home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


г. Прядь об Эймунде

Исключение, пожалуй, только одно – прядь об Эймунде. В этом уникальном по содержанию произведении говорится о том, что некий Эймунд с дружиной пришёл на Русь, поскольку «слышал о смерти Вальдимара, конунга с востока из Гардарики, и эти владения держат теперь трое сыновей его, славнейшие мужи. Он наделил их не совсем поровну – одному досталось больше, чем двум. И зовётся Бурицлав тот, который получил большую долю отцовского наследия, и он – старший среди них. Другого зовут Ярицлейв, а третьего Вартилав. Бурицлав держит Кэнугард, а это – лучшее княжество вовсёмГардарики. Ярицлейв держит Хольмгард, а третий – Палтескъю и всю область, что сюда принадлежит»[82]. Эймунд поступает на службу к Ярицлейву, сражается за него с Бурицлавом, потом, поссорившись, уходит к Вартилаву и под конец за помощь последнему в захвате Кэнугарда получает Палтескью.

Вроде бы уж тут-то путь из Новгорода на юг должен быть описан подробнейшим образом. Но… не тут-то было. Максимум, что там сказано: «Нордманны поплыли вдаль, и не прежде остановились, как прибыв в удел Конунга Вартилава» . Уплывают они при этом от Ярицлейва, да вот только перед этим тот одержал победу над Бурицлавом и завладел его страной. Так что совсем не факт, что Эймунд уплыл из Хольмгарда, а не из Кэнугарда. Второе даже более вероятно, если учесть, что Вартилав, в свою очередь, победив брата, перебирается в Кэнугард, а тому поручает «держать впредь самую важную часть Гардарика, то есть Хольмгард» .

Всё же остальное время, после прибытия в Гардарики, норманны Эйрика ездят на лошадях, ходят пешком и так далее. Так что даже столь подробно повествующее о похождениях на Руси произведение не помогает нам обрести желаемые свидетельства.

Есть ещё Сага о гутах, в которой написано: «В течение долгого времени население Готланда настолько размножилось, что страна не могла всех прокормить. Тогда они выслали из страны по жребию каждого третьего мужчину, так что те могли сохранить и увезти с собой всё, что имели на поверхности земли. Они не хотели уезжать, но поплыли к Торсборгу и там поселились. Но жители той земли не захотели их терпеть и изгнали их. Тогда они поплыли на остров Форё и поселились там. Но и там они не могли себя прокормить и поплыли на один остров близ Эстланд, который называется Дагё, и поселились там, и построили [там] борг, остатки которого видны ещё и теперь. Но и там они не могли себя прокормить и поплыли к реке, которая называется Дюна, а по ней – через Рюцаланд. Они плыли так долго, что приплыли в Грекланд»[84].

Здесь мы видим, жители Готланда действительно едут в Грецию через Русь. Правда, по Двине, а не по Волхову. Но когда это происходит? Очевидно же, что перед нами легендарное описание переселения готов в начале нашей эры, а не в конце первого тысячелетия. Кстати, по оценкам специалистов, укрепление на Торсборге (современный Торсбурген, известковая гора в приходе Креклингбу, недалеко от восточного побережья Готланда), наиболее значительное в Швеции древнее укрепление, судя по останкам, построено было около 400 года н.э. До VIII-IX веков ох как далеко!

При всём этом нельзя забывать, что саги были записаны не раньше начала XII века. То есть тогда, когда легендарный путь из варяг в греки функционировать, по общепринятой версии, перестал. И, добавим, тогда, когда писались вроде бы первые русские летописи. Как мы помним, автор ПВЛ реальной картины пути себе не представлял. Почему его скандинавские «визави» должны были это знать лучше?


в. Поэзия и проза | Путь из варяг в греки тысячелетняя загадка истории | д. Куда путешествовал Ингвар?