home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3. Игра по карте

При этом будем последовательны и для начала, если наши предшественники искали маршрут пути с севера на юг по картам, продолжим эти игры. Перед вами выдержка их карты «Восточные славяне в конце первого тысячелетия н.э.» из книги классика славяноведения начала XX века чеха Любора Нидерле[36] (см. карту 3). Голову даю на отсечение, что хотя бы раз её видел любой историк, занимающийся вопросами Древней Руси.


Путь из варяг в греки тысячелетняя загадка истории

Карта 3. Восточные славяне в конце первого тысячелетия н. э. Составил Л. Нидерле


Теперь закройте глаза, постарайтесь на миг выбросить из головы то, что в неё долго вбивали, а потом снова посмотрите на карту водных путей Восточной Европы. И скажите: как бы вы сами поплыли с Готланда (где археологи фиксируют множество древних торговых поселений) или из районов нынешнего Стокгольма (там находились первые городские центры Швеции – Упсала и Бирка) в Чёрное море?

Думаю, мы придём к одному и тому же заключению. Самое простое – по Висле и Бугу с волоками в Припять и далее по Днепру. Ну, из Стокгольма, может быть, ещё по Западной Двине и упомянутой уже Каспле или ряду других рек (Витьбе, Лукомле - Друти) – в Днепр. А уж чтобы забраться в Финский залив и Ладогу… Это как раз тот самый маршрут из Москвы в Петербург через Архангельск. Кстати, и по расстоянию получается похоже.

Правда, среди историков принято говорить о том, что древние предпочитали плавать вдоль берегов, а не пересекать открытое море. Так-де безопаснее. Но это речь людей, никогда не плававших по морям на парусных (да и гребных) судах. Моряки, как один, твердят обратное: морскому судну (а, думаю, никто не будет возражать, что скандинавские суда были морскими!) опаснее всего у берега, где его подстерегают мели, скалы и внезапно налетающие из-за какого-нибудь мыса шквалы. Да и волны на прибрежных отмелях становятся выше и круче. Поскольку мне в студенческие годы довелось заниматься яхтингом, ходить по Балтике до крайней западной точки вод тогдашнего СССР и попадать в крепкие шторма, не могу не согласиться.

Наконец, такой немаловажный аргумент: у берега гораздо легче нарваться на пиратствующих местных жителей. По тем временам не ограбить проплывающее мимо судно даже как-то неудобно считалось. Бывали времена, пираты просто прерывали сообщение между материком и той же Скандинавией, к примеру. Из-за этого, между прочим, первое крещение Швеции сорвалось. «Апостола Севера» монаха Анскария в 829 году просто-напросто по пути туда ограбили пираты, забрав все дары, которые император Людовик Благочестивый посылал конунгу шведов Бьерну. И церковную утварь отобрали. Зная менталитет, как теперь модно говорить, язычников, можно с уверенностью сказать: если бы богатые дары добрались до Бирки, конунг не спихнул бы проповедника на попечение одному из своих приближённых. Сам бы поддержал миссионеров. И тогда через двадцать лет не пришлось бы начинать всё сначала. А так: кому нужен бог, не сумевший защитить своего посланника? И в Швеции крестился мало кто, а через несколько лет христиан вообще погромили.

Но мы не об истории церкви говорим, о мореплавании. Так, вот, у берега разбойничали вовсю, и далеко не одни скандинавы. Очень отличались этим славяне с Рюгена, курши, эсты. Мимо финских берегов, если верить сагам, скандинавы тоже предпочитали пройти побыстрее (если, конечно, не затевали изначально эти берега грабить). Финны ещё и злыми колдунами считались. Так что прибрежное плавание было для древних занятием очень нежелательным!

Кроме того, плыть из Швеции на север Руси, огибая весь Ботнический залив, да потом ещё петляя по шхерам Финского, – это извините. А если напрямик, морская часть пути от Бирки до устья Невы получится раза в полтора длиннее, чем до устья Двины. А с Готланда до Гданьска так и вообще раза в два ближе. Так что аргумент, простите, не работает.

Хочу обратить внимание на одно обстоятельство. В устье Вислы стоит древнейший Гданьск. В верховьях Буга (вернее, на его крупном притоке Муховце) – Брест, древнее Берестье, упоминающееся в летописях уже во времена правления первых киевских князей (в 1019 году в него бежит будто бы потерпевший поражение от Ярослава Святополк). На противоположном конце системы Буг-Припять – Туров, столь же старинный (один из городов, имеющих легенду о происхождении княжеской власти не от Рюрика). Это метки, маркирующие один из вариантов пути. По Двине всё не так чётко, и всё же на месте нынешней Риги ливское поселение Икескола было до появления там немцев в конце XII века. А о древности Полоцка и Смоленска (а уж тем более предшествовавшего последнему Гнездово), а также Витебска, Лукомля, Друцка и говорить смешно. Во всех этих местах раскопаны городища IX века, то есть даже более древние, чем в Турове и Бресте.

Вот на каноническом пути всё по-другому. Ближайшие к началу речной части пути древние городские центры – Ладога и Любша – от устья Невы отстоят почти на полторы сотни километров. А на Ловати в местах, приближающихся к гипотетическим волокам, ничего подобного просто нет. Вернее, на одном конце есть хотя бы Усвятск (Въсвячь) на одноимённом озере у истоков Усвячи, упомянутый в летописях под 1021 годом, во времена Ярослава Мудрого (как раз тогда, когда, по уверению самих сторонников существования пути из варяг в греки, путь этот уже почти затух). А вот на другом – только Великие Луки в среднем течении (первое летописное упоминание – в 1167 году). Даже Старая Русса, город, явно достаточно древний (кое-кто считает его старше Новгорода), стоит не на Ловати, а на Полисте, с Ловатью сливающейся значительно ниже.

Вот и получается загадка: с одной стороны, историки уверяют нас, что путь из варяг в греки проходил там, где его указывает летописец, с другой – совершенно не понятно, с какой стати он там проходил?

Попробуем разобраться. Для этого нам нужно ответить на четыре основных вопроса:

1. Есть ли, кроме упомянутого места, в Повести временных лет ещё хотя бы одно описание торгового (или уж хотя бы военного) маршрута из Новгорода на Днепр по Ловати?

2. Существуют ли археологические находки, позволяющие на основе своего распределения однозначно проследить существование пути?

3. Возможно ли прохождение данного маршрута раннесредневековыми судами, исходя из географических, гидрологических и климатических особенностей местности и характеристик самих судов?

4. Было ли, собственно говоря, чем торговать по этому маршруту?

Ну и в заключение посмотреть: есть ли какие-нибудь свидетельства о других маршрутах из Балтийского в Чёрное море и не являются ли они более надёжными?

Думаю, именно в такой последовательности, поскольку отрицательный ответ на расположенные выше вопросы ещё не говорит о полной невозможности существования пути. А вот если мы не найдём ни свидетельств, ни возможности, ни причины существования пути из варяг в греки по каноническому маршруту… Ну что ж, тогда одним историческим мифом станет меньше.


Ж. Возражения антинорманистов | Путь из варяг в греки тысячелетняя загадка истории | ЧТО ГОВОРЯТ ИСТОЧНИКИ?