home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

«Кажется, у нас нет выбора», – сказал Роркинс глядя на гололит.

Я очистил командный центр от всех, кроме наших самых высокопоставленных людей и оставшаяся разношерстная группа народу по большей части уставилась на руны контакта, отмечавшие продвижение армады Варана так, словно они хотели остановить её усилием воли.

К сожалению, у них это не получалось и если я правильно оценил, то враг будет над нами в течении часа.

Фактически, перед самым рассветом, так что их главнокомандующего нельзя было назвать непредсказуемым тактиком.

«Эвакуация совершенно невозможна.»

«Однако я хочу чтобы все получили ясные инструкции отступить к шаттлам если произойдет самое худшее», – сказал я.

Нам бы никогда не удалось утрамбовать солдат Грубера, людей Фелиции и контингент Инквизиции в тот самый шаттл, на котором прилетели мы, вместе с кадетами и преподавателями схолы. Но мудрый враг предоставил нам ещё три почти неповрежденных корабля, которые, если понадобиться, могли бы поднять флотские кадеты – товарищи Спайра.

«Но что делать с «потаённым светом»?» – потребовала ответа Фелисия.

«Его нужно защитить любой ценой!» Я тщательно обдумал необходимость раскрытия тайны его существования Роркинсу и Жульен во время нервотрепной прогулки обратно, к Химере Грубера, когда каждый случайный звук заставлял меня нервно озираться, гадая, а не вернулись ли обратно металлические убийцы. В итоге я решил что их предыдущие связи с Инквизицией делали их достаточно заслуживающими доверия, и если им предстояло умереть в ближайшие часы, то, по крайней мере, они имели право знать почему.

Фелиция и Макан, как вы можете догадаться, были более чем взволнованы этим решением, но мне показалось, что если мы собирались молиться о вызволении артефакта из рук Варана, то лучше петь молитву из одного псалтыря.

«Я отправил Ятца, чтобы он понаставил зарядов взрывчатки вокруг зала, в котором он находится», – сказал я.

«Если нам придется уйти, то мы можем обрушить на него всю святыню.

Пока он будет раскапывать артефакт у нас появится достаточно времени на организацию контратаки.»

«Взорвать святыню», – сказала Фелиция опасно монотонным голосом.

«Вы ещё орбитальную группировку подключите, для гарантии.»

«У Виситера нет ничего достаточно точного», – сказал Роркинс, очевидно поняв её слова прямо и лицо техножреца приобрело такое выражение, что с перепугу разбежались бы и орки.

«И даже если бы было, он не смог бы выйти на позицию из-за вражеского флота.»

«Кстати, их флот сам может об этом позаботится, как только они сюда доберутся», – сказала Жульен задумчиво.

«Вы действительно настаиваете на этом пункте?»

«Естественно, это крайнее средство», – заверил я Фелицию.

На самом деле я не думал что кто-то из нас будет рядом, чтобы нажать на кнопку, но это не мешает мне попробовать все варианты.

«То же самое было, когда ты взорвал дамбу», – сказала Фелиция язвительно, с усилием, заметным только мне, обуздывая свой характер.

К счастью, в этот момент замерцал гололит и на нем появилось лицо Виситера.

«Извините что прерываю, – сказал он, поглядев на уставившиеся на него с удивлением лица. – но похоже что события у нас принимают интересный оборот».

«Прибыла целевая группа?» – спросил Роркинс нетерпеливо и Виситер покачал головой.

«Пока никаких признаков, но мы сканируем на всех частотах.

Мы сообщим, как только они вывалятся из варпа.»

Его изображение на мгновение замерцало, потом снова стабилизировалось.

«Мы заметили кое-что другое.

В поясе обломков прячется судно.

Мы их заметили только потому, что несколько минут назад они начали излучать энергию.»

Картинка на гололите замерцала и изменилась, показав конструкцию, которую я знал даже слишком хорошо, несмотря на то, что прошло уже больше семидесяти лет; если это было и не то самое судно, которое одним выстрелом уничтожило «Благословение Омнисси» на орбите Интеритус Прайм, выкинув меня на пустынный мир-гробницу, полную некронов, то оно точно принадлежало к тому-же классу.

Голос Виситера комментировал картинку.

«Класс неизвестен (1), но оно размером с эскортное судно.

Мы достаточно легко сможем с ним справится.»

«Ни в коем случае!» – сказал я в ужасе, легко представив себе результат такой попытки.

Хрупкие корабли ССО разнесет на атомы единственным выстрелом.

«Даже не вздумайте привлечь его внимание.»

«Похоже, что мы в любом случае не имеем такой возможности», – сказал Виситер с легким сожалением.

«Еретики его тоже заметили.

Несколько их эсминцев движутся наперехват.»

Он повозился с управлением пикта и звездное поле вокруг некронского судна сдвинулось, когда имаджифиер дальнего действия перестроился, чтобы удержать его в поле зрения.

Мгновением позже он изверг так хорошо мне запомнившиеся усики мерцающей энергии.

«Цель уничтожена», – сказал Виситер и в его голосе сквозил шок.

Мгновением позже рейдер снова выстрелил, так же непринужденно уничтожив второй боевой корабль.

«Теперь он двигается к остальной части вражеской флотилии.

Но я не понимаю, как он собирается справится с крейсером.»

«С этим у него проблем не будет», – сказал я.

Некроны, которых я видел, могли телепортироваться далеко, и очевидно отправились на это судно.

И если у него на борту был функционирующий варп-портал, то всех людей на борту «Непобедимого» можно считать мертвыми.

«Они телепортируют воинов.»

«Что они делают?» – только и успел спросить Виситер, прежде чем его изображение исчезло, сменившись статической рябью.

Через мгновение экран снова показал тактическую картинку, как и до того, как с нами связался коммодор, только символы врага зловеще приблизились к нашему расположению.

«Что случилось?» – спросила Жульен.

«Они все ещё там?»

«Передача прервана», – ответила Фелиция, мгновение прислушиваясь к внутреннему голосу.

«Мощный выброс энергии варпа.»

Она слегка она послала мне тонкую улыбку.

«На сей раз это не наша ошибка.»

«У этих кораблей на борту есть варп-портал», – сказал я.

«Наверно некроны его активировали.»

«Кто?» – спросила Фелиция с изумлением.

Макан наверняка знал о чем я говорил, в конце концов он принадлежал к Ордо Ксенос, но Роркинс и Жульен явно не узнавали это имя, что было неудивительно.

«Эти ксеносы», – сказал я, сокращая объяснение насколько возможно.

«У меня уже было пару стычек с ними, но очень мало народу могут похвастаться тем-же и остаться в живых.

По сравнению с ними тираниды выглядят почти безопасными и они бродят по галактике давно, настолько давно, что наверняка существовали тогда, когда создавался «потаённый свет».

Вчера вечером я видел их разведгруппу на горном хребте, и не думаю что они пришли сюда порыбачить.»

«А почему я о них никогда не слыхал?» – задал достаточно разумный в данных обстоятельствах вопрос Роркинс.

«Потому что большинство сталкивавшихся с ними людей мертвы», – сказал Макан.

«Кажется, они существуют только для того, чтобы убивать.

Слухи о них бродили несколько столетий, но первое весское доказательство появилось в 897-м, когда они напали на сооружение Сороритас.»

Жульен побледнела.

«Святилище 101», – сказала она и Макан кивнул.

Это выражение ничего мне не сказало, но лицо Целестианки теперь пылало праведным гневом.

«Тогда пусть они придут и встретят возмездие.»

«Неизвестно, получите ли вы шанс с ними поквитаться или нет, – заметил я, – но Варан определенно будет здесь на рассвете.»

Я был далек от того, чтоб небрежно отбросить угрозу некронов, как вы можете представить, особенно потому что я был единственным из присутствующих, который отлично знал насколько жуткими были металлические воины, но с моей точки зрения не было смысла даже пытаться построить планы иметь с ними дела. Как вы можете защититься от врага, который может телепортироваться по желанию в самый центр обороны, и спокойно проходить через стены, когда доберутся туда? По моему опыту, единственным шансом против них было бежать и прятаться, или сконцентрировать свой огонь против единственной цели, в надежде сокрушить их достаточное количество, чтоб купить себе время бежать дальше к следующим и повторить трюк, до того, как половина проклятых машин вернется и опять придет за тобой.

В любом случае, вам нужно было только ждать, когда они сделают первый ход.

Варан, с другой стороны, был понятной и явной угрозой, с которой я мог что-то сделать и намеревался сделать.

«И ты думаешь, что знаешь как вырубить его? – спросила Фелиция.

«У меня есть идея», – признал я.

«Но я не думаю, что она тебе понравится».

Что ж, я был прав насчет этого, шторм протестов понесся от всех, как только я озвучил идею, но когда орда Воителя будет у нас через полчаса и никто не мог придумать лучшей альтернативы, несмотря на мое пылкое желание, мне просто придется пройти через это.

Вздохнув я подошел к ближайшему воксу, эти проклятые кабели, как всегда, ловили носки моих ботинок и уставился на диск набора.

«Кто-нибудь знает какую частоту использует враг?» – спросил я.

«Сейчас, позвольте мне».

Фелиция засуетилась, несомненно счастливая от своего рода изменения деятельности, и секунду поигралась с дисками.

«Попытайся».

Голос наполнил комнату, звуча удивительно спокойно и по-деловому, вызывая информацию о боеготовности подразделений, которые, согласно последнему Перлианскому реестру, должны были охранять дворец Губернатора, но сейчас явно вступили в остальные, околдованные Вараном армии.

Я взял микрофон, и замешкался, миллион сомнений возникли и напали на меня, затем я успокоил их с мрачной решимостью.

Чувствуя, как будто мой язык посыпали пеплом, я начал передавать.

«Это комиссар Кайфас Каин, – сказал я. – Воителю Варану, запрашиваю личную встречу, чтоб обсудить условия капитуляции».

ВОТ И ОНИ, сэре», – сказал Юрген, стоя рядом со мной, когда персональный шаттл Варана кружился над крышей святыни Механикус, как хищник, готовый атаковать.

Он был похож на тот, который я видел выгружающийся на лужайки Губернаторского дворца, и зная то, что я знал, и молча вознес молитву благодарности Императору, чтоб он оградил меня как можно дольше от коварного влияния голоса Воителя.

Не то, чтобы я ожидал, что Его Божественное Величество слушал, но никогда не знаешь, и учитывая то, что я не знал насколько скоро предстану перед Ним лично, возможно не повредит немного задержатся тут, пока у меня есть шанс.

Я взглянул вниз, с головокружительной высоты, где первые несколько лучей восходящего солнца осветили свинцовое небо, борясь с ребяческим импульсом помахать Роркинсу и остальным, которые еще прятались в тени: содействуя маскараду, который мы затеяли, все наши люди выстроились на площади в парадном построении, Химера Грубера аккуратно стояла перед шаттлами.

Мои курсанты помогали мне, подгоняя бездельников, меж тем ненавязчиво изучая места посадки вражеских кораблей и отмечая развертку высаживающихся солдат.

Наш цирк о сотрудничестве был предназначен не только чтоб подпитать эго Варана, которое, как я выяснил из пикт записей, не мог устоять перед престижностью появится перед лучшем Героем Империума лично, это скорее предотвратило появление врага слишком близко к святыне.

Естественно, большинство Хаоситов это бы не заботило, они бы были полностью счастливы приземлиться на кучу солдат, сжигая их посадочными двигателями в процессе, и я пережил несколько волнующих моментов когда появились воздушные суда, но я хорошо знал своих людей. Согласно моим вычислением по поводу его методов, Варан не готов был отринуть еще часть отличных кукол из мяса, чтоб раздуть свою растущую армию.

«Шаттл восемнадцать как раз приземлился», – пробормотала Кайла в моем наушнике.

«Двести метров вниз по склону, тридцать градусов от указателя».

В отсутствии любых других видимых точек привязки, все вело отсчет по углам и расстоянии от обелиска, который было достаточно сложно не увидеть.

Оттенок отвращения появился в ее голосе.

«Они привезли мутантов, десятки».

«Принято», – ответил я в вокс.

Это был последний из шаттлов, за исключением персонального транспорта Воителя, который медленно кружил над нами, явно намереваясь заставить нас ждать, чтоб подчеркнуть кто тут главный.

По мне, так это было хорошо, пусть чумной сын мутанта насладиться своим маленьким злорадством, пока мог.

Чем больше он уверен, что контролирует ситуацию, тем больнее ему будет падать, когда я выдерну ковер из под его ног.

«Вокс молчание, пока я не скажу».

Одна из маленьких черных точек, намного ниже нас кивнула головой и я развернулся к Юргену.

«Ты готов к этому?» – спросил я.

«Естественно, сэр», – ответил он, хотя я никогда не ожидал другого ответа.

Он был готов и жаждал, в своей собственной несколько особенной манере, как и всегда, с дней, когда я встретил его на Десолатии, и все последующие годы.

Я никогда не помнил, чтоб его дар подводил нас, даже против демонов, так что я не ждал слишком много проблем от маленького выскочки псайкера, со смешной прической, но никогда не знаешь заранее, всегда неожиданно то, что убьет тебя.

«Тогда, я думаю, начинаем», – сказал я, завидуя его спокойной уверенности, что все отлично сработает, потому что у меня все под контролем.

Уверенность, клянусь Троном, которую я хотел бы разделить.

Тем не менее, жизненный путь эксперта по притворству и путанице, была отличной подготовкой к этому моменту, и мое поведение, по крайней мере, было спокойным когда шаттл Воителя сел на поверхность рокритовой крыши огромного здания, у которого мы стояли.

(Здание, я старался не помнить об этом, могло быть в мгновение обращено в огромную кучу щебня, если Ятц правильно сделал свою работу).

Я моргнул, очищая жалящую пыль, которую подняли посадочные двигатели, и поправил свою фуражку, стараясь выглядеть достойным, как того требовал случай.

Через мгновение двигатели замолкли и посадочная рампа опустилась.

Тени двигались внутри, как и в саду Тревелльяна, и я напрягся, когда Воитель появился первым.

Он явно приоделся по случаю, его соболиный плащ, украшенный чудовищным количеством золотых шнурков, темно-красный жакет под ним, почти так же инкрустированный, все это увенчалось ярко красными брюками, с полосами серебра, на весь ансамбль была водружена широкополая шляпа с которой торчало чисто белое перо, как он считал, под залихватским углом.

Я первый раз увидел его компаньонов, которые честно пялились на меня.

Когда пара телохранителей, стоящих по его бокам пролязагли вниз по рампе, в четком марше, все что я мог сделать, так это сдержать вздох удивления.

Огромные фигуры, которых я принял за Космодесантнков Предателей, когда видел их издалека оказались одеты в шаблонную силовую броню Сороритас, геральдическая лилия, была грубо замалевана Хаоситскими рунами, темные визоры их шлемов смотрели в моем направлении.

Помня свой скептицизм отчета Орелиуса, что женский монастырь Мадасы пал менее чем за час, похоже я теперь задолжал вольному торговцу свои извинения, когда увижу его в следующий раз.

Если сила Варана могли перебороть веру даже самых преданных воинов Императора, кажется я был в серьезной опасности, недооценив его.

Когда маленькая группа достигла низа рампы, Варан поднял руку, и развращенные сестры намертво остановились, как сервиторы с отрезанным питанием.

Он приветливо мне улыбнулся, и смахнул плащ с плеча, бросая его назад не глядя, одна из охранниц поймала его, с завыванием сервоприводов, пока ее рука двигалась. Затем опять замерла в настороженной стойке, ее болтер легко держался в руке.

Я тоже не двинулся и не заговорил.

Театральный жест усилил мнение, которое я сформировал при первом просмотре пикт файлов Нелиса, конфискованных у Мадасанских заключенных, и которые позволили мы сформулировать эту довольно отчаянную стратегию. Варан чрезмерно любил драматические эффекты и не уставал внушать, что все под его контролем.

Классический поведенческий шаблон кого-то раздираемого неуверенностью, другими словами, учитывая непостоянную природу даров Темных Сил своим почитателям, и вечную подлую борьбу за господство среди бесчисленных фракций, составляющих армии Хаоса, это вряд ли было удивительным.

«Комиссар.

Мы наконец-то встретились», – сказал Варан, и я вздрогнул, наполовину ожидая, что мой мозг просочится через уши, но насколько я мог судить, я все еще был самим собой, и мой нос подсказал, что Юрген тоже определенно был собой.

Теперь уверенный, что экстраординарный талант моего помощника защищает нас, как и я надеялся, я расслабился.

Воитель махнул кибер-черепу, который бросился откуда-то из шаттла, и начал кружиться над нами.

На секунду я опять напрягся, боясь, что он поймет нашу уловку и ожидал своего рода атаку, но когда он подлетел ближе, я увидел, что он вооружен самое смертельным – пиктером.

«Вы не против, если мы запишем этот акт? Я думаю граждане Перлии найдут его особенно разъясняющими».

«Любым способом», – согласился я, приветливо, насколько мог.

Это был настоящий подарок, хотя я полагаю, я должен был предвидеть это.

Кто-то типа Варана, не сможет по-настоящему насладиться триумфом, если только не разделит его со своими подхалимами, чтоб принять поздравления, и значимость пропаганды, передавая картинку на всю планету, когда легендарный Освободитель подлизывается к нему, будет неоценимой.

Боевой дух лоялистов лопнет как мыльный пузырь.

«Я уверен, они сделают более чем достаточно снимков».

«Несомненно», – сказал Варан, очевидно уязвленный моей выходкой против сценария в его голове.

Ну, он будет еще сильнее расстроен в недалеком будущем.

«Я уверен ваша капитуляцию будет отлично заснята».

«Моя капитуляция?» – спросил я, затем навзрыд захохотал, что зазвучало достаточно правдиво, чтоб его лицо красно-коричневым от ярости.

«Я боюсь тут немного недопонимание.

Я вызвал вас, что принять вашу капитуляцию».

«Вызвал меня?» На секунду его возмущение и недоверие было настолько огромным, что ему даже в голову не пришло поинтересоваться, почему его силы не работают.

«Кем ты себя возомнил, чтоб отдавать приказы?»

«Мое имя – Кайфас Каин, – спокойно сказал я, немного переигрывая для зависшего пикткастера, если честно. – И я комиссар.

Это моя работа.»

В глазах Варана отразилась вспышка сомнения и он начал медленно понимать, что я не нахожусь под его контролем.

«Сдавайтесь или умрите, как вам больше нравится. Мне все равно.»

«Убейте его», – крикнул Варан, показывая на меня своим телохранителям и я напрягся, когда их болтеры стали наводится в моем направлении.

У меня был только один шанс спастись, и я использовал его, метнувшись к небольшой площадке у основания посадочного трапа шаттла. Юрген, как всегда, висел у меня на пятках.

«Будем считать что вы сказали НЕТ», – сказал я, вытаскивая оружие и надеясь что мы сможем вовремя покрыть это расстояние.

К счастью нам это удалось, и направлявшиеся на нас болтеры задрожали, как вчера лазерный пистолет в руках Донала, когда он оказался в зоне влияния таланта Юргена.

«Приклейся к сестрам», – сказал я своему помощнику.

«Вы правы, сэр», – согласился он, стаскивая ремень лазгана с плеча.

Мелта была бы куда полезнее, если бы отступники Сороритас в конце концов решили стрелять по нам, но её наличие никак не вписывалось в предлог сдачи, в то время как лазган для гвардейца был таким же обязательным атрибутом, как руки; несоблюдение Юргеном этого правила было подозрительным и могло предупредить Варана, что он шел в ловушку.

Когда Юрген добрался до них, обе женщины закричали, дрожа так, словно их доспехи были наэлектризованы и их голоса жутко усилились их воксами.

После того как Донала вырвали из рабства Варана он счел шок от нескольких дней пребывания рабстве чрезмерно травмирующим, а он был молод и гибок во взглядах; внезапное понимание того, что с ними произошло и что они делали в последние несколько месяцев видимо сразу свело неудачливых сестер с ума.

К моему удивлению Варан кинулся мне навстречу, вопя от гнева не хуже чем его жертвы и я сделал себе очередную заметку: перстать недооценивать его.

На его пальцах, порвав бархатные перчатки, вылезли когти и я понял что предпочту приблизится к нем только после того, как ему в грудь попадет несколько выстрелов.

На мгновение он качнулся назад и я было понадеялся что он тоже попал под влияние, но он почти сразу кинулся дальше с самыми серьёзными намерениями.

«Не ожидал, да?» – злорадствовал он, прыгая на меня как нападающий хормангаунт.

Я вовремя убрался с его пути, так что его когти разорвали только рукав моей шинели и ударил его мечом в спину.

Вместо того, чтоб попасть в плоть, как я ожидал, зубцы завыли, выявив на свет что-то тверже керамита, и под остатками его рубашки я заметил слой чешуек.

Даже если он обрел свой статус в орде Абаддона, с помощью проклятого фокуса с контролем мозга, а не грубой силой и свирепостью, которую демонстрировали большинство Воителей Хаоса, он явно не был слабаком с его миниатюрным ростом, как я надеялся.

Я как раз вовремя обрел баланс, до того как он кинулся на меня опять и на этот раз я нацелился ему в шею, надеясь отрубить голову, но он предвидел это и блокировал предплечьем, которое было также наглухо бронированно, как и его грудь.

Он опять ударил меня, и я уклонился, как раз вовремя, чувствуя как его когти на секунду увязли в моей броне, спрятанной под шинелью.

Если бы я не предвидел это и не надел ее, он точно бы распотрошил меня единственным ударом.

До меня дошло, что я редко встречался с таким смертельным противником, и если я вскоре не сделаю что-то с этим, он очень быстро выиграет.

«Я не могу выстрелить, сэр», – крикнул Юрген, опуская дуло лазгана.

«Вы слишком близко». В принципе это не сильно меняло дело, подумал я, Варан скорее всего проглотит лаз-разряд Юргена так же легко, как из моего пистолета.

Болтеры развращенных Сестер вполне бы справились, но даже если их вырвать из силовой, армированной хватки сумасшедших, во власти психического безумия, они будут слишком тяжелы и громоздки для моего помощника.

Внезапно это перестало быть вариантом.

Видимо наконец-то вернув остатки самосознания, две женщины прекратили выть, так внезапно и полностью, как будто их воксы сгорели, и побежали.

До того как я с Юргеном отреагировали, хотя один Император знает, что оба из нас могли бы сделать, чтоб остановить их, они достигли края крыши и прыгнули в пустоту, перевалившись через край и исчезнув.

Секундой позже слабый удар, как будто кто-то уронил горсть чайных ложек, эхом донесся до площади.

Я продолжал отступать перед бешеными атаками Варана, отчаянно уклоняясь и парируя, только мои дуэльные рефлексы охраняли меня от потрошения, и у меня появилась идея.

Отойдя назад, насколько мог к головокружительной пропасти, я позволил защите ослабнуть, на долю секунды, как будто-то пропустил ответный удар и Варан поймался.

Завопив в триумфе, скорее как животное, а не человек, он прыгнул вперед, намереваясь разложить меня до костей.

В последнее мгновение я развернулся в сторону, позволяя его импульсу пронести его мимо.

Внезапно осознав опасность, бешеный маленький мутант попытался бросится назад, остановив свой безрассудный порыв, и почти сделал это, если бы там не было меня, он был определенно преуспел.

«Комиссар Донал передает привет», – прорычал я и пнул его прямо в зад, с огромной силой, которая сотрясла ногу.

Молотя руками, самозваный, непобедимый военачальник перелетел через край крыши, вопя от ужаса по пути вниз, пока внезапно шум не заглох, вместе с громким шлепком.

Я взглянул на окружающие меня армии, надеясь вопреки логики, что они отступят, освобожденные от безумием, охватившего их от кончины своего лидера, но это не было какой-то доброй сказкой, где злые чары исчезали со смертью злого колдуна.

Вместо этого, вой ярости эхом отразился от окружающих гор, и они рванули к нам.

Ну, почти так мы и ожидали, и строили свои планы соответственно.

Застрочила Химера Грубера, модификации Фелиции продолжали работать, как будто сам Омниссия был лично заинтересован и передний ряд наступающей орды исчез, выжившие рассеялись по укрытиям, которые могли найти.

Наши собственные люди тоже рассеялись, занимая оборонительные позиции, о которых их инструктировали, и приготовились встретить врага.

«Пойдем, Юрген», – сказал я, последний раз опасливо глянув на шаттл Варана. Но оттуда никто не появился (2), чтобы бросить нам вызов и мы быстро побежали к лестнице.

«Я думаю, самое время нам оказаться в другом месте.»

Мы вышли из безмятежности святыни в самый центр неразберихи и бойни, которая слишком остро напомнила мне тот прошлый отчаянный бой, настолько сильно что события прошлого стали смешиваться с настоящим и я почти вызвал по воксу Сотин, чтобы приказать ей переместить куда нужно свои танки, прежде чем вспомнил что она давно уже умерла от старости.

«Комиссар!» – за моим плечом появился Нелис, поддерживющий Стеббинса, у которого была сильно повреждена рука и он истекал кровью из раны на голове.

«Они прорываются в юго-западном углу.»

«Тогда вернитесь назад и остановите их», – сказал я.

Я мгновение слушл запутанную болтовню по воксу, потом нашел что мне было нужно и включил его.

«Фристер, перекиньте кадетов арбитрес на юго-запад и держитесь там, сколько сможете.

Нелис уже идет туда со всеми, кого сможет найти.»

«Да, сэр.»

Нелис поспешно ушел, собирая за собой кометный хвост из легкораненых, способных держать лазган и я вернулся к Стеббинсу.

«Перевяжите свои раны и доложитесь Коммандующему Роркинсу.»

Даже если он не может сражаться, он сгодится в качестве оператора вакса или ауспекса, освободив кого-то для драки.

«Сейчас, комиссар.»

Он пошел прочь, а я, несмотря на сильное желание последовать за ним, направился к периметру.

Теперь мы все сражались за наши жизни, и мне нужно было лично убедится, насколько плоха ситуация.

Химеры стреляли непрерывно, выкашивая врага целыми группами, но это было больше похоже на удары кулаками по воде; бреши в их рядах заполнялись почти сразу. Они ползли вперед от укрытия к укрытию, и использовали в качестве укрытий тела павших.

Пока я смотрел, один из броневиков взорвался как шаровая молния, пораженный ракетой из переносной пусковой установки и люди Грубера тут же предприняли ответные меры, расстреляв из стрелкового оружия куст, из которого прилетела ракета.

Эта угроза была нейтрализована, но подобных им было ещё много; я услышал пронзительный свист, предшествующий серии разрывов позади меня, рядом со святыней.

«Кто нибудь, уничтожьте эти минометы», – передал я и мгновением спустя голос Кайлы отозвался в моей комм-бусине.

«Комиссар, они окопались за шаттлами девять и двенадцать.

Мы ничем не можем их там достать.»

«Фрак!» – сказал я от души и переключил частоты.

«Спайр, если вы с вашими друзьями закончили рассматривать свои новые игрушки, то сейчас самое время проверить, летают ли они.»

«Уже готовы, комиссар», – уверил меня рыжий кадет.

«Мы проверили захваченные шаттлы и два из них будут готовы к взлету в течении десяти минут.»

«Было бы лучше, если побыстрее», – сказал я, тщательно сдерживаясь.

Десяти минут врагу вполне может хватить чтобы прорваться.

Мимо меня трусцой пробежали Ятц с его скитариями, как мне показалось, несколько по уменьшившимися в числе и несколькими сервиторами, чтобы снова исчезнуть в окружающей неразберихе.

«Роркинс, готовьтесь выходить из дела.»

Фелиция ни в коем случае не была бы счастлива, если мы взорвем здание, но ситуация начинала выглядеть так, словно у нас не было выбора.

Враг пер вперед, подавляя нашу оборону превосходящим огнем и в любую минуту мог пойти в финальную атаку.

Фактически, если бы это были обычные Хаосопоклонники а не использующие свои головы солдаты, то они бы уже кинулись всей толпой, позволив нашему оружию немного проредить их ряды.

«Принято», – сказал Роркинс не слишком счастливым голосом, но у него была тактическая картинка, на которой было ясно видно в каком мы сейчас ужасном положении, и я не уверен что вообще хотел бы её увидеть.

«Они так и прут сюда», – сказал голос Нелиса в моем наушнике и на юго-западной окраине периметра усилилась стрельба.

«Идем к вам», – ответил голос Жульен и я услыхал грохот бронированных подошв, высекающих искры из керамической плитки под нашими ногами.

Я оглянулся и увидел её с послушницами, беглым шагом двигающихся в самую гущу битвы, с глазами, сиявшими святым рвением.

«Каин, присоединишься к веселью?»

Я беспечно кивнул, изрыгая про себя проклятья, потому что не мог найти никакого повода отказаться от этого занятия.

«Дамы вперед», – сказал я взмахнув рукой и стараясь чтобы это выглядело как шутка.

Ситуация на периметре оказалась хуже, чем я думал.

Судя по количеству трупов в оскверненных мундирах СПО враг уже прорвался и был отброшен назад защитниками, заплатившими за это немалую цену; Стеббинсу ещё повезло и он смог уйти, а многие из раненых не могли этого сделать.

Когда мы с Жульен и её послушницами приблизились, на лицах Нелиса и Фристера появилось одинаковое выражение облегчения, а их разномастное сборище кадетов арбитрес, солдат СПО и скитариев кажется приободрилось, несмотря на то что прилив оптимизма, учитывая продолжавший обстреливать нас миномет, был несколько безосновательным.

Пройти через его огонь к шаттлу будет нелегко, но это проблема будущего; сейчас нам требовалось пережить следующие несколько минут и отбросить вражескую атаку достаточно решительно, чтобы не попасть под обстрел при отходе.

«Они идут», – сказал Ятц, чьи аугметические глаза позволяли ему видеть яснее чем остальным и взмахнул рукой вооруженным сервиторам.

Они тут же высунулись, в то время как остальные прятались за баррикадой, построенной, похоже, из материалов, которые вытащили со склада когда организовывали в нем штаб Роркинса.

Через мгновение обе конструкции были уничтожены целой бурей болтерного огня и мое сердце превратилось в лед.

Я поднял голову над парапетом настолько, насколько посмел (это было не очень высоко), молясь по себя, чтобы я не увидел там того, что ожидал. Само собой, я был разочарован.

Из утренней полутьмы на нас накатывалась волна предательниц – Сороритас, по меньшей мере три отделения и я знал что у нас не было никакой надежды остановить их.

Более того, я сомневался что мы сможем хотя-бы задержать их.

«Мы засекли ещё один выброс энергии варпа», – скорее озадаченно чем встревоженно произнесла Фелиция у меня в наушнике и я снова высунулся над баррикадой, не в состоянии оторвать глаза от страха, несмотря на очевидный шанс поймать болт в голову.

«Что это?» – спросил Ятц, когда три больших конических конструкции появились непонятно откуда прямо посреди вражеской толпы.

Волна наступающих Хаоситов заколебалась, несомненно задавая себе тот же самый вопрос а затем распалась, когда из монолитов стегнули дуги иссиня-черной энергии, вырывая куски из ближайшего шаттла.

Наступавшее сестринство прекратило стрелять в нас и повернулось лицом к новой угрозе, на мгновение замерли, чего бы они никогда не стали делать, если бы были в здравом рассудке, а потом стали стрелять во что-то позади себя.

«Кое-что похуже», – сказал я, активируя свою комм-бусину и передавая на всех частотах.

«Каин всем.

Немедленно уходите к шаттлам.»

Вспышки зеленого некротического света вспыхивали на расстоянии, зловещие металлические фигуры неторопливо продвигались в нашем направлении, выкашивая людей в силовой броне, которые преграждали путь.

«Нам было приказано защищать «Потаенный свет"», – сказал Ятц.

«От Варана», – сказал я.

«Мы не можем противостоять этим созданиям.

Если мы попытаемся, мы умрем, и они получат это в свои руки.»

Изменники Сороритас сломались, попытались сбежать, но не ушли далеко; я указал на одну, попавшую в луч гауссова шкуродера, крича, она испарялась как дым от потушенной свечи.

«Наша единственная надежда – бежать к шаттлам и похоронить его во взрыве.»

Куда бы я ни посмотрел за пределы периметра, напрягая глаза, чтобы разглядеть ужасающие подробности сквозь мрак, везде было одно и то же, блестящие металлические убийцы опрокидывали врагов с небрежным презрением, еще более пугающие полным отсутствием эмоций.

Большинство разумных рас вступают в бой со смесью страха и ликования, но некроны просто убивают, потому что это то, для чего они существуют.

По крайней мере, они отвели минометы от нас, так что мы могли добраться до шаттлов одним целым.

Ятц и Жульен посмотрели друг на друга, невысказанный вопрос повис в воздухе между ними; никто из них не был обязан мне подчиняться, и если бы один решил остаться и принять бой, я был уверен, что другой поступил бы так же.

«Вы слышали комиссара! Двигайтесь!» – крикнул Нелис, и его подопечные живо подчинились, бросившись к шаттлам, как я указывал, Фристер и арбитры-кадеты наступали им на пятки.

Это изменило настроение, счастлив я сказать; когда Юрген и я последовали за ними, так же сделали Жульен и Ятц, скитарии и послушницы бежали вокруг нас.

Мой главный страх когда мы поднимались заключался в том, что мы ушли слишком поздно, и летающие монолиты атакуют нас снизу, когда они неумолимо плыли к святилищу в том же темпе, что и шагающие мерзости вокруг них, но то ли мы вышли из их зоны досягаемости, то ли они были просто слишком сосредоточены на своей цели, чтобы отвлекаться на кого-то, не стоящего на их пути (3).

Мы сделали пару кругов над долиной, держась подальше от монолитов, пока авангард армии некронов не вошел в святилище, и я дал сигнал.

«Фелиция, – сказал я. – я сожалею, но мы должны взорвать это.»

«Я знаю.»

Она позволила удивительному для техножреца количеству эмоций просочиться в ее голос.

«Это единственный логичный вариант.»

Последовала долгая пауза.

«Фелиция, – сказал я так тактично, как мог. – нажми фрагову кнопку!»

«Я жала», – сказала она мрачно.

«Несколько раз.

Сигнал глушится.

Мы не можем взорвать.»

Мы бесцельно кружились еще несколько минут, неспособные вмешаться, но не желающие уходить; затем, как я наполовину ожидал, целая армия некронов заколебалась как поднимающийся туман и полностью исчезла, разоренный пейзаж внизу, где были уничтожены силы вторжения Варана, остался единственным следом их прохождения.

«Что случилось?» – спросил Спайр, отрываясь на минуту от своей консоли с выражением ошеломленного удивления на лице.

«Они получили то, зачем приходили», – сказал я.

Заметки редактора:

Официальная версия этих событий широко известна и не нуждается в особых пояснениях: следущее извлечение, как и остальные просто подводит итог.

Из «В самой черной ночи: Оценка тысячелетних войн» за авторством Аяепи Клотхир, 127.

М42.

Поединок Комиссара Каина и Главнокомандующего Варана, поставивший точку во вторжении сил хаоса, оказался настолько мелодраматичным поворотом событий, что стал бы широко известен даже если бы не было той-самой пикт-записи.

Деморализованная армия Варана тут же рухнула в пучину междоусобной резни, поскольку каждый независимый командир стремился вырвать друг у друга полное лидерство, но преуспели они только в том, что полностью лишили себя сил. Жалкие их остатки были легко разбиты и стерты СПО, которые. не теряя времени, принесли месть Императора выжившим предателям.

Флотская группа, прибывшая в ответ на посланное сообщение, захватила суда еретиков на орбите и уничтожила их хорошо скоординированной атакой.

(1) Судя по описанию это рейдер типа Шакал.

(2) Когда команда зачистки прибыла в святыню, они нашли тело пилота, все еще сидящем в кабине; похоже Варан инструктировал несчастного парня ждать его возвращения, и он просто умер от голода за пультом.

(3) Более вероятно первое, так как, учитывая как мало мы понимаем мотивацию некронов, они, кажется, стараются никого не оставлять в живых, если у них есть выбор.


Глава двадцать третья. | Последнее противостояние Каина | Глава двадцать пятая