал на них, скорее для того, чтоб показать свое внимание, чем понимание для чего они.

«Похоже, что вам нужно еще несколько этих шаров, чтоб завершить установку», – сказал я.

«Хм», – ответила Фелиция.

«Мы тоже так думали сначала, но потом поняли, что сферы это своего рода управление.

Посмотрите».

До того как я успел запротестовать, она протянула механодендрит и выдернула одну, перенося в соседнее углубление.

Я не могу сказать почему точно, но мою кожу начало колоть, как будто-то в воздухе появился статический разряд, и на секунду я почувствовал слабую пульсацию внутри организма, как призрачное предчувствие приближающейся головной боли.

«Что ты сделала?» – спросил я, борясь с импульсом достать свое оружие в ответ на не сдерживаемое колдовство, которое внезапно проникло в комнату.

Фелиция пожала плечами.

«Не имею ни малейшего представления», – ответила она.

«Но это интересно, ты не находишь?» Мягкое сияние кристаллического столба изменилось, слабые полоски цвета вспыхивали на его белизне, как блики на воде при закате.

Эффект был почти гипнотическим, и я с трудом отвел глаза, чувствуя как мрачное влияние варпа тянется ко мне через странное устройство.

Казалось невероятным, что Фелиция не почувствовала то же самое, но она казалась совершенно равнодушной: возможно потому что она теперь была больше машиной, чем человеком и соответственно была менее чувствительна к присутствию сверхъестественного.

«Мы знаем, что «потаенный свет» может усиливать психические силы сам по себе, – сказал я, с неудовольствием сознавая, что я лепечу для успокоения собственных нервов, а техножрица достаточно хорошо знает меня, чтоб скорее всего заметить этот факт.

«Верно».

Она согласно кивнула.

«Мы смогли установить, что он собирает и фокусирует для использования энергию напрямую из эмпирий, вероятно из всей звездной системы».

«Что само по себе делает его достаточно опасным», – сказал я.

«Поверь мне, я видел что может сделать этот кусок камня и это было не здорово».

«Не сомневаюсь», – сухо ответила Фелиция.

«Я читала отчет о том, как помогли вернуть его (1)».

«Тогда вы знаете, что у меня есть твердые основания для беспокойства», – огрызнулся я в ответ, впервые оглядывая обстановку.

Странный аппарат ксеносов естественно привлек почти все мое внимание, но теперь я увидел, что стены покрыты плоскими кусками камня, отполированными почти как «потаенный свет», но спасибо Императору, не проявлющими таких пугающих свойств.

Каждый был покрыт угловатыми царапинами, которые показались мне отталкивающими, хотя я не вполне мог поручится, что понимал почему.

Я подошел, чтоб рассмотреть ближайший, не потому что особенно интересовался, но потому что это давало мне вескую причину держаться подальше от «потаенного света».

«Что по поводу этих?».

«Мы думаем это инструкция», – ответила Фелиция, смотря на них со странным выражением, которое я могу описать только как «жажда познаний».

(Естественно настолько, насколько ее лицо еще могло передавать выражения).

«Но их не легко перевести».

«Понимаю, что так», – ответил я, вспоминая комментарий Мотта, ученого Эмберли, насчет загадочных надписей, во время погони за артефактом на Периремунде.

Несколько похожих находок были сделаны на мирах по всей галактике, как я смутно помнил, оставленные цивилизацией, которая ушла вечность назад, еще до того как человек начал эволюционировать на равнинах Святой Терры, но не считая общих понятий, совсем немного продвинулись в переводе (2).

Озаренный предыдущей мыслью, я понял что только мы знали только об одних, доживших до этих дней, о некронах, я взглянул на глыбу чуть ближе, и почувствовал невыразимое облегчение от того, что не увидел и следа от характерных кругов и линий, которые, кажется, служили этим адским механизированным отродьям, своего рода шрифтом (3).

«Так вы до сих пор не знаете для чего эта штука?» – заключил я и Фелиция пожала плечами.

«Я бы не стала так говорить, – ответила она на манер, который я бы определил, как явно уклончивый. – но я думаю тебе стоит переговорить с другими из команды, перед тем как я тебе расскажу еще.

Ситуация несколько сложна для понимания».

«Естественно», – сказал я, вздыхая.

На секунду я почти с ностальгией вспомнил свои молодые годы, когда убегал от орков по всей Перлии. Хотя то время и не было очень приятно, но по крайней мере было все понятно и все о чем мне стоило волноваться – бежать как можно быстрее, и стрелять во все зеленое, что встречалось на пути.

«Чтож, тогда, я думаю нам лучше так и сделать», – сказала Фелиция, наконец-то отходя от адского аппарата, и направилась к двери.

Я последовал за ней настолько быстро, насколько позволяли приличия, вдыхая знакомый аромат несвежих носков и немытых волос почти с благодарностью, когда вышел в коридор и закрывающаяся дверь наконец-то закрыла вид злобно сияющего пьедестала.

«Комиссар».

Юрген приветствовал меня, к моему смешанному облегчению и удивлению, его мелта до сих пор была взведена.

Очевидно, несмотря на неожиданную встречу старых друзей, он не хотел отметать возможные проблемы, до того, как мы уедем.

На мой взгляд, очень мудро; все здесь достаточно хорошо знали, что произошло в последний раз, когда инквизитор потребовал доступ к «потаенному свет», и не было сомнений в том, что охрана ответит на любой малейший намек предательства с нашей стороны.

Естественно, у нас не было намерений слямзить эту злосчастную штуковину силой, особенно учитывая каким огромным механизмом она стала, но будь, я на их месте, я вряд ли смог винить их в паранойе.

«Все хорошо?»

«С какой стороны посмотреть», – осторожно ответил я ему.

«Кажется утащить его теперь больше не вариант».

Не теперь, когда корабль Орелиуса, вместе с тяжелыми погрузчиками-сервиторами, которые были бы нам нужны чтоб поднять эту злосчастную штуку, покинул систему, отправившись по бурным течениям варпа к месту встречи с Эмберли (4).

Прослушав сообщения, Фелиция выглядела довольной.

«Я назначила встречу в конференц-зале», – сказала она, хотя как она с этим управилась, если мы все время были вместе, у меня не было понятия, вероятно у нее был какого-то рода внутренний вокс, который она могла использовать во время нашей беседы, несмотря на неудобства, которые он мог доставить.

(Когда я позднее спросил ее об этом, он сказала, что ей что-то сделали с ее мозговым имплантом, который позволил ей думать о множестве вещей одновременно; таинство, которое она описала как «многозадачность» (5).

«Хорошо», – ответил я, как можно лучше пряча свое удивление.

«Чем быстрее мы разберемся с этим, тем будет лучше».

«Вы хотите, чтоб я присутствовал, сэр?» – спросил Юрген и я помотал головой.

«Лучше останься снаружи и присмотри за дверью», – тактично ответил я.

Мне и так предстояло серьёзно потрудиться, чтобы собравшиеся здесь люди были на нашей стороне, и высовывающийся из-за моего плеча помощник, размахивающий мелтой, вряд– ли помог мне завоевать их доверие.

«Мы не хотим, чтоб нам помешали во время обсуждения».

«Именно так», – согласилась Фелиция, сохраняя полную невозмутимость на естественной части своего лица.

После еще нескольких слов умозаключений, она повела меня одного в коридор, который я не узнал (когда мы в первый раз спустились в подземный комплекс, я не много его обследовал, и я был уверен, что он значительно вырос за восемьдесят лет или около того, с моего последнего визита; что-то в эхе и циркуляции воздуха изменилось, если судить по моему инстинкту жителя улья), в конечном счете остановившись перед полированной деревянной дверью.

Этого одного было достаточно для меня, чтоб понять, что мы попали на Инквизиторскую сторону комплекса, так как шестеренки предпочитали все выглядевшее металлическим когда дело касалось интерьера, и я вздохнул чуть свободнее.

Я не ждал, что найду здесь союзников, но по крайней мере они пожелают выслушать то, что я скажу.

Я оставил Юргена снаружи, в компании с парой вооруженных хелганами скитарий (которые, возможно к этому момент мечтали об аугментических носах, в довесок к своим глазным имплантам), что не оставило сомнений, что партнеры со стороны Механикус до сих пор не были убеждены в чистоте наших помыслов.

Фелиция едва взглянула на ярко-красных солдат перед тем как открыть дверь и пригласить меня внутрь, хотя возможно охрана была просто любезностью (6).

Мое первое впечатление было смешанным, дружелюбие и разрозненность.

Основное расположение комнаты было вполне обычным, длинный стол в центре, со стульями, темно-красный ковер на полу, на котором была вышита серым знакомая «И» Инквизиции, окруженная белой шестеренкой Адептус Механикус.

Однако стол был не деревянный а из полированной бронзы, с такими же символами, выгравированными на поверхности инкрустированными золотом.

Единственной деревянной мебелью в комнаты был маленький стол в стороне, с серебряным подносом, на котором соблазнительно стояла пара графинов и несколько хрустальных бокалов, на которых были смешанные символы двух организаций, и исходя из опыта посещения таких мест, мне думалось это было нормальным местом для напитков.

Сиденья вокруг стола были металлическими, но с одной стороны они были с подушками, так что даже если бы комната была пустой, я с легкостью мог бы догадаться какая сторона использовалась делегатами от Инквизиции.

С другой стороны, явно было понятно кто где сидит, особенно когда места были заняты.

Как только Фелиция и я вошли в помещение, десяток лиц развернулся в нашем направлении; у тех, которые слева, явно были видны аугметические улучшения, те кто справа, были в основном не модифицированные, но почти так же непроницаемы.

Все из делегации Механикус были одеты в белые робы своего ордена, за исключением, насколько я мог видеть, искусно одетой Фелиции, и меня ничуть не удивило, когда они кивнули в унисон, с уважительным бормотанием «Магос», и она заняла место во главе стола.

Там не было стула, но кажется ей это не мешало; еще одна привычка, которую, кажется, она обрела в те дни, когда я знал ее лучше, была взгромоздиться на механодендриты, прицепленные к ее основанию спины, и использовать их как сидение.

«Ты говорила, что ты не во главе здесь», – легко сказал я, огибая стол за выпивкой.

С одной стороны это мне было нужно, учитывая волнение с момента прибытия, с другой стороны это дало мне возможность изучить людей в комнате и не создать впечатление, что я тяну время.

Естественно, я бы не смог много сказать о них, но если бы я смог выбрать нескольких индивидуально, я бы смог с легкостью прочитать их, это бы помогло мне почувствовать как хорошо продвигается беседа.

Или, учитывая мою удачу, как плохо.

«Я не во главе», – ответила Фелиция.

«Я контролирую технологическую сторону предприятия, но консилиум решает политические вопросы и Инквизиторские писчие занимаются бумажной работой»,

Все техножрецы выглядели непроницаемо, с выражением лиц некронов, единственным исключением на этой стороне стола был темноволосый, в темной-красной униформе офицера скитариев, человек, смотревший в мою сторону с выражением осторожного уважения, несомненно осведомленный о моей репутации.

Я приветливо кивнул, через секунду он сделал тоже самое; это было хорошим знаком, так что я сделал вид, что наливаю себе порцию амасека, графин был неутешительно мал (после всех моих лет случайного партнерства с окружением Эмберли, я понял, что инквизиторские оперативники имеют тенденцию сделать свою жизнь чуточку роскошной (7), и улыбнулся собравшейся компании в открытой и дружеской манере, которую я так хорошо симулировал.

«Кто-нибудь еще хочет, пока я поднялся?» – спросил я.

Никто не захотел, так что я занял одно из свободных мест на стороне Инквизиции.

Это было почти объявлением моей тайной преданности этой организации, но уже не было никакого смысла это скрывать, к тому же напротив Фелиции, на нейтральной части стола, не было стула.

Я занял ближайшее место к ней, частично из-за того, что было ясно, что ее мнение имеет большое влияние на собравшихся техножрецов, и частично из-за того, что это было подальше от молодого человека со стеклянным выражением лица и непослушной копной коричневых волос, сидевшего почти напротив капитана скитариев.

Я достаточно встречал в жизни псайкеров, чтоб быть осторожным с ними, даже с санкционированными, каким он явно и был.

Я подумал, что хорошо, что оставил Юргена снаружи.

«На случай, если вы не знаете, – сказала Фелиция, слишком серьезная, чтоб я был уверен, что она рассматривает мое присутствие здесь как шутку. – это мой старый друг Кайфас Каин.

Герой Имеприи, Освободитель Перлии, все эти звания вы можете увидеть на постаменте статуи».

Она шутливо подняла голову.

«И, вероятно, тайный помощник, работающий на Инквизитора Вейл.

Хотели бы что-то дополнить, комиссар?»

«Я бы не справился лучше», – ответил я, опять делая честное и открытое лицо.

Я достаточно хорошо знал как Инквизиторы любят играть в свои маленькие игры плаща и кинжала, и как отчаянно они бодаются за место в их темной иерархии, так что было бы хорошо намекнуть им, что я знаком с вещами, о которых они не говорят.

«За исключением, что я не совсем помощник.

Инквизитор Вейл мой личный друг и я иногда немного помогал ей в делах, и это все».

Суровый человек слева от меня глубокомысленно кивнул, явно убежденный, что я был гораздо глубже во внутренних тайнах Ордо Ксенос, чем он.

«Зная это, ее последний эмиссар просил меня забрать то, что он оставил, когда его силой вынудили покинуть систему во время первого налета».

«Я читал отчет», – размеренно сказал суровый.

Через секунду он протянул руку.

«Похоже, что мы пропустили знакомство, я Тери Макан, глава охраны проекта».

Он обменялся неуклюжими взглядом с офицером скитарий.

«Конечно же, со стороны Инквизиции.

Капитан Ятц контролирует ситуацию со стороны Механикус».

«Сэр Макан».

Я пожал его руку, добавив улыбку.

Взгляды, которые они бросили друг на друга, многое мне сказали, что они вообще-то готовы сотрудничать друг с другом, но с определенными оговорками с обоих сторон.

К всеобщему удивлению, затем я кивнул Ятцу на другом конце стола.

«Капитан Ятц.

Я с удовольствием поработаю более близко с вами обоими».

Почти одинаковое выражение изумления подсказало мне, что это было одинаково неожиданное развитие событий для них.

«Из этого замечания, мы можем сделать вывод, что нелепая идея вольного торговца отложена?» – спросил один из техножрецов.

Я кивнул.

«Магос Тайбер любезно показала мне собранный артефакт», – сказал я, из моих собственных уст формальное звание Фелиции звучало несколько странно .

«Весьма ясно, что нет никакой реальной перспективы переместить его в безопасное место, по крайней мере за то время, которое у нас есть».

Смешанное чувство облегчения и самодовольства начало сквозить со стороны стола шестеренок, и слабые звоночки тревоги начали демонстрироваться из Инквизиторской секции.

«Тогда нам нужно предпринять шаги, чтоб обеспечить его безопасность», – сказал Макан, выглядевший неловко, как человек, который только что прикусил свой язык.

«Вот почему я здесь», – уверил я его.

«Чтобы не случилось, мы не должны отдать «потаенный свет» в руки Варана.

Даже если это будет означать его уничтожение».

Я почти ожидал, что в этот момент комната взорвется, но вместо этого я услышал слабое шипение вдохов за всем столом.

(Хорошо, почти за всем столом.

Я полагаю, некоторые техножрецы были далеки от такой человеческой тленности как дыхание).

«Конечно, это будет нашим последним средством», – сказал я через секунду и все опять расслабились.

«Я не совсем уверен, что мы сможем его уничтожить, даже если бы захотели», – рискнул один из техножрецов через несколько секунд.

«Оно уже пережило вечность геологических изменений, даже без царапин.

Я не думаю, что банальный взрыв сможет повредить ему».

«Киллиан кажется думал, что плазменный разряд сможет повредить его», – с надеждой вставил я.

«Киллиан был имбецилом», – сказал Макан, с чем похоже были согласны все, Инквизиция и Механикус.

«У него не было ни малейшего представления с чем он имеет дело».

«Сумасшедшие его редко имеют», – спокойно указал я.

«Что возвращает нас к орде Хаоса, которая готова спуститься на планету.

По определению, они сумасшедши настолько, насколько вы знаете и вы можете быть уверены, Варан не будет колебаться дурачиться с этой штукой, если он поймет что попало в его руки».

Я сделал паузу.

«И даже, если каким-то чудом, он устоит перед искушением, то Абаддон определенно нет».

«Разоритель?» – в первый раз заговорил юный псайкер, его голос был немного слабым, как будто он прислушивался к какой-то далекой музыке в голове.

«Вы думаете он направляется прямо сюда?»

«Кто знает?» – я пожал плечами, стараясь показаться крутым и деловым, и спрятать ужас, который почти захлестнул меня, от мысли привлечь внимание самого отвратительного куска ходячей злобы со времен Хоруса, ударившего по галактике .

«Варан несомненно подчиняется ему.

Все Воители подчиняются».

«Верно».

Ятц согласно кивнул.

«Единственное продвижение, которое было, говорит, что они вероятно не знают о существовании аппарата».

«К несчастью, это может быть уже не проблема», – сказал я, вызываю еще одну бессловесную бурю испуга за столом.

«Наша разведка говорит, что Перлия была преднамеренно выбрана флотилией Варана.

Никто из сил обороны не знает почему, но я думаю мы все тут отлично знаем что стоит того, чтоб с силой пробежаться почти по всей галактике в попытке достать это».

«Но как они узнали о «потаенном свете»?» – спросил Ятц, с многозначительным взглядом на Макана.

«Это должен был быть один из самых охраняемых секретов сегментума».

«Так и есть».

Быстро кивнул глава охраны.

«Но секреты имеют неприятную привычку просачиваться.

Бесчисленное количество людей вертелись тут последние несколько сотен лет, из обоих наших организаций.

И всего лишь одна утечка или кто-то попал в руки врага».

«Я могу уверить вас, ни один слуга Омниссии никогда не будет болтать», – холодно заметил Ятц.

«Ставлю на Киллиана», – сказал я, быстро вступая, чтоб разрядить начинающийся спор.

Хотя по правде, я понятия не имел как секрет вышел наружу, да и не был особенно озабочен, но я достаточно долго был комиссаром, чтоб знать, что разногласия в наших рядах будет стоить дополнительный подкреплений предателей-солдат для врага.

«Он спонсировал Хаоситский культ на Периремунде, для подбора потенциальный псайкеров для его безумного плана.

Если кто-то из них избежал чистки, они могли разнести весть».

К моему облегчению, все, сидящие за столом, похоже купились, принимая Киллиана за козла отпущения без обсуждений.

«Что меня действительно беспокоит, так это перспектива что Варан или Абаддон или кто-то еще продолжит то, на чем он остановился.

Они не колеблясь будут создавать колдунов в промышленных масштабах, если смогут, и один Император знает сколько горя это принесет».

«Это уничтожит галактику», – сказал юный псайрке тихо, его голос каким-то образом донесся до всех, не смотря на нехватку силы.

«Мастер Спарсен должно быть преувеличивает, – начал Макан. – но…».

«Я совершенно не преувеличиваю», – сказал бледный молодой человек.

«Сила варпа потечет через них, не сдерживаемая защитой благословенного Императора, в умы его истинно преданных слуг.

Кроме прямого вреда, многие станут одержимы демонами или чем-то похуже, позволяя всем ужасам эмпирией необузданно неистовствовать среди звезд.

Не пройдет и двух поколений, как Глаз Ужаса вырастет настолько, что поглотит всех нас».

Его голос, был не громче, чем ранее, но на его лице было такое выражение бесконечного ужаса, что это убедило меня.

Он был человеком, который смотрел в глубины варпа ежедневно, и не трудно было представить, что он там видел, и он был явно убежден, что говорит не более чем буквальную правду.

«Тогда давайте убедимся, что так далеко не зайдет», – спокойно сказала Фелиция и молодой псайкер кивнул.

«Это будет лучше», – тихо сказал он.

«Если мы не можем перевезти «Потаенный свет», и не можем его разрушить, тогда нам остается только убедиться, что враг не наложит на него свои лапы», – невозмутимо добавил я.

«Капитан Ятц, возможно мы чуть позже обсудим наши мнения по поводу защиты это установки.

Я уверен, у вас есть некоторые идеи по этому поводу».

«Есть».

Ятц кивнул.

«Я уверен, что ваш собственный опыт столкновения с врагом окажется неоценимым.

Возможно у вас тоже найдется пара собственных предложений».

«Хорошо, я думаю мы сможем опять взорвать дамбу, – сказал я, достаточно осторожно, чтоб реплика прозвучала как шутка. – Но я полагаю, они будут готовы к этому».

Я знаю, что взорвал бы, если бы услышал о битве в этом месте ранее, и если Варан и его союзники еще не знали, но они определенно узнаю как только ступят на Перлию.

Последнее противостояние Каина, так местные ошибочно и льстиво настаивали на названии битвы, легенда в целом скучного и маленького мира, которая породила бессчетное количество книг, пикт драм, голосов и буклетов, каждая последующая более не точная и преувеличенная.

«Мы в любом случае заложим заряды», – решительно заявила Фелиция, возвращая меня назад, учитывая какой она была несговорчивой в первый раз, когда я взорвал дамбу.

Похоже на этот раз огромная ответственность воткнула в нее твердый лом прогматизма, вместе со всем этим аугметическим барахлом.

«Если они достаточно глупы, чтоб попасться на это еще раз, мы должны быть хорошо подготовлены, чтоб воспользоваться преимуществом».

Он спокойно взглянула на собравшихся техножрецов, как будто ждала, что кто-то бросит вызов ее полномочиям.

Никто не заговорил, но большинство выглядели явно несчастными от такой перспективы.

«Мы всегда можем построить еще одну дамбу, но «потаенный свет» только один».

«Спасибо Императору», – пробормотал я, несколько громче, чем собирался и повернулся к Макану.

«Я хотел бы, чтоб вы тоже присоединились к дискуссии», – добавил я.

«Я уверен, вы уже оценили возможные угрозы, перекрыть большинство похожих сценариев».

«Все, от возвращения орков до миграции хрудов», – уверил он меня. – или государственного переворота сепаратистами тау.

Линии приближения, проникновения в персонал вражеских сочувствующих, как вы называете».

Зная о тяжелых взглядах, направленных на него из всех частей комнаты, он демонстративно пожал плечами.

«Я не говорю, что все предатели, это просто план на случай не предвиденных обстоятельств, учитывающий такую возможность, вместе со всем, о чем я мог подумать.

Это моя работа».

«Которую, мы все должны благодарить Императора, вы делаете так серьезно», – вставил я, сглаживая неудобный момент с легкостью, подаренной тренировками и жизненным опытом.

«У кого-нибудь есть добавить что-то полезное?»

«Только что завершенный аппарат гораздо больше чем психический усилитель», – вставила Фелиция.

Она оглядела стол, опять ожидая оспаривания, и почти неощутимо расслабилась, когда такого не последовало.

В следующий раз она говорила, обратившись напрямую ко мне.

«Мы до сих пор далеки от настоящего понимания его назначения, но мы начали формировать некоторые предварительные заключения».

«Это верно», – прозвенел еще один техножрец.

«Как Магос Тайбер уже объяснила, компоненты «потаенного света» напрямую вытягивает силы из варпа, что и является причиной, почему оно ускоряет или активирует скрытые псайкерские способности».

«Ага», – подтвердил я.

«Продолжайте».

«Остальная часть аппарата, кажется системой для фокусировки этой энергии», – сказала Фелиция, одарив своего болтливого подчиненного такого рода взглядом, который я берег для стрелка Эрлсена, моей постоянно дисциплинарной проблемы в те относительно беззаботные дни, которые я провел в 12-ом артиллерийском полку.

«Мы все ещё не до конца уверены, для чего оно изначально было предназначено, но если мы правы, то оно изменит саму ткань реальности.»

«Святой трон!» – сказал я непроизвольно, видя как Спарсеновское ужасающее пророчество внезапно превращается в сравнительно оптимистичную картину.

Вместо того, чтобы тратить на уничтожение галактики доброе столетие, «потаенный свет», если попадет на в те руки, сможет это сделать за мгновение ока.

Независимо от того, что придется сказать Фелиции или Эмберли, я решил что прямо сейчас найти какой-то способ уничтожить проклятый предмет до того, как станет слишком поздно.

«Зачем кому-то строить что-то настолько чудовищное?»

«Из страха», – вмешался ещё один делегат Инквизиции.

Это была молодая женщина с острыми чертами лица, характерными для сестры Ордо Диалогус, которой, видимо, досталась неблагодарная задача расшифровки тех куриных царапок, которые я видел на табличках, покрывавших стены палаты в которой теперь находился «потаенный свет».

«Из переведенных фрагментов, найденных в других частях галактики мы знаем что Древние были вели войну.

Мы понятия не имеем с кем или с чем, но наши ученые предположили что символы, чаще всего связанные с врагом можно транслитерировать на Готик как Катарн или К'тан.

«Никогда не слыхал о них», – сказал я с некоторым облегчением: по крайней мере это были не проклятые некроны.

«Кажется, обе стороны были истреблены в ходе войны,» сказала сестра.

«Окончательное взаимное уничтожение.

От Древних остались случайные пережитки, от К'тан (8) вообще ничего.

Но у эльдар есть легенды, корни которых, возможно, уходят в тот конфликт.

Конечно, ушастые белоручки слишком высоко ценят собственные задницы, чтобы поделиться информацией с низшими расами, но нам удалось, используя довольно неортодоксальные каналы, получить несколько фрагментов информации, которая может иметь отношение к этому вопросу.»

По видимому, по линии Инквизиции.

Известно что отдельные эльдары изредка сотрудничали с членами Ордо Ксенос: Эмберли более-менее сносно говорила на их языке и я помнил, что она как то упоминала что выучила его на одном подобном предприятии, в детали которого она меня никогда не посвящала (9). Поэтому, думаю, эта сестра была в состоянии использовать подобные способы контакта.

Думаю, она хорошо бы поладила с Жульен, подумал я быстро, прежде чем вернуться к насущным проблемам.

«Информация о «потаеном свете»?» – рискнул я, чтобы показать что в курсе ситуации, надеясь что смогу понять её ответ.

«Возможно», – сказала сестра с острым лицом.

«Согласно некоторым довольно туманным намекам в Балладе о Келке, Древние пытались получить власть над варпом, чтобы защититься от своих врагов.

Некоторые эльдарские ученые полагают, что именно это послужило началом проклятия Хаоса в галактике.»

«Неправдоподобное предположение, к которому сестра Розетта относится куда серьёзнее, чем оно того стоит», – сказала Фелисия твердо, получив в ответ самый непреклонный взгляд.

«Все что я говорю, так это то что данные о артефакте такой силы и возраста неблагоразумно игнорировать», – сказала Розетта с таким видом, словно повторяла это очень часто.

Пока я оценивал полное значение её слов, мой желудок начал ворочаться и мне потребовалось собрать всю силу воли, чтобы не позволить испугу отразиться у меня на лице.

И это в то самое время, когда я уже думал что хуже быть уже не может.

«Мне кажется, не знаю, верно это или нет, что вам следует действовать с крайней осторожностью», – сказал я, тщательно выбирая слова.

«Не беспокойтесь, мы и так осторожны», – сказала Фелиция таким беспечным тоном, что я совсем не почувствовал облегчения.

Зная её упрямый характер, я не сомневался что если ей покажется что все потеряно, то она могла бы рискнуть запустить устройство только затем, чтобы посмотреть что выйдет.

А хуже всего то, что я, помоги мне Император, наверняка позволил бы ей это, если бы был хоть малейший шанс что оно сработает.

Ну, в любом случае это проблема не сегодняшняя.

Сейчас, как справедливо заметила Фелиция недавно на площади, у меня с Юргеном на очереди было возвращение к войне.

Я задумчиво кивнул.

«Кажется, лучше всего вам продолжать заниматься вашими исследованиями.»

В конце концов, несмотря на десятилетние усилия, им пока не удалось взорвать галактику и если есть хотя-бы мизерные шансы, что Фелиция с её командой смогут использовать это устройство против наших врагов, то мы были в достаточно отчаянном положении, чтобы опробовать его на силах вторжения.

А даже если ничего не выйдет, то у них все равно будет чем заняться и они не будут путаться под ногами.

Встав, я взглянул на Макана и Ятца.

«Я полагаю, есть какое-нибудь место, где мы можем обсудить наши стратегии защиты, не отвлекаясь ни на что другое, господа?» И, что более важно, убрать Юргена из коридора, прежде чем Спарсен столкнется с ним.

«Мой офис ближайший», – сказал Макан, явно приготовившись к возражениям со стороны коллеги, но Ятц просто кивнул в знак согласия.

«Это позволит сэкономить немного времени», – признал он, очевидно готовый сотрудничать по мере сил.

«Хорошо», – сказал я в своем лучшем стиле Каина-героя.

«Тогда давайте отправимся туда.»

Я кивнул Фелиции.

«Не сомневаюсь, что увижу вас снова, перед тем как мы уедем.»

«Увидите, если не хотите идти обратно в Чилинвал», – согласилась она весело.

«Тот ваш транспорт выглядит так, будто его будет трудно завести.»

Заметка редактора:

Очевидно Каин, или, что более вероятно, Юрген, смог найти какой-то транспорт, потому что ко времени, когда он возобновляет свой рассказ, его показная инспекционная поездка закончилась.

Как обычно, он так же небрежен относительно хода времени как и всегда, но из других ссылок в тексте мы можем сделать вывод, что в промежутке прошло примерно три дня.

(1) Несколько сокращенная версия, в любом случае в нашей деятельности на Периремунде был некоторый аспект, который определенно не нужно знать нашим партнерам из Адептус Механикус.

(2) Да и значения, которые были сопоставимы с символами, в лучшем случае предположительны.

(3) Хотя, учитывая их фиксацию на цели, и очевидную нехватку свободы воли, зачем им утруждать себя написанием чего либо, мне не приходит в голову.

(4) Пустая станция Дельта Сигма Новем, если кому-то интересно.

(5) Это женщины отлично могли делать с начала времен, такое потрясение для мужчин.

(6) Почему-то я в этом сомневаюсь.

(7) Почему бы и нет, особенно если их жизнь бывает слишком короткой для многих из них.

(8) К несчастью, в свете грядущих событий, это больше не вопрос.

(9) По очень понятной причине, любой, кто имеет соответствующее разрешение, может найти детали в охраняемом архиве Конклава Дамокла, названное «Делом Станвинда».


Глава тринадцатая. | Последнее противостояние Каина | ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ.