home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцатая.

Ничего внести более конструктивного, чем просто стоять и наблюдать за иконками контакта шаттла и приближающегося врага к нашим позициям, и раздумывая о том, кто из них будет первым, я вышел наружу проверить боеготовностью отразить атаку.

По крайней мере гражданские ушли, что делало вещи проще, теперь мы могли свободно столкнуться с врагом, не особо беспокоясь о сопутствующем ущербе.

Возможно в схоле будут дырки, но это можно отремонтировать когда пыль уляжется, и все оставшиеся были достаточно взрослыми и достаточно разумными, чтоб не подставлять голову, на это я надеялся.

«Мы будем готовы, комиссар», – пообещал Маклин, стоя у главных ворот с Фристером и Даллори, всматриваясь вдаль через ампливизор.

Стеббинс был в нескольких метрах, за защитными мешками с песком автопушки, проверяя ленту патронов от возможных петель, и я ободряюще помахал, когда он поднял взгляд и увидел меня, смотрящего в его сторону.

«Определенно будем», – согласился он, его голос спокойно проговорил в комм-бусине.

«Есть признаки движения?» – спросил я и Даллори указал вперед, в узкий дорожный проход, вьющийся вниз по горному склону до главного шоссе Салубрии.

«Еще нет», – сказал он.

«Но мы слышим их».

Он был прав, рычание двигателей и визг траков эхом разносился по долине.

Кем бы не был враг, у них были броневики, Химеры, судя по звуку.

Это не предвещало ничего хорошего.

Перлианские СПО модели были с мульти-лазерами как основное вооружение, и нескольких из них могли бы быстро справиться с нашими фортификациями.

«Может быть тогда мы закроем ворота», – предложил я, стараясь не выдавать нетерпения.

«За этим мы здесь, сэр», – уверил меня Фристер.

«Сразу, как только вернутся разведчики».

«Естественно.

Вряд ли мы оставим послушниц Сороритас Жульен за стенами.

Я просто надеюсь, что они уже идут».

«Теперь я их вижу», – сказал Маклин, внезапная вспышка энтузиазма в его голосе подсказала мне, кто мог быть их лидером еще до того, как появились первые силуэты, направляющиеся к нам через поднятую пыль.

На секунду моя кровь застыла, безошибочная громада наступающей силовой брони заставила меня задуматься, не возглавляли ли острие штурма на схолу Десантники Предатели, вспоминая Хавендаун, тогда это подтвердилось.

Это должно быть послушницы Жульен, выжимающие всю скорость и ловкость из их силовых доспехов, дарованных для облегчения их разведэкспедиции (1).

Через секунду я увидел, что был прав, и немного расслабился, едва сознавая тот факт, что моя рука снова упала на рукоять моего лазпистолета.

«Комиссар».

Как я и предполагал, Моника возглавляла группу, что учитывало интерес Маклина, он топтался поблизости, стараясь выглядеть одновременно неприметно и потенциально полезным, пока Даллори и Фристер закрывали тяжелые ворота, которые тяжело грохнулись на место с успокоительно солидным звуком.

Я был слишком во многих осадах, чтоб слишком доверять им, я с жадностью слушал отчет Моники.

«Там шесть Химер во главе, и еще четыре грузовика за ними.

Тяжелого оружия не был видо, за исключением того, что на броневиках».

«Спасибо, Моника», – сказал я, отмечая ее приятное удивление от того, что я запомнил ее имя.

«Возможно тебе лучше доложиться детально Сестре Жульен.

Я думаю она ждет тебя в командном центре».

«Хорошо».

Вспышка разочарования похоже на секунду отразилась на ее лице.

«Обещаете, что сохраните несколько еретиков для нас?»

«Их тут более чем достаточно», – уверил я ее, разглядывая темно синие небеса, на которых первые несколько звезд и маленькая группа обломков стали видны.

Одна из точек света кажется двигалась, и я разрешил себе на краткий миг расслабиться.

Шаттл наконец-то приближался и каким-нибудь образом, когда он будет взлетать, я собирался оказаться на борту.

У меня не было идей, как я собирался это сделать, без компрометации моей тяжело нажитой репутации или как я наберу достаточно людей с собой для защиты «потаенного света», но я сделаю все, что от меня зависит, как и всегда делал.

Когда я оглянулся, послушница и ее отделение товарищей уже ушли, Маклин пристально смотрел им в след, несколько рассеянный.

«Иди помоги Стеббинсу», – сказал я ему, немного повысив голос над приближающимся визгом двигателей шаттла.

Их тон был ниже, чем я ожидал и я опять посмотрел вверх, вместе с этим почувствовав внезапный прилив надежды.

Вместо ожидаемой мной Аквилы, огромная глыба тяжелого грузовоза, как один из тех, который я видел в ангаре Орелиуса, медленно опускался к посадочной площадке схолы.

Он был огромен, сравнимый по размеру с ротным кораблем, на котором я часто катался во время службы в Имперской Гвардии, и я начал дышать чуть легче.

Мы сможем погрузить всех наших людей на борт, хотя это вряд ли будет комфортабельная поездка.

«Я вытягиваю всех с внутреннего периметра», – через секунду воксом обратился Роркинс.

«Чем раньше мы начнем погрузку, тем лучше».

Я не мог найти в этом логического изъяна, хотя, кажется по умолчанию, я оставался сдерживать натиск с Юргеном и горсткой кадетов.

Если количество врагов по оценке Моники было достаточно точным, это означала, что мы столкнемся с сотней солдат, может быть двумя полными взводами, хотя не было никакой гарантии, что они сохранят хоть какое-то подобие формирования.

Не говоря уже о броневиках, которые будут настоящей проблемой…

«Я подумал, что вы захотите еще танна, сэр», – сказал Юрген, возникнув за спиной как маленький, пахучий демон в деревенской мистической пьесе.

«Ты верно подумал», – уверил я его, сердечно радуясь его присутствию как всегда.

«Становится немного прохладно снаружи».

«Не могу сказать, что заметил это, сэр», – сказал Юрген, доставая флягу с ароматным напитком, хотя он был уроженцем ледяного мира, так что это вряд ли бы удивило.

По Валхалльским меркам было душно, когда появлялась изморозь на окнах.

Он протянул мне чашку напитка, пряча флягу где-то в глубинах его мешочков и сдернул мелту.

«Чтож, здесь будет жарко буквально через минуту», – сказал я, когда звук разламывающих траков повысился из-за стен, слышимый даже за визгом двигателей шаттла, и мы заняли укрытие за ближайшими мешками с песком.

Юрген пожал плечами.

«Как пожелает Император», – флегматично как всегда добавил он.

«Они разворачиваются», – сказал Фристер, его голос звучал немного тускло в наушника, как будто он старался подавить волну адреналина, несомненно ударившею его.

Он был на стене с Даллори, рассматривая через ампливизор в относительной безопасности огневой точки чуть ниже гребня, и я с удовольствием отметил, что они оба не высовываются.

Не было смысла соблазнять бдительного врага выстрелить.

«Вываливаются из машин.

Похоже, что они планируют продвижение на ногах, под защитой брони».

«Спасибо, Фристер», – сказал я, стараясь замаскировать свое собственное предчувствие.

Я повернулся к Юргену.

«Нам нужно заблокировать ворота, как только они сломают их».

«Я сделаю все, что от меня зависит», – сказал он, почти небрежно, и я кивнул, открывая канал с командным центром.

«Как идет посадка?» – спросил я.

«Почти так хорошо, как ты ожидал», – коротко ответил Роркинс.

Предугадывая его с полуслова, я переключил частоту.

«Кайла, Нелис, идите к площадке и поддержите порядок», – сказал я.

«Люди и оружие приоритетнее, остальное может подождать.

Тилар, Гейм, командный пост.

Помогите командиру забрать или стереть любую ценную информацию».

Я подождал пока хор подтверждений утихнет и спросил: «Это поможет?»

«Сильно», – сказал Роркинс, со слабым облегчением в голосе.

«Мы можем еще что-то для тебя сделать?»

«Пришли еще кого-нибудь сюда», – сказал я.

«У нас двадцать к одному, не считая тяжелого оружия».

Это было странным, мне вообще не нравилось все это, и я переключился на вокс с квартетом кадетов по защищенной сети.

«Наша работа здесь просто задержать врага», – я предостерег их.

«Когда я скомандую отступление, я ожидаю, что вы все рванете, как будто у вас за спиной лично Хорус, не страдайте херней, играя в героев, и не старайтесь подстрелить еще одного еретика перед уходом.

Шаттл не будет ждать и я тоже.

Доступно?».

«Кристально, комиссар», – уверил меня Стеббинс и другие пробормотали свое согласие.

«Хорошо», – сказал я, доставая свое оружие, чувствуя напряжение в животе.

У нас не было времени на переговоры, это было очевидным.

Через секунду твердый керамит ворот начал дрожать, когда мульти-лазеры вражеских Химер открыли огонь и повторяющейся треск молний их разрядов эхом разнесся по закрытой площади.

Резкий, сильный запах озона тяжело повис в воздухе, ионизированным повторяющимися вспышками и бронированный вход начал оседать на своих петлях.

«У них три Химера, расположенный так, чтоб достать ворота», – рапортовал Даллори, его голос в моей комм-бсуине затуманивался статикой обожженного воздуха.

«Стреляют в петли».

Это было плохо.

Ворота были крепки, как и стены, окружающие их, как раз на этот случай, но они никогда не предназначались выстоять против такого огня.

Я повернулся к Юргену.

«В любой момент», – сказал я, и мой помощник кивнул, нацеливая свою мелту на рушащиеся ворота.

В этот момент они уже светились сильным красным, алмазно твердый композит размяк как карамель, и их кончина явно скоро наступит.

«Первый поехал!» – передал по воксу Фристер, за мгновение до того как ослабленные ворота повисли на петлях, протараненные с другой стороны.

Они до сих пор держались, и двигатель взревел отъезжая назад, затем снова последовал удар и ворота задрожали.

Возникли трещины на толстых каменных столбах и блоки каменной кладки посыпались со сводчатого прохода, смещенные ударом.

«Берегись!» – крикнул я, но Фристер и Даллори уже двигались, отступая дальше по стене к безопасной позиции.

Третий раз был магическим: оскверненные ворота вырвало из петель, и они упали на булыжник мостовой внутреннего двора, показался нос первой Химеры в проеме, ломая их с каждым шагом, ее башенки мульти-лазера вертелись в поисках цели.

Ее смонтированное спереди второстепенное орудие тоже вращалось, тупой нос автопушки на секунду, заставляющую замереть сердец, кажется смотрел прямо на меня.

«Этого достаточно», – сказал Юрген и нажал курок своей мелты.

Зная, что ожидать, я критически мгновенно закрыл глаза, увидев яркую вспышку за веками и поморгал ими, слабое остаточное изображение до сих пор плясало по сетчатке.

«Хороший выстрел», – сказал я.

Он начисто оторвал ближайший трак и Химера развернулась, когда он порвался, недвижимо зажимая себя в проходе.

Остался только узких проход, едва ли достаточный для прохода одного двух людей в одно время, и я начал надеяться, что мы сдержим их, но тяжелые орудия Химеры все еще были в игре.

Автопушка в чехле похоже уже не выстрелит, хвала Императору, но башенки все еще вертелись и и похоже намеревались отплатить нам за причиненный ущерб.

«Бежим!» – сказал я Юргену, и мы побежали к новой линии мешков с песком, за мгновение до того как наше местоположение, в котором мы укрывались взорвалось дымом и паром.

Некогда было делать паузу, пока Юрген сделает еще один выстрел, они точно сделают из нас тосты до того как он успеет покрошить башню, и мы оба нырнули за край рукотворной фортификации, за мгновение до того, как еще один разряд концентрированного света прошелся косой над головами, достаточно близко, чтоб обжечь мешковину.

Резкий запах тлеющей ткани щекотал мои ноздри когда я окопался, в ожидании следующего.

«Мы на месте», – сказал Фристер и я рискнул быстро взглянуть вверх.

Он и Даллори бежали по верху стены, их шинели вздымались как грозовые облака, на фоне темноты ночных облаков, возможно это спасло их жизни, так как еретики снаружи не смогли прицелится, хотя наиболее бдительные послали поток лаз-разрядов, вспыхивающих вокруг них.

Секундой позже они прыгнули, приземлившись на верху застрявшей Химеры со слышимым лязгом подошв по металлу, и командир еретической машины сделал классическую ошибку, высунувшись из люка посмотреть, что творится.

Даллори выстрелил в него из своего лазпистолета, как только он появился, отправляя его падать внутрь и пол секундой позже Фристер кинул гранату в открытый люк.

«Граната, ложись!» – заорал он и оба кадета прыгнули, падая на землю почти в тоже мгновение, когда сработал фраг-заряд.

Башенки Химеры перестали двигаться, и они рванули к нам с Юргеном, усмехаясь как новобранцы во время первого отпуска, которые только что выяснили для чего нужны девочки.

«Это было отчаянно, безответственно и отлично сделано», – сказал я им, когда они перепрыгнули мешки с песком и с надеждой посмотрели на ворота, несомненно жаждущие уложить еще еретиков в мешки для трупов.

«Но вам повезло».

И что бы вы делали, если бы этот идиот не открыл люк для вас?»

«Использовали бы это», – сказал Фристер, доставая пару крак-гранат из кармана.

«Забили бы их в дуло и сбежали».

«Вы всегда говорили нам иметь запасной план», – добавил Даллори.

Это было правдой, и я не мог в действительности заставить себя упрекнуть их тем, что они спасли мою шею, так что я просто кивнул.

«Похвально находчиво», – сказал я.

«Подождите других, они вам понадобятся».

Я мог видеть движение сзади поверженной Химеры, солдат в униформе Перлианских СПО осторожно всматривался во внутренний дворик, несомненно, вытянувший короткую соломинку, или чем-то обидевший своего сержанта, чтоб заработать привилегию идти первым.

«Он Перлианец», – рапортовал Маклин, с амливизором в руках.

«Но я не могу разглядеть значок подразделения.

Они нацарапали на нем какое-то колесо от телеги».

Это сказало мне все, что нужно было знать.

Явно, что охрана Губернаторского дворца была не единственной, кто сменил сторону, хотя насколько распространился мятеж я не мог сказать.

Однако, если я правильно помнил, серийный номер разрушенной Химеры выдавал принадлежность к одной из рот Хавендауна, что имело смысл; здесь больше не было рядом гарнизона, который мог бы так быстро их отправить.

«Не стрелять», – сказал я всем.

«Пускай решаются.

У нас было преимущество неожиданности».

Солдат-предатель сделал еще осторожный шаг или два, оглядел внутренний двор осторожно, как мусорная крысы, появившаяся из норы, явно пораженный, что его еще не подстрелили.

Через секунду он оглянулся назад и кивнул, немного расслабившись, явно готовый поверить, что дальнейшее сопротивление было эффективно подавленно.

«Мы почти закончили посадку», – сказала по воксу Кайла, когда еще несколько фигур начали обходить зад развороченного броневика.

«Сможете дать нам еще несколько минут перед отступлением?»

«Сделаем все, что сможем», – ответил я, так тихо, как мог, не желая предупреждать вражеских солдат, что мы скрываемся в засаде.

Теперь их еще больше подходили, проскальзывая мимо подбитой Химеры, расходясь, их ружья были подняты для моментальной стрельбы.

Первое отделение последовало за другим, их зеленая и серая раскраска униформы выдавала в них Мадасанцев, контрастом к Перлианскому хаки (2), и я нахмурился от этого понимания.

Какой бы не был сумасшедший Варан, похоже, он мог объединять любых свежих перебежчиков в армии настолько эффективно, как будто они прошли вместе базовые тренировки.

Это был хороший навык, за который большое количество Имперских командующих, которых я знал, с радостью бы продали свои души, хотя, исходя из того, что я видел как работали Силы, я не сомневался что это была меньшая цена, которую заплатил Варан.

Через секунду я решил, что наступило время ударить, еще несколько вражеских солдат в мешках будет приятным бонусом, но если мы прождем дольше, они наверняка слишком рассредоточатся, так что я отдал команду.

«Огонь!» – закричал я, и Стеббинс застрочил автопушкой, несомненно чрезвычайно рад, наконец-то обрести оружие, из которого даже он не мог промазать, скосив первый ряд вражеских солдат, до того как у них был шанс отреагировать.

Юрген, другие кадеты и я тоже открыли огонь, мой помощник в данном случае предпочел лазган мелте, полностью используя преимущество более широкого угла выстрелов.

Зажатые между АОП (3) и бурей лаз-разрядов, большинство из них были убиты достаточно точно, только пара выживших рванули под прикрытие, откуда открыли ответный огонь без всякого заметного эффекта.

«Прикройте ворота».

«Сделаем в лучшем виде, сэр», – уверил меня Маклин.

Автопушка на мгновение замолкла, пока он перезаряжал пулеметную ленту, затем снова застрочила, как раз во время, заставив других солдат-предателей нырнуть за корпус Химеры.

Два или три солдата укрылись за ней, и еще пара, немного быстрее прицела, уже бежали в сомнительное укрытие дымящихся руин груды мешков с песком, которые Юрген и я оставили некоторое время назад.

Один упал, срубленный нашим лаз оружием, но его напарник добрался до укрытия и добавил еще чуть чуть лаз-разрядов, нацеленных куда-то в наше направление.

Я начал в голосу подсчет, который мне совершенно не понравился.

Созданная нами узкая точка замедлила их, но в отличии от обычных орд Хаоса, с которыми я сталкивался, враг не кидался любезно под дула наших пушек, умирая толпами.

Вместо этого, они действовали как тренированные и мотивированные солдаты, довольствуясь ожиданием возможности атаковать, падали под подавляющим огнем, и полностью использовали преимущество любых возможных укрытий.

С другой стороны, они кажется были такие же фанатичные как были последователи Губительных Сил, безразличные к своим потерям, и готовы рискнуть своими жизнями, даже если их покосят Имперские штурмовики.

Другими словами, худшие из обоих миров, у меня не было сомнений, что они просачивались мимо обломков по одному, по двое, каждый раз когда мы перезаряжались, пока не накопят достаточно сил, и если мы хотели сбежать до этого, они просто кинутся на нас, еще до того, как мы пройдем десяток метров.

Мысль, бежать к шаттлу с ордой убийственных фанатиков по пятам, стреляющих вдогонку, была далека от приятной, смею вас уверить.

В этот момент Маклин и Стеббинс перестали стрелять и я оглядел окрестности автопушки.

Маклин отчаянно работал над механизмом заряжания, стараясь очистить заедание, и внезапный град лаз-разрядов по металлическом щиту, защищающему его и Стеббинса сказал мне, что враг готов полностью использовать преимущество затишья.

«Это не хорошо, она перегрелась», – сказал Стеббинс, доставая свой лазпистолет.

«Тогда охлади ее», – сказал Маклин, практически пихая своего приятеля на место стрелка и начал стаскивать с него брюки.

«Продолжайте стрелять!»

Через секунду облако отвратительно воняющего пара подсказало мне, что они использовали старый трюк стрелков для охлаждения оружия в чрезвычайно ситуации, Император знает, где они про него узнали, и я поблагодарил Трон, что наши техножрецы сейчас заполняли грузовой корабль, вместо того, чтоб быть где-то поблизости, чтоб стать свидетелями такого богохульного осквернения даров Омниссии.

Мы никогда не слышали о последнем таком случае.

«Попытайся сейчас!»

Стеббинс опять нажал курок, и к всеобщему облегчению, за исключением врага, автопушка снова вернулась к жизни.

К этому момент уже случилось непоправимое, почти десяток предателей прошли через щель, естественно, несмотря на лучшие старания оставшихся, их еще больше присоединилось к драке. Время, проведенное за нашим импровизированным крепостным валом, избегая ответного огня, позволяло еще больше их товарищам присоединиться.

Успех Маклина заставить автопушку работать, остановил волну, но не надолго, это был вопрос времени, когда она опять замолчит, учитывая скорость, с которой Стеббинс расстреливал боеприпасы или они просто закончатся, и тогда еретики осыпят нас, как Юргена перхоть.

Оглядываясь в поисках отступления, я опять отметил глубокую трещину в кладке ворот, и у меня начала вырисовываться идея.

Это был призрачный шанс, я думаю, но я рисковал своей жизнью множество раз еще в более слабых условиях и до сих пор дышу; и как я уже отмечал во многих случаях, даже призрачный шанс лучше, чем ничего.

Я жестом показал Юргену.

«Арка», – сказал я.

«Ты можешь с ней что-то сделать отсюда?»

Поняв меня с полуслова, мой помощник кивнул.

«Раз плюнуть», – уверил он меня, отбрасывая лазган ради мелты еще раз.

Его прицел был точен как всегда, вороненный залп тепловой энергии столкнулся с разрушенной кладкой над оставленной Химерой и огромный блок камня заколебался перед тем, как упасть на землю, сминая предателей, которые прятались за ней в ожидании окончания бури снарядов автопушки, лупящих по избитой броне.

Выдохнув и разочарованно вздохнув, Юрген опять прицелился, но до того как он выстрелил, Фристер и Даллори метнули оставшиеся крак гранаты в проход; бронебойные заряды рванули с убедительным ревом, который почти сразу же утонул в громе падающего камня.

«Это заткнет проход», – сказал Даллори, с безошибочным удовлетворением в голосе, когда Кайла еще раз вызвала по воксу.

«Почти все на борту, комиссар», – несколько измотано рапортовала она, но не более чем я ожидал.

Когда я говорил с ней позднее, оказалось, у пары техножрецов были некоторые проблемы, чтоб оставить какое-то лелеемое барахло, позволив влезть всем, ситуацию полностью разрешил Нелис, спросив кто из них останется, чтоб освободить место для вещей.

Парень определенно продвигался.

«Мы сейчас будем», – ответил я ей, частным образом интересуясь, как мы это сделаем, не задавленные еретиками, которые уже были внутри стен, не говоря уже о десятках других, готовых моментально забраться по груде щебня, которую мы так чутко им предоставили.

Я развернулся к остальным.

«Отступаем перебежками и стреляем.

Стеббинс и Маклин первые».

Не было смысла искать затаившихся снайперов самостоятельно.

Кадеты оставили автопушку и припустили под защиту опор, поддерживающих один из домиков надзирателей, пока остальные из нас прикрывали их огнем.

Чудом им удалось это, хотя следующая стадия будет еще хитрее, от двух лазпистолетов вряд ли следует ждать подавляющего огня против десятка вооруженный и теперь явно сильно разозленных еретиков.

Хотя, если мы пригнемся, полностью использовав защиту мешков с песком, мы могли бы добраться до одной из хозпостроек, и надеюсь мы нашли бы там укрытие.

Естественно было вполне понятно куда мы направляемся, так что враг просто нацелится на две точки, где заканчиваются мешки с песком и будет ждать, но с этим мы ничего не могли поделать, за исключением надежды, что Стеббинс и Маклин смогут достаточно долго не давать им высунуться, чтоб Юрген быстро пальнул из мелты.

«Я полагаю у вас остались еще фраг гранаты?» – с надеждой спросил я, и Даллори отрицательно помахал головой.

«Боюсь нет, сэр», – ответил он с сожалением.

Я высунул голову над мешками с песком, насколько отважился (не намного, поверьте мне) и сразу же нырнул обратно как только звук испаряемой мешковины и взметнувшаяся пыль окружила мою позицию.

Это было плохо, но кажется не было альтернатив рывку, так что я доверился сомнительный точности Стеббинса, своей избитой броне, и любому вниманию Императора, которое он мог проявить нам, оторвавшись от вращения галактики, и как я ожидал, которого не будет много.

«Нужна помощь, Каин?» – спросил знакомый голос и Жульен побежала по внутреннему дворику, ее силовая броня мерцала, как свежепролитая кровь, ее болт пистолет и цепной меч уже были в руках.

Позади нее была толпа послушниц с болтерами, зловещий свет танцевал на лезвиях сарисс, прикрепленных на дула (4).

«Не буду протестовать», – ответил ей я, никогда в жизни не радовавшийся так, видеть толпу Сороритас.

Естественно еретики начали стрелять как только увидели их, их лаз-разряды впустую попадали в кроваво-красный керамит брони Жульен, и в свежеокрашенный белый ее послушниц.

С режущим ухо воплем: «За Трон!», послушницы рванули в атаку, разрывая на части солдат и прикрытия, за которыми они прятались, лавиной болтов, разделывая деморализованных выживших сариссами, в целом устраивая удовлетворительную бойню.

Оставив послушниц наслаждаться, мы поспешили через странно опустевшую схолу, ее внутренние дворы и площадки были жуткими и безжизненными.

Только тогда да меня дошло, что я никогда не видел их занятых чем-то, кроме шумихи, все это время, которое я провел здесь.

Несмотря на безотлагательность и гудение адреналина в моих венах, я нашел зрелище необычно печальным, как увидеть старого друга в доме престарелых, когда вы оба знаете, что возможно это последний раз, и я старался запомнить так много деталей этого места, которое было самым ближайшим, что я мог назвать домом.

Звуки битвы затихали позади нас когда мы достигли посадочной площадки, и я поднял взгляд на огромный грузовоз, почти не удивленный увидеть знакомую красную шевелюру через щиток кабины.

Взглянув вниз, Спайр радостно помахал и вернулся к своим инструментам.

«Быстрее, комиссар! Нет времени на пейзажи!» – опять в комм-бусине возник голос Жульен и я развернулся, увидев ее вдалеке, окруженную послушницами, чьи белые, забрызганные кровью доспехи делали их похожими на мстительных призраков в ночи.

Похоже никто их них не погиб, я отметил это с облегчением, у нас уже было более чем достаточно потерь, и когда мы прибудем в пункт назначения, нам понадобятся все воины, которых мы сможем собрать.

Они быстро приближались, их аугметические мускулы позволяли им делать шаги, от которых я с кадетами уже свалился бы от усталости, и их обутые в металл ноги прогрохотали по посадочной рампе почти одновременно с нами.

«Мы им разбили там носы, но они бы скоро перегруппировались, и тогда бы нам пришел конец».

«У них не будет времени», – сказал я, с огромным облегчением, когда рампа начала подниматься позади нас.

Грузовая часть была так забита людьми, как я и боялся и я решил пойти надоедать Спайру в летной кабине при ближайшей возможности.

Я оглянулся назад через сужающуюся щель, увидев вдалеке движение, это могли быть бегущие люди, но толстая металлическая плита грохнулась на место до того, как я убедился в этом.

Через секунду, хорошо узнаваемая волна ускорения под ногами и знакомое выражение тошноты на лице моего помощника проинформировало меня, что мы взлетели.

«Спасибо за помощь, кстати.

Она была во время».

«С удовольствием», – сказала Жульен со всем искренностью.

Затем она улыбнулась, несколько мрачно.

«Это дало послушницам первую кровь, что само по себе не плохо».

Она поглядела на Монику и Маклин, которые глупо улыбались друг другу, и немного понизила голос, хотя между бормотанием переговоров вокруг нас и ревом двигателей шаттла опасность того, что нас подслушают была минимальной.

«Я не сомневаюсь, что следующая битва, с которой мы столкнемся, будет не легка».

В этом, естественно, она была абсолютно права, хотя я никогда не смог бы ей сказать, насколько отчаянной она станет.

Когда Варан узнает о местоположении «потаенного света», мы больше не будем драться за спасение мира, судьба всей галактики будет поставлена на карту, и я отнюдь не был уверен, что с нашими ограниченными ресурсами, мы сможем переломить ее в нужную сторону.

Заметка редактора:

Как несомненно очевидно наиболее внимательным читателям, ситуация на поверхности Перлии была запутанной, если не сказать больше.

Так как Каин едва беспокоится признать этот факт, я снова прилагаю выдержку из общедоступного источника, который, хоть и далеко не всеобъемлющий, по крайней мере затрагивает большинство основных моментов с похвальной краткостью.

Из «Возвращение Освободителя: Кайафас Каин и вторая осада Перлии» за авторством Ортена Бассита, 037.

М42.

Хотя комиссар Каин был далек от безделья, сплачивая сопротивление мерзкому врагу с целеустремленным усердием, беспорядки и призывы к мятежу продолжали периодически вспыхивать по всей поверхности Перлии.

Выступление Освободителя, переданное из космоса его героическими соратниками в СКО, многое сделало для успокоения ситуации, которая несомненно сильно ухудшилась после разоблачения губернатора Тревелльяна как секретного последователя Темных Сил, ужесточив решимость тех, кто решил защищать планету от Великого Врага во что бы то ни стало.

Решительные действия Иллирии Тревелльян, вновь назначенного лица, занявшего эту должность, которая была спешно приведена к присяге, чтобы заменить своего вероломного дядю, также подняли мораль среди лоялистов, ее выступления, осуждающие перебежчиков и трусов, причинили по крайней мере такой же ущерб их делу, как охотничье ружье, которое она, не теряя времени, навела на предателей, которые осмелились напасть на ее место отдыха (5).

В результате, хотя очаги диверсий продолжали вспыхивать, почти случайно, по всей планете, как правило в городах уже занятых захватчиками, только небольшая доля СПО откликнулась на призыв сдаться; большинство, напротив, следовали примеру своих предшественников во время вторжения зеленокожих, и рассеянные, начинали партизанскую борьбу против оккупантов, не прибегая к ресурсам какой-либо высшей власти.

В этом им очень помогали вновь зачисленные члены ДПО, которые, как гражданские во всем, кроме названия, могли легко смешиваться с основным населением, нанося удар и снова исчезая почти по желанию, создавая разруху, несравнимую с их ограниченным количеством.

Единственным исключением были окрестности Хавендауна и он сам, где зараза Хаоситского извращения распространялась невероятно быстро, поймав большинство солдат СПО поблизости от столицы, которые, все без исключения, начали присягать в стойкой верности Варану.

Даже скорое уничтожение его флагмана, в атаке СКО захватывающей смелости, не поколебало их веру в этого, якобы непобедимого, лидера; и так все было готово для последнего противостояния между воплощением всего дурного, в виде вторгшегося Воителя, и олицетворенным сборником лучших человеческих добродетелей, представленных Кайафасом Каином.

(1) Принимая во внимание скаутов Астартес, в основном, не силовая броня лучше подходила для этой роли.

(2) Из этого мы можем вывести, что там был какой-то источник искусственного освещения, который Каин не потрудился упомянуть, так как эти цвета были фактически не различимы в темноте.

(3) Скорее жаргон Имперской гвардии, который в данном случае означает Автоматическое Оружие Поддержки, по крайней мере по Мотту, моему ученому. По мне, так военное мышление слишком любит ТБС. (Каин как-то раз, с совершенно серьезным лицом, заверил меня, что Гвардия предпочитает Трех Буквенное Сокращение. Я до сих пор не уверенна, подначивал он меня или нет).

(4) Посмотрите мой комментарий ранее относительно уровня окружающего света.

(5) Популярные отчеты Второй Осады, обычно посвящают этому инциденту целую главу, которая породила огромное количество новелл, голодрам и пиктов, обычно изображающие вновь назначенную губернаторшу как крутую и решительную героиню. Любопытно, что взвод штурмовиков Роркинса, отправленный охранять ее, который почти определенно не нуждался в помощи деятельной любительницы, отбивший всех повстанцев, едва упоминается в этих рассказах.


Глава девятнадцатая. | Последнее противостояние Каина | Глава двадцать первая.