home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


д. Что видел посланец халифа?

Вы можете спросить: «А как же всё-таки быть с Ибн Фадланом? Ведь он-то описал именно сожжение в ладье, причём, не с чьих-нибудь слов, а как очевидец». Так я же и не утверждаю, что такого обряда не было вообще. Просто, причём тут скандинавы? Ведь на деле у сторонников норманнской теории ход мыслей простой: описывается сожжение в ладье, значит, фадлановы русы были норманнами. Но, скорее, это указывает как раз на то, что русы эти в Булгар приплыли не издалека и вполне могли позволить себе домой добраться посуху.

К тому же ряд историков указывает, что в обрядах, описанных Ибн Фадланом, ничего специфически скандинавского нет.

«…погребальный обряд, описанный Ибн Фадланом, стал "скандинавским" лишь потому, что ибнфадлановские русы заранее зачислены в викинги. Скандинавских параллелей "многим деталям" обряда сжигания в ладье попросту нет… Например, археологи отмечают, что "в большинстве курганов, датируемых эпохой викингов, похоронены, в основном, мужчины, но в Скандинавии обнаружены и женские могилы, очень богато убранные" Однако совместные мужские и женские захоронения в Скандинавии отсутствуют. А в славянском Поморье они есть», – пишет Сергей Цветков[164].

И дальше указывает, что ритуальное убийство лошади и собаки известно как у скандинавов, так и у славян, а вот петухов в более позднее время резали с магическими целями преимущественно на Украине. Нет в скандинавской археологии и мифологии ничего похожего на три столба, являющихся входом в загробный мир. Зато у балтов в царство мёртвых, во владения бога Дивса, вели трое серебряных ворот. Балтославянские культурные связи хорошо известны, чего не скажешь о скандинавском влиянии на балтскую мифологию.

Некоторые важные черты «русского» погребения сопоставимы, по словам Цветкова, с похоронным ритуалом хеттских владык. Умершего царя хеттов хоронили на четырнадцатый день после его смерти (похороны знатного руса также длились не менее 11 дней). Труп вначале сжигали; прах ссыпали в сосуд и, завернув его в богатые ткани и красивые одеяния, помещали под землю или в «каменный дом» – личную усыпальницу (то есть в ту же «срубную камеру», характерную для киевских могильников). Погребение сопровождалось жертвоприношениями в честь умершего и богов и завершалось пиром[165].

То есть с таким же успехом, как к скандинавам, ибнфадлановских руссов можно приписать к балтам и поморским славянам (к хеттам трудно, ибо к этому времени они уже давно вымерли, но только поэтому).

Заметим между делом, что сжигали в ладье очень знатного руса, а не кого попало. Между прочим, Ибн Фадлан чётко говорит о том, что для сожжения бедного человека специально делают «небольшое судно». Надеюсь, никто не будет утверждать, что для таких похорон используют настоящий корабль?

Но самое интересное другое. Если Ибн Фадлан видел захоронение скандинава, стало быть, археологи должны находить в Волжской Булгарии массу таких могил. Однако… «Возможно, в Поволжье не известно "чисто" скандинавских погребений», – указывает археолог И. Л. Измайлов, занимавшийся этим вопросом[166]. Проанализировав находки, он приходит к выводу, что в поволжских захоронениях встречаются, кончено, скандинавские вещи. Но точно так же там можно найти венгерские, западноевропейские и славянские. Причём в одних и тех же могилах. К примеру, в знаменитых Балымерских курганах есть захоронение, в котором имеются согнутый пополам каролингский меч (черта, считающаяся скандинавской) и поясной набор с накладками «венгерского типа».

Вообще в Волжской Булгарин не найдено, по утверждению Измайлова, топоров и наконечников копий скандинавских типов. Есть шпоры с украшением и ледоходные шипы так называемого русско-скандинавского типа, но относятся они к концу X века. Так же, как и фибулы в мужских захоронениях. То есть тогда, когда на Руси уже вырабатывался единый стандарт «дружинной культуры». Археолог полагает, что принадлежали эти могилы финнам, испытавшим на Руси влияние этой культуры, а никак не скандинавам.


г. «Гробница Рюрика» и прочие раритеты | Путь из варяг в греки тысячелетняя загадка истории | е. А может, всё же финны?