home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девятнадцатая.

К счастью, как я и ожидал, у Юргена где-то был люминатор, и мгновение спустя, к моему радостному удивлению, Кайла достала еще один из кармана ее шинели, что позволило нам получить первое четкое представление о нашем окружении.

В секретной комнате, примыкавшей к покоям губернатора оказалась винтовая лестница, к моему огромному облегчению, слишком узкая для одетого в силовую броню. Лестница шла вниз около дюжины метров и выходила в проход, настолько узкий что мы могли идти только гуськом, при этом наши плечи почти цеплялись за стены а шаги отражались эхом от окружающего нас голого кирпича.

Юрген быстро бежал впереди и люминатор с креплением на штык лазгана и мелту, который он выловил из своих многочисленных кармашков, ритмично стукался об осыпающуюся каменную кладку.

Каждый раз когда он бился о стену, облако пыли и рассыпавшейся в порошок кладки забивало мне глаза и горло; губернатор действительно не преувеличивал время, когда последний раз пользовались этим проходом.

Я с трудом не отставал от моего помощника, за мной держалась Кайла и последним бежал Нелис, закрывая своим телом от возможных преследователей большую часть нашего света.

Я напрягал уши, стараясь услышать как будет разрушена стена, но либо Доналу с Губернатором удалась их задержать дольше, чем я рассчитывал, либо потайная дверь была укреплена в расчете на подобные обстоятельства.

Через несколько минут мы вышли в настоящий подземный город, скопление нор для служебных трубопроводов, канализационных тоннелей и строений – подвалов давно забытых зданий, которые навевали покой, напоминая нижние уровни улья, в которых я играл ребенком.

Несколько раз мы пробегали даже вдоль ясно узнаваемых улиц и портики зданий древних строителей, находившихся теперь многими метрами ниже жилищ их потомков, рушились вокруг нас.

«Никогда не знала что здесь есть что-то подобное,» сказала Кайла с оттенком страха в голосе. Она осветила люминатором антаблемент разрушавшейся часовни и покрытое пылью изображение Его на Земле с гневом взглянуло вниз, на нас, словно разозленное что его потревожили.

Проходивший мимо Нелис склонил голову и сделал знак аквиллы, остальные просто продолжали идти как можно быстрее.

Я до сих пор не слышал звуков погони, только обычное шуршание грызунов или случайных человеческих изгоев, который одинаково были потрясены и остро желали избежать группы людей с оружием по понятным причинам, но это не значило, что Варан не отослал за нами погоню, просто они еще не нашли нас.

«Вы найдете что-то похожее под большинством городов Империума», – сказал я ей, скорее для отвлечения от мыслей о возможной погоне, чем для чего-то другого, но это дало ей и Нелису подумать о чем-то, кроме потери Донала и Бриела, что само по себе не так уж и плохо.

По крайней мере ее любопытство по поводу незнакомого окружения было приятным знаком, что он до сих пор оставалась сконцентрированной.

«Они росли и развивались тысячелетие, нижние уровни строились на забытых.

Некоторые места под городом, в которых я бывал, уходили в глубь на километр».

«Удивительно думать, что никто никогда не спускался сюда», – сказал Нелис.

«Но они спускались», – ответил я.

«Вы тут найдете техножрецов и обслуживающий персонал с верхних уровней, приглядывающих за инфраструктурой города, и дно жизни любого сорта: бандитов, незаконные казино, беглых преступников, любого, чьи дела, лучше вести скрытно.

Ниже этого, вы найдете более глубокие уровни, где дела обстоят действительно плохо.

Там вы найдете мутантов и культы еретиков, беглых псайкеров и что-то похуже».

«Что может быть хуже?» – спросила Кайла и я молча обругал себя за то, что напугал ее еще больше, чем она уже была напугана.

Отодвинув от себя внезапно возникшую мысленную картинку металлического убийцы с пустым лицом, я пожал плечами.

«Разное.

Но я сомневаюсь, что вы найдете что-то подобное под Хавендауном, даже на самых нижних уровнях».

Я старался придать голосу уверенность.

«Кроме того, я рос в глубинах своего старого улья, до того как схола забрала меня, рядом с выгребными ямами и выжил.

Посмотрел мир снаружи, больше чем кто-либо из тоннельных крыс».

Я немного добавил в голос легкомыслия.

«Это все очень по-домашнему, правда».

Затем я остановился, внезапно осознав изменения в эхо, вокруг нас.

«Пригнитесь и тушите свет».

Я ловко повел группу узким проходом между двух плит упавшего рокрита, легкий сквозняк уже проинформировал меня, что за ними более широкое пространство, и когда последовали другие, Юрген с Кайлой выключили иллюминаторы с похвальной быстротой.

Во внезапной темноте я услышал легкий шелест ткани, когда Юрген скинул с плеча мелту, приготовившись и я достал свой лазпистолет.

«Что такое?» – шепотом спросил Нелис, затем замолчал, когда Кайла локтем ткнула ему в бок.

Даже если бы я мог ответить ему, это не было нужным; приближалось слабое свечение, вместе со звуком шагов, которые звучали как-то не правильно, как будто ноги, не совсем хорошо работали, в дальнейшем это так и оказалось.

Когда толпа появилась в поле зрения, оба кадета слышно задохнулись, но к счастью не настолько громко, чтоб выдать наши позиции.

Многие из толпы, выглядели как люди, более или менее, но другие нет, слишком страшно деформированные, даже, чтоб попытаться скрыть их отвратительную плоть.

У некоторых было оружие, оно было видно в мрачном свечении их процессии, но у большинства было более грубое вооружение; арбалеты, собранные из кусков железа и дерева, зазубренные клинки и тяжелые биты.

Все без исключения выглядели не очень-то, и я не сомневался, чтоб многие из них без труда разделали бы нас, но я воздержался отдать приказ открыть огонь.

Начнем с того, что если Варан действительно отправил за нами команду убийц, стрельба привела бы их к нашей позиции, как мух к Юргену жарким, летним утром, с другой стороны, там было жуткое голубое свечение.

У него не было видимого источника, оно парило над их головами, когда они семенили вперед, и было единственное очевидное объяснение которое приходило на ум, кто-то из толпы этой мерзости был псайкером, один Император знает, с какими еще способностями.

Кончено, какие бы они не были, Юрген бы нейтрализовал их, в этом у меня не было сомнений, но стоило только одному мутанту сбежать и сообщить что произошло врагу, Варан тогда бы знал что где-то на Перлии есть «пустой», и чем дальше я смогу удержать такого Императора в рукаве, тем лучше.

Если Воитель настолько полагался на псайкеров, как я решил, особенная способностью Юргена становилась решающей.

(В этом я оказался прав, но таким образом, который я не мог предположить в то время).

Так что мы оставались на месте, едва отваживаясь дышать (что в замкнутом пространстве с Юргеном было деятельностью, которую необходимо было минимизировать в любом случае), пока сверхъестественное свечение и аритмичное шарканье не скрылось в дали.

«Я думал, вы говорили, что мутанты ограничены нижними уровнями», – сказал Нелис, слегка агрессивным тоном, и я кивнул, решая, что уже безопасно опять зажечь люминаторы.

«Обычно да», – мрачно ответил я.

«Они видимо услышали о вторжении и решили подняться и присоединиться к веселью».

«Тогда нам необходимо отправить эту информацию Командующему Роркинсу как можно быстрее», – сказал Нелис и я опять кивнул.

«В точности мои мысли.

Так что давайте продолжим».

Несмотря на мою понятную обеспокоенность, мы больше не встретили банд, выбравшись с нижних уровней города, в предместья Хавендануа, ближе к концу дня.

Без воксов в Саламандрах нельзя было передать сообщение, наши комм-бусины не могли найти ничего с нужной дальностью передачи, чтоб добить до схолы, так что мы забрались в отобранный грузовик у понятно нервных СПО, отделение которых было оставлено на контрольно-пропускном пункте вчера, и у которых не было никаких новых приказов с тех пор как Ритепат был уничтожен.

В этих обстоятельствах я сказал им, что они могут быть свободны и забиться в норы, готовиться к партизанской войне, которая, я был уверен, уже началась; возможно это спасло их жизни, или нет, я никогда никого из них так и не увидел, так что не имею понятия как они поживают (1).

Поездка обратно было такой же беспрецедентной, как и всегда, когда Юрген был за рулем, и когда мы достигли Салубрии Парва, я впервые увидел схолу, гордо стоящую на склоне, выше крыш деревни, я начал надеяться, что все худшее позади.

Но это, конечно же, было прискорбно слишком оптимистично.

«Ты как раз во время», – поприветствовал меня Роркинс, когда я вошел на командный пост.

Я посвятил его в результаты нашей попытки спасти Губернатора, как только мы достигли зоны вокс связи, так что не было необходимости еще раз это пересказывать.

Вместо этого я пожал плечами, излучая беспечность для тех, кто мог бы это видеть.

«Мы попали в маленькую передрягу», – сказал я.

«Как я уже и рассказывал».

«Чтож, ваш дружок Губернатор принес слишком много проблем для мертвеца, пока вы наслаждались пейзажем», – коротко сказал Роркинс.

«Вы должны были его прикончить собственноручно пока у вас был шанс».

«Простите?» – спросил я, чувствуя старое, не приятное ощущение, что события опять выходят из под контроля.

Жульен взглянула с другой стороны гололита и сочувственно усмехнулась.

«Дела несколько изменились с вашего последнего сообщения», – сказала она.

Прошло едва ли полчаса с тех пор, когда я поспешил прямо в командный пост, как только Юрген запарковал грузовик, отобранный у СПО.

Этого времени вряд ли хватило Варану организовать еще одну большую атаку куда угодно, но я не мог думать о чем-то еще, что могло бы так явно оставить Роркинса в плохом настроении.

«Это пришло около пяти минут назад».

Другими словами, в то время, пока я еще шел от стоянки машин.

Это объясняло настроение полковника; шок от чего-бы там не было, еще просто не прошел.

«Что пришло?» – спросил я, но даже до того как я закончил говорить, Целестианка активировала гололит.

Возникло лицо Тревелльяна, выглядевшее таким же изможденным, как и в последний раз, когда я его видел, и я почувствовал как будто меня жестко ударили в живот.

Варан видимо вовремя притащил к нему медика, и была только одна реальная причина, почему он этим озаботился.

Достаточно уверенный в этом, когда Губернатор заговорил, это подтвердило мои худшие страхи.

«Граждане Перлии, – начал он. – Я обращаюсь ко всем вам, в надежде прекратить дальнейшее не нужное кровопролитие.

Силы освобождения, недавно прибывшие на наш мир, не враги нам, несмотря на ложь и пропаганду, скормленную вам, чтоб сохранить это впечатление.

Они принесли свободу всем вам, жаждущим ее, свободу от удушающего правления Империума, которая крушила любой цветущий талант индивидуальности унылым, серым покрывалом соответствия, и которая вырвала у нас так много наших возлюбленных, чтоб накормить ненасытные утробы безжалостных сил тиранид.

Опустите оружие, и приветствуйте наших новых друзей, чтоб вместе мы могли прийти к новой и более великолепной эпохе».

«Продажный ублюдок», – сжав челюсти сказал Роркинс.

Тревелльян все еще вещал, и я жестом попросил Жульен остановить запись; я увидел и услышал более чем достаточно.

«Это на всех пикт и вокс каналах, до которых они добрались», – сказала она.

«Наши техножрецы глушат это везде, где только можно, но естественно, это все еще прорывается».

«Естественно», – эхом отозвался я, стараясь осознать важность такого демарша.

«Я могу вещать сам, объявив его предателем.

Я еще могу торагнуть своей репутацией Освободителя, многие Перлианцы уважают ее».

Однако пустой, как это было в действительности.

«Хорошая попытка», – сказал Роркинс.

«Запиши что-нибудь как только сможешь и мы отдадим Виситеру передавать это из космоса.

Они контролируют большинство гражданских вокс и пикт сетей, но мы сможем обойти их орбитальной передачей».

«Лучше всего найти его племянницу», – добавил я запоздалую мысль.

«Привести ее к клятве как нового Губернатора и мы подорвем все, что осталось от авторитета Тревелльяна».

Большинство Перлианцев чувствуют преданность офису, а не должностному лицу, так что мы могли бы достаточно соорудить контр-меры, с нашим собственным кандидатом, и могли бы предотвратить переход многих в стан врага.

Я надеялся.

«Я уже отправил шаттл полный штурмовиков к ее охотничьему домику», – сказал Роркинс, кивая в подтверждение.

«Она где-то в заднице мира, так что может быть лучше сейчас оставить ее там.

По крайней мере если Варан тоже предпримет попытку схватить ее, у нас будет достаточно предупреждений, чтоб сделать что-то с этим».

«Это уже что-то», – сказал я, мои ладони внезапно начали зудеть, как будто я ненароком задел Юргена.

На секунду, причина этого внезапного предчувствия ускользнула от меня, а затем жребий был брошен.

«Но нам нужно сейчас же эвакуировать схолу».

Если Тревелльян сказал Варану, что он упустил настоящий центр сопротивления, когда отутюжил Ритепат…»

«Достаточно странно», – сказал Роркинс, с немного напряженной улыбкой. – ты не единственный человек здесь, который смог сделать очевидные выводы.

Люди Виситера уже на подходе, так что тебе лучше побыстрее записать выступление».

«К счастью для нас, пояс обломков вынуждает вражескую флотилию принять низкую полярную орбиту, вместо того, чтоб геостационарно зависнуть над столицей», – сказала Жульен.

«Боевые корабли не выйдут на позицию орбитального удара по этим координатам еще в течении часа.

Плюс минус».

«Давайте надеяться, что больше»,– сказал я, поспешив уйти за Юргеном и техножрецом, способным сделать пикт запись.

Естественно это заняло больше времени, чем мне хотелось бы, но я был рад видеть, что первая фаза эвакуации прошла хорошо, когда я достиг затухающих огней главной площади, младшие ученики выстроились под формальным контролем своих инструкторов.

У всех были скатки и снаряжение для выживания, что было для меня несколько странным, и я был значительно удивлен, увидев как Браскер помогал собрать их, точно такая же связка была переброшена через его плечо.

«Ах, комиссар», – сказал он, посмотрев в моем направлении.

«Пришли навестить нас?»

«Не совсем», – сказал я. – Я ищу шестеренку с работающим пикт рекордером, но мне приятно, что вы доберетесь в безопасность пока еще есть время».

К своему удивлению, я понял, что это так и было.

Казначей приветливо улыбнулся, все (возможно, за исключением Жульен) до сих пор воспринимали его как несколько смешного бюрократа, и он поправил свою ношу в слабой попытку нести ее хоть с каким-то подобием достоинства.

«Я боюсь, это несколько относительный термин в данное время.

Но я уверен, что вы вряд ли хотели бы, чтоб молодежь мешалась под ногами в зоне боевых действий».

Естественно, он не имел представления почему я выбрал Долину Демонов для еще одного противостояния, но он был достаточно проницательным, чтоб понять куда бы не пошла большая часть наших сил, враг последует за ней.

Я трезво кивнул.

«Я уверен, они в хороших руках», – сказал я и Браскер грустно улыбнулся.

«За исключением моих, вы имеете ввиду.

Я всегда не мог терпеть природу, вы знаете, там сквозняк, влажно и чертовски неаккуратно.

Но это необходимо, так они говорят».

Не шло речи, чтоб использовать наш скудный запас шаттлов для эвакуации молодняка по воздуху.

Но к тому времени, когда они вернутся за оставшимися из нас в схоле, тут будет отличная дыра в земле, так что Роркинс вернулся к плану Виситера на случай не предвиденных обстоятельств.

Те из нас, кто был в состоянии драться, будут по воздуху переброшены в Долину Демонов, как только прибудут шаттлы, в то время как гражданские пешком отправятся в горы вокруг Салубрии, в надежде найти нору пока не уляжется пыль.

Естественно нигде на планете не было особенно безопасно, но мы надеялись что враг найдет лучшее применение своим солдатам, чем гоняться за детьми в неприветливой глуши.

Естественно, мы могли ошибаться на этот счет, силы Хаоса никогда не были достаточно рациональны, даже в лучшие годы, но если мы ошибались, по крайней мере это отвлечет какую-то часть их ресурсов от нападения за «потаенный свет».

«Император защищает», – сказал я, делая все рефлективно, я поспешил постараться убедить оставшуюся часть планеты не сдаваться толпами.

К ВРЕМЕНИ, когда я закончил эти маленькие хозработы, и серьезный технопровидец засуетился прочь с пикт записью, для передачи ее Виситеру, с временем стало туго и я опять пошел обратно к командному центру с Юргеном по пятам.

Он как-то умудрился найти мне кружку танна, так что когда я присоеденился к Жульен и Роркинсу, я чувствовал себя как в молодые годы.

Не говоря уже о том, что мое чувство восстановленной молодости продлилось достаточно долго, чтоб я хорошо выглядел на гололите, который теперь показывал зловеще детально следы на орбите, отсчитывая оставшееся время до выхода флотилии Варана на позиции для открытия огня по нам.

По моим расчетам оставалось несколько минут, и я нервно взглянул на иконки контактов.

Как я мог увидеть, до сих пор не было признаков приближающихся шаттлов.

«Надо вычти из жалования Командующего», – сказал я, ожидая начала погрузки еще несколько минут назад.

Роркинс пожал плечами.

«Основная часть его флота прячется в Хало», – указал он.

«Вряд ли оттуда он просто может выслать шаттл нам на головы».

«И они все еще должны оторваться от врага», – добавила Жульен.

«Тогда возможно будет благоразумным последовать за молодняком», – сказал я.

Естественно, это оставит «потаенный свет» не защищенным, но это вряд ли моя вина, и я вряд ли смогу присмотреть за ним после того как меня испарят.

Найти убежище в горах, особенно воспитателем детского сада, не было веселой идеей, но по крайней мере это даст нам шанс перегруппироваться.

Роркинс отрицательно помотал головой.

«Виситер сказал что он знает что делает и я верю ему.

Мы остаемся».

Технически, естественно, я мог просто приказать ему, но если мы не сдохнем в ближайшие десять минут, последствия этого будут страшны; неизбежное негодование и взаимные обвинения будут терзать нас, и наше хрупкое противостояние захватчикам будет фатально ослаблено.

Так что я просто кивнул, и уставился в гололит, ожидая, что командующий опять нас удивит.

Что ж, я должен признать, он определенно так и сделал.

После напряженного ожидания, которое продлилось не более минуты или двух, но каждая из них длилась как неделя, я увидел быстро двигающиеся вспышки на краю дисплея.

«Единственный контакт, приближается из глубокого космоса», – отрапортовал оператор вокса, вероятно на всякий случай, если что-то из нас внезапно ослеп.

Я взглянул на иконки, окружающие нас, быстро впитывая информацию.

«Он слишком здоров для шаттла», – сказал я.

«И нет надежды затормозить вовремя, чтоб не сгореть на такой скорости».

Если хотите, он приближался быстрее, чем грузовые корабли, поджаренные в верхних слоях атмосферы во время первого вторжения Хаоса, и я не знал как пилот возможно надеялся пережить вход, не говоря уже о том, чтоб спуститься на поверхность, чтоб забрать нас.

«Это» Нарушители Вильяма», – любезно сказал мне вокс-оепратор. – рудовоз реквизированный командующим».

Вспомнив огромный транспорт, которые нес Ворленса и его людей к астероиду, я осознал, что кратко задаюсь вопросом, как там поживает лейтенант (2).

«Они же не могут эвакуировать нас на нем», – сказал я.

Если это было именно тем кораблем, который я видел, он не был предназначен для приземления на планету.

«Я не думаю, что идея в этом», – мягко сказал Роркинс.

На секунду я задумался, что он имеет ввиду, затем все встало на свои места.

Корабль был ракетой, нацеленной прямо во вражескую флотилию.

Даже если он не был заряжен, его огромной массы и скорости будет достаточно, чтоб разрушить любой корабль с которым он столкнется, и флагман Варана как раз был на его пути.

Экипаж флотилии Хаоса видимо пришел к такому же выводу, так как формирование начало распадаться, корабли старались разойтись в запоздалой попытке самозащиты.

Представляя намного более неотложную цель для их орудий, они начали стрелять, но к этому времени «Нарушители Вильяма» двигался так быстро, что у них едва ли был шанс попасть в него.

«Император Земли», – выдохнула Жульен. – он собирается снести «Непобедимого»!». Действительно, на секунду было похоже, что она права, но один из меньших кораблей запустил свои главные двигатели в самый последний момент, чтоб только подставить самого себя.

Оба судна превратились в ливень обломков, громаднейший кусок от них продолжал регистрироваться как сигнал, сам по себе.

Коллективных вздох разочарования пронесся по командному посту.

«Хорошо, это была хорошая попытка», – сказал Роркинс.

«И по крайней мере они упустили шанс выстрелить по нам».

С явным приливом облегчения, я увидел, что он прав, орбитальные корабли были теперь слишком заняты, стараясь избежать столкновения друг с другом или с возрастающим облаком останков, чтоб уделить должное внимание на точный выстрел по земле.

На этот раз, во всяком случае.

К тому времени, когда они достаточно стабилизируют свои орбиты, чтоб навести орудия на схолу, вращение планеты сделает нас недосягаемыми.

Естественно, они могут легко ударить нас в следующий проход, но к тому времени нас тут не будет.

«Что-то не так с этими обломками», – сказал я, глядя на гололит.

Хотя большинство из них разлетелось так, как вы и ожидали, один кусок кажется замедлялся, двигаясь по параболической дуге вокруг планеты.

Я указал на него.

«Этот с двигателем».

Зуд ладоней, который только начал утихать, разгорелся с новой силой, когда я рассчитал его курс, и понял, что он заканчивается почти на нашей позиции.

«Подтвержден свой», – сказал оператор ауспекса, его голос на секунду сломало от волнения (3).

«Это один из наших».

«Двоих орков одним болтом», – сказал с удовлетворением Роркинс.

Он пожал плечами.

«Чтож, я полагаю это единственный способ провести шаттл через блокаду незамеченным».

Что естественно меня волновало.

Я не ожидал флот этих штуковин, но я рассчитывал, что Виситер пошлет достаточно для эвакуации нас всех до прихода врага, или до того как нас взорвут из космоса.

Если это был единственный транспорт, теперь это не выглядело как особенно реалистичная надежда.

Мои размышления начали принимать мрачный оборот, который только усилился следующими словами Жульен.

«Я получила отчет от своих послушниц», – прервала она.

«Я послала нескольких из них на разведку утром и они только что вступили в контакт.

Бронированная колонна движется по дороге Салубрии.

Расчетное время прибытия – двадцать минут».

Я еще раз почувствовал особенное ощущение удара в живот.

«Чтож, – сказал я, обличая мысли всех в слова. – похоже что Варан решил сделать это трудным способом».

(1) Достаточно хорошо, если я правильно определила подразделение СПО из списка и последующего опроса: как всегда склонность Каина напускать туман на вопросы, которые его не касались, оказалась препятствием в этом отношении. Они похоже успешно атаковали вражеский склад и несколько раз устраивали засады на вражеские патрули, понеся не более 40 процентов потерь, перед тем как были собраны опять во взвод, когда порядок наконец-то был восстановлен.

(2) Довольно хреново, он был убит почти со всей своей командой при защите Фолендайка.

(3) Учитывая вероятный возраст парня, тут не понятно, Каин буквально или фигурально выражается.


Глава восемнадцатая. | Последнее противостояние Каина | Глава двадцатая.