home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ.

«Ответьте мне честно», – сказал несколько озадаченный Виситер.

Мы стояли на посадочной площадке для шатлов схолы. Спайр запускал двигатели, готовясь к взлету и они заглушали наши голоса, гарантируя что наша беседа не будет подслушана, поэтому я счел нужным привести сюда Командора чтобы обсудить планы.

На нашей последней стратегической встрече он особо настаивал, что нет смысла ему пытаться координировать космическое сражение отсюда, снизу, и соответственно он собирался перенести резиденцию на борт одного из кораблей СПО, который как приземлился взять припасы и внезапно был повышен до флагманского корабля рукотворного космического флота Виситера.

«Ты планируешь эвакуировать схолу куда-то в святилище Механикус, черт знает куда?»

«Я надеюсь до этого не дойдет», – достаточно честно ответил я.

«Но если мы будем отрезаны и вынуждены бежать, у нас особо будет не из чего выбирать.

Это достаточно далеко, что враг мог нас там перехватить и это место в котором я уже дрался, которое нам дает столько преимущества, сколько нужно».

Я честно говоря не мог назвать ему настоящую причину, по которой хотел собрать как можно больше наших войск в Долине Демонов, чтоб защитить секретную лабораторию Инквизиторов, так что я решил, что это будет разумным в качестве отговорки сделать это нашей позицией для отступления.

Конечно, боевой план, который я разработал вместе с Ятцом и Манканом делал это место хорошо защищенным, но это привело к тому, что нужно было навести блеск правдоподобия на наш необходимый обман.

«Справедливое замечание», – признал Виситер.

Он опустил вещмешок, который все это время держал перекинутым через плечо и начал рыться в нем в поисках инфо-планшета.

«Я собираюсь набросать план эвакуации сейчас, на случай, если придется тебя вытаскивать».

Он перекинул мне пару файлов на мой планшет, которые я решил посмотреть позже, когда представится возможность, и заглянул в кабину Аквилы, за бронированное ветровое стекло, через которое был виден кадет с огненной прической, до сих пор методично ведущий предполетную проверку.

«Удачи тебе во всем».

«И тебе», – честно ответил я.

Готовится драться за защитой тонкой оболочки металла, окруженным почти бесконечной пустотой, всегда было для меня действительно плохой идеей, но по Виситеру было видно, что он ждет не дождется подняться на борт, даже если это был хрупкий и безоружный, в отличии от кораблей защиты системы; но я полагаю он провел свою жизнь на борту во время своей длинной и славной карьеры во флоте и сидеть где-то на планете, давало ему чемоданное настроение (1).

«Император защищает».

Я механически протарабанил старую формулу, даже не думая, затем понял, что надеюсь, что эта избитая истина будет правдой.

Виситер отдал честь, опять закинул на плечо свою кису (2) и поднялся по рампе, пока я отвечал ему тем же.

Когда он зашел внутрь и скрылся из вида, я развернулся, отступая на безопасное расстояние пока Аквила поднимается и смотрел на ее взлет до тех пор, пока она не стала быстро удаляющейся точкой на фоне чистого, горного неба.

«Одно дело сделано», – сказал я сам себе и пошел к Роркинсу.

Пока меня не было схола ещё больше усилился дух военной целеустремленности, и если бы не молодость большинства встречных, я бы почти решил что вернулся куда-то в командный штаб Имперской Гвардии.

Даже самые молодые обитатели готовились как могли, участь скручивать перевязь и перезаряжать боеприпасы, хотя некоторые из них были явно разочарованы, что им не позволили иметь оружие; хоть мы и были в отчаянном положение, но еще не достигли такой стадии, когда вооружать пятилетних казалось особенно хорошей мыслью.

«Комиссар».

Маклин подошел ко мне с планшетом в руках, от него веяло нетерпеливым ожиданием.

«У меня есть тактическое обновление, которое вы просили».

«Хорошо».

Я взял планшет, не взглянув на него, позже еще будет время разбираться в деталях, и подозвал к себе кадетов.

«Что в итоге?» – я предположил что он пробежался по файлам перед тем, как принести мне его, ожидая, что я попрошу резюмировать, и я не был разочарован. Как и все они, он быстро схватывал.

«Наша боеготовность улучшена», – осторожно ответил он, ожидая, что кто-то добавит «но»…

Я кивнул и добавил.

«Но это мало о чем говорит», – сказал я.

«Я боюсь да», – согласился Маклин.

«Большинство СПО подготовились, как никогда, за то время, что у них было, но основная масса до сих пор плохо тренированна и недоукомплектована.

Но по сравнению с ополчением они выглядят как штурмовики».

«Не сомневался», – сказал я, почувствовав, что его настроение стало мрачным, я похлопал его по плечу.

«К счастью у них есть мы, чтоб держать их на уровне.

Когда все это закончится, вы более чем заслужите свой кушак, я уверен».

На секунду я подумал, что успешно поднял его настроение, судя по слабой дебильной улыбке на его лице, но потом я посмотрел в направлении, куда он глазел.

«Каин.

Вы уже видели командора?» – спросила сестра Жульен.

Он опять была в полной силовой броне и вела группу своих самых старших послушниц в избитых тренировочных костюмах на стрельбище.

Контраст между поцарапанным и щербатым керамитом, на котором, несмотря на десятилетия попаданий, до сих пор были видны иконки исполненных обетов, и свежими лицами молоденьких девочек, которые одели их, был разительным. Я подумал о том, что в этом возрасте их должны были волновать прыщи и скрамбол, а не как зарядить болтер и выпотрошить еретика сариссой.

«Только что», – сказал я, глядя на слабый след, отмечающий выход шаттла на орбиту.

«Хорошо, удачи ему», – сказала Жульен, сотворив знак аквилы.

«Ему понадобится каждая ее капелька», – согласился я.

Я отдал Кайле анализировать разведданные, которыми снабдил меня Орелиус о размере и диспозиции вражеского флота, который во всех отношениях был неточным, как он и сообщал, но это было хоть что-то, и даже по ее самым оптимистичным оценкам, сил, выступивших против нас, был намного больше тех сил, которые Виситер мог вывести в бой.

Нам оставалось только надеяться, что тактика «ударь и беги», которую он отстаивал, будет эффективной.

«Я смотрю ты тоже не скучала, пока меня не было»,

«Мы сделали все что смогли», – сказала Жульен.

«Естественно схола была разработана для защиты, но не против полномасштабного планетарного вторжения».

К очевидному восхищению Маклина, они припала к моему плечу, продолжая говорить во время движения и ее стая следовала за нами, с грохотом армированных сапог и завыванием сервоприводов, которые эхом отражались от окружающих нас стен.

«Виситер оставил нам план отступления, – сказал я. – на случай если будет нужно».

Еще не было смысла говорить, что я думал, что так и будет. Если мы наводним Долину Демонов солдатами слишком рано, это будет все равно что поднять табличку и сказать «Он Здесь!» – когда прибудут враги.

«Хорошо».

Жульен кивнула и перепрыгнула через мешки с песком на позиции автопушки, которая сужала вход в один из внутренних двориков, приземлившись с таким грохотом, как будто кто-то уронил поднос с заклепками.

Вероятно, никогда не видевший эксперта в силовой броне, использовавшего увеличенную силу и ловкость брони, и естественно не с такой небрежной легкостью, Маклин отвесил челюсть, хотя и не так сильно, как кадеты арбитрес, когда Целестианка взлетала над их головами.

К моему облегчению, и, похоже, кадетов арбитрес, ее ученицы не рванули толпой, а прошли проем в строю.

«Мы можем держаться здесь бесконечно против гражданских беспорядков или неорганизованной толпы, но выдержать налет дисциплинированных солдат будет совершенно другим делом».

«Совершенно врено», – сказал я, когда мы достигли сводчатый проход на дальней стороне.

Тут наши пути расходились, но она колебалась, явно желая продолжить разговор.

«Моника», – позвала Жульен.

Одна из послушниц, чьё лицо было слегка усеяно веснушками, прервала разговор с Маклином и взглянула в направлении сестры, явно не уверенная, что ее небольшое отвлечение заслуживает упрека.

«Ты за главного.

Дважды пробежать штурмовой курс, затем на огневой рубеж.

Я через секунду присоединюсь».

«Да, сестра».

Она явно не могла поверить в свою удачу покрасоваться перед Маклином, Моника указала оставшейся группе вперед.

С хором воплей и выкриков, которые не опозорил бы и орочью толпу, хотя и гораздо выше тоном, целой сворой они рванули к мишеням.

«Что ж, я не знаю как враг отреагирует на такой рывок, – в конечном счете сказала я. – но они приводят меня в ужас».

«Меня тоже», –сказала Жульен, но подшучивающий тон ее голоса был намного сильнее моего.

(Еще раз, у меня было достаточно практики, чтоб притвориться спокойным, хотя я так себя не чувствовал).

Она оглянулась, чтоб убедиться, что нас никто не услышит.

«Но я надеюсь у тебя на уме есть хорошая позиция для отступления.

Если нападающие, с которыми ты столкнулся в Хавендауне, которых на нас бросят будут такими же, мы не продержимся долго».

«Это серьезный вопрос», – согласился я.

«Они явно были недавно завербованы врагом, но я до сих пор не уверен, что их не бросили в атаку потому что у них еще не было времени дегенерировать в безумную орду, с которой мы обычно сталкиваемся, или потому что они были менее ценные, чем давно служащие приспешники».

«Возможно по обеим причинам», – кисло ответила Жульен.

«Они были явно такими же сумасшедшими, как и остальные из них».

«Совершенно верно», – согласился я.

«Я проверю с Нелисом, может быть допрос выживших принес нам еще что-то полезное».

Не то, чтоб я ожидал этого, но даже самая толика информации может продвинуть нас на этой стадии.

Попрощавшись друг с другом, Жульен ушла, чтоб присоединиться к своим вопящим атакующим, и я с Маклином продолжили свой путь к главной классной комнате, которая была реквизирована Роркинсом под командный центр, к неудовольствию не военного учительского персонала.

«Ах, комиссар».

Когда мы обходили главный блок Администратума, Браскер выскочил из темного прохода, с внезапностью, которая неприятно напомнила мне генокрадов, с которыми мы столкнулись на добывающей станции (хотя, конечно, он никому не оторвал голову).

«Вы не против на пару слов? Ваш бюджет за семестр посевной значительно превышен, и вас невозможно было поймать за эти дни, чтоб сказать вам».

«Я извиняюсь Казначей, – ответил я, добавляя по моему мнению достаточно раздражения в голосе, к удовольствию Маклина. – но я был немного занят защитой планеты».

Я уже почти был готов протиснуться мимо него, но заколебался.

«Ох, хорошо, давайте разберемся с этим по всем пунктам.

Я уверен, враг отложит штурм, пока я заполняю несколько форм».

«Это было бы замечательно», – согласился Браскер, очевидно такой же невосприимчивый к сарказму как и Юрген, и отошел в сторону, пропуская меня.

«Если у нас будет период революции в ближайшем будущем, было бы здорово заранее привести в порядок все файлы.

Возможно мы могли бы обсудить это в моем кабинете, лучше чем обговаривать дела здесь, я уверен, вам там будет намного удобнее».

Если к этому моменту у меня еще были сомнения, что его настоящая причина обращения ко мне была связанна с деликатной миссией, которую я поручил ему, то к этому моменту они испарились.

Я повернулся к кадету, сопровождающему меня.

«Это займет несколько минут», – сказал я.

«Ты можешь найти Кол… Командующего Роркинса и дайте ему знать, что я хочу перекинуться с ним парой слов». Конечно, я мог вызвать бывшего штурмовика в любое время, но я предпочитал соблюдать приличия, к тому же это уберет Маклина.

Он радостно припустил, несомненно довольный шансом погрезить о Монике еще несколько свободных минут, и я последовал за Браскером в его логово.

Как и его жилое помещение, оно было на удивление опрятным и я комфортно расположился в кресле посетителей перед столом, оглядываясь по сторонам, несколько удивленный, что за все эти годы в этом заведении я никогда не был здесь раньше.

Стены были заполнены книжными стеллажами, и естественно, стойками инфо-планшетов, у его его личного когитатора на столе был такой вид, словно его часто использовали и я не увидел ни одной старомодной бухгалтерской книги, которые ожидал обнаружить здесь.

Я пригляделся к его столу, и мое врожденное чувство паранойи опять меня дернуло.

«Что-то не так, комиссар?» – любезно спросил Браскер.

Я помотал головой и сдержал импульс положить руки на оружие.

«Не совсем», – ответил я, стараясь говорить беспечно.

«Мне просто интересно где была чернильница».

«Чернильница?» – на секунду Браскер выглядел смущенным, затем улыбнулся, с настоящей теплотой, которую я не мог припомнить на его лице.

«А, вы имеет ввиду это».

Он указал на вечные пятна от чернил на своей одежде.

«Я боюсь, что это чисто для видимости.

Это то, что ожидают увидеть».

Он вздохнул.

«Администратум очень консервативная корпорация и чтоб процветать в ней, было бы мудро соответствовать ожиданиям людей, или хотя бы создавать такое впечатление.

Я уверен, вы найдете тоже самое в своей профессии».

«Время от времени», – признал я, удивленный найти своего рода родственную душу в области, настолько далекой от моей собственной.

Я думаю эта демонстрация принесла свои плоды?».

«В определенной степени.

Она определенно помогла мне в деле, которое вы просили предпринять».

Казначей выбрал инфо-планшет из груды перед ним и толкнул его через стол ко мне.

«Все результаты тут, хотя какое возможное использование этой информации для вас, остается для меня за гранью понимания».

Он осторожно кашлянул.

«Само собой разумеется, что это всего лишь копия».

«Спасибо».

Я активировал крошечный экран и пролистал его.

Как я и боялся, там было много файлов через которые нужно продираться, и естественно я не мог вручить эту работу никому из кадетов.

В лучшем случае они подумают, что вышел в тираж, а в худшем, они станут задавать неудобные вопросы, и начнут разнюхивать самостоятельно.

«Вас не затруднит дать подвести очень краткий итог?»

«Естественно».

Браскер кивнул, растягиваясь в кресле, и сцепил пальцы, напомнив мне на секунду Мотта, готового начать связывать догадки.

«Вкратце, вы похоже правы.

Все места, в которых высадились солдаты, имеют старые легенды, связанные, в основном, со злобными, сверхъестественными объектами».

«Как песчаные дьяволы», – сказал я и Браскер кивнул.

«Как песчаные дьяволы, призраки лесов, металлический человек…»

«Металлический человек?» – эхом отозвался я, чувствуя, как будто я только что попал под Валхалльский дождь.

(Этот опыт я бы не стал опрометчиво рекомендовать).

«Это старая история, датированная первой колонизацией», – сказал Браскер, явно удивленный моей бурной реакцией.

«Легенда говорит, что одна из команд эксплораторов нашла какие-то руины в глуши, где-то здесь».

Он на секунду взял планшет, и вызвал карту, после чего вернул его мне.

Уверенный, что она совпадает с одним из мест посадки врага, хотя и не совсем с тем, где Хаоситские солдаты необъяснимо исчезли, я был не совсем уверен, хороший это знак или нет.

«Что случилось?» – спросил я.

Браскер пожал плечами.

«Никто в точности не знает, есть ли там хоть частичка правды.

Принятая большинством версия гласит что эксплораторы нашли какой-то тайник археотехнологии в руинах, и как-то умудрились активировать то, что нашли.

Чуть позже, они по воксу связались с местом посадки, где теперь Хавендаун, сообщая что их атаковал металлический человек и это был последний раз, когда их слышали или видели, руины или големов».

«Так и было, – сказал я, не подумав, затем понимая, что Браскер не дурак, зная его достаточно долго, добавил. – таким образом заканчиваются большинство страшилок».

Я задал еще несколько вопросов, касающихся вражеской операции и расстался с казначеем в таких словах, которые удивили даже меня.

Когда я выбрался на свежий воздух и солнечные свет, любое удовольствие, которое я мог получить от ароматной весенней погоды, полностью испарилось, из-за плотного узла страха, образовавшегося в желудке.

Исследования Браскера подтвердили мои худшие предположения; по меньшей мере, казалось, что некроны были активны на Перлии почти десять тысяч лет назад, плюс минус пару веков и все мои подозрения о пещере, которую обнаружили шахтеры на астероиде, полностью наводнили меня.

На мой взгляд было слишком большим совпадением, что оттуда внезапно выскочили металлические мародеры, и если мои подозрения о настоящей цели налетчиков Варана были верны, по всей вероятности там был какой-то Древний артефакт.

И если там действительно были Древние о которых говорили таинственные Катраны Сестры Розетты, флот Хаоса будет последней нашей проблемой.

В тоже время, он оставался самой непосредственной угрозой, я глубоко вздохнул, спрятал подальше свои страхи и пошел к Роркинсу.

«ЭТО КАЖЕТСЯ достаточным для защиты», – решил Роркинс, после взгляда на боевой план, который я представил ему.

«И, если как вы говорите, вы знаете местность, это будет преимуществом».

К моему облегчению, он принял Долину Демонов как позицию для отступления без вопросов, по правде с такой готовностью, что мне даже стало казаться, что он уже знал о сооружении.

В конце концов, если он была в частной Инквизиторской армии, как я подозревал, то за эти годы он уже служил в некоторых таких тайных обьектах, возможно даже и на этом.

«Вы уверены, что вы сможете доставить нас туда?» – как и Жульен, он не испытывал иллюзий относительно наших возможностей удержать схолу против решительного натиска врага, который знал что делает.

«План Виситера кажется осуществимым», – ответил я ему.

«Хотя, я бы не хотел быть на месте пилота, который нас будет вывозить».

«Есть альтернативы?» – спросил Роркинс.

Командующий разумно думал о запасном плане, на случай если запланированная эвакуация сорвется, но он выглядел слишком рискованным для меня.

Я провел огромное количество времени утром разбираясь с файлами, которые он прислал на мой планшет, и верный своей природе, предвосхищал все, что могло пойти не так, и свои шансы выбраться отсюда целым и невредимым.

«Хорошо в теории», – сказал я, не сумев сдержать долю скептицизма в голосе.

«Если дороги все еще будут открыты и если Ритепат не будет взят врагом или не будет отутюжен орбитальной бомбардировкой».

Мысль погрузить всех на машины и спуститься к аэродрому стройными рядами, несомненно пробиваясь через наступающую армию, была отрезвляющей и я обнаружил, что пылко жажду чтобы сработал главный план.

«И когда мы туда доберемся?» – спросил Роркинс.

Я пожал плечами.

«Мы будем драться.

У нас нет выбора».

Еще меньше, чем знал Роркинс; если враги наложат лапы на «потаенный свет», единственное утешение, которое я видел было в том, что я благополучно умру до того, как варп проглотит все.

«Опять Последнее Противостояние Каина, да?» – сказал Роркинс с улыбкой, хотя его голос был напрочь лишен юмора.

Чтож, это было справедливо, потому что я тоже не видел над чем тут смеяться.

«Вы необычайно привилегированны.

У большинства людей оно только одно».

«Я не большинство людей», – аккуратно ответил я и застыл.

«Если вы простите Командующий, у меня есть еще несколько вопросов до того как все вокруг станет несколько шумным».

«Во всех смыслах», – сказал Роркинс, уже протягиваясь к одному из инфо-планшетов, разбросанных на столе.

Я НАШЕЛ Нелиса к кладовой, явно пытающегося запихнуть целую булочку с гроксом себе в рот, перед ним стояла чашка с остывшим рекаффом и его голова была повернута к инфо-планшету.

С ним был Донал, рассматривая это представление с его обычным выражением сардонического развлечения и баюкающего свою собственную кружку.

«Ты не закончишь это быстрее, если подавишься», – предупредил он, затем огляделся и увидел меня.

«Комиссар».

Нелис вскочил на ноги, разбрасывая крошки и отдал мне честь, его челюсти еще отчаянно жевали, в то время как Донал не торопился.

«Полегче, во имя любви Императора», – сказал я им, плюхаясь на свободное место.

«На этой стадии мы не можем себе позволить потери».

«Это я ему и говорил», – сказал Донал, озорно потягивая свой рекафф.

«Двадцать третий принцип (3), верно?»

«Совершенно верно», – сухо ответил я.

«Возможно вы не возражаете, если я заточу свои края одной из этих булочек и рекаффом? Это было тяжелое утро».

«Конечно».

Донал встал и взглянул на Нелиса.

«Тебе долить? А то слишком много крови струится по твоим рекаффовым венам».

«Я в порядке», – ответил Нелис, умудрившись наконец-то разжевать хлеб и мясо до удобного объема, и слабо покачивая головой в сомнении, Донал отбыл за моим съестным.

«Ты не выглядишь в порядке», – сказал я Нелису.

«Ты когда последний раз спал или нормально ел?».

«Кажется, вчера».

Кадет задумчиво нахмурился.

«Но я ел».

«Я знаю».

Я кивнул.

«Я был таким же в молодые годы.

Практически жил на подножном корме».

Я взял кружку и тарелку, которую Донал поставил передо мной и кивнул.

Это было правдой, но мое внимание было намного больше приковано к таро и женщинам, чем к военным проблемам, и я никогда не был слишком занят, чтоб пропустить хорошую еду, если она была.

Хотя существенным было то, что Нелис теперь чувствует солидарность со мной и будет прислушиваться к моим советам.

Естественно, я мог просто приказать ему отдыхать, и он бы выполнил без вопросов, но ему нужно было, чтоб я помог развить в нем немного здравого смысла.

Я изобразил для кадетов достаточно самоуничижительную улыбку.

«Это чудо, что я выжил, правда».

«Я извиняюсь, сэр, но там так много материалов, через которые нужно продраться», – сказал Нелис.

«Я знаю, это срочно, но каждый раз когда я добираюсь до вершины, следователи приносят мне еще пачку заявлений».

«Тогда возьми Стеббинса и Гарви в помощь», – сказал я.

«Они почти закончили охоту за припасами оружия для ополчения.

И после того как ты нагрузишь их файлами, я предлагаю тебе нормально поесть и немного поспать.

Слишком много таких вещей будут случаться, – я глотнул рекаффа, ради акцента. – но это принесет тебе только тупую головную боль когда все успокоится».

«Это поможет ему собраться», – сказал Донал.

«Он практически стер пол до углублений отсюда и до уборной».

«С другой стороны, – сказал я, переключая свое внимание к нему. – ты тоже слишком акцентируешься на отдыхе.

У тебя что-то случилось?»

«Рутинная проверка», – подтвердил Донал, допивая кружку и вставая.

Одну вещь насчет него я могу сказать точно, он всегда может воспользоваться подсказкой, даже если он решил не показывать это.

«Я думаю вы обрадуетесь узнать, что Дьякон Каткарт похоже за последние пару семестров не принес в жертву Губительным Силам ни одного ученика.

А если и принес, то хорошо скрывает это».

«Рад это слышать», – сухо ответил я, подождав пока он уйдет из поля слышимости и вернулся к Нелису.

Император знает, что ему сейчас нужно было бы протянуть ноги, как никому кого я встречал, но прямо сейчас он нужен был мне сконцентрированным, не затуманенным истощением или злоупотреблением кофеина.

«Забудь о написании формального отчета, хотя бы сейчас.

Есть что-нибудь новое или необычное в последней партии стенограмм?»

«Я думаю только одна вещь может быть важна».

Нелис подавил зевок.

«Я как раз пробегался по ней минуту назад и собирался рассказать вам, как только закончу есть.

Большинство заключенных до сих пор болтают про Варана, и ни о чем больше, но один из выживших был гражданским и он немного больше сотрудничает».

«Да?» – я достал планшет и взглянул на экран.

«Один из пилотов шаттла? Почему он не был допрошен первым?»

«Потому что идиоты из Ретипата подумали, что они должны сначала допросить солдат, – ответил Нелис. – на случай, если Варан был столь любезен дать каждому из них копию своего плана вторжения».

Возможно это просто усталость или слишком много рекаффа, но взрыв сарказма похоже сделал его более приятным, чем обычно.

Возможно в нем было больше, чем просто в заводном солдатике.

«Моя вина», – уверил я его.

«Они СПО, не забывай.

Я должен был приставить кого-то к ним, постоянно дышать в затылок».

Затем, на случай, если он принял критику в свой собственный адрес, я добавил: «Ты все сделал отлично, концентрируя их, как себя».

«Спасибо, сэр».

Он выглядел несколько в замешательстве от комплимента и стал искать спасения в мелочах отчета.

«Во всяком случае, они добрались до этого приятеля.

Он утверждал, что он пилот шаттла на торговом судне «Луна Мэгги», который был силой реквизирован врагом как транспортный корабль, вскоре после захвата Мадасы.

Он не имеет понятия кто такой Варан, кроме того, что он лидер врага, какие у них планы или состав флота налета.

Так же он с уверенностью утверждает, что его вынудили пилотировать на землю одну из штурмовых команд под дулом пистолета, и кажется вполне доволен вернуться в руки Империума».

«Что ж, не думаю что он будет доволен слишком долго; он не сопротивлялся силам Хаоса, даже если он не присоединился к ним, так что вряд ли его ждут обратно с распростертыми объятьями.

Нелис пропустил несколько параграфов.

«Хотя это действительно немного интересно».

Я наклонился, чтоб посмотреть и второй раз за день моя кровь похолодела.

«Псайкер? Он уверен?»

«Похоже», – ответил Нелис.

«Он сказал, что встречал санкционированного, который путешествовал как пассажир несколько лет назад и узнал его подпись».

«Но почему псайкер давал ему координаты высадки?» – вслух поинтересовался я, после вспомнив свои ранние заключения о том, как враг мог так точно определить точки мест, явно связанных с Древними.

Они видимо до сих пор сохраняли какую-то остаточную связь с варпом, которую псих с нужным талантом мог заметить, и которым несомненно приписывают злую репутацию даже в наши дни.

Стоящим вопросом был, мог ли таинственный псайкер точно указать на Долину Демонов и потрясающий галактику секрет, заключенный там.

«Что случилось с колдуном?»

«Вероятно мертв», – ответил Нелис.

«Не забывайте, корабли сгорели, почти сразу же, как стартовали шаттлы».

Я квинул.

По моему опыту, нельзя было считать безопасным ничто, связанное с псайкерами, но у нас не было улик обратного, по крайней мере сейчас.

«Спасибо, Нелис», – сказал я.

«Ты задал мне задачку, над которой стоит подумать».

Над которой я и думал, пока мой рекафф и булочка остывали около меня.

В самом деле, я все еще сидел там, когда началось вторжение.

Заметки редактора:

Несмотря на склонность Каина преувеличивать события ради драматического эффекта, это, следуя его ремаркам не было больше, чем голая правда.

Однако, вторжение в целую звездную систему, даже в такую легко защищенную и не готовую, как и вполне закономерно ожидал враг, не простой вопрос, и время, занятое предварительной подготовкой в космосе, дало защитникам на земле намного больше предупреждений, чем сообщает Каин.

Следующий отрывок из Основ подготовительной фазы с разумными сокращениями.

Взято из «Просто Виситин: Жизнь Героя Флота» за авторством Нельсона Лауфорда, 087.М42.

М42.

Вдохновенная оборона Перлии во время второй осады доказала, что доблестный Командор не растерял ни грамма своего тактического мастерства, несмотря на вынужденную отставку.

Как он и ожидал, первая волна кораблей противника вышла из варпа в почти самоубийственной близости от массы планеты, без сомнения, намереваясь повторить тактику, которая почти оказалась успешной во время первого вторжения: и которая, несомненно, была бы успешной, если бы не удачное присутствие «Лукре Фоедас» на орбите во время их появления.

Осведомленные о том, что торговые суда были вынуждены бежать, захватчики могли ожидать небольшое сопротивление и не бояться разделить судьбу своих предшественников.

Мнения по-прежнему расходятся, действительно ли были приняты эффективные меры предосторожности против наземных истребителей, которых атаковали транспортные суда в ранней атаке, так как, если бы они были, они не получили бы возможности развертывания.

Виситер позже признался, что, учитывая размер системы Перлии и ограниченное количество ресурсов в его распоряжении, определение наиболее вероятных точек появления было больше вопросом угадывания, чем решения, но удача или Император улыбнулись ему в этом; первая волна покинула варп точно там, куда указывали десятилетия его опыта, только чтобы скатиться неумолимо в сердце минных полей, которые СПО отчаянно создавали с того дня, как он принял командование.

Хотя было бы некоторым преувеличением утверждать, что весь флот был уничтожен, количество поврежденных или уничтоженных судов было отрадно высоким, и немногие выжившие стали легкой добычей для эскадрилий истребителей, выпущенных на их перехват.

Хотя почти сотня десантных шаттлов в конечном итоге выжили, чтобы осквернить священную землю Перлии, по большей части их посадки были неконтролируемы, и СПО и их гражданские коллеги из ДПО быстро реагировали, нанося еретикам тяжелые потери.

Вторая волна, однако, возникла дальше, и ей, несмотря на постоянное преследование со стороны системных заградительных судов и нескольких наспех вооруженных грузовиков, повезло гораздо больше.

(1) Виситер родился к космосе, на это можно было списать его нетерпение вернуться в космос.

(2) Флотский термин для вещмешка, не используется в Имперской Гвардии, так что видимо Каин подцепил его от Виситера.

(3) «Солдат это оружие в руках Императора, и вы должны хранить его острым». Один из так называемых Сорока Принципов Мелкрика, очень уважаемого комиссара 37-ого тысячелетия, чьи записи до сих пор очень популярны среди его приемников даже сегодня.


Глава четырнадцатая. | Последнее противостояние Каина | Глава шестнадцатая.