home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать первая.

Полет к Долине Демонов был замечательно быстр, или это так показалось мне, хотя это частично может быть связанно с предвидением судьбы, которая ожидала нас там.

Я отодвинул от себя эти болезненные размышления, развлекаясь разговорами со Спайром, когда загруженный шаттл несся в ночи на восток, почти через двенадцать часов временной зоны, так что, когда мы прибыли на место, солнце из мрака раннего вечера вернулось к чуть позже полудня.

Молодой пилот достаточно радостно поприветствовал меня, когда я вошел в летную кабину, в то время, как остальная часть его экипажа, пара флотских кадетов, которых я не узнал и которые не потрудились представиться, занимались своими контрольными панелями.

У меня не было представления чем они заняты, предполагая, что они как-то вовлечены в процесс доставки нас к месту единым целым, решил излишне не надоедать им.

«Я не был уверен, что ты посадишь ее целой», – признался я Спайру, и молодой человек счастливо усмехнулся.

«Откровенно, он коснулся и почти подскочил на секунду», – признал он весело.

«Но я справился».

«Только чудом», – возмущенно пробормотал один из кадетов, и улыбка Спайра расползлась.

«Мы были на грани надежности корпуса».

Он пожал плечами.

«Ладно, может быть чуть вышли за допустимые границы, но эта старая бочка такая же твердая как переборка, и я не хотел дать врагу шанс прилично потрепать нас по пути».

«Из того, что я видел на тактических дисплеях, – сказал я. – у них было более чем достаточно о чем думать в это время».

«Это была идея командующего», – сказал мне Спайр, к моему огромному удивлению.

«Он надеялся использовать грузовик, как корабль приманку (1), но у нас не было достаточно снаряжения, так что вместо этого, его посетила идея тарана на большой скорости.

Мы просто прицепились к одному из внешних стыковочных портов и отцепились в последнее мгновение, надеясь, что они примут нас за кусок останков после того,как мы войдем в атмосферу».

«Чтож, это сработало», – сказал я.

«Хорошо проделано».

Еще одна мысль посетила меня.

«А что по поводу экипажа корабля? Это же были не самоубийцы?»

«Почти», – сказал Спайр, довольный как всегда.

«Три добровольца из нас укомплектовали летную кабину, и побежали к шаттлу, как только мы выключили руль».

Я взглянул на пару кадетов, сопровождающих его с вновь обретенным уважением.

Кажется, они ставили на кон свои жизни более чем несколько раз за сегодня.

«Техножрецы оставили нам пару сервиторов, управится с двигателями, так что нам больше никого не пришлось ждать, что было кстати, было очень далеко бежать и я сомневаюсь, что они успели бы».

«Вы все делаете честь Флоту», – сказал я совершенно искренне, и расположился на свободном сиденье, стараясь чуть поспать, перед тем как мы прибудем в наш пункт назначения.

Я проснулся незадолго до прибытия, что было полезно; я никогда не видел долину с воздуха, и нашел непривычный вид чрезвычайно полезным для понимания тактической обстановки в голове.

Воздух был чист, со слабой дымкой облаков, и вода мерцала как серебро в свете полуденного солнца, и по какой-то причине напомнило мне неочищенную, свежепойманную рыбу.

Глубокий шрам в земле, ниже дамбы был пустынен как всегда, и к моему облегчению, до сих пор лишенный силы Хаоситов, хотя как долго это продлится, я не знал.

«Посади нас ниже, рядом со зданием», – сказал я, разыскивая опаленную область, где недавно сгорела наша машина.

К моему огромному удивлению, скитарии в красной форме уже развернулись веером вокруг площади, и потянулся к трубке вокса на консоли, рядом с местом пилота.

Нельзя было сказать какие смертельные сюрпризы Адептус Механикус установили для защиты святыни от воздушных атак, и я не хотел обнаружить их самолично.

«Ятц, это Комиссар Каин.

Я притащил новый друзей, как и обещал».

Я взглянул на Спайра пока говорил, но если он и был удивлен моим словам, то он не показал это, просто вел нас на посадку с его обычной точностью.

«Принято, комиссар», – ответил Ятц через мгновение, хотя через бронированное стекло я мог видеть, что никто из солдат не освободил место.

Не то, чтоб я не сделал тоже самое на их месте, должен признать.

Спайр выключил двигатели, и я встал, готовый спуститься по опускающейся грузовой рампе.

Когда мои ботинки коснулись плитки мозаики, и мое лицо стало полностью появилось из тени, окружающие нас скитарии немного расслабились, расположив свои хеллганы более удобно на изгибе рук, вместо того, чтоб держать их готовыми к использованию и я почувствовал, как напряженность стала покидать меня.

Я вряд ли был бы первым комиссаром убитым дружеским огнем, но это было бы ироничным завершением моей карьеры, особенно в таких обстоятельствах.

Через мгновение Ятц поспешил вперед и я приветственно кивнул ему, перед тем как развернуться и дать указание разношерстной толпе кадетов и инструкторов позади меня выгружаться.

«Капитан Ятц, командующий отделением скитариев здесь», – вежливо сказал я, позволяя другим беспокоится насчет причин присутствия вооруженной охраны в предположительно безобидной святыне Механикус, если их это волновало.

Если немного повезет, они решат, что Ятц и его люди назначены сюда из-за вторжений, и не будут слишком много думать об этом, хотя Роркинс возможно достаточно проницателен чтоб заподозрить скрытые мотивы.

С другой стороны, в это время у него было более чем достаточно о чем беспокоится, и без дополнительных проблем.

Я развернулся, помахав рукой между двумя мужчинами обычным жестом для быстрого представления.

«Командующий планетарной защитой Роркинс».

«Сэр».

Ятц изящно отсалютовал, хотя как вассал Адептус Механикус, он был не больше под юрисдикцией Роркинса, чем я.

«Это честь.

Мы слышали, вы были убиты при орбитальной бомбардировке».

«Тогда услышали не правильно», – сказал Роркинс, смягчая слова улыбкой.

«Но нам кажется лучше, чтоб враг строил догадки».

«До тех пор, пока они не догадаются, что вы пришли сюда», – сказал Ятц.

«Это сделает нас весьма соблазнительной целью».

Очень точно сделает, я подумал, мое собственное умение наводить тень на плетень позволило мне оценить, насколько тонко капитан скитариев планировал мысль, что присутствие Роркинса может привлечь внимание врага.

Это бы объяснило атаку, которую мы ожидали в недалеком будущем, не скомпрометировав секрет, спрятанный под святыней.

Он жестом подозвал ближайшего скитария.

«Иди с командующим и убедись что у него есть все необходимое».

Он повернулся к Роркинсу.

«Я так понимаю, вам где-то нужно опять развернуть штаб?»

«Это бы сильно помогло», – сказал Роркинс, ведя свою толпу штатных сотрудника по следу красной униформы.

Мои собственные кадеты, я отметил с тихим одобрением, сами сообразили организовать выгрузку большинства людей, которых мы привезли, выстраивая их группами, и проверяя, чтоб каждый был адекватно вооружен; за исключением технопровидцев, сопровождающих нас, которые просто таращились на святыню и дамбу, как сточные крысы первый раз, увидевшие торговый пост верхнего улья.

Но затем, в первый раз, когда я был здесь, Фелиция была так же охвачена благоговением, говоря мне, что святыня рассматривается, как одно из величайших чудес на Перлии, изучается в семинариях Механикус по всему миру, и этим конкретным нескольким Перлианских техножрецам впервые выпал шанс увидеть его чудеса самостоятельно, так что мне не стоило быть слишком строгим к ним.

Хорошо узнаваемый звон армированных ног по металлической сетке рампы позволил мне не поворачиваясь понять, что Жульен и ее послушницы выгрзились, и выражения на лицах скитариев, окружающих нас посуровели, став отчетливо менее приветливыми.

Чтож, я не мог винить их за это, в последний раз сестры битвы входившие в помещение, тогда работавшие на Киллиана, вырезали всех, за исключением собственных агентов инквизитора-отступника и украли «потаенный свет».

«Могу я представить Сестру Жульен и ее послушниц», – вежливо сказал я, стараясь предотвратить любую неловкость, которая может препятствовать нашему сотрудничеству.

Если Целестианка и заметила колебания Ятца, то осталась в невежестве, просто поприветствовав его знаком Аквилы.

Через мгновение Ятц ответил, растопырив пальцы в жесте зубчатого колеса, принятого среди служителей Омниссии.

«Я уверен, что ее помощь будет неоценимой для обеспечения безопасности сооружения», – добавил я.

«Несомненно», – нейтрально ответил Ятц.

Любые оставшиеся неловкости были быстро рассеяны, однако, когда появился Макан, его рукав пиджака был неубедительно украшен повязкой ДПО (которая, я полагаю, составляла часть кобуры его болт пистолета на поясе, если кто-нибудь спросил).

«Сьер Макан наш связной с ополчением Чилинвала».

Жульен кивнула в знак быстрого приветствия.

«Они могут прийти сюда в любое время, когда будут нужны», – сказал мне Макан, его тон добавлял, что он сомневался, что мы вообще будет так отчаянно нуждаться, чтоб облачить это в слова.

Затем он запоздало вспомнил роль, которую должен был играть и посмотрел на святыню.

«Магос Тайбер послала меня попросить вас навестить ее, когда будет удобно».

Это очевидно означало сейчас, если по какой-то причине Фелиция не доверяла воксу, значит это был вопрос жизни и смерти.

«Я пойду прямо сейчас», – сказал я, стараясь игнорировать внезапную вспышку предчувствия, скрутившую мои кишки.

«Ох, вот и ты», – поприветствовала меня Фелиция, когда я спустился по потайной лестнице в район под святыней.

«Ты как раз во время».

Хотя он старалась казаться спокойной и не эмоциональной, как приличествовал ее статус в иерархии Механикус, я знал ее слишком хорошо, чтоб быть одураченным; ее интонация и невербальный язык оставался почти таким же с дней когда она нашла брошенный погрузчик в тайнике с боеприпасами в пустыне, вскоре после начала нашего путешествия через континент, едва сдерживая своей нетерпение поиграться с новой игрушкой.

«Во время для чего?» – спросил я, следуя за ней по коридору почти бегом.

Макан был с нами, и с трепетом вновь обретенного предчувствия я начал понимать, что мы приближаемся к камере где содержался «потаенный свет».

«Мы думаем, что мы сделали прорыв», – ответила Фелиция.

«Сестра Розетта отметила, что пара фрагментов текста, которые мы думали принадлежит разным плиткам кажется подходит друг к другу.

Если она права, мы должно быть нашли конфигурацию сфер для использования».

«Использования для чего?» – спросил я, борясь с желанием развернуться и побежать к шаттлу.

Если они действительно собирались валять дурака с загадочным аппаратом, я хотел бы быть подальше отсюда, насколько возможно, желательно в другом сегментуме, а не сидеть в первых рядах.

«Просто для этого», – сказала Фелиция.

«Мы не совсем уверены.

Но мы вполне уверены, что это изменит часть варп энергий, которые передает «потаенный свет» в главный аппарат».

«Что означает?» – спросил я, уже сожалея, что оставил Юргена утрясти вопрос с нахождением для нас подходящих апартаментов.

Расположение персонала на гидростанции было не совсем просторным, не говоря уже что оно проектировалось для техножрецов, что означало минимальные жизненно важные прелести, и внезапный приток людей из схолы разорвал скудные возможности по швам.

В большинстве подобных случаев Юрген был способен отыскать подходящее местечко, в котором можно было терпимо спать, но теперь это дело уже не казалось таким срочным, как тогда, когда мы только вышли из корабля.

Я активировал свою комм-бусину.

«Юрген, спуститесь сюда», – приказал я и почувствовал облегчение когда он ответил.

Если мои страхи, как это часто бывало, окажутся обоснованными, то его особый талант мог стать тем, что отделяло нас от беды.

«Смысл в том, что мы можем отключить это», – сказала Фелиция.

«Или, по крайней мере, уменьшить его заметность в варпе.

Установка хорошо экранирована, но если у Варана есть достаточно сильный псайкер, то он сможет её обнаружить, если будет находится достаточно близко.»

И не только он, подумал я мрачно.

Фелиция даже не слыхала о некронах, а у меня не было никаких доказательств того, что они тут были и охотились на «потаённый свет», поэтому я не собирался упоминать об этой ужасающей возможности.

«Было бы неплохо», – признался я осторожно, все ещё чувствуя что лучше оставить проклятую штуковину в покое, или вообще снова похоронить её и забыть где.

Но эти люди десятилетиями изучали странный артефакт ксеносов и, наверное, не стали бы рисковать, слишком хорошо зная, во что они могут влезть.

С другой стороны, Макан явно разделял мои опасения и его рука висела у рукояти болтерного пистолета так, словно он собирался в любой момент выхватить его и начать стрелять.

Только тогда я осознал, что кончики моих пальцев тоже касались моего оружия.

Мы торопливо прошли в зал с «потаённым светом», который все ещё казался наполненным неестественной энергией, словно та зловредная мощь, которая содержалась в нем, потихоньку просачивалась в воздух. Мы с агентом Инквизиции обменялись опасливыми взглядами.

Кроме нас тут больше никого не было, и я подумал что это неплохо.

По крайней мере, если предположение Фелиции окажется неверным, то мы будем единственными жертвами.

«Ну, давайте посмотрим», – бодро сказала она, приближаясь к возвышению и протянув все три своих механодендрита.

«Тот туда, этот сюда…» Она выдернула три сферы с тех мест, где они покоились, разместила их в другой комбинации и отстранилась, с насмешливо задранной головой, чтобы восхитится результатами своего рукоделия.

«Это должно сработать.»

Макан и я одновременно вздохнули, до этого не осознавая, что мы затаили дыхание.

Мы все ещё существовали, как, по видимому и остальная часть галактики.

Световая рябь и цветные пятна вокруг постамента сначала сменили конфигурацию, а потом стали беспорядочно перемещаться, затухая так, словно кто-то вылил чернила в рыбный садок.

«Это неправильно», – сказала Фелиция, выглядя просто слегка заинтересованной.

«Назад!» К этому моменту я уже вынул свое оружие, и уже отступал бы к двери, если бы не большое твердое препятствие в виде Макана.

Он тоже вынул свой болтерный пистолет, хотя никто из нас пока не видел во что стрелять.

У меня было такое впечатление, что если бы на пути не стояла Фелиция, то он бы на общих основаниях расстрелял «потаённый свет».

«Через минуту», – сказала Фелиция с абстрактным любопытством.

«Я должна подумать об этом…»

«Просто положите чертовы шары обратно на место!» – сказал Макан, выглядя так, словно он был готов шагнуть вперед и сделать это сам.

Помня, какой эффект производит «Потаенный свет» на незащищенную плоть, я понял, что это было бы очень плохой идеей, и поднял руку, держащую лазпистолет, чтобы остановить его.

«Подождите», – сказал я.

«Что-то случилось.»

Я не был уверен сначала, показалось мне или нет, но три синие сферы казалось дрожали в своих нишах, едва заметно; затем, когда я посмотрел на них, колебания увеличились.

«Кишки Императора!» Внезапно шары взлетели, поднимаясь над кристаллической поверхностью, в которой они были помещены, и кружась вокруг пустого черного монолита Потаенного света.

«Весьма интригующе», – согласилась Фелиция.

«Раньше такого не было.»

«Наружу! Живо!» – сказал я, внезапно понимая, что с пистолетом и цепным мечом в руках, я был не в состоянии заставить ее двигаться.

К счастью, Макан среагировал быстро, схватив ее за плечо свободной рукой и потянув к двери.

«Прекрати, ты, глупый человек», – сказала Фелиция, защищаясь от него механодендритами.

«Мне нужно наблюдать за этим без отвлекающих факторов.»

Ее голос стал слегка неопределенным.

«Только так мы поймем, что происходит.»

«Я думаю, уже понял», – сказал я, трепет чистого ужаса пронзил меня вместе с пониманием.

Воздух зарябил, как будто застывая во что-то твердое, хотя я все еще мог видеть таблички на стене за зоной возмущения.

Внезапно он разорвался, подобно куску ткани, и что-то появилось через разрыв, когтистые лапы прочертили борозды в полу, когда это дернулось, освобождаясь из савана рябящего воздуха.

«Что, во имя Императора, это такое?» – воскликнула Фелиция, забыв на время о беспристрастном наблюдении, что было, вероятно, хорошо.

На нас, с лица, которое казалось вывернутым на изнанку в тех местах, которые были не утыканы острыми иглами, взглянули мрачные глаза. Я несколько раз выстрелил в него, но это его, кажется, совершенно не побеспокоило.

«Это демон, – завопил я – а вы какого фрака подумали?» К счастью мелкий, насколько я мог судить, на основании своего, слишком большого опыта столкновений с обитателями варпа. С другой стороны, он был способен убить нас троих без особых усилий.

А дырка в ткани реальности по прежнему висела за его спиной, омывая его энергией варпа и лишая нас надежды отправить его в имматериум просто причинив физические повреждения или дождавшись пока он, по обыкновению своего вида, дестабилизируется сам.

«Умри», – сказал Макан, спуская при этом курок.

Разрывные болты поразили демона, взрываясь и вырывая в плоти, или что там у них, целые кратеры.

На мгновение я понадеялся что это его свалит, но потом существо выпрямилось и проревело какие-то слова, которые никогда не смогло бы воспроизвести человеческое горло и которые отдались у меня в голове как ледяные черепки с бритвенно-острыми краями.

А потом, когда его плоть снова сошлась вместе, оно грубо и отвратительно рассмеялось.

«Волоките её отсюда», – сказал я, помятуя что Макан все ещё закрывал мне путь к двери и если бы я попытался протиснуться мимо него то бестия напала бы на нас, пока мы были отвлечены.

Он, конечно, решил что это я от благородства и героизма, тут на меня, как это часто бывает, сработала репутация. К моему облегчению он подчинился и поволок на выход упирающегося техножреца.

Как только дверной проем очистился, я попробовал проследовать за ними, но у демона на меня были свои планы: с гневным ревом от того, что ему помешали, он прыгнул чтобы перехватить меня, примеряясь ударить мне по голове когтистыми руками.

Я инстинктивно нырнул, парируя цепным мечом, чьи зубья глубоко прокусили плоть и выпустили что-то, что несколько походило на кровь, но пахло намного хуже.

Как я и ожидал, рана немедленно начала затягиваться и через пару ударов сердца от неё не осталось никаких следов.

Я кружил, стараясь ударить его в живот и тут-же отскочить, хотя существо почти сразу собралось и обрушило на меня град ударов, которые заставляли меня отступать но стоили ему узора на предплечьях из-за открывавшихся на мгновение ран.

Внезапно, с острым приступом ужаса, я понял что отступаю к дыре в реальности.

Я понятия не имел, смогли бы мы оба вывалится в варп, и совершенно не горел желанием выяснить это.

Я нырнул в сторону, прокатившись мимо ног этой мерзости и мимоходом рубанул по одной из них.

Мой клинок снова глубоко врубился и оно запнулось, неловко поворачиваясь за мной.

Вставая, я несколько раз выстрелил из лазерного пистолета в другой руке и с неизмеримым облегчением заметил, что теперь раны затягивались немного дольше.

Это могло значить только одно.

Конечно же, знакомый аромат донесся из-за двери, сопровождаемый знакомым-же голосом.

«Держитесь комиссар, я иду!» Юрген вбежал внутрь с мелтой в руках и я должен признать, что мое сердце подпрыгнуло, когда я его увидел.

Демон заколебался, на мгновение на его морде мелькнуло выражение, отдаленно похожее на человеческое опасение.

К счастью, я сумел воспользоваться его колебанием и отскочил в сторону, открывая Юргену пространство для выстрела.

Иссиня черный поток энергии ударил его в грудь, пробив дыру с чистыми краями и мерзость свалилась на пол.

Я не собирался считать его смерть само-собой разумеющейся и пока он корчился на полу, царапая его когтями в попытке найти опору, взмахнул своим цепным мечом.

Его голова отделилась от его тела, мигая на меня с возмущенным удивлением.

Даже демон обычно находит обезглавливание чем-то мешающим; спустя мгновение он прекратил дергаться и затих.

«Спасибо, Юрген», – сказал я с искренним облегчением.

«Всегда пожалуйста, сэр.»

Мой помощник снова повесил мелту на плечо и начал рыться в своей коллекции сумок.

«Чашку танны? У меня где-то была фляга.»

«Чуть позже», – сказал я, указывая на устройство ксеносов позади нас.

Варп портал был по-прежнему открыт, и я хотел запечатать его, прежде чем через него еще кто-нибудь придет.

«Можете вы для начала положить эти круглые штуки обратно в отверстия?»

«Конечно, сэр.»

Если он и был удивлен, то не показал этого, просто шагнув к кристаллическому помосту.

Как я и ожидал, разрыв в воздухе начал закрываться, когда Юрген приблизился, и три шара стали двигаться намного медленнее.

Он протянул грязную руку чтобы захватить ближайший и остальные прекратили двигаться, просто паря на своих местах.

«Куда их?»

Я указал отверстия, которые они занимали в первый раз, когда я увидел устройство, предполагая, что так было по крайней мере относительно безопасно, и ждал, пока Юрген помещал сферы на место, одну за другой.

Когда последняя из трех со щелчком встала на место, дыра в реальности закрылась, воздух вернулся к нормальной консистенции, и труп демона задрожал и исчез, вернувшись туда, откуда появился, с хлопком, который у меня всегда ассоциировался с действием искажающего поля Эмберли (2).

«Ну, об этом позаботились», – сказал я, а грохот ботинок в коридоре возвестил о возвращении Макана на пару с Ятцом и толпой скитариев, которых они сумели собрать.

Они внезапно остановились в дверном проеме, обнаружив пропажу демона с удивлением и явным облегчением.

«Что произошло?» – спросил Макан, осторожно оглядывая комнату, словно ожидая что мерзость внезапно выпрыгнет откуда-то с криком «Сюрприз!»

«Он дестабилизировался», – сказал я, по опыту зная что часть правды лучше чем откровенная лож.

«Кстати, очень вовремя.»

«И портал?» – спросил Макан.

«Исчез почти одновременно с демоном», – сказал я довольно правдиво.

Я направился в коридор, стараясь поскорее выбраться из этой ужасной комнаты. Юрген не отставал.

Скитарии посторонились, давая нам место для прохода, то-ли из уважения к мужчинам, которые только что одолели демона, то-ли старясь держаться подальше от моего помощника.

«Да, все пошло не совсем так, как я рассчитывала», – сказала Фелиция, встречая нас в конце прохода.

«Я это заметил», – согласился я, с благодарностью беря чашку танны, которую Юрген сумел таки к этому времени разыскать.

«Есть мысли о том, что произошло?»

«Похоже, вместо того, чтобы заглушить его мы увеличили выход энергии варпа», – сказала она мне то, что я успел сообразить и сам.

«Тебе повезло столкнуться с непосредственными последствиями этого.»

«Думаю что так», – сказал я осторожно, постепенно осознавая полное значение её слов.

Я подозрительно прищурился.

«А какие могут быть побочные?»

«Ну, выброс энергии был больше всего, что мы когда либо регистрировали», – призналась Фелиция несколько неохотно, насколько я мог судить.

«Весьма вероятно что псайкер или специализированное оборудование Варана смогло его обнаружить.

Что означает, что теперь он, возможно, знает где мы.»

«Я вижу», – сказал я, надеясь, несмотря на вновь нахлынувшие на меня старые страхи и я надеялся, что только он один.

(1) Безобидно выглядевшее торговое судно было тяжело вооруженным, зачастую по стандартам боевого корабля, эти суда иногда использовались, чтоб прикрыть уязвимый конвой, или как приманку, чтоб заманить пиратские корабли в засаду; к тому времени, когда мародеры обнаруживали, что их вероятно беззащитная жертва превосходит их вооружением, обычно было уже слишком поздно.

(2) Возможно из-за порыва ветра, заполняющего внезапный вакуум.


Глава двадцатая. | Последнее противостояние Каина | Глава двадцать вторая.