home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


б. Откуда шёл Олег Вещий?

Зато вполне тянул бы Олег Вещий. «Поиде Олег, поимъ воямноги… и приде къ Смоленьску съ Кривичи, и прiя градъ, и посади мужъ свои; оттуда поиде внизъ, и езя Любецъ, и посади мужъ свои. И придоста къ горам Киевьскимь, и уведа Олегъ, яко Осколдъ и Диръ княжита, и похорони вои в лодьяхъ…»[48].

Что дальше было, вы, наверное, помните. Главное для нас тут, что Олег идёт на Киев через Смоленск и Любечь. То есть как раз вдоль пути из варяг в греки. И то, что у него к моменту прихода в Киев есть ладьи, о чём летописец и сообщает (как я вам выше и обещал).

В общем, вполне можно было бы признать, что Олег путь прошёл. Правда, опять не ясно, когда у него появились ладьи. Ведь он мог ими разжиться и в Смоленске. Но это так, мелкие придирки.

Вот, что действительно важно: если верить летописцу, до тех пор, пока Олег не подошёл к «горам Киевским», он не знал, что в Киеве сидят Аскольд и Дир. А ведь уходили они от Рюрика, если придерживаться традиционной версии, на памяти Олега. Стало быть, ушли – и как в воду канули? Интересно, как это совместить с существованием торгового пути между Новгородом и Киевом? По всему выходит, что в это время (по летописи – 882 год) никакого сообщения между двумя городами не было, иначе новгородский воевода, бывший регентом при малолетнем князе (я не вижу пока необходимости вдаваться в споры о датировках жизни Рюриковичей), не мог не знать, кто занимает княжеский стол в Киеве. Больше того, похоже, и в Смоленске, и даже в Любиче об этом не знали. Иначе сказали бы Олегу, и он заранее приготовился бы к захвату города, а не экспромтом выдумывал историю про купцов. Может, отдельные смельчаки по Днепру и плавали в соседние города, но, уж точно, это не было регулярным сообщением.

А вообще разве доказано, что Олег шёл в Киев из Новгорода? Да, так утверждает Повесть временных лет. Но… ещё в XIX веке ряд исследователей высказывали сомнение в истинности этого утверждения. Особо серьёзные возражения появились уже в нынешние времена, когда стало можно опять открыто критиковать традиционные представления. Так, Никитин[49] обратил внимание на титулование Олега в договоре с Византией «светлым князем» (кстати, надо заметить – не только его, но и находящихся под его рукой других князей). Но, как справедливо указывает историк, византийцы к титулованию относились всегда очень серьёзно. Право называться так, а не иначе нужно было ещё доказать. В Византии близкий к этому титул «сиятельный» (illustris) употреблялся только по отношению к высшим придворным чинам или вообще родственникам императора. На Западе «светлость» (serenissimus) – это владетельный князь.

Откуда же взялось такое титулование у Олега? На Руси того времени его не было, в Скандинавских странах – тоже. Никитин предполагает: Олег пришёл из Европы и вся история с захватом им Киева вообще разворачивается на Дунае! То есть Киев – не тот!

Идею Никитина подхватывает С. Э. Цветков, выстраивая версию того, что Олег был героем великоморавской истории[50]. При этом он придаёт решающее значение арабским источникам (Ибн Русте), где сообщается, что «и упомянутый глава, которого они называют "главой глав" («pa ис ар-руаса»), зовётся у них свиет-малик»[51]. «Свиет-малик» ещё Б. Н. Заходер, выдающийся учёный-востоковед, объяснил как «светлый князь». И связал с традиционными для славян составляющими имён-титулов: Святослав, Святополк.

При этом С. Э. Цветков подчёркивает, что шведский исследователь Л. Грот, занимаясь вопросом: русская легенда о Олеге Вещем была первоначальной или во многом совпадающая с ней скандинавская сага об Одде Стреле? – пришёл к выводу о невозможности применения понятия «светлый» в германоязычных странах к язычнику. По словам шведского учёного, «у нас нет никаких оснований подозревать, что заимствование эпитетов-титулов "свет/свят" шло в обратном порядке (из древнегерманских языков), их исконно древнерусское происхождение и раннее и широкое распространение в древ-нерусской духовной культуре и политической практике… исключают такие предположения»[52].

Дальше Цветков анализирует возможное местоположение столицы «свиет-малика» Ибн Русте и приходит к выводу, что упомянутый город Джарваб (или, как допускают востоковеды из-за вариативности чтения многих арабских слов, Хорват) располагался на Карпатах, где жили «белые хорваты» русских летописей. А в конце IX века на эту территорию распространялась власть Великой Моравии. И историк полагает, что на Карпатах сидел русский князь, после поражения Великой Моравии от венгров ставший независимым и занявший Киев на Днепре. В качестве аргумента для последнего он использует те летописи, по которым Олег представляется Аскольду и Диру «подугорским гостем». А Угорскими горами в летописи названы Карпаты. Есть ещё в Киеве конца XI – начала X века могилы, носящие явные следы моравского влияния (об этом позже, в разделе археологии).

Версия, конечно, любопытная, хотя и далеко не бесспорная.

Кстати, с именем у вещего князя действительно не всё в порядке. Норманисты производят его от Helgi («святой»). Но мы уже цитировали Грота: слово «святой» предполагает в германских языках обязательное крещение его носителя. Язычник святым зваться не может. Стало быть, по выводу шведского учёного, имя это появилось у скандинавов только после крещения Швеции и Норвегии. А это произошло, как мы знаем, позже времён Олега Вещего.

Зато Олег неплохо выводится из древнеболгарского титула «олг». На юге Болгарии, на границе с Византией, обнаружена надпись времён царя Симеона, на которой упомянут «Теодор, олг таркан» – Теодор, правитель области».


Путь из варяг в греки тысячелетняя загадка истории

Надпись времён царя Симеона с упоминанием титула «олг таркан»


Либо Олег может выводиться из славянского «ол». В последнем случае, как отмечал ещё С. А. Гедеонов, мы имеем дело с чередованием «ол-вел» в массе славянских имён: Олек-Велек, Олен-Велен. Значение то же самое, что и в тюркском «великий». Есть ещё и иранское Халег – творец, на которое указывает А. Г. Кузьмин. В любом случае значения близкие и вполне подходящие для традиционных для того времени имён титулов. И связаны все эти имена с югом. При этом тут нет указанной Гротом натяжки. Скорее, следует вслед за шведом предположить, что имя в значении «великий» потом пришло к северным германцам уже как «святой», поскольку во время его появления на севере «великим» уже мог зваться только защитник христианства.

В общем, с какой стороны ни посмотри на историю Олега Вещего, подтверждения существования пути из варяг в греки мы не получим. Если позволить себе роскошь остаться на почве ПВЛ, летопись даёт нам совершенно бесценное указание на отсутствие освоенного торгового пути из Новгорода в Киев в конце IX века. Ещё раз подчеркну: Олег не знал, кто правит в Киеве! Ну а если принять южную версию, тогда совсем «ой»! Опять больше, чем плавание от Киева до Чёрного моря, не получим.


а. Легендарная парочка: Аскольд и Дир | Путь из варяг в греки тысячелетняя загадка истории | в. Забытая дорога