home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая.

Я не могу точно сказать как там устроились кадеты, но с уверенностью скажу, что у меня отлично получилось поспать пока мы подплывали к объекту.

Когда я наконец проснулся, меня разбудил смесь ароматов танны и запаха изо рта Юргена, астероид уже показался в иллюминаторе, напоминая не больше ни меньше больной клубень, серого цвета и примерно в два раза длиннее его самой широкой части.

«Завтрак, сэр?» – поинтересовался мой помощник, предлагая еще кружку ароматного напитка, которую я взял с радостью и стандартный батончик рациона, который я тоже принял, но менее радостно.

«Простите, он немного стандартен, но у них нет камбуза, в котором я мог бы что-то приготовить».

«Сойдет», – лицемерно уверил я его, жуя мясистую массу, которая на вкус как всегда не напоминала ничего конкретно или конкретно съедобного.

По крайней мере танна как всегда взбодрила, смыв специфическое отсутствие вкуса, когда я доел батончик.

Юрген хлебал свой напиток.

«Может быть я найду кухню или что-то в этом духе, когда мы приземлимся».

«Будем надеется, что это будет нашей самой насущной проблемой», – сказал я, подразумевая причины нашей маленькой экспедиции.

В дополнение к моему сундучку с сюрпризами, никто из шахтеров так и не вышел на связь пока я спал и мои ладони начали зудеть самым нехорошим образом, что обычно предупреждало меня о грядущих проблемах.

Я развернулся к стайке кадетов, которые в большинстве своем так же легко перекусывали батончиками рациона или совершенно их проигнорировали.

Некоторых из них явно подташнивало, что было не удивительно, учитывая, что они могли встретиться с настоящим врагом в первый раз в жизни буквально в течении часа.

«Все готовы?»

«Да, сэр».

Хор согласия был отчетливо нерешительным, за исключением Нелиса, который выглядел нетерпеливо рвущимся вперед и Кайлы, которая кажется думала, что она должна что-то доказать.

Донал ничего не сказал, но кивнул, с легкой беззаботностью, которая меня ясно обеспокоила.

«Рад это слышать», – сказал я, притворяясь, что не заметил несвязность ответов.

«Потому что я в ужасе».

«Сэр?» – Нелис выглядел озадаченным, как и всегда, когда кто-то отмачивал шутку (или в данном случае притворялся), но я был удовлетворен, увидев пару бледных улыбок на лицах большинства моей команды.

«Что ж, – легко сказал я. – возможно в ужасе, я слегка преувеличил».

(Естественно не намного, как они думали).

Некоторые серьезно кивнули, как будто поняли.

«Но я должен признать, что у меня плохие предчувствия по поводу этого».

«Но вы же герой Империума», – сказала Кайла с нотками удивления в голосе.

«Вы были в бою сотни раз.

Почему этот отличается от других?».

«Кто сказал, что отличается?» – спросил я.

Я развернулся к иллюминатору позади меня.

«У меня нет догадок, что нас ждет там, на этой скале», – сказал я, указывая на астероид, который изумительно вырос за несколько минут, пока я был повернут к нему спиной.

Глубокие, затененные трещина и расщелины покрывали его, вместе с неопределенным количеством холмов и хребтов, с вкраплением случайных рукотворных строений, чьи размытые линии на ауспексе, как я знал, могли принадлежать чему угодно.

«Но я точно знаю, что как только мы приземлимся нам придется убедить солдат, в том, что мы сможем победить, что бы это ни было».

Я указал на транспортник, в тени которого висел наш шаттл, и который был похож на металлическую дрейфующую скалу.

«И чтоб это сделать, вы должны позволить себе немного почувствовать тоже самое, что и они».

Девушка кивнула, вместе с Доналом и парой других.

Только Нелис похоже не понял.

«Вы только что сказали, – медленно произнес он. – чтоб руководить трусами, мы должны вести себя как трусы?».

«Естественно нет», – сказал я, стараясь скрыть свое раздражение от его тупости.

Судя по выражениям лиц Кайлы и Донала, я подозреваю, что мне это совершенно не удалось.

«Но осторожность и трусость не совсем одно и тоже».

Этот страх ваш друг. Он обостряет ваши реакции и позволяет вам выжить.

Без него вы пойдете на ненужный риск, подвергая опасности ваши жизни и жизни солдат, с которыми служите.

Потери неизбежны на поле боя, но мы даем Императору лучшее, убедившись, что большинство потерь вражеские, а не наши.

Каждый солдат Империума, убитый под вашим глупым руководством или руководством их командиров, это удар по нашей армии, и по самому Золотому Трону».

На секунду воцарилась благоговейная тишина, и я подумал, что возможно я переусердствовал.

Но Нелис медленно кивнул.

«В этом есть смысл», – сказал он.

«Я рад, что ты согласен», – сказал я, чувствуя, что необходимо разрядить обстановку.

Я улыбнулся кадетам.

«Я боюсь наша работа не легка.

Это гораздо больше чем кушак или причудливая фуражка.

Но вы здесь, потому что вы лучшие и умнейшие из тех, кто есть в Империуме.

Если ответственность тяжела время от времени, то это так и должно быть.

Но я надеюсь, что эту ношу вы будете с гордостью нести на плечах, когда придет время».

И на этом я поймал их.

Когда почти век несешь воодушевляющие банальности во всех передрягах, ты сможешь сделать это даже во сне.

Стараясь не думать о том, сколько из них вернется на шаттл когда мы закончим здесь, я отвернулся от дюжины напряженных лиц передо мной, чтоб еще раз взглянуть в иллюминатор.

В это время мы уже мягко двигались к открытым железным воротам на скальной поверхности астероида, через которые лился свет, отражаясь искрами от края портала и той части фюзеляжа Аквиллы, которую я видел.

Через секунду вид через бронестекло внезапно изменился с холодных, тяжелых звезд открытого космоса и очертаний громады приданного нам грузового транспортника на грубо обработанные стены пещеры размером с поле для скрамболла.

Люминаторы свисали с потолка, примерно в двадцати метрах над уровнем пола, который, как и стены, выглядел так, как будто он был очень быстро выдолблен в скале горным инструментом.

Пара сервисных шаттлов, из которых торчали различные инструменты, установленные на гибких металлических трубах, напоминающих механодендриты техножрецов, были припаркованы на стартовых площадках в одном углу. Несомненно они должны были обслуживать наружные строения, которые я увидел по пути, хотя судя по количеству проводов и молитвенных свитков, торчащих из открытых люков обслуживания, они были не в состоянии покинуть ангар.

Наш пилот осторожно посадил нас напротив них, и дверь позади нас начала закрываться, а я пялился на маленький космический корабль рядом с нашим, с нехорошим предчувствием. Я не помнил, чтоб шестеренки (1) оставляли работу наполовину выполненной, по крайней мере добровольно, и если ритуалы обслуживания, которые проводились здесь, были прерваны, то это не несло ничего хорошего.

Ладони начали серьезно зудеть.

«Мы приземлились, сэр», – излишне отчитался Юрген, когда вой двигаталей смолк и узкая дверь кабины пилота открылась, чуть не задев мои колени.

Рыжий юнец в униформе флотского кадета вывалился оттуда так же внезапно, как и одна из фигур на нелепом декоративном постаменте на Площади Освобождения (2), и отдал честь куда-то в мою сторону.

На его левой стороне груди летного костюма было написано имя «Спайр», видимо для того, чтоб он не забыл кто он такой. Эмблема подразделения на его плече, переплетенный гребень флота сектора и схолы прогениум видимо напоминала ему о том, где он живет, и то, чем он должен заниматься.

«Будут еще инструкции, сэр?» – спросил он.

«Да».

Я быстро размышлял.

«Взлетай, как только мы уберемся и слоняйся снаружи главного воздушного шлюза».

«Понятно».

Он опять отсалютовал и ввалился обратно в узкую полетную палубу, позволив мне увидеть кучку кадетов за другими кафедрами и инструктора, наблюдавшего за этой сворой.

Я провел достаточно времени с Хубертом Виситером, коммодором с серыми волосами во главе флотских кадетов, и я был бы удивлен, если бы увидел не его, а любого другого коллегу с факультета.

«Ожидаются проблемы, Каин?» – спросил он без преамбулы, подергивая аккуратно ниспадающими усами.

«Всегда», – ответил я достаточно правдиво.

«И если будет слишком жарко, я бы хотел знать, что вы рядом, чтоб забрать нас».

Ну, меня в любом случае, а Юргена если получится.

Что касается остальных, то о неудачниках пусть позаботится Хорус.

«Понадобится примерно три минуты, чтоб наполнить пещеру воздухом, когда мы вернемся», – самостоятельно высказался Спайр, заработав при этом кивок одобрения от инструктора.

«Это слишком долго, если вам нужно будет быстро убираться».

После этого замечания, мои чувства потеплели к этому парню. По моему опыту это хороший знак, когда пилот думает о быстрейшем способе вытащить вас, если все полетит в задницу.

«Хорошее замечание», – согласился Виситер.

«Вы уверены, что сможете продержаться так долго за дверь шлюза, если придется?»

«Не придется», – возразил я.

«Если нам придется бежать, когда все пойдет плохо, то мы рванем прямо к транспортнику.

Вы сможете подобрать нас в одном из шлюзов для персонала, если потребуется».

«Это может сработать», – признал Виситер.

Переоборудованный транспортник был слишком большим что приземлиться внутри, и судя по вокс передачам из моей комм-бусины, которые я слышал в пол уха, согласно давней привычки, он только что произвел жесткую стыковку с одним из грузовых шлюзов на другом уровне.

«Тогда увидимся, когда поедем домой», – завершил я.

Что-то звякнуло внурти кабины и руна на одной из кафедр засветилась зеленым.

«Пещера герметизирована», – женщина-кадет проинформировала нас.

«Тогда пойдем», – сказал я, поворачиваясь к цветастой толпе будущих комиссаров.

Они определенно выглядели как настоящие, и хотя, естественно (3), еще не получили свои кушаки, но с другой стороны, после внутреннего спора, я решил поголовно выдать им ручное оружие и цепные мечи.

Если мы действительно начинали охоту на тиранидов в лабиринте узких коридоров, отправить их безоружными было все равно что подписать им смертный приговор.

Большинство из них хотя бы достаточно знакомы с оружием, чтоб не выстрелить себе в ногу или оттяпать собственную голову (за исключением юного Стеббинса, который стрелял из лазпистолета хуже всех, кого я встречал, включая гретчинов и культистов Хаоса, которые все эти годы не прицельно палили в меня, а это действительно о чем-то говорит).

«Да, сэр», – в этот раз хор согласия звучал более дружно, так что я достал свой лазпистолет и ослабил мой надежный цепной меч в ножнах (я всегда думал что такой драматический жест подходит в такое время), и повел вперед к выходу рампы.

«Хотя бы гравитация до сих пор включена», – заметил Юрген, когда мы выгрузились, подозрительно оглядываясь по сторонам, мельта, которую он всегда настойчиво брать всюду, где ожидались серьезные неприятности, убаюкивающе покоилась на его руках.

«Это что-то», – согласился я, оценивая наше окружение.

Несмотря на удушающее чувство постоянной опасности, было в этом что-то уютное, и на секунду я задумался почему, потом понял что вереница туннелей не слишком-то отличалась от подульев (4).

Мои подошвы захрустели по песку, когда я покинул посадочную рампу, резкий аромат минеральной пыли защекотал ноздри, но через секунду был изгнан неизменным букетом Юргена.

«Делать это в невесомости было бы совсем не весело».

«Вряд ли это будет просто прогулкой по саду», – добавил Донал, проверяя энергетическую ячейку своего лазпистолета до того как вернуть его в кобуру.

Более или менее уверенный в том, что на нас не выпрыгнет толпа слюнявых хормагаунтов из-за распотрошенных шаттлов, я последовал его примеру.

Нет смысла размахивать оружием в сторону пехотинцев СПО, по крайней мере до тех пор, пока мне не придется.

«Да, не будет», – спокойно согласился я.

«Я уже дрался с тиранидами и лучший совет, что я могу вам дать – никогда не стоит их недооценивать.

Они могут показаться бездумными животными, и хотя персонально это так и есть, но разум, управляющий ими, обманчив».

«Я запомню это», – ответил Донал, слишком самоуверенно на мой взгляд.

Не было смысла раздражаться по этому поводу, так что я пошел вперед к толстой герметичной двери в стене пещеры в паре метров от нас.

Нелис открыл её с визгом шарниров, и исчез внутри. Судя по тому, что за этим не последовало криков и его голова не прикатилась обратно к нам, я решил что там было безопасно.

Камера за ней была примерно такой, как я и ожидал, и как только Стеббинс и Фристер, замыкающие кадеты закрыли дверь, чтоб шаттл мог вылететь, я на секунду остановился, чтоб взглянуть на схему станции на экране своего инфо-планшета.

Внутреннее расположение было беспорядочным, как я и запомнил с прошлого взгляда, путаница проходов блуждала в скале почти случайно, их направления были продиктованы скорее возможностью добычи ископаемых, чем каким-либо планом.

Кое-где большие полости были обозначены как содержащие значительные запасы чего-то, другие как уже опустошенные, несколько из них были превращены в техническую зону того или иного рода, а остальные были просто заброшены или были не больше чем узлом, от которого расходились пробуренные поисковые коридоры.

Эта, судя по быстрому визуальному осмотру, была одной из последних.

Мы стояли в широкой каменной камере, ее грубые стены были изрыты входами в шахты и на ее обнаженном полу валялось какое-то горное оборудование, которое я не узнал.

Переносной люминатор был установлен близко к двери, через которую мы вошли, и еще одна похожая дверь была на дальней стене, кабели проходящие через двери исчезали в одном из туннелей между ними, но кроме этого больше не было никаких намеков куда идти.

Через секунду размышлений, я засунул планшет обратно в карман шинели, которой я был благодарен за толстую изоляцию от влажной прохлады воздуха, уверенный в том, что мое врожденное чувство такого окружения поможет мне и если нужно будет, я найду путь обратно.

«Куда, сэр?» – робко спросил Стеббинс, несомненно уверенный, что я собираюсь поставить его вперед, хотя его стрельба была настолько плоха, что в перестрелке быть сзади него было не безопасней, чем перед ним.

(Не то, чтоб тираниды стреляли из огнестрельного оружия, но дистанционное оружие в их распоряжении было не менее летальным, не говоря уже о том, что оно вызывало значительное отвращение).

«Хороший вопрос», – сказал я, чувствуя, что знакомая рутина указаний позволит мне ослабить их нервозность хотя бы на некоторое время.

«Кто ответит?»

«Сюда», – сказал Нелис, указывая на дверь в соседней стене.

«Куда еще?».

«Мы можем пойти за кабелями», – предложила Кайла.

«Они должны вести к обитаемой зоне».

Донал пожал плечами.

«По крайней мере этот путь освещен», – указал он.

Это было верно.

Большинство других туннелей было темными и непривлекательными, и я старался не пытаться услышать тихую поступь ликтора в каждом странном звуке отраженным в камере.

Если тут действительно были тираниды, ставлю кредит против морковки, они бы шастали в темных проходах, и я бы не рискнул сунуться в них без отделения или двух СПО передо мной, которые могли бы первыми обнаружить неприятный сюрприз.

«Молодец Донал», – сказал я.

«Ты тоже Кайла.

Этот служебный проход соединен с внешним шлюзовым портом, где выгружаются подконтрольные нам солдаты».

Скорее всего соединен, если доверять карте в моем инфо-планшете, хотя в ней не было уверенности, эти шахтерские поселения имеют печальную тенденцию менять внутреннее расположение быстрее, чем меняется гардероб аристократа.

К счастью, в данном случае это оказалось верным, как уверял меня мой внутренний компас, и через несколько минут мы поднимались вверх по постепенному подъему к безошибочным звукам множества людей, набитых в ограниченном пространстве и не совсем довольных этим.

«Сюда», – решительно сказал Донал, ведя вниз к пересечению коридора, к которому мы взбирались минуту или две, и я решил, что сложно с этим не согласиться.

Там было еще больше кабелей и электросветильников прикрепленных на стены через равный промежуток, не говоря уже о большем количестве металлических дверей в скале, это явно указывало что мы вошли в одну из наиболее часто используемых технических зон.

Точнее она была часть используемой тремя сотнями или около того шахтеров, поэтому мы пришли узнать что случилось с их обычными делами, и внезапное напоминание об их отсутствии опять заставило мои ладони зудеть.

Как только я осознал это, мои руки легли на оружие на моем ремне.

Пещера в которую мы вошли, была еще больше первоначальной, что было уместным, так как СПО сделали все, чтоб мы гордились ими, они обещали нам полный взвод, и мы его получили, пять полных отделений и командование, усиленное толпой пехотинцев с тяжелым вооружением, видимо добавленные командным уровнем.

К нашему приходу они достаточно эффективно расположились, и я быстро добавил себе мысленную заметку о том, какая из этих вездесущих металлических дверей ведет в док, и к грузовой барже. Об этом было легко догадаться, так как портал оставался открытым и темные металлические стены грузового воздушного шлюза были отлично видны с другой стороны, их угловатый металл явно и безошибочно контрастировал с необработанной скалой вокруг нас.

«Комиссар».

Молодой офицер, командующий этим сбродом, рысью несся ко мне, за ним быстро маршировали вокс-оператор и троица суровых солдат с лазганами наготове.

Естественно, я бы был гораздо счастливее иметь дело с Гвардией, но я должен признать, что Перлианские СПО были не плохи для местного ополчения, они выучили жестокий урок вторжения орков меньше чем век назад и были полны решимости не дать зеленокожим второго шанса, если они когда-либо решат сунуться.

(Естественно, случайные баивые банды, время от времени налетали на миры, которые они уже запятнали своим присутствием, несмотря на то, что компания их уничтожению успешно была завершена (5).

Как результат, они были одни из самых подготовленных к битве СПО во всем секторе, хотя последние несколько лет большинство из них сожалело об этом факте, так как они полностью выплачивали десятину Гвардии, чтоб восстановить потери от первого нападения тиранидов.

«Лейтенант Ворленс, командующий офицер».

«Лейтенант».

Я ответил на приветствие, пытаясь разобраться в нем.

Он был молод, как и большинство солдат вокруг нас, но он очевидно был достаточно умен и решителен, несмотря на отсутствие опыта.

Он хотя бы не таращился на меня, как большинство Перлианцев, когда первый раз видели меня, так что было похоже что он был способен концентрироваться на работе, что было хорошим знаком.

Если сливки СПО были отосланы сражаться с флотом улья (или, что скорее всего, заканчивали едой для них), Ворленс был кажется лучшим из оставшихся.

Что, учитывая данные обстоятельства, видимо было лучшим, на что я мог надеяться.

«У вас есть план сражения?»

«Никакого», – признал он, что как ни парадоксально, несколько воодушевило меня, потому что самонадеянность убила больше солдат чем лазболты.

«Любой сложный план в любом случае развалится в таком месте».

«Насчет этого вы правы», – согласился я, молодой офицер проявил удивление и облегчение.

«Я уже был на зачистках до этого, и могу сказать что любое крупномасштабное развертывание будет бесполезным».

«Это как раз то, о чем я думаю», – сказал Ворленс.

Он достал собственный инфо-планшет и вывел копию карты, на которую я смотрел пару минут назад.

«Так что я разделю взвод по отделениям и назначу каждому сектор, и мы веером разойдемся отсюда до главного туннеля».

Несколько главных коридоров загорелись синим, показывая главное направление планируемого наступления.

«Когда они достигнут боковых проходов, они смогут отправить огневую группу на разведку, пока остальная половина отделения останется в соединении прикрывать их спины (6)».

Он искоса взглянул на меня, явно готовый к моему неодобрению, и надеясь, что я не отвергну не типичную тактику.

«Как раз то, что я бы сделал сам», – уверил я его.

Я развернулся к кадетом за спиной.

«Вы будете назначены, как мы обсуждали в шаттле.

Один на каждую огневую группу».

Я отметил подергивание рук, но импульс поднять их был подавлен.

Отлично.

Они может быть и не полностью оперившиеся комиссары, но акцентировать на этом внимание вряд-ли полезно для морали солдат.

«Кайла, у тебя есть вопросы?»

«Да, комиссар».

Ворленс моргнул, очевидно только что заметив ее пол.

«По двое из нас на отделение оставляет свободными еще двоих.

Чем они будут заниматься?»

«Чтож, кому-то нужно будет приглядывать за командой с тяжелым оружием», – ответил я.

Я взглянул на Ворленса.

«Я полагаю у вас есть идеи где расположить их?».

Пока мы разговаривали два расчета автопушек установили крепления , прикрывая дверь, ведущую к воздушному шлюзу грузовой баржи и молодой лейтенант кивнул.

«Прямо здесь», – ответил он.

«Они не протащат оборудование в главный туннельный комплекс не перекрыв остальным дорогу».

Представив неуклюжее тяжелое вооружение в таком тесном месте, я естественно не мог возражать.

«Да и эта ржавая корзина наш единственный путь со скалы.

Если тут действительно бегают тираниды, я хотел бы защитить это место».

«Я тоже», – согласился я.

Случайным образом я выбрал кадета.

«Гарви, вот твое назначение».

«Да, сэр»,– ответил он, выглядя одновременно серьезным и покорным и я наградил его улыбкой.

«Не думай, что ты упустишь все веселье», – уверил я его.

«Если тираниды поймут, насколько важна эта комната, ты будешь по уши в битве».

Гарви опять кивнул, его лицо успокоилось и она понесся к стрелкам, охраняющим воздушный шлюз.

«Вы думаете, они тут есть?» – спросил Ворленс.

«Я готов поставить деньги на это», – сказал я.

«Три сотни шахтеров не могли просто испариться».

На секунду леденящий кусочек воспоминаний пробежал по нервам, и я задрожал от воспоминаний похоже беседы состоявшейся около семидесяти лет назад.

Тогда, на Симии Орихалке, я отправился искать нескольких пропавших шахтеров а нашел гробницу некронов, выжив только благодаря маленькой случайности и огромной удаче.

С усилием вернув себя в настоящее, я отчитал себя за такие мысли.

По сравнению с некронами, даже перспектива встретить выводок генокрадов была намного приятнее.

«Тогда где они все?» – спросил Донал, театрально оглядываясь по сторонам.

«Ты скоро их увидишь», – уверил я его,( на проверку я оказался куда прозорливее, чем думал в тот момент), и вернулся к Ворленсу.

«Они таятся.

Прячутся в тенях и атакуют на виду.

Твои люди должны держать фонари включенными все время и проверять каждый укромный уголок и трещину мимо которых идут.

Даже такие, в которые кажутся слишком маленькими, чтоб спрятаться, они могут просочиться куда угодно».

«Спасибо за совет», – сказал молодой лейтенант.

«Мы должны знать что-то еще?»

«Да».

Я кивнул.

«С потолка тоже не спускайте глаз.

Некоторые из них могут взобраться туда и упасть на вас, когда вы будете проходить».

Я взглянул на Нелиса, который всем видом выражал скептическое недоверие и почувствовал приступ раздражения.

«Я видел как они таким способом уничтожили целое отделение космодесанта».

Не говоря уже о том, что несчастные десантники были одеты в Терминаторскую броню, тем не менее генокрады порвали их на кусочки, пехотинцы, окружившие нас уже были достаточно настропалены, не хватало чтоб я еще напугал их до полусмерти, даже не начав.

«Ваша лучшая тактика будет держать четкую линию огня, на такой дистанции, насколько возможно между вами и возможным укрытием.

Они собьются в крупные группы в этих узких коридорах и нападают обычно всем роем, так что лучше уложить большинство из них до того как они приблизятся настолько, чтоб нанести вред».

Естественно если предположить, что они не столкнуться с дистанционным оружием и с учетом того, что организмы ближнего боя были чертовски быстры и проворны, но было бы не тактичным упоминать это, так что я и не упомянул.

Солдаты вокруг нас, которые старались сделать вид, как будто им совершенно была не интересна наша беседа, по крайней мере начнут хоть как-то воспринимать мои тщательно подобранные уверенные фразы, так что выходило, сейчас мы были готовы как никогда.

«Тогда мы пожалуй начнем», – сказал Ворленс жестикулируя вокс-оператору.

«Выдвигайтесь, следуйте установленным маршрутам».

Он взглянул в мою сторону.

«Естественно, как только вы развернете своих людей».

«Естественно», – сказал я, с удовольствием отметив, что он точно угадал идеальные отношения между солдатом и комиссаром. Он был готов слушать советы, которые я предлагал и использовать те, которые считал ценными, но не позволял моим присутствием подорвать свой авторитет среди солдат под его командованием.

Верная оценка, мы были нужны, чтоб поднять моральный дух, а не раздавать приказы (7).

Я только надеялся что Нелис поймет это, и встанет на правильную сторону.

Что ж, хотя бы в этом я могу хоть что-то сделать.

Я подозвал его.

«Нелис, – сказал я. – ты возьмешь первый взвод.

Скооперируйся с сержантом».

Я не сомневался, что большинство младших дисциплинарных офицеров более чем способны удержать его в узде, если он зарвется, по моему опыту они не ставили на эту должность дурачков.

И в случае, если этого будет не достаточно…

«Кайла, иди с ним».

У нее хватит разумности на двоих, я надеюсь.

«Комиссар».

Она одарила меня взглядом «премного благодарствую» когда отдавала честь, несомненно предугадав зачем я поставил их в пару, что к счастью упустил Нелис, слишком занятый подготовкой к назначению, в котором, он не сомневался, ему была отведена ведущая роль.

Они отошли, чтоб присоединиться к отделению, которое сразу же покинуло пещеру, их шаги отдавали эхом от стен туннеля, который они обыскивали.

Я радостно отметил, что солдаты сразу же перестроились чтоб прикрывать друг друга даже на этом этапе, не пуская ничего на самотек, и почувствовал облегчение от своего назначения.

Мальчики Ворлена может быть и были туги на ухо, но они явно уделяли внимание базовым тренировкам.

«Стеббинс, Фристер, ваше второе отделение», – сказал я.

Они были друзьями и хорошо сработались вместе.

«Маклин и Даллрой, вы берете третье.

Хескин и Кларч, четвертое.

Тилар и Бриель, пятое».

Один за одним оставшиеся отделения уходили, усиленные парой комиссарских кадетов, пока не остались только я, Юрген и командная группа.

Ну и Донал, естественно.

Я повернулся к нему.

«Ты с лейтенантом», – сказал я без особой необходимости.

«Я польщен вашим внимание ко мне», – ответил он, что было не комфортно близко к тем ответам, которые давал я в его возрасте, и лишний раз подтверждало правильность моего решения не упускать его из вида.

Он обернулся к Ворленсу.

«Вы собираетесь наблюдать за операцией отсюда?»

«Нет».

К моему хорошо спрятанному ужасу, молодой лейтенант покачал головой.

До сего момент я принимал как должное, что оставаться на месте и координировать зачистку в двух шагах от безопасности шлюзового отсека было частью его плана, как было принято в любых Гвардейских полках, с которыми я служил.

Естественно, чтоб это сделать у нас не было хорошей, удобной, командной Химеры, полной вокс аппаратуры и ауспексов, а просто инфо-планшет и его вокс-оператор.

Фактически я был на верхушке, благодаря сети комм-бусин, связывающих меня с Юргеном и кадетами.

«Мы выдвигаемся в главную жилую зону.

Если есть выжившие, мы скорее всего найдем их там».

«Хорошо звучит», – сказал Донал, доставая лазпистолет и смотря в моем направлении.

«Вы составите нам компанию, комиссар?»

«Естественно», – ответил я, доставая свой.

Как всегда, моя незаслуженная репутация непомерного героизма подвела меня к смертельной опасности, и не было за что зацепиться, чтоб отступить, фатально не растеряв свою власть над кадетами.

«Тогда, если вы готовы, – сказал Ворленс. – пойдем поохотимся на нидов».

(1) Слегка пренебрежительное прозвище техножрецов, распространенное среди Имперской Гвардии, вероятно ссылавшееся на шестеренку, символ их Ордена.

(2) Действительно, ужасные часы, которые должны были символизировать победу Каина над зеленокожими захватчиками пару поколений назад. Каждый час, механический комиссар обезглавливал столько механических орков сколько наступало часов и их падающие головы отбивали время, с таким звуком, как будто падали в металлическое ведро. Не удивительно, что Каин ненавидел их.

(3) Алый кушак Комиссариата, знак их полномочий, официально выдавался им на церемонии выпуска.

(4) Хотя происхождение Каина осталось загадкой, он часто ссылается в своих мемуарах, что он был жителем мира улья. Однако какого, он никогда не уточнял, возможно потому что и сам не знал.

(5) Феномен, который возможно связан с их особенной биологией, для краткого и относительно доступного объяснения текущей теории распространения спор смотрите «Грибковая угроза: Физиология Орков и Ее Значение» за авторством Миго Юггота.

(6) Разделять стандартные отделения по десять человек на две огневые группы по пять человек общая практика полков Имперской Гвардии для уличных боев и против повстанцев, но слишком редка для Сил Планетарной Обороны.

(7) Хотя их власть и ответственность на поле боя была высока, члены Комиссариата были вне командной цепочки. Иначе в них не было бы никакого смысла.


Глава первая. | Последнее противостояние Каина | Глава третья.