home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятая.

«Мне передали что вы рекомендовали полный карантин этого места», – сказал Браскер, и в его сухом канцелярском голосе, как всегда, прозвучала легкая снисходительность и мягкое недоверие.

За исключением одного или двух человек (Коммодор Визитер и Роркинс, отсавной полковник, руководивший подготовкой кадетов-штурмовиков) я находил своих коллег в лучшем случае утомительной компанией, а казначей схоллы раздражал меня больше всех.

Почти породия на чиновника Администратума, его серая кожа и помятая одежда неизменно были забрызганы чернилами и у него было мнение о любом предмете, которым он великодушно делился со всеми, независимо от того, просили его или нет.

Кроме прогенумов, конечно, которых он просто игнорировал, при каждом удобном случае выражая мнение, что их присутствие было единственной вещью, мешавшей этой схолле работать так эффективно, как ему нравилось.

К сожалению, его общество было неизбежной частью нашей жизни, если мы хотели обедать в в столовой, повара которой были достаточно квалифицированны, чтобы сделать её стоящей этого раздражения.

Я пришел с небольшим опозданием, задержанный кое-какой административной работой, которую не мог перепоручить Юргену, и, протолкнувшись через обычную стаю кадетов с упавшим сердцем понял, что единственное свободное место было рядом с Баскером.

(Конечно, я предполагал что это возможно, поскольку мы давно выяснили, что лучший способ избегать его, это прийти поесть пораньше, но я цеплялся за надежду что припозднится кто – то ещё.)

«Вам рассказали правильно,» сказал , усаживаясь рядом и, несмотря на свое раздражение, надевая на лицо вежливую маску.

За все те годы, которые я, состоя в свите лорда-генерала, посещал утомительные дипломатические мероприятия, я сделал позу учтивого внимания частью своей второй натуры и был слишком закаленным участником подобных компаний, чтобы наживать себе лишних врагов.

Особенное если это был человек. который управлял бюджетом схоллы и до сих пор был почти сверхъестественно доверчив к моим ведомственным отчетам.

«Но вам, конечно, отказали», – продолжил Браскер так, словно он уже все знал а не искал подтверждения сплетне.

«Боюсь что так», – сказал я, ковыряясь в своем, тушенном на медленном огне, плойне.

Я решил, что подбросить ему за разговором несколько лакомых кусочков не повредит; может он и был самоуверенной докукой с обаянием сервитора, но, как и большинство чиновников выше определенного ранга, он имел хорошие связи в Администратуме и был бесконечно нескромен.

Позволив упасть возле него нескольким крошкам слуха я впоследствии могу быть вознагражден чем-то интересным, а я слишком долго имел дело с Амберли, чтобы пропустить возможность заполучить такой источник.

«Я не чувствую полной уверенности что там можно безопасно возобновить горные работы.»

Это, конечно, возбудило его интерес.

«И почему там может быть опасно?» – спросил он, когда один из слуг унес первое блюдо и принес источающую нежный пар рыбу, с гарниром из соломки жаренного клубня.

Я пожал плечами.

«У меня есть только ощущение», – сказал я, несколько удивленный что доверился товарищу.

Я могу объяснить это только тем, что мои неясные предчувствия и не думали уменьшиться за эту неделю. и я испытал облегчение, выразив их словами.

Конечно, если не упоминать ясное знание, что благодаря его неизлечимой тяге к сплетням скоро весь Администратум будет болтать о том, что у Каина были сомнения в разумности этого предприятия.

Что должно прикрыть мне спину и улучшить мою репутацию, если, не приведи Император, дела снова пойдут не так, как нам нужно.

«Там не было никаких твердых улик, на которые я мог бы опереться.

Просто инстинкт старого солдата, я полагаю.»

«Хмм.»

Браскер мгновение глубокомысленно жевал.

«Теперь я понимаю почему вы не продвинулись дальше.

Администратум построен на прочной основе твердых и поддающихся проверке фактов.

Инстинкт одного человека, даже остро отточенный, не имеет большого веса.»

«Поэтому вы верите больше в панели данных чем в душу», – заявила сестра Жульен, израненная в боях ветеран – Целестинка, отвечавшая за послушниц Сороритас (1).

«Вы даже слова Императора не стали бы слушать, если бы они небыли бы напечатаны в трех экземплярах.»

Они были старыми спарринг-партнерами и препирались более или менее дружелюбно всякий раз когда близко сходились, хотя их мировоззрение было настолько разным и настолько глубоко пустившим корни, что я не понимаю, зачем они это делали.

«Боюсь, слово Каина они расценят ещё более легко», – сказал я, прячась за фасадом скромности, который я так тщательно отстраивал все эти годы.

Для монахини Императора она была терпимой компанией, и мы даже провели несколько удивительно приятных вечеров, вспоминая былые компании.

Однако я слишком часто имел дело с Сороритас, чтобы считать их надежными в тяжелой обстановке, потому что они были склонны бросать все ища мученической смерти или еретиков, которых можно было бы уничтожить, вместо того чтобы придерживаться плана боя, даже если их действия ставили под удар настоящих солдат.

Это не говоря о риске того, что они могут удрать от вас в часовню всякий раз, когда развивающаяся между вами беседа выйдет за рамки обычной дружбы.

«Скорее, оно их больше одурачит», – сказала она решительно.

Её глаза были цвета орешника, и смотрели на меня над шишкой не раз сломанного носа с легким юмором.

«Если у какого человека и стоял Император за спиной, то это были вы.»

«Слыхал я такие слухи, – сказал я, чувствуя больше чем просто неудобство от направления, которое принимала беседа. – но я уверен. что Он интересуется мной не больше чем всеми остальными.»

Кажется, это удовлетворило её.

«Если что, – сказал Браскер. – то я буду надеяться что Его внимание сейчас направлено прежде всего на Врата Кадии.»

«О?» Я с готовностью ухватился за изменение темы разговора.

«И почему это?» – принесли мою собственную рыбу и я начал своим столовым прибором резать тонкую корочку, отделяя мясо от костей.

«Хотите сказать что ещё не слыхали?» – Браскер разыграл удивление.

«Произошел массовый набег из Глаза Ужаса.

Говорят, Легионы Предателей сосредотачиваются для полномасштабного вторжения и большая часть Сегментума Обскурус уже поглощена войной.»

Глядя из сегодняшних дней кажется удивительным, что мы столь несерьёзно обсуждали такие катастрофические события, но нужно принять во внимание, что они происходили на противоположном краю галактики, тогда как тираниды казались явной и многочисленной угрозой.

В то время не было никаких оснований полагать, что последнее неистовство Абаддона сильнее повлияет на Восточный Рукав, чем предыдущие, оставившие чуть больше чем неопределенные слухи и безосновательные отчеты о боях, просочившиеся из астропатической сети уже после того, как пыль событий осела.

«Ну, кто бы «они» ни были, можете передать им что они не правы», – вставил Роркинс с противоположного края стола.

«И если они понимают что для них хорошо, то им стоит прекратить распространять подобную пустую еретическую болтовню.»

Мы обменялись взглядами.

Конечно, я не мог этого доказать, но я был вполне уверен что он отбыл свой срок службы как активный штурмовик в рядах частной армии Инквизиции, а не Имперской Гвардиии, по меньшей мере периодически, поддерживал контакт со своими бывшими работодателями, и я не сомневался что он питал такие же подозрения о моей связи с Эмберли.

Браскер, конечно, был или слишком туп или слишком наивен, чтобы понять что рискованно близко подошел к тому, чтобы его имя появилось в списке, который плохо повлияет на его здоровье и раздутое самомнение.

«Мои сведения из очень надежного источника, – сказал он. – среди кодициев в представительстве Адептус Астра Телепатика»

В этом месте я навострил уши, подумав, что хотя слухи были явно преувеличены (я редко встречал астропата без драматического таланта), но, в конце концов, должна же быть частица правды в этих историях.

«Похоже, они уже назвали это тринадцатым Черным Крестовым Походом.»

«Болтовня и ерунда», – насмешливо фыркнула Жульен, и протянула одному из толпящихся рядом слуг металлическую чашку, чтобы тот налил в неё рекаффа.

«Абаддона разбили после Готической войны, все это знают.

Он не посмеет снова сунуть свой нос в сферу Императора.»

«Ну, давайте надеяться что вы правы», – сказал я, чувствуя что мой аппетит поуменьшился.

Я сталкивался со слугами Великого Врага куда чаще чем хотел, и мой опыт говорил что недооценивать их было бы не слишком мудро.

Особенно десятитысячелетнего сумасшедшего, который большую часть этого времени мариновал себя в изначальном Хаосе.

Вставая из-за стола я рассмотрел с высоты своего роста переполненную столовую, разыскав свою несколько уменьшившуюся группу кадетов, которые с энтузиазмом ели свою более простую еду.

Как я и надеялся, они кажется смирились с мыслями об утрате своих товарищей, хотя Бриел вызывал у меня некоторое беспокойство. Он выглядел менее сосредоточенным, чем до нашего столкновения с тиранидами.

Они с Кларчем были друзьями, и он явно был потрясен двумя этими смертями.

В конце концов, ни у кого из кадетов не было семьи или каких-либо связей за пределами их нынешнего круга.

Я достаточно хорошо помнил это чувство.

Мой взгляд упал на Кайлу и Стеббинса, уже закончившими еду и согнувшимися над планшетом, обмениваясь мнениями о задании, которое я дал им днем (вкратце, что-то о требуемых доказательствах если требуется по быстрому казнить солдата, если я правильно помню) а Нелис, глубокомысленно жуя, слушал беседу и иногда прерывал её чем-то, что они явно не считали полезным.

Донал вместе с Фристером и Даллори смеялись над какой-то шуткой и я решил что отнесусь к болтовне Браскера со всей серьёзностью, чтобы, если это все-таки произойдет, подготовить их к худшему.

И, полагаю, за это я должен благодарить никого иного, как этого маленького смешного человечка.

«ПРОНИКНОВЕНИЕ ЕРЕТИКОВ?» спросил Донал удивленным голосом.

Поскольку погода стояла не по сезону теплой для этих широт (2), я решил следующее утреннее занятие провести на открытом воздухе, присвоив с этой целью верхнюю площадку одной из внешних башен.

Я нередко поступал так и раньше, поэтому это никого не удивило бы, при этом было меньше шансов что нас подслушают так далеко от главного здания.

Последнее чего я хотел, так это чтобы слух о том. что я делаю, дошел до Баскера, а через него меньше чем за неделю распространился на пол-планеты.

Роркинс был прав, сейчас было важно успокоить общие страхи, а не усугублять их слухами о том, что Каин – Герой серьёзно относится к разговорам о нависшей гибели.

Я кивнул, быстро глянув вдоль парапета чтобы удостовериться что в пределах слышимости больше никого не было.

С этого места открывался захватывающий дух вид на долину и горные пики за ней, многие из которых были покрыты ледниками.

Вдали крыши Салубрии, расположенной на несколько сот метров ниже скалы, на которой стояла наша цитадель и растянувшейся на несколько километров вдоль реки, мягко блестели в теплом осеннем свете, а извечный шум схолы, был приглушен и окружал нас как едва заметный гул человеческой деятельности.

Группа молодых людей лежала на огневом рубеже, разнося картонные мишени в конфетти под зорким присмотром одного из инструкторов, а слева группа подростков бежала, подгоняемая инспекторами (3), к одной из соседних гор.

Сузив глаза я смог разобрать знакомые очертания черного грузовика юстициариев Хавендауна, пробиравшегося по вьющейся дороге, ведущей к нашим воротам, с еженедельной группой осуждённых преступников для тренировки в допросах, экзекуциях и в качестве живых мишеней для стрельбы.

Удостоверившись, что вокруг был мир и порядок, а так же что нас никто не сможет подслушать, я кивнул.

«Проникновение Еретиков», – подтвердил я.

Нелис поднял руку.

«Я думал что этим утром мы, как планировалось, будем изучать методики допроса и получения информации», – сказал он, выглядя несколько разочарованным.

«Должны были и будем», – заверил я его.

«Но эти темы связаны между собой, и согласно моему опыту, немного найдется более неотложных направлений деятельности армейской разведки, чем выявление секты еретиков, пытающихся подорвать наши силы изнутри.»

Как я и ожидал, мимолетная ссылка на мою красочную биографию сразу заинтриговала их и даже спокойный Нелис выглядел более внимательным, чем обычно.

Бриел тоже, кажется, вышел из задумчивости, что вызывало некоторое облегчение.

Я мрачно кивнул и снова огляделся, на этот раз для большего эффекта а не из опасения невидимых слушателей.

«То что я вам буду рассказывать, вы найдете в программах обучения и должны будете держать это только при себе.

Большая часть моих академически настроенных коллег не одобрили бы того, что я изменил программу.»

Конечно, мои слова были преуменьшением.

Наш принципал, Катберт Каткарт, младший экклезиарх, потративший, благодаря своему уму, столь узкому, что совершенно непонятно как он умудрялся уравновесить шляпу, всю свою жизнь на то, чтобы мешать молодежи Империума развивать те или иные свои способности, наверняка помер бы на месте, если бы что – то узнал.

К счастью, как только его неудачливые обвинения попадали в руки отдела управления, их передавали Визитеру и Роркинсу и мне (подозреваю что и некоторым другим) удавалось разумно разрешить их (4).

Я поглядел на кадета, который, кажется, уделял мне куда меньше внимания чем новичкам Сороритас, сбегавшимся на плац внизу для тренировки в рукопашной.

«Кадет Маклин.

Что вы знаете о Губительных Силах?»

Я клянусь, что наступившая тишина, когда на меня уставились десять пар глаз, была так глубока, что я даже задумался, а не перестали ли они дышать.

Рот Маклина мгновение открывался, как у свежепойманной рыбы.

«Они очень, очень плохие?» – рискнул он.

«Правильно», – сказал я ему.

«Но это только их человеческие помощники, которых вы должны разыскивать.»

Я на мгновение поколебался, а потом решил не обременять их большим знанием о самих Силах.

Император знает, эти знания не самое лучшее, что может быть в голове и это не было причиной, чтоб раскрывать им все кошмары.

«Они собираются в культы и пытаются привлечь внимание кого-то из Сил, зачастую действуя не взирая на то, что не понимают чем это кончится.

Те, которым повезло, просто небрежно выполняют предписанные ритуалы, не понимая их сути, и этим червям остается только мечтать о обретении влияния, которое бы помогло им нарушить нормальную работу Империума»

«А те, которым не повезло?» – спросила Кайла.

«Они добиваются успеха», – сказал я ей серьёзно.

«Покровитель их сил действительно заинтересовывается ими.

Плохие новости для них и намного худшие для всех остальных.»

«Но ведь их можно разбить, не так ли?» – спросил Стеббинс, выглядя несколько неуверенно.

«Вы сражались с ними и побеждали.»

«Несколько раз», – сказал я, решив замять тему моих столкновений с демонами и шаманами.

Верно, я каждый раз умудрялся сохранить свою шкуру, но много других людей этим похвастаться не могло, и я. вероятно, кончил бы точно так же, если бы не особый талант Юргена разрушать вблизи себя любые силы, порожденные варпом.

«Но мне помогали и все равно это было непросто.

Они могут внедрить своих людей куда угодно, даже в Имперскую Гвардию.

Не нужно вам говорить, насколько серьёзно это может закончится.»

«В Гвардию?» – конечно спросил Донал.

«Конечно, это не может происходить часто.»

«Почти никогда», – сказал я.

«Но я видел как целые полки переходят на сторону Хаоса и сражаются за своих новых хозяев с таким же упорством и преданностью, как раньше – за Императора.»

Донал все ещё выглядел недоверчиво, но выражение ужаса и отвращения на большинстве лиц сказало мне, что они переваривают новую и неприятную мысль.

«А как же их комиссары?» – спросил Нелис с негодованием.

«Почему они не остановили их?»

«Кажется, они были слишком заняты, будучи слегка мертвыми», – ответил я ему.

«Одно из весьма сомнительных преимуществ вашего положения – вы вершина списка целей в случае мятежа.»

Я холодно улыбнулся.

«Что является лучшим поводом для того, чтобы удостовериться что никто не разжигает его в полку, к которому вы приписаны.»

Большинство из них кивнуло, приняв мой ответ за чистую монету, хотя я не был уверен что это было так во всех случаях.

Я знал по меньшей мере одного комиссара, который перешел на сторону Великого Врага, и как бы это было не болезненно, необходимо признать что, бесспорно, должны быть и другие.

«Как мы можем узнать, есть ли культ хаоса среди вверенных нам солдат?» – спросила Каила, как обычно переходя к сути дела раньше остальных.

«Есть много знаков, – сказал я, – которые могли бы указать на проникновение культистов.

в частности, наблюдайте за любыми группами, которые формируются вокруг старых воинов, особенно если они начинают утверждать что они какое-то братство поля битвы или демонстрируют признаки желания вступить в ближний бой, вместо того, чтобы использовать огнестрельное оружие…»

Во время обеда, и я пустил свою команду по очевидному сценарию и чувствовал, что разумно добавить оговорку.

«Нет никаких четких правил, позволяющих это выявить», – предостерег я их.

«Вам придется положится на свои инстинкты.»

«Не думаю что у меня они есть», – сказал Нелис серьёзно, вызвав смех, который сломал общую напряженность и несколько изумил его.

«Ты следовал своим инстинктам на астероиде», – напомнила ему Кайла.

«Получилось хорошо.»

«Да. я полагаю что это сработало», – сказал Нелис с таким серьёзным видом, что даже я не вполне смог сдержать улыбку.

Донал глубокомысленно хмурился.

«Вы хорошо объяснили нам, что высматривать в скомпрометированном полку Гвардии», – сказал он.

«Но они – одни из наименее вероятных для проникновения учреждений.»

«Совершенно верно», – признал я.

«Обычно вы обнаружите активные культы хаоса среди гражданского населения.

Где они могут попытаться развращать подразделения СПО и местных арбитрес (5).

По понятным причинам.»

«Ну, тогда они в любом случае будут не нашей проблемой», – сказал Донал, пожав плечами.

«Мы не будем сильно смешиваться с гражданскими.»

«За исключением отдыха», – сказал Фристер, наблюдая с задумчивым выражением за несколькими девицами с кухни, не намного старше него, проходившими под нами.

На мгновение я захотел высказать предостережение на счет этого, вспомнив как я наткнулся на Кефии на публичный дом, полностью укомплектованный генокрадами, но затем отбросил эту мысль.

У бедного парня мог бы развиться комплекс.

Лучше дать ему помечтать; наверняка это будет самым лучшим, что с ним когда-либо случится.

«Что вы с этим собираетесь делаеть, Каин?» – спросил Рокринс, суженными синевато-серыми глазами рассматривая карты в своей руке и пытаясь понять, действительно ли у меня была пара инквизиторов, которые позволили бы мне сорвать банк.

Но я был слишком закаленным игроком в карты, чтобы позволить своему лицу предать меня, поэтому я просто пожал плечами и подбросил пару монет в кучу на середине стола.

«Чтоб мне фракнуться, если я знаю», – признался я честно.

«Я уверен что слухи преувеличенны, но они продолжают циркулировать.»

Я взял свой стакан с хорошим, выдержанным амасеком, который полковник приберегал для своих привилегированных гостей и запас которого был для меня в легкой досягаемости, и начал потягивать из него.

Комната была приятной; квартира Роркинса была опрятна и хорошо обставлена, из окон открывался вид на дальние пики за темнеющей долиной, чьи покрытые снегом вершины солнце окрашивало в красные оттенки, неприятно напоминавшие мне запекшуюся кровь.

«Вы расследовали их?» – спросил Визитер, позволив слабой улыбке знатока дернуть свои усы, когда он поддержал пари, не дав себя обмануть.

«Нет», – признал я.

«В любом случае, это не быстро.»

Прошло меньше месяца с тех пор, как Браскер притащил слухи о новом Черном Крестовом Походе.

«Но я ждал что к настоящему времени последует какое-нибудь официальное опровержение.

Чем дольше эти истории циркулируют, тем более дикими и преувеличенными они становятся и тем больше они будут баламутить гражданское население.»

Я снова пожал плечами.

«Я видал такое раньше.

Если губернатор быстро что-то с этим не сделает, начнутся уличные бунты.»

«Они уже начинают», – сказала Сестра Жулиен, оторвавшись от карт, чтобы опять поднять стек.

Я был удивлен, когда пришел к Роркинсу на регулярный карточный вечер и обнаружил там её; она никогда раньше их не посещала и я полагал что она в принципе неодобрительно относится к карточной игре, но она играла не как новичок.

При этом они играла не хуже меня, что, по меньшей мере, создавало интересную проблему; я так привык к своему шаблону действий за карточным столом, что внесение новинки требовало работы для победы.

«Или, по меньшей мере, собираются.

Я вчера была в Хавендауне, на мессе в соборе и видела что трибуны (6) развернули отряды быстрого реагирования по всей столице.»

«Выглядит как разумная предосторожность», – сказал Роркинс, в конце концов решив закруглится.

«Если вы спросите меня, то я скажу что это была больше чем простая осторожность», – сказала Жульен, выпив свой стакан амасека куда быстрее, чем заслуживал этот прекрасный пример искусства винодела и внимательно поглядев на графин.

Поняв намек, Роркинс встал и освежил её бокал.

«Духовник проповедовал о необходимости веры в трудные времена и о грехе мятежа.»

«По мне, так вполне обычные дела», – сказал Виситер, протянув руку к монетам, а потом, заколебавшись, убрав её обратно.

Отлично.

Думаю, банк мой.

«Это важный момент, являющийся частью мятежа», – заметила Жульен.

«Он не высосал бы эту тему из пальца.

Поверьте мне, эта проповедь была прямым ответом на распространяющиеся настроения.»

Она выглядела довольно убежденной, что было довольно тревожно.

Она знала как работала Экклезиархия так же, как я понимал лабиринт бюрократии Муниторума, и если Сестры были обеспокоены эффектом, который оказывали слухи на мораль населения, то это означало, что ситуация становится действительно страшной.

Она поглядела на меня с некоторым сомнением и протянула руку к груде денег в центра стола.

«Поднимите, или я забираю банк?»

«Я думаю, лучше останусь достойным противником», – легко сказал я, снова поднимая ставку и она одобрительно кивнула.

«Я думаю что, наверно вам попался тот последний инквизитор», – сказала она небрежно, пытаясь одурачить меня, но я не собирался дать ей возможность так легко прочитать меня, поэтому только улыбнулся в ответ.

«Я думаю, вам придется заплатить чтобы узнать это», – сказал я.

У меня было на просто два Инквизитора, у меня был ещё и Примарх.

Это был сильный расклад, один из лучших за весь вечер и я сорвал несколько банков с куда более худшим.

«Проблема в том, – сказал Виситер. – что никто ничего наверняка не знает.»

Астропатическая связь была в адском состоянии из-за тени флота – улья в варпе и флот сектора был в известном смысле изолирован.

А новости, прибывавшие с кораблями-курьерами неизбежно устаревали, пока добирались до этого края галактики.

«Не надо на меня смотреть», – сказала Жульен.

«Я ничего не слыхала от прецептории уже несколько месяцев.»

Кажется, она не воспринимала это, как большое лишение.

«Ну, доверься Императору и рискни, как говаривала моя старая аббатиса.»

Она поддержала мою ставку и открыла карты.

«Воля Императора.

Все ещё думаете что сможете побить его, комиссар?»

«Нет, если конечно у меня нет ещё одного Императора в рукаве», – сказал я легко, надеясь что хорошо скрыл недоумение при виде одного из самых сильных и редких раскладов в игре.

Роркинс и Визитер рассмеялись и полковник снова наполнил мой бокал.

«Я не уверен что молитва о чуде в пределах правил игры», – сказал он, пока Жульен забирала банк.

«Она и не требовалась,» уверила его Целестинка.

«Иногда Он дарует его сам.»

Она перетасовала колоду с ловкостью, которой бы позавидовал владелец казино и начала новую игру.

«Я начинаю, вы все ещё в игре?»

«Абсолютно», – уверил её Виситер.

«Я надеюсь отыграть хоть что-то обратно, до того как вы бросите их в кружку для бедных.»

«На самом деле я планировала на них шумно провести время», – сказала Жульен, сделав достаточно долгую паузу, чтобы мы начали задаваться вопросом, насколько она серьёзна, а потом оглушительно рассмеялась над нашими физиономиями.

«Но вы правы, в качестве пожертвований эти деньги принесут больше пользы.»

Лично я был не слишком с этим согласен, и решил изо всех сил склонять её к первому варианту, раз уж этим вечером я не стал главным бенефициарием.

«Независимо о того, что происходит в Сегментум Обскурус, я не думаю что это затронет нас непосредственно», – сказал Роркинс раскладывая свои карты и начиная с пары мелких монет.

«По крайней мере, какое то время.»

С этим предположением он полностью промахнулся, но в то время мы не могли этого знать.

«Вне всяких сомнений, мы здесь уязвимы, особенно если гражданские власти будут продолжать колебаться.»

«Я согласен», – сказал я.

Я покрутил головой, рассматривая остальные три лица за столом.

«Мы четверо, вероятно самые опытные военные на этой планете.»

Да, у меня, разумеется, было свое мнение о Жульен, но я не мог отрицать что она повидала много битв за эти годы и включить её было по меньшей мере вежливо.

Виситер мрачно кивнул.

«Как бы не во всем субсекторе.»

Он сделал символическую ставку и задумчиво поглядел на Роркинса.

«Так что я так понимаю, вы не просто пригласили нас вечером на карты.»

«Это выглядело неплохим предлогом», – признал полковник.

«Мы собираемся достаточно часто, так что никто не обратит особого внимания.»

Он сердечно кивнул Жульен.

«Ну или большинство из нас.

Должен сказать, что если бы мы знали что вы такой хороший игрок, то пригласили бы вас давным-давно.»

«Я любитель рядом с вами, джентльмены», – сказала Жульен весело.

Она посмотрела на меня.

«Вы в игре, Каин?» – с некоторым трепетом я бросил несколько монет в банк.

Мои ладони начали снова покалывать и я никак не мог избавиться от чувства, что стою на краю пропасти.

«Да», – сказал я легкомысленно, маскируя свои чувства с непринужденностью, выработанной целой жизнью.

«Хотя правильный вопрос: в какой?» – сказал я, глядя на Роркинса.

«Поскольку я не хотел бы оказаться перед необходимостью выбирать между службой и дружбой.»

Не сказать чтобы я был большим любителем пословиц, но это было то, что от меня могли ожидать, поэтому, думаю, стоило так сказать.

«Я думал что это очевидно», – сказал Роркинс.

«Планирование на случай непредвиденных ситуаций.

Если за следующие несколько месяцев дела пойдут плохо, то мы можем оказаться теми, кому придется все улаживать.»

Ну, тут он был прав, хотя в то время никто из нас ещё не догадывался с какой катастрофической ситуацией мы будем иметь дело.

«Звучит разумно», – согласился я.

По крайней мере схола была благоразумно изолирована, так что в случае гражданских беспорядков мы сможем избежать их худших эффектов.

«Если потребуется, это место будет не очень сложно защищать.»

По крайней мере от толпы мятежников, как самого худшего варианта, который я мог в это время придумать.

Жульен кивнула и сделала собственную ставку.

«Я уже провела со своими послушницами несколько тренировок по обеспечению безопасности при партизанских действиях.»

Она уставилась на нас, пытаясь прочитать наши выражения.

«Ой, да бросьте.

Как будто вы трое не делали ничего подобного.»

«Уже делаем», – признал Роркинс.

«Уличные бои и штурм зданий.»

Он отказался от замены нескольких карт и сделал ещё одну символическую ставку.

«Оптимально быстрое развертывание имеющихся сил ССО», – сказал Виситер с некоторым облегчением.

«Разумеется, теоретические упражнения.»

Он поменял одну карту с серьёзными раздумьями, что для меня было больше похоже на блеф.

Все посмотрели на меня.

«Определение еретиков для новичков», – сказал я, взяв пять не имеющих ценности карт, и несколько удивившись, когда принял Императора, Инквизитора и ещё одного Примарха в дополнение к имеющемуся.

Ободренный, я сделал существенную ставку, которая заставила заволноваться остальных и только Жульен её поддержала.

«Вы думаете что это будет главная угроза. с которой мы столкнемся?» – спросила она серьёзно, не меняя имеющиеся карты, что было зловещим признаком.

«По крайней мере самая очевидная», – сказал я, решив не упоминать свои параноидальные мысли о камере в астероиде.

Мне уже удалось убедить себя, что мои страхи перед гробницей некронов были просто результатом всплывших в напряженной обстановке старых воспоминаний, и то с чем мы столкнемся в следующие недели было куда менее ужасным.

«Если на Перлии есть какие-то активные еретические культы, то они сделают все возможное, чтобы использовать беспорядки в своих интересах.»

Конечно, у меня оказался самый сильный расклад, и когда никто больше не захотел поддержать ставку я забрал небольшой банк.

«Хорошо, это их стиль», – признал Роркинс, укрепляя мои подозрения о его послужном списке.

Он внимательно посмотрел на меня, когда я начал сдавать следующий расклад.

«Вы думаете, могут быть иные угрозы?»

«Всегда», – сказал я ему и начал перечислять, загибая пальцы на правой руке, стараясь при этом не вспоминать, при каких обстоятельствах я приобрел аугметические.

«Тираниды действуют по всему сектору.

Главный флот может быть в парсеках отсюда, но один Император знает сколько ещё летает флотов-осколков и могут найтись места в системе, в которых остались живые ниды после последнего заражения».

Визитер глубокомысленно кивнул и я продолжил.

«Не будем забывать орков.

Прошло уже время с тех пор как их последний раз регистрировали, но мы не можем исключить что в районе перешейка появится еще одна баивая банда.»

Большинство столкновений произошло с другой стороны узкого перешейка, соединяющего нас с восточным континентом, на котором я провел несколько опасных месяцев во время своего первого посещения Перлии и куда я старался ездить как можно реже после своего переселения сюда.

Я загнул третий палец.

«И почему мы забываем о возможности авантюры Тау? Они никогда не теряли возможность использовать любую неустойчивость Империума, чтобы расширить собственные границы.»

«Все возможно»,– сказал Роркинс, любая заинтересованность игрой пропала.

«Но я слыхал что у тау сейчас собственные проблемы с тиранидами.»

Виситер кивнул.

«Если верить моим старым друзьям в разведке, то это правда.

Несколько их главных септов находятся в осаде и они вынуждены тратить много ресурсов на их освобождение».

Он пожал плечами.

«По крайней мере, так было шесть месяцев назад.

Кто знает, может их уже съели и маленькие синие паразиты выискивают новые миры им не замену.»

«Из всего этого можно сделать вывод, что главная проблема – это еретики», – очевидно заметила Жульен.

Но на этот раз было трудно не согласится.

«Главная проблема, – сказал я. – состоит в том, что прямо сейчас Перлия не сможет защитится и от нескольких матерящихся хрудов.

СПО оголены до крайности, чтобы восполнить потери Гвардии в войне против тиранидов.»

Мне пришло в голову, что я, возможно, выбрал не самую лучшую метафору, но теперь уже не было никакого смысла волноваться по этому поводу.

Поэтому, в интересах поддержания единства, я кивнул Жульен.

«Но сестра права, непосредственная угроза – это возможность подрывной деятельности.»

После этого беседа приобрела более общий характер, мы прорабатывали несколько разумных мер, которые могли предпринять и договорились собраться на следующей неделе, чтобы сравнить прогресс.

«Наша проблема, – сказал Роркинс на прощание. – в том что мы движемся в слепую.

Нам нужна достоверная информация о том, с чем мы столкнулись.»

Ну, достоверная информация не замедлила прибыть и оказалась далеко не успокаивающей.

Конечно, если бы я знал в тот момент то, что мне предстояло вскорости узнать, я бы вернулся в свою квартиру в куда менее жизнерадостном настроении.

Но разговоры этим вечером значительно укрепили мой дух, и я уснул, все ещё находясь в приятном заблуждении, что бедствие могло быть предотвращено.

Заметки редактора:

Хотя Каин описывает обстановку вокруг Перлии куда подробнее, чем обычно, он как всегда концентрируется на тех аспектах, которые пережил лично.

Соответственно, я приложила следующий отрывок, который может оказаться поучительным, несмотря на чрезмерно инициализированный тон работы, из которой он был извлечен.

Из: Возвращение Освободителя: Кайфас Каин и Вторая Осада Перлии Ортена Бассита, 037.М42.

Более широкая история поздних Тиранидских войн широко известна, но нужно пояснить что не будет преувеличением сказать, что те исторические события сильно отразились на Перлии, несмотря на на то, что она была удачно далеко расположена от главных областей конфликта.

Конечно, граждане нашей благословленной Императором планеты не могут чувствовать ничего, кроме гордости за быстроту, с которой её люди ответили на призыв Империума к оружию и скорость и эффективность, с которой полки Сил Планетарной Обороны были введены в ряды Имперской Гвардии и отправлены на фронт.

Несомненно, напряжение оставшихся сил было близко к предельному, но они сумели превозмочь, когда ужасающий противник неожиданно прибыл в нашу прекрасную звездную систему.

Однако за отражение из нападения Перлия дорого заплатила тысячами жизней солдат СПО и ССО, ещё более ослабив свою ветхую защиту.

Эти события были серьёзными, однако настоящему кризису ещё только предстояла стать очевидным; по правде говоря, не видно ни одной настоящей его причины, поскольку корни его уходят в события, происходившие очень далеко, на другом краю галактики.

Поэтому возвращение Кайфаса Каина, героя первой осады было совсем не случайным, поскольку он прибыл в правильное время, за несколько месяцев до того, как ситуация на Перлии стала по настоящему ужасной.

Как часто бывает в местах, затронутых махинациями Великого Врага, первые признаки нападения проявились не в канонаде Легионов Предателей, а в коварно распространяющихся слухах, которые подтачивали общественную мораль и были, наверняка, результатом интриг предателей, скрывавшихся в нашей среде.

Слухи о начале Черного крестового похода распространялись со скоростью. какую только мог обеспечить варп и начали прибывать на Перлию приблизительно в 400.999.M41.

В это время, еще можно было выполнить волю Императора и его святым Именем обуздать дикие и невежественные предположения, которые так сильно подрывали дух населения, но к растущей тревоге Его наиболее верных подданных Губернатор и его штат, вместе с адептами Администратума и верховным штабом СПО безмолвствовали.

Самая благожелательная интерпретация этого почти необъяснимого нарушения их обязанностей – они были столь обеспокоены течением Тиранидской войны, что сочли их незначительной докукой, хотя последующие события доказали, как неправы они были.

Однако, учитывая как разворачивались события в последующие несколько месяцев, наиболее вероятно, что по меньшей мере у некоторых из них были свои, куда более зловещие причины позволить продолжаться волнениям и даже негласно поощрять их.

К счастью для Перлии комиссар Каин вовсе не пребывал в праздности, ожидая надвигавшийся на нас всех кризис и сделал собственные шаги чтобы как можно быстрее выяснить истинную ситуацию.

Он стал тем, кто получил первую достоверную информацию о том, что стояло перед нами и не теряя времени начал ему противодействовать.

(1) Хотя большинство новобранцев в Адептус Сороритас обычно тренировались в своих собственных монастырях, но не было ничего необычноего в том, чтоодна или парочка Сестер Битвы были приставлены к схоле прогениум, так как многие принятые девочки, возможно, почувствуют свое призвание пополнить их ряды. Сестра Жульен смотрела за их начальными пристрастиями, оценивая претенденток, чтоб послать их в военный Ордос, Госпитальеров, Фамулус, или что там у них было, и направляли их старания по лучшему пути.

(2) Схола была расположена в предместьях Салубрии Парва, горной деревушки, расположенной близко к Хавендауну, столице планеты.

(3) Основная часть обучения в схоле прогениум была точно такой же, как в и большинстве служб Империума, куда бы не поступил студент. После этого, в их ранние годы, их распределяют и начинаются специализированные тренировки Каина и его коллег. Хотя он никогда точно не говорил о причинах, кадеты под его опекой были в возрасте от стандартных тринадцати до семнадцати лет, более молодые проводили время в изучении более общего учебного курса.

(4) Это, возможно, немного не честно по отношению к Каткарту, который хоть и был нуден и лишен воображения, но ему удавалось дать достойное начальное образование подчиненным. Как это часто бывает в мемуарах Каина, его презрительное отношение к большинству эклезиархов, с которыми он имел дело, придает соответствующую окраску описанию их характеров и способностей..

(5) Тут достаточно ясно понятно, что под «Арбитром» Каин подразумевает скорее местные силы правопорядка, чем самих Адептус Арбитрес. Как и другие, часто путешествующие, он использует слова в общем, скорее для того, чтоб не использовать изумительно разнообразное количество местных терминов, которые варьируются от планеты к планете. Хотя он обычно аккуратен в определениях, когда на сцене действительно появляются Арбитры.

(6) Перлианское название местных сил правопорядка.


Глава четвертая. | Последнее противостояние Каина | Глава шестая.